Свежие комментарии

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Упоминаемый ранее Рудольф Лемуан (участник вербовки Шмидта, слившего Франции часть секретов «Энигмы») попался в руки немецкой контрразведки в первый раз в 1938 году, но за неимением доказательств был отпущен. Во Франции Лемуану поверили, что он держался на допросах в нацистских застенках как кремень, но контакты со Шмидтом все-таки запретили. После захвата немцами французских архивов Генерального штаба и полиции, которые были "предусмотрительно" оставлены на блюдечке для оккупантов, над Шмидтом нависла угроза разоблачения. Анализ архивных документов показал, что утечки по «Энигме» шли из шифрбюро Министерства обороны Третьего рейха и Исследовательского отдела министерства авиации. Под подозрение попали сразу несколько сотрудников, которые работали вначале в шифрбюро, а позже в Исследовательском центре. Среди них был Шмидт, но вычислить его тогда не удалось, однако гестапо напало на след Лемуана и принялось активно его разыскивать. Арестовать его удалось только в 1943 году в южной части Франции. Почему столь ценного носителя информации об утечках, связанных с «Энигмой», британцы не эвакуировали, осталось загадкой.
Лемуан достаточно быстро раскололся, и 17 марта 1943 года в Париже начал давать показания, в том числе и о Гансе Шмидте. Немецкого «крота» быстро схватили, но по причине заступничества со стороны рейхсмаршала Германа Геринга не стали предавать суду.


Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 4

Генерал-полковник Рудольф Шмидт, чья карьера пошла под откос из-за предательства брата

Дело в том, что Ганс-Тило Шмидт был братом генерала-полковника Рудольфа Шмидта, которому предательство брата сломало всю военную карьеру – его обвинили во невменяемости и отправили в отставку. Гансу Шмидту, по некоторым сведениям, позволили покончить собой в тюрьме в 1943 году. Лемуан же пробыл в немецком заключении до конца войны и умер в 1946 году. Самое интересное, что информация о регулярном «сливе» противнику данных по «Энигме» не посеяла в руководстве нацистской Германии никакого сомнения в стойкости основного шифратора. Серия модернизаций, постоянная смена ключей – и военная верхушка успокоилась.

Тем временем во французском поместье Фузен на юге страны находился небольшой дешифровальный центр, который некоторое время располагался на неоккупированной немцами территории. Работали здесь французы и поляки, особых успехов не снискали, но были в курсе некоторых особенностей происходящего в Блетчли-Парке. Немецкие спецслужбы и тут упустили возможность раскрыть британскую программу «Ультра». Когда в ноябре 1942 года Гитлер принял решение о полной оккупации Франции, криптоаналитики из Фузена успели уничтожить и оборудование, и документацию, перейдя на нелегальное положение. Британцы, в свою очередь, беспокоились о носителях секретной информации о взломе «Энигмы», находящихся за пределами страны, и не составляли попыток их эвакуации.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Генрих Зыгальский

Так, 29 января 1943 года Марианн Режевский и Генрих Зыгальский смогли нелегально перейти франко-испанскую границу и через Португалию добраться до Туманного Альбиона. Но такими везунчиками оказались не все. В феврале 1943 года был арестован А. Палльтаха, который фактически первым создал в Польше копию «Энигмы», а в марте на границе с Испанией нацисты взяли группу поляков, в который был Гвидо Лангер.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Гвидо Лангер в молодости.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Слева направо: польский подполковник Гвидо Лангер, французский майор Густав Бертран и британский капитан Кеннет «Pinky» Мак-Фарлан (октябрь 1939 — май 1940)

У немцев была в руках практически вся группа, способная раскрыть карты относительно наработок относительно «Энигмы», но… Во-первых, у Палльтаха были поддельные документы, поэтому гестапо оказалось не в курсе, кого они повязали. Во-вторых, Палльтах вместе с соратником Э. Фокчиньским погиб под бомбами союзников в лагере Заксенхаузен 18 апреля 1944 года. Не дался в руки гестапо и еще один выдающийся польский криптоаналитик Ежи Розицкий – он погиб в 1942 году.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Ежи Розицкий

Остатки группы Лангера и его самого долгое время немцы держали в одном из концлагерей, также не подозревая, кто у них в руках. Но в марте по неким каналам немецкие контрразведчики все-таки смогли «опознать» таких ценных пленников, и начались бесконечные допросы. Удивительно, насколько немцы тогда оказались наивными: полякам удалось их запутать и убедить, что криптоаналитические успехи в предвоенной Польше были очень скромны. 5 января 1944 года нацисты арестовали самого Густава Бертрана, главного координатора программы взлома «Энигмы» во французской разведке. И снова немцы сплоховали и поверили в россказни бывалого разведчика – Бертран убедил оккупантов в готовности сотрудничать. Для солидности он даже отправил шифровку в британский «Центр» с просьбой о встрече со связным. Немецкая контрразведка планировала его повязать при контакте с Бертраном, но и тут арестант обвел их вокруг пальца, настояв на отмене операции. Дескать, французские подполье сразу же раскроет планы нацистов, и все пойдет прахом.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6


Густав Бертран с женой.

В итоге Густав Бертран вообще сбежал от немцев, связался с Сопротивлением и отменил встречу со связным. Такое легкое освобождение не могло пройти незамеченным в глазах британской разведки, тем более что разведчики были напряжены как никогда ранее – готовили крупную дезинформацию относительно места высадки союзных войск в операции «Оверлорд». И если предположить, что Бертран сдал все наработки по дешифровке «Энигмы», то все радиоигры с немцами шли коту под хвост. В итоге Густава перевезли в Англию, но до конца операции по высадке в Нормандии держали его под домашним арестом. После успеха «Оверлорда» все обвинения были сняты, Бертрана восстановили в должности, и он спокойно вышел в отставку в 1950 году.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Современное состояние музейного комплекса в Блетчли-Парке

Особенностью операции «Ультра» был режим легендарной секретности, но британцам пришлось в итоге делиться с союзниками своими достижениями в дешифровке. Первыми ожидаемо стали американцы, которые в конце 1940 года узнали о существовании программы и уже спустя пару месяцев отправили в Англию стажироваться своих спецов. Примечательно, что игры была не в одни ворота – криптоаналитики США привезли с собой наработки по расшифровке японской «пурпурной» шифрмашины. Можно сказать, что англичане всё время сотрудничества с американцами скрипя зубами делились результатами своих трудов, но делали это не из-за природной жадности, а опасаясь утечек от легкомысленных янки. С американских специалистов были взяты особые обязательства, касающиеся неразглашения информации об «Ультре» — делиться разрешалось только с руководителями дешифровальных служб армии и флота. Уинстон Черчилль был одним из главных адептов расширенного сотрудничества с американцами, во многом его стремления шли вразрез с мнением спецслужб Великобритании. Одним из мотивов полноценного обмена информацией с США стал настрой заокеанского союзника на самостоятельную дешифровку «Энигмы». Безусловно, у американцев с их потенциалом это получилось бы достаточно быстро, но тогда бы приоритет британцев растаял, да и отношения могли бы испортиться. В итоге с конца 1942 года вся информация из Блетчли-Парка шла по отдельному каналу в американские спецслужбы. Более того, Великобритания передала США все детали устройства «Бомбы», и они наладили собственный выпуск этих машин, получив возможность самостоятельно дешифровать радиограммы немцев. Получилась в итоге межгосударственная структура по дешифровке «Энигмы» с двумя мозговыми центрами – уже на тот момент у немецкой шифровальной отрасли не было шансов на выживание. Такая работа дала плоды еще и в виде технических новинок – в серию в 1942 году пошли усовершенствованные дешифраторы, получившие названия «Паук» и «Бронзовая богиня». Американской работе по дешифровке «Энигмы» также можно было присваивать гриф «ультрасекретно» — Франклин Рузвельт лично курировал операцию, а Эйзенхауэр даже со своими ближайшими подчинёнными не делился источником информации. Англия помогала США своими «мозгами» не только в деле дешифровки — в конце 1942 года Алан Тьюринг был отправлен в Америку на помощь коллегам в оценке стойкости шифратора SIGSALY.

Отдельной страницей истории операции «Ультра» стало сотрудничество с Советским Союзом и многочисленные разоблачения агентов немецких спецслужб, орудующих на территории союзников.

Абвер и его агенты всегда были в числе приоритетных целей дешифровщиков Британии, и 8 декабря 1941 года произошел очередной эпизод с раскрытием немецких шпионов. В этот день в Блетчли-Парке расшифровали криптограмму от специальной «разведывательной» версии «Энигмы». Группу агентов взяли, часть из них удалось перевербовать и начать радиоигру в интересах английской разведки.

Также перехваты «Энигмы» позже позволили вычислить шпиона Симоеса, португальца по национальности, который делал своё черное дело на территории Британии. Шпионом он оказался не самым лучшим – на допросе выдал все, что знал, а свою работу на немцев мотивировал возможностью просто попасть в Англию и заработать. Наказали неудачника-шпиона по меркам военного времени относительно мягко. При всей своей эффективности ловля агентов-португальцев была слишком несерьезна для такого гигантского проекта, как «Ультра».

А вот история с двумя диверсантами (Эрих Гимпель и Уильям Колпаг), высадившимися 29 ноября 1944 года на побережье США с немецкой подлодки U-1230, без информации из Блетчли-Парка могла бы закончиться трагически. Целью диверсантов было радиокомандное наведение на Нью-Йорк экспериментальной межконтинентальной баллистической ракеты, которую в Германии сооружал Вернер фон Браун.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 5

Эрих Гимпель

Первые сигналы о подозрительных личностях пришли в ФБР еще от местных жителей, но в условиях войны они могли стать одними из тысячи подобных сигналов и остаться незамеченными. Но ранее в контрразведку США пришли данные от заокеанских коллег о том, что лодка U-1230 выполняет некое специальное задание у побережья. В результате местность предполагаемой высадки прочесали, Гимпеля с Колпагом упустили, но все-таки спустя несколько недель задержали в районе Нью-Йорка. Поиски столь важных диверсантов стали крупнейшей спецоперацией США в годы войны.

Контакты с Советским Союзом по программе «Ультра» носили весьма ограниченный характер, но оказали немалое влияние на ход боевых действий на восточном фронте. С самого начала командование британской разведки было категорически против предоставления данных по расшифровке «Энигмы» руководству СССР, но, как всегда, последнее слово осталось за Уинстоном Черчиллем. Несмотря на доводы разведки, указывающие на слабость советских шифров и их потенциальную возможность перехвата, премьер-министра распорядился передать информацию о готовящемся нападении на СССР руководству страны. Справедливости ради стоит отметить, что мнение британцев о слабости отечественных шифров было совершенно лишено основания, но об этом будет другая история. Другое дело, что Сталин и его приближенные не смогли адекватно оценить информацию из Великобритании и сделали недостаточно для отражения нападения Германии.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

О готовящемся нападении на Советский Союз в Москву шли предупреждения в том числе и из Блетчли-Парка. Правда, англичане утаивали истинный источник информации.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Маршал Александр Василевский

На этот счет есть высказывание маршала А. Василевского: «В чем причина столь крупного просчета опытного и дальновидного государственного деятеля Иосифа Сталина? Прежде всего в том, что наши разведорганы, как справедливо отмечает в своих воспоминаниях Г. К. Жуков, не смогли в полной мере объективно оценивать поступавшую информацию о военных приготовлениях фашистской Германии и честно, по-партийному, докладывать её Сталину. Я не буду касаться всех аспектов такого положения, они в основном известны. Остановлюсь лишь на том, что в этом, видимо сыграла свою роль и некоторая обособленность разведуправления от аппарата Генштаба. Начальник разведки, являясь одновременно и заместителем наркома обороны, предпочитал выходить с докладом о разведданных непосредственно на Сталина, минуя начальника Генштаба. Если бы Г. К. Жуков был в курсе всей важнейшей развединформации… он, наверное, смог бы сделать более точные выводы из нее и более авторитетно предоставлять эти выводы Сталину и тем самым в какой-то повлиять на убеждения руководителя страны, что мы в состоянии оттянуть сроки начала войны, что Германия не решится воевать на два фронта – на Западе и на Востоке». Стоит отдельно отметить, что в информационных сообщениях из Великобритании для Сталина не было ни слова о перехвате «Энигмы» — Черчилль всегда ссылался на источники в нейтральных странах, показаний пленных и т.д. Любые детали, которые могли бы раскрыть информацию о том, что данные получены из дешифровок, исключались. Так, 30 сентября 1942 года Черчилль писал Сталину: «Из того самого источника, который был использован мною для того, чтобы предупредить Вас о готовящемся нападении на Россию полтора года тому назад, я получил следующую информацию. Я полагаю, что этот источник заслуживает абсолютного доверия. Пожалуйста, пусть это будет только для Вашего сведения». В этом сообщении Британия предупреждала СССР о планах немцев на Северокавказском направлении. Руководство Англии очень беспокоила возможность прорыва Гитлера к нефтяным месторождениям Баку. Может быть, если Черчилль с самого начала информировал Советский Союз обо всей серьезности программы «Ультра» и возможностях дешифровки «Энигмы», к его сообщениям относились более внимательно?

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Делились информацией с Россией результатами «Ультры» британцы до конца 1942 года, после чего ручеек информации иссяк. Следующим крупным «сливом» данных была информация о Сталинградской и Курской битве, но с 1944 года материалы от «Ультры» официальным образом полностью перестали поступать в Советский Союз. А в 1941 году еще имел место быть достаточно активный обмен данными разведки между двумя союзниками – Британией и СССР. Тогда наши «собратья по оружию» передали коды люфтваффе и инструкции по вскрытию ручных шифров немецкой полиции, а в ответ получили захваченные советскими войсками шифровальные документы. Позднее Сталин обхитрил себе во вред британцев, когда получил от них материалы по вскрытию ручных шифров абвера, но ничего в ответ не предоставил. Это, естественно, не понравилось руководству Великобритании, и подобных подарков больше не было.

Но даже скудный поток информации на основе расшифрованных сообщений «Энигмы», к сожалению, не всегда должным образом воспринимался в России. Весной — летом 1942 года Англия информировала о готовящемся наступлении немцев под Харьковом, но никто адекватно не отреагировал, и Красная Армия понесла тяжелые потери. При всей неоднозначности ситуации не стоит воспринимать руководство России как слишком самоуверенное и недоверчивое к англичанам – так же поступали и французы, и даже сами англичане. А они были осведомлены об истинном источнике информации. К примеру, летом 1940 года польской командой дешифровки было установлено, что люфтваффе готовит крупный налет на Париж. Французов оповестили о количестве самолетов, их маршруте, высотах полета и даже о точной дате и времени нападения. Но никто ничего не предпринял, и 3 июня 1940 года немцы провели первую бомбардировку французской столицы при полном бездействии ПВО и ВВС страны. Гораздо позже, в 1944 году, уже английский фельдмаршал Монтгомери, зная о наличии в районе высадки десанта около города Арнем (Голландия) двух танковых подразделений, распорядился выбросить полки 1-й парашютно-десантной дивизии, где они и погибли. Информация, естественно, была получена из Блетчли-Парка.


Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Снаряды 7,5 cm Pak 41 в разрезе. Один из образцов, "снаряженных" вольфрамом

Но история ВМВ знает примеры крайне полезного использования результатов дешифровки «Энигмы». В начале 1942 года руководство Великобритании получает из Блетчли-Парка информацию о том, что немецкое высшее командование приказывает отступающим подразделениям не допускать попадания в руки противника новейших противотанковых снарядов. С Советским Союзом этой информацией поделились, и оказалось, что после битвы за Москву в наших руках оказались те самые чудо-снаряды. Анализ показал, что германская промышленность использует для сердечника сплав – карбид вольфрама, и тут закрутились уже союзники по антигитлеровской коалиции. Оказалось, что в самой Германии месторождений вольфрама нет, а поставки такого стратегического сырья осуществлялись из ряда нейтральных стран. Английские и американские спецслужб сработали достаточно эффективно, и нацисты лишились такого ценного ресурса.

Взлом «Цитадели»

Руководитель американской военной разведки Уильям Джеймс Донован как-то справедливо заметил: «Если бы англичане пересылали в Кремль перехваченные германские военные приказы, Сталин, может быть, уяснил бы истинное положение вещей. Однако англичане считают аппарат Блетчли совершено секретным. Они используют перехваченную информацию в собственных целях». Матерый разведчик ошибался. В Москву широким потокам шла информация обо всех тонкостях работы британской «Ультры». Одним из первых попытался внедриться в программу дешифровки «Энигмы» знаменитый Ким Филби.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Окончание. Взлом «Цитадели»
Ким Филби

Попытка датируется 1940 годом. Вот что по этому поводу писал сам разведчик: «У меня состоялась одна многообещающая встреча с Фрэнком Берчем (выпускник Итона, актер и криптоаналитик по совместительству), которую организовал наш общий друг. Берч был ведущей фигурой в государственной школе кодирования и шифровального дела – криптографическом учреждении, которое занималось раскрытием кодов противника (и друзей). Однако Берч в конце концов отверг меня на том издевательском основании, что не может мне предоставить жалование, достойное моего труда». Позже, став одним руководителей британского разведывательного ведомства, Ким Филби активно передавал России множество секретных данных, касающихся, в частности, криптографической службы Великобритании.

Кроме собственной агентуры в Англии, в 1941 году во Франции была создана сеть нелегалов под руководством Льва Василевского, которая также была в теме «Энигмы». До французской агентуры дошли сведения о том, что Шмидт был завербован и активно сотрудничал с Францией с начала 30-х годов. Это, безусловно, стал весомым козырем в руках наших специалистов во время переговоров со Шмидтом – теперь он стал делиться информацией и с Советским Союзом. Именно его «сливы» дали понять нашей разведке, что британцы регулярно перехватывают шифровки «Энигмы» и читают их.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6
Джон Кенкросс

Самые важные данные по проекту «Ультра» в СССР шли от Джона Кенкросса, завербованного советской разведкой в 1935 году. Кенкросс работал в МИД Англии и входил в состав широко известной «кембриджской пятерки», в которой, кроме него, фигурировали упоминаемый Ким Филби, а также Дональд Маклин, Гай Берджес и Антони Блант. С 1942 по 1944 годы Кенкросс передавал России важнейшие данные, в том числе касающиеся планов Германии о начале наступления в районе Курска. Данные о «Цитадели» были настолько подробные, что в них была информация даже о номерах и общей численности наступающих дивизий, точные сводки по вооружению частей вермахта, боеприпасам и материально-техническому обеспечению. Примечательно, что по официальным каналам связи с СССР англичане серьезно урезали объем информации, касающийся «Цитадели», в частности, не упоминали о номерах задействованных дивизий. Ценность данных от Кенкросса тяжело недооценить – военное командование Красной Армии ожидало удара не в районе Курска, а направлении Великих Лук. Справедливости ради стоит отметить, что информация от Кенкросса была перепроверена не раз и подтверждена по другим разведывательным каналам. Предметом заслуженной гордости одного из членов «кембриджской пятерки» стал факт передачи им шифров люфтваффе Красной Армии, что позволило перед Курским сражением нанести упреждающие удары по немецким аэродромам, нашпигованным боевыми самолетами. В общей сложности советская авиация разбомбила 17 аэродромов. В итоге люфтваффе потеряли около 500 самолетов. В дальнейшем это стало одной из важных причин завоевания господства отечественной техники в небе Курской дуги. Кенкросс за столь значимые заслуги перед Советским Союзом был награжден орденом Красного Знамени, в конце войны уехал из Великобритании (его стали подозревать в двойной игре) и вернулся только в 1995 году.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Не сидели сложа руки и отечественные криптоаналитики. За 24 часа до начала Курского сражения они смогли расшифровать приказ Гитлера о наступлении. Интересно, что связисты выудили эту радиограмму из сотен других по специфическому почерку радиста ставки немецкого командования. Основываясь на предположении, что в конце текст стоит подпись Гитлера, и собственной интуиции, наши спецы с помощью атаки «открытый — шифрованный текст» раскрыли суть сообщения. Это стало одним из многих подтверждений реальности наступления немцев на курском направлении. До этого были данные упомянутого Кенкросса и нашего легендарного разведчика Николая Кузнецова. В частности, в тексте приказа были такие строки: «Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом».

Достижения СССР и союзников в деле криптографии стали одним из немаловажных факторов успеха Красной Армии на курском выступе. Однако долго время об этом говорили мало и очень туманно. Вот как ситуацию с разведанными накануне сражения описывает маршал Василевский:

«В этот ответственный момент советское командование предъявляло особые требования к органам разведки. И, нужно сказать, она была на высоте и неплохо помогала нам. В первые два года войны мы, руководители Генштаба, не раз выслушивали справедливые упреки верховного главнокомандующего в адрес Разведывательного управления. В 1943 году таких замечаний почти не было. Как ни стремился враг держать в тайне планы своего наступления, как ни старался отвлечь внимание советской разведки от районов сосредоточения своих ударных группировок, нашей разведке удалось определить не только общий замысел на летний период 1943 года, направление ударов, состав ударных группировок и резервов, но и установить время начала решительного наступления».

Так в не самой явной форме маршал отозвался о работе советских шифровальщиков и Кернкросса.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 4-6

Георгий Жуков вообще в своих мемуарах никак не упомянул о работе разведке, хотя никаких препятствии для этого не было: «Стало известно, что сведения, полученные в тот день от захваченного пленного солдата 168-й пехотной дивизии, о переходе противника в наступление на рассвете 5 июля, подтверждаются…» Хотя еще в мае 1943 года НКГБ СССР отправила в Госкомитет обороны сообщение: «Наш резидент в Лондоне передал текст телеграммы, отправленной 25 апреля 1943 года из южной группы германских войск за подписью генерала-фельдмаршала фон Вейхса в адрес оперативного отдела Верховного командования армии; в телеграмме говорится о подготовке немцами операции «Цитадель» (прорыв нашего фронте в районе Курск — Белгород)». Очевидно, источником был Кернкросс, а информация была получена перехватом и дешифровкой сообщений «Энигмы» на базе Блетчли-Парка.

К сожалению, советским криптоаналитикам расшифровывать перехваты «Энигмы» не удавалось до самого конца войны, и на то были веские причины. Во-первых, уровень исходной информации у нас был гораздо меньше, чем у англичан, получивших в наследство наработки поляков. Во-вторых, сказывалось отставание нашей промышленности в разработке автоматизированных систем обработки данных. Создать свою «Бомбу», как в Блетчле-Парке, мы бы вряд ли смогли. Но криптографическая история СССР времен Второй мировой войны исключительно богата своими героями и событиями. Но это уже совсем другая история.
Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
maloarhangelsk.ru, aif.ru, wikipedia.ru
Статьи из этой серии:
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 1
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 2
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 3

https://topwar.ru/148237-operacija-ultra-ili-istorija-o-tom-...

https://topwar.ru/148481-operacija-ultra-ili-istorija-o-tom-...

https://topwar.ru/148758-operacija-ultra-ili-istorija-o-tom-...

Картина дня

наверх