Свежие комментарии

25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

25-я стрелковая под Уральском. Часть 1. Бой за Каменный

Элитное стрелковое соединение РККА - 25-я стрелковая дивизия – была сформирована в г. Николаевск (Пугачев) из добровольцев - как дивизия Николаевских полков (с 21. 09. 1918 г. - 1-я Николаевская советская пехотная дивизия, с 25. 09. 1918 г. - 1-я Самарская пехотная дивизия, с 19. 11. 1918 г. - 25-я стрелковая дивизия).

Соединение было сформировано 30 июля 1918 г. и сразу включилось в боевые действия с частями Чехословацкого корпуса и уральскими казаками в Заволжье.

В январе 1919 г. участвовала в ключевой операции – взятии Уральска, столицы Уральского казачьего войска. Правый боевой участок (Сурова) насчитывал 4 эскадрона, 12 пулеметов и 1 орудие, передовой отряд 217-го стрелкового полка (Рязанцев) – батальон, команда пеших разведчиков, 3 каввзвода, 13 пулеметов, 1 орудие, 217-й стрелковый полк (Плясунков) – 2 батальона, кавзвод, 8 пулеметов, 1 орудие, 218-й полк (Михайлов) - 2 батальона, кавзвод, 8 пулеметов, 1 орудие и левый боевой участок (командир передового отряда 218-го полка Петровский) – батальон, команда пеших разведчиков, 10 пулеметов, орудие.

Дислокация противостоящих красным левофланговых частей генерал-лейтенанта М.
Ф. Мартынова была следующей: на хуторе Чаганский 16-й, 3-й и 8-й Уральские конные полки и 400 человек пехоты (из жителей взятых красными станиц) при 4-х орудиях; в Новоозерном – 11-й и 6-й конные полки; в Таловский - Краснореченская дружина; в поселке Каменный - Семеновская пехотная дружина и Семеновский казачий полк; на хуторах Павлычев и Яганов – 10-й и 5-й конные полки под общим командованием полковника С. П. Шадрина.


25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях
М. Ф. Мартынов.

12-го января части 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии начали наступление.

25-я стрелковая под Уральском. Часть 1. Бой за Каменный

Командир 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии И. С. Кутяков.

Около 9-ти часов командир 1-й бригады увидел, как из хут. Астафьев показались два эскадрона, в беспорядке отходившие на север. Этого командир бригады как раз и опасался. За ними на горизонте появились около 1500 казаков полковника С. П. Шадрина, двигавшиеся рысью. Из хут. Яганов казаки ударили во фланг эскадронам Сасорова - последние не выдержали и начали отходить.

25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

Боевые действия 12 января.

Командир 1-й бригады приказал Сурову остановить отступление эскадронов Сасорова и перейти в атаку против белой конницы. Артиллерии следовало перенести на последнюю весь свой огонь. Рязанцеву - приостановить движение на п. Каменный, а бригадному резерву (1 батальону Разинского полка), подходившему в это время на подводах к хут. Кузьмин, на рысях двигаться по направлению 25-го кавалерийского полка.

Сам командир бригады со своими ординарцами присоединился к 25-му кавалерийскому полку. Пошли полевым галопом - но глубокий снег заставил перейти на рысь; двигались под фланговым артиллерийским огнем из района Красный. До 70-ти человек было убито и ранено. Несмотря на это, суровцы продолжали движение и, чтобы выйти из-под флангового артиллерийского огня противника, вновь перешли на полевой галоп. Конница полковника С. П. Шадрина недоумевала, почему красные, будучи слабее, так упорно и таким темпом идут в атаку, и, не приняв боя, казаки начали отходить на хут. Яснов. Около 10 часов 25-й кавалерийский полк занял хут. Астафьев.

В это время из штаба бригады (хут. Кузьмин) комбриг получил копию донесения, посланного заведующим оперативной частью начдиву-25:

«В 9 часов 217-й стрелковый полк занял поселок Таловский и повернул на ф. Новоозерный. Наши потеряли - 2 убитых и 5 раненых. От остальных полковых отрядов сведений не поступало. Кутяков на фронте. Там идет сильный бой под Новоозерный…».


Получив это донесение, командир бригады передал по цепи, что казаки разбиты. В ответ раздалось «ура».

Батальон 218-го Разинского полка из хут. Кузьмин уже подходил к отряду Рязанцева.

Комбриг приказал батальону разинцев занять хут. Астафьев с целью прикрытия фланга, а Рязанцеву атаковать Каменный.

Сам, с 25-м кавалерийским полком он пошел на Красный. Около 12-ти часов два эскадрона вышли на дорогу Теплый - Красный и повели с юга конную атаку на казачью пехоту (400 штыков), а другие два эскадрона, в пешем строю, атаковали с запада через р. Чаган.

После полуторачасового боя Красный был взят. Потери красных - до 30 человек и 50 лошадей убито и ранено. Тяжело ранен комиссар 25-го кавалерийского полка Каломенский.

25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

Противник оставил убитых, 11 пленных, 3 пулемета и весь обоз Семеновской дружины. Около четырех сотен Семеновского казачьего полка отошло на восток.

Командир бригады оставил 25-й кавалерийский полк для обороны Красного, взял один эскадрон и ординарцев и двинулся на Каменный - где шел беспорядочный бой. Казачья пехота (Семеновская дружина) упорно обороняла поселок Каменный - рассыпавшись по высокому левому берегу р. Чаган, и метким огнем не давала продвинуться цепям отряда Рязанцева. При появлении конного отряда комбрига-1 она начала загибать левый фланг на юг. Рязанцев заметил это передвижение, отдал команду по цепи: «в штыки, вперед» и с винтовкой в руках пошел впереди. Белые дружинники не приняли атаки и, прикрывшись пулеметами, начали бегом отходить на восток, на Лапилин. С красной стороны потери - до 50 человек убитых и раненых. Казаками оставлено 40 убитых.

Цепи отряда Рязанцева преследовали противника до 2-х км. Усталость заставила их прекратить дальнейшее преследование.

Часть 2. Бой под Чаганским и Красной

И. С. Кутяков приказал Рязанцеву закрепить за собой пос. Каменный и, в случае атаки казаков на 25-й кавалерийский полк, находившийся в Красном, оказать ему содействие. Сам командир бригады с ординарцами двинулся в Таловский - к командиру 217-го полка Плясункову. Здесь оказалась лишь одна рота 217-го полка, - с остальными силами Плясунков двинулся на Новоозерный.

Бой под Таловской протекал следующим образом: энергичный Плясунков совершил марш на подводах из м. Зайкин и Бакаушин на Таловский настолько быстро, что его цепи подошли к Таловскому уже около 7-ми часов. Сторожевое охранение Краснореченской дружины было в домах и, вероятно, не ожидало наступления красных. Пугачевцы без выстрела вошли в Таловский, но когда начали входить в дома, белые дружинники открыли огонь. Пугачевцы начали бросать в дома гранаты и поджигать здания. В панике казаки начали группами выскакивать на улицу - где пугачевцы в упор их расстреливали. Только тем частям Краснореченской дружины, которые находились на северной и восточной окраине, удалось отступить в Новоозерный, остальные погибли. Плясунков преследовал по пятам остатки Краснореченской дружины на Новоозерный.

Командир же 218-го Разинского полка с одним батальоном и двумя орудиями не выступил, как это было ему приказано, по большой дороге - чтобы совместно со своим передовым отрядом взять в первую очередь Чаганский, а затем уже и Новоозерный. Он переоценил силы своего отряда и пошел из хут. Самаркин прямо на Новоозерный.

25-я стрелковая под Уральском. Часть 2. Бой под Чаганским и Красной

Комсостав 25-й сд. В центре второго ряда - начдив В. И. Чапаев

Около 9-ти часов он вступил в бой с превосходящими силами противника (11-м и 6-м Уральскими конными полками). Не раз он бросался в атаку через р. Чаган - но метким огнем спешенной конницы отбрасывался в исходное положение. Трудно сказать, чем кончился бы этот бой, если бы около 12-ти часов со стороны Таловского не подоспел с пятью ротами и двумя орудиями Плясунков. Казаки, видя стремительное движение цепи 217-го полка, начали в конном строю отступать на хут. Лебедев.

Около 13-ти часов против правого фланга Плясункова сгруппировалось около 1500 сабель противника, которые пошли в атаку на пугачевцев. Приостановив движение на ф. Новоозерный, Плясунков начал перестраивать фронт на восток. Казаки уже врубились в правый фланг цепи, но в это время батальон Разинского полка, руководимый командиром полка Михайловым, ворвался в Новоозерный, спеша на помощь пугачевцам, окруженным в районе озера Фокино (3 км южнее Новоозерный).

Пулеметы разинцев на санях галопом выскочили вперед и открыли огонь во фланг казакам. Последние, попав в огневой мешок, начали в беспорядке отходить на хут. Лебедев. Разинцы их преследовали и вернулись в ф. Новоозерный (под хут. Чаганский бой, начавшийся с утра, все еще продолжался). Командир Разинского полка решил двинуться на хут. Чаганский на помощь отряду Петровского. Командир 217-го Пугачевского полка, сделав свое дело, направил свои силы обратно в Таловский.

В результате этого боя в обоих отрядах убито и ранено до 100 человек. Противник оставил на поле боя до 150-ти убитых лошадей и 50 человек.

Командир Разинского отряда Петровский знал, что хут. Чаганский он должен брать совместно с командиром 218-го полка Михайловым, с которым должен встретиться у хут. Чаганский. Кроме того он знал, что на этот же пункт из хут. Пономарев должен прибыть 224-й Краснокутский полк Аксенова. В силу этого он выступил 12-го января в 5 часов из Умет-Грязный и двинулся на подводах на хут. Чаганский. По пути противник был не обнаружен. Около 8-ми часов он подошел к хут. Чаганский - но ни справа, ни слева соседей не было видно. Казаки открыли артиллерийский огонь из четырех орудий.

Командир отряда Петровский, обладавший сильным и решительным характером, приказал атаковать хут. Чаганский, зная, что там сосредоточены крупные силы противника. Цепи Разинского отряда смело пошли в атаку. Пехота казаков с западной окраины открыла огонь, в то время как севернее и южнее хут. Чаганский появилась конница. Два орудия красных не могли вести огня - так как были подавлены превосходящей казачьей артиллерией. Командир 7-й роты Отраднов ворвался в хутор - но был ранен в руку с раздроблением кости. Рота отхлынула.

Конница казаков, воспользовавшись ситуацией, бросилась в атаку с обоих флангов. Цепь Петровского, образовав подкову, залегла и начала отстреливаться. В это время казачья пехота, отошедшая за Чаган, перешла в наступление и вновь заняла хут. Чаганский. Петровский, тоже раненый, но остававшийся в строю, приказал отойти на 3 км назад - до подхода соседей. Казаки, во время отхода отряда, атаковали его конницей, пехота же оставалась в хут. Чаганский. Разинскому отряду легко удалось отбить атаку.

Образовав каре, отряд вел бой в 4-х км от хут. Чаганский – бой продолжался до 14-ти часов. Около 15-ти часов с севера, из хут. Пономарев, появилась цепь двух батальонов 224-го Краснокутского полка. Пехота казаков оставила хут. Чаганский, перешла на левый берег р. Чаган и двинулась навстречу краснокутцам.

Командир отряда 218-го полка Петровский, видя обстановку, перешел в наступление на х. Чаганский. Когда конница казаков в третий раз с боем заняла хут. Чаганский, Петровский с пешей разведкой двинулся в тыл казачьей пехоте, которая вела упорный бой с Краснокутским полком.
25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

В. И. Чапаев, А. И. Бубенец, И. С. Кутяков.

В пехоте казаков, обстреливаемой с тыла, началась паника. Цепь Краснокутского полка, видя это, без приказа двинулась в штыки. Под прикрытием своей конницы казачья пехота в беспорядке отступила на север.

Отряд Петровского, не останавливаясь в Чаганском, продолжал движение на Новоозерный. По пути он соединился с батальоном Разинского полка.

Около 16-ти часов казаки повели наступление на Красный, т. е. на 25-й кавалерийский полк, с трех сторон: с запада, юга и востока. Но, в связи со своевременно оказанной Рязанцевым поддержкой из пос. Каменный и прибытием батальона Разинского полка Киндюхина из хут. Астафьев, 25-му полку удалось отбить атаку и удержать Красный за собой.

Около 22-х час 12-го января штаб 1-й бригады донес начальнику дивизии, что приказ выполнен.

Ночь на 13-е января на всем участке 1-й бригады прошла спокойно. Маневр бригады был неожиданен для генерала Мартынова – и именно поэтому в ф. Красный не было войск (лишь обозы).

Этим маневром впервые с начала Гражданской войны на Уральском фронте красным удалось нанести удар по тылу казаков и отбросить правый фланг казачьих главных сил, предназначенных для защиты Уральска, в гористый, снежный, бездорожный район.

Уральское главное командование было поставлено в тяжелые условия. Ему приходилось затыкать прорыв импровизированными войсками, вроде дружины «Иисуса Христа» - стариков-добровольцев. Они дрались упорно, никто из них не отступал, но спасти Уральск не удалось. Быстрой же переброске конницы с Саратовского направления мешали бездорожье и глубокие снега. Бои 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии предрешили падение Уральска.

Часть 3. Тёплый и Усов

13-го января 1919 г. командир 1-й бригады И. С. Кутяков послал начальнику дивизии Г. К. Восканову следующее донесение:

«Доношу, что на участке фронта вверенной мне бригады день прошел без перемен. Кавполк 22-й стрелковой дивизии левым флангом занял хут. Сладкое. Следовательно, между ф. Красный и хут. Сладкое образовался широкий прорыв, в который врывается противник и гуляет по хх. Астафьев, Погадаев, Пылаев, Савичев и разгоняет наши обозы. Я просил командира 1-й бригады 22-й Николаевской дивизии, чтобы последняя заняла хх. Астафьев, Погадаев. Я выслал на хут. Савельев и Погадаев эскадрон кавалерии бригадной связи для обеспечения обозов второго разряда от нападения казаков. На ф. Красный казаки ежечасно делают попытки наступления с фронта, флангов и тыла. Телеграфируйте в Николаевскую дивизию, чтобы она завтра во что бы то ни стало заняла хх. Астафьев, Яганов, Яснов, иначе я за свой правый фланг не ручаюсь».

14-го января казаки повели наступление на Красный и Каменный, которое было отбито. Командир 1-й бригады просил, чтобы Новоозерный занял и охранял 224-й полк Аксенова, так как х.х. Астафьев, Яганов и Яснов 22-й Николаевской дивизией не занимаются, и в широкий прорыв между ф. Красный и хут. Сладков проходят казаки, беспокоя правый фланг 1-й бригады. Командир бригады был намерен оттянуть 218-й полк из ф. Новоозерный, занять им х.х. Яганов и Яснов и тем обеспечить фланги и тыл своих частей от налетов противника.

К этому командир бригады добавил, что если Аксенов займет ф. Новоозерный, то 1-я бригада займет еще и хут. Лебедев, Усов и Лапилин. В тот же день был получен приказ начдива-25, в котором бригаде ставилась задача «перейти в наступление, занять х. х. Лапилин и Лебедев и упорно оборонять».

Комбриг отдал следующее распоряжение на 15-е января:
1. Командиру 218-го полка Михайлову (два батальона, кавалерийский взвод, два орудия): в 5 часов выступить из Новоозерный и занять Лебедев.
2. Командиру передового отряда 218-го полка Петровскому (один батальон, команда пеших разведчиков, два кавалерийских взвода, два орудия): в 4 часа выступить из Таловский и занять Большой Усов.
3. Начальнику передового отряда 217-го полка Рязанцеву (состав как у Петровского, с добавлением третьего конного взвода): в 6 часов выступить из Каменный и занять Лапилин.
4. Вр. и. д. командира 217-го полка Паницкому (состав - как у Михайлова): занять п. Каменный и ф. Красный, после чего выслать одну роту при двух пулеметах в хут. Кузьмин для охраны обозов.
5. Командиру 25-го кавалерийского полка Сурову (четыре эскадрона, одно орудие): в 6 часов выступить из ф. Красный на хут. Астафьев для оказания содействия 22-му Гарибальдийскому кавполку 22-й дивизии в занятии хут. Астафьев, после чего вернуться в ф. Красный.

Командир бригады следующим образом сообщал о выполнении данного приказа:
«Доношу, что приказ по бригаде № 03 частями выполнен в точности. 22-й Гарибальдийский кавполк Николаевской дивизии, при поддержке 25 кавполка Сурова, занял хут. Астафьев, откуда противник в панике бежал. 218-м полком без боя заняты хх. Лебедев и Б. Усов. Отряд 217-го полка Рязанцева занял с боем хут. Лапилин, причем казаки численностью 1500 (13, 11 и 16 Уральские конные полки) в панике бежали, оставив 3 орудия, 2 пулемета, 1400 снарядов и много другого имущества. Орудия были взяты конной разведкой Жукова. Этот удачный маневр был проделан благодаря храбрости и умению всех командиров отряда. Особенно в этом бою выделился командир пеших разведчиков Здоровейшев, подошедший с командой вплотную к хутору, опрокинул врага, принявшего конную атаку. Как раз в этот момент подошли остальные роты и окончательно разбили врага. Причем сообщаю, что в бою 12-го января под Красный ранен в руку генерал Мартынов.
Вр. и. д. командира 1 бригады Плясунков. Политком Горбачев».

Это донесение было составлено несколько тенденциозно.

В действительности, в то время, когда отряд Рязанцева вступил в бой, командир передового отряда 218-го полка Петровский уже занял Б. Усов. В силу этого казаки оставили орудия и спешно отступили по направлению Рубежный.

16-го и 17-го января части 1-й бригады стояли на месте, так как 190-й и 191-й полки 22-й стрелковой дивизии не продвигались вперед. Командование бригады все время просило вр. и д. комбрига-1 22-й дивизии Ильина занять кордон Колпаков, но так и не дождалось этого.

Приказом 25-й дивизии от 15-го января № 036 бригаде ставилась задача:
«Продолжать наступление, взять станицу Теплый и урочище Широкая-Лоп.; по мере продвижения левого фланга нашей дивизии, одновременно с 3-й бригадой, занять Рубежный и Требухин, укрепиться и связаться с левым флангом Николаевской дивизии и с 3-й бригадой».

В 3 часа 18-го января два батальона 217-го полка и 25-й кавалерийский полк перешли в наступление на Теплый, а передовой отряд 218-го полка Петровского - на м. Усов. Прочие части остались на месте.

Около 9-ти часов 217-й стрелковый и 25-й кавалерийский полки подошли к Теплый. Противник из одного орудия произвел несколько выстрелов. Вслед за тем начался меткий пулеметный огонь белых, но красная пехота продолжала наступление. Казачья пехота (около 100 штыков) быстро начала отходить на Чувашский. Красные заняли Теплый и в процессе преследования отбили атаку 500 сабель 5-го Уральского полка. Казачья конница отошла по направлению Чувашский. 25-й кавалерийский полк ее не преследовал, так как в это время противник начал обстреливать Теплый артиллерийским огнем. В результате этого боя 217-й полк потерял 1 убитого и 78 раненых. Потери противника неизвестны, но им оставлено в окопах 26 винтовок.
25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

Боевые действия с 14 по 25 января

Отряд Петровского с небольшой перестрелкой занял в этот же день м. Усов.

К вечеру 18-го января был получен приказ начдива-25 № 037, в котором бригаде ставилась задача: «Перейти в решительное наступление со стороны Красный и урочище Широкая Лоп. на г. Уральск, левым флангом держа направление на Рубежный». Для выполнения этой задачи вр. и. д. командира 1-й бригады отдал приказ, на основании которого 218-й полк с придачей конной разведки 217-го полка в 3 часа 19-го января выступил на Б. и М. Усов для занятия Рубежный, два батальона 217-го полка и 25-й кавалерийский полк в 4 часа выступили из Тёплый для занятия форпоста Чувашский, а отряд Рязанцева был переведен в резерв бригады в Теплый.

Казачьи войска группировались против 1-й бригады 22-й дивизии следующим образом: в районе Павлычев - конная бригада (10-й и 5-й Уральские полки) полковника Шадрина, в Чувашский – 6-й, 11-й и 13-й конные Уральские полки; в районе Рубежный – 16-й и 8-й Уральские конные полки, Семеновский конный полк, Семеновская и Краснореченская стрелковые дружины.

Около 9-ти часов цепь 217-го стрелкового полка и 25-й кавалерийский полк подошли к Чувашскому. Противник открыл из четырех орудий и большого количества пулеметов меткий огонь. Красные цепи перебежками начали продвигаться вперед. Открытая местность вокруг Чувашского и наличие канав вокруг форпоста представляли много удобных позиций для обороны. Около 10-ти часов цепь 217-го Пугачевского полка, не доходя 800 м до окопов противника, бросилась в атаку. Казаки не выдержали и начали поспешно отходить на юг. Пугачевцы и кавалерийский полк их преследовали и заняли М. Сладков, Федулов и Заморенов, где и остановились на ночлег. 6-й, 11-й и 13-й Уральские конные полки отошли на Новенький.

25-я стрелковая под Уральском. Часть 3. Тёплый и Усов

И. С. Кутяков.

В этом бою Пугачевский полк потерял убитыми 5 и ранеными 45 человек, а 25-й кавалерийский полк - 15 человек. Казаки потеряли 15 человек пленными.

Часть 4. Закономерный финал

До 23-го января 217-й стрелковый и 25-й кавалерийский полки стояли на месте - так как 218-й полк вследствие глубокого снега лишь к вечеру 19-го января подошел к хут. Рубежный. Казачьи дружины обороняли Рубежный с севера, а конные полки находились на фланге. Несмотря на меткий огонь артиллерии и пулеметов, цепи Разинского полка продолжали движение. Уральские казачьи полки с юго-запада ударили через Рубежный на Овчинников. Батарея разинцев отбила атаку казаков. После большого числа выстрелов, при значительной скорости стрельбы, 3 орудия испортились.

Вследствие этого командир полка Михайлов прекратил атаки у Рубежного и начал отходить на Овчинников (8 км севернее Рубежного). Казачья конница упорно его преследовала.


Около 10-ти часов полк достиг Овчинников, где занял кольцевую оборонительную позицию и заночевал. Казаки всю ночь наседали со всех сторон. Но когда начало светать, конница противника стала постепенно уходить на Рубежный. Разинцы двинулись за ней и к 8-ми часам подошли на расстояние 1000 м. Михайлов передал по цепи команду - «в штыки». Разинцы, двое суток не евшие горячей пищи и не спавшие, бодро приняли команду и бегом пошли в атаку. Но под метким огнем противника разинцам пришлось залечь и из всех 30-ти станковых пулемётов открыть огонь. Когда огонь казаков ослабел, пешая разведка по собственной инициативе бросилась в штыки. За ней поднялась вся цепь полка. Крики «ура», стоны раненых, беспорядочная стрельба с обеих сторон не давали возможности командирам рот управлять движением людей. Группы атакующих врывались в окопы казаков. Противник медленно отходил в станицу.

Конница не раз бросалась с востока в атаку - но глубокий снег препятствовал конному шагу, и красные пулеметчики спокойно отбивали атаки. Бой в станице продолжался до 12-ти часов. В результате казаки с большими потерями отошли на Уральск. Потери Разинского полка за эти два дня - около 200 человек убитых, раненых и обмороженных.

21-го января Михайлов, выделив один батальон и пешую разведку под командованием своего помощника Петровского, направил этот отряд для занятия поселка Дьяков.

Около 14-ти часов отряд занял поселок и расположился там на ночлег. 22-го января Михайлов, оставив в Рубежном две конных разведки и один батальон, со вторым батальоном перешел в Дьяков, а командир передового отряда Петровский к вечеру с боем занял Дарьинский.

В это время прибыл передовой отряд Рязанцева, высланный 21-го января на помощь 218-му Разинскому полку. Он также заночевал в Дарьинском.

На 23-е января командир 1-й бригады отдал приказ об овладении Уральском.

Вр. и. д. командира 217-го полка Паницкий с двумя батальонами, командой пеших разведчиков и четырьмя орудиями должен был в 5 часов выступить из Чувашского и занять Новенький.

Командиру 25-го кавалерийского полка Сурову было приказано одновременно с 217-м полком выступить из Чувашский и совместно с ним занять Новенький.

218-й полк должен был занять Трекинский, оставив 2 роты при 6-ти пулеметах в Рубежном - впредь до занятия этого пункта. Около 9-ти часов 217-й стрелковый полк и 25-й кавполк подошли к поселку Новенький. Противник открыл артиллерийский огонь. Цепь 217-го полка бодро шла вперед, так как слышала сильный артиллерийский огонь слева в районе Трекинский. Это с боем продвигался 218-й полк - из Дарьинский через Гниловский на Трекинский. Цепь пугачевцев, избалованная победами в декабре - январе, не обращала внимания на сильный пулеметный огонь казаков и почти без всяких перебежек шла вперед. При подходе на дистанцию 300 - 500 шагов казачья пехота группами начала отходить на юг, на Уральск. Около 11-ти часов пугачевцы заняли Новенький. 25-й кавалерийский полк пытался преследовать, но огнем казаков его движение было остановлено, и он вернулся обратно. После упорного боя у хут. Гниловский был занят около 13-ти часов хут. Трекинский. Крупные силы казаков быстро отошли в направлении на Уральск. Потери в полках 1-й бригады - около 70 человек, противника - неизвестны. После занятия этих хуторов перед командованием 1-й бригады встал вопрос: брать ли Уральск, согласно приказа начдива, 25-го января или же взять его 24-го? В это время был получен приказ от командира 1-й бригады 22-й дивизии, где говорилось, что бригада заняла кордон Колпаков, и 24-го января должна занять кордон Деркульский и Женский скит. Это заставило командование 1-й бригады принять решение - атаковать Уральск не 25-го, а с утра 24-го января. В это время прибыл в штаб 1-й бригады начдив-25 Восканов, который согласился со взятием Уральска 24-го января. Принять это решение заставило еще и то обстоятельство, что Уральское командование ожидало атаку Уральска на 25-е января - перехватив приказ 4-й армии.

25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях
Г. К. Восканов

Вследствие этого уральское командование сняло с участка красной 22-й стрелковой дивизии, из состава войск генерала Акутина, 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Уральские казачьи полки, которые должны были к вечеру 24-го января соединиться с 5-м и 6-м Уральскими казачьими полками в районе мясного завода «Холодильник» (7 км северо-восточнее Уральска), составив ударную группу. Вся пехота, т. е. Семеновская и Краснореченская дружины, добровольческие казачьи стрелковые дружины, состоявшие из стариков-казаков, должны были занять две линии окопов - в 2 - 3 км севернее железнодорожной станции, и оборонять Уральск с севера, а 10-й и 11-й Уральские казачьи полки - со стороны Женского ската. 13-й, 16-й и 8-й Уральские казачьи полки должны были прикрывать правый фланг пехоты, а также сосредоточивающуюся конную группу (1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й Уральские казачьи полки). На эту конную группу уральское командование возлагало задачу: ударить в левый фланг 1-й бригады в тот момент, когда полки, заняв окопы, втянутся в город, прижать их к р. Чаган и уничтожить.

План обороны можно признать хорошим - в особенности создание из лучших боевых полков, из уральской казачьей «гвардии», ударной конной группы. Но уральское командование не учло, во-первых, глубокого снега, вследствие чего 1-й, 2-й, 3-й и 4-й полки не прибыли в Уральск 24-го января, а во-вторых, 1-я бригада 25-й дивизии атаковала Уральск не 25-го января, а рано утром 24-го января.


Таким образом, стройный план казаков был разрушен. В штабе 1-й бригады 25-й дивизии весь вечер прошел в совещаниях и спорах в связи с разработкой плана атаки Уральска. К 23-м часам план был выработан и разослан в части. Он сводился к следующему:

1) Все части выступают из Новенький и Трекинский ровно в 6 часов 24-го января на Уральск.
2) 217-й полк наступает на Уральск двумя батальонами с севера, а одним батальоном, расположенным в Трекинский, по тракту, с северо-востока.
3) 25-й кавалерийский полк движется совместно с 217-м полком и прикрывает его правый фланг.
4) 218-й полк с приданной конной разведкой 217-го полка выступает из Трекинский, движется вдоль реки Урал и атакует Уральск с востока,
5) 1-я бригада 22-й дивизии в составе 190-го и 191-го стрелковых полков и 22-го Гарибальдийского кавалерийского полка выступает из кордона Колпаков и хут. Ветелки.

Таким образом, планом командования 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии предусматривалась атака 218-м полком в районе «Холодильник» - который действует с востока своим правым флангом.

В 6 часов 30 минут 24-го января все части бригады выступили.

В пространстве между реками Урал и Чаган было много казачьих разъездов - которые, заметив движение Пугачевского полка, открыли винтовочный и пулеметный огонь. И 217-му полку пришлось прямо из колонны рассыпаться в цепь - и по глубокому снегу продвигаться с боем на юг, к Уральску.

218-й Разинский полк выступил также в 6 часов 30 минут из Трекинский на юг, а по реке Урал направил пешую разведку и один батальон под командованием Петровского с востока на завод «Холодильник». Сам командир полка Михайлов с остальными двумя батальонами и двумя конными разведгруппами двигался еще южнее отряда Петровского - прямо с востока на Уральск. Разинскому полку по тем же причинам, что и Пугачевскому, пришлось развернуться в цепь и двигаться на юг по р. Урал, и потом завернуть свой левый фланг на запад, ведя две конные разведгруппы (около 200 сабель) уступом позади левого фланга.

25-я стрелковая под Уральском. Часть 4. Закономерный финал

Культпросветотдел 25 сд в 1919 г.

Несмотря на глубокий снег, Пугачевский полк продвигался весьма быстро. В цепи в качестве рядовых бойцов шли с винтовками в руках начальник 25-й стрелковой дивизии Восканов, комиссар бригады Горбачев и вр. и. д. комбрига-1 Плясунков. Их примеру последовал весь начсостав Пугачевского полка. Цепь Пугачевского полка находилась в 800-х м от первой линии окопов казаков, которые вели сильный винтовочно-пулеметный и артиллерийский огонь. Почти ежеминутно падали раненые и убитые.

Начдив-25 Восканов, видя, что перед окопами противника не оказалось проволоки (которой он сильно опасался), подал команду: «За мной, в атаку на окопы». В это время командир 1-го артиллерийского дивизиона Сорокин перенес меткий огонь с казачьих бронепоездов по окопам. В некоторых местах пугачевцам было видно, как снарядами разрывало в клочья бойцов противника. Это еще более подбадривало пугачевцев. Когда же бойцы увидели самого начдива Восканова, бегущего вперед с винтовкой наперевес и кричащего «ура», они бросились вперед.

Плясунков с комиссаром бригады Горбачевым, находясь на левом фланге этих двух батальонов, с кучкой ординарцев, в конном строю, бросились в атаку. На глазах полка они проскочили через первую линию окопов, рубя пехоту казаков, главным образом старых бородачей. Налетели на батарею противника, находившуюся между двумя линиями окопов, причем часть орудий уже снялась и отходила галопом за вторую линию. Плясункову и Горбачеву удалось захватить одно орудие и открыть из него огонь. Кое-где казаки приняли штыковой бой, но большинство побежало ко второй линии окопов. Восканов был ранен в руку и выбыл из строя.

Вр. и. д. командира полка Паницкий, находясь вблизи начдива, подал команду: «Вперед, в атаку на вторую линию окопов», и сам с винтовкой в руках бросился вперед. За ним двинулась пешая разведка. За пешей разведкой продолжала движение и вся пехота - хотя и в «неописуемом» строю. Раздавались крики раненых казаков, которых задние красные бойцы докалывали штыками - в особенности стариков-бородачей, так как последние не сдавались в плен и, даже раненые, продолжали вести огонь в тыл пугачевцам.

При захвате второй линии окопов был смертельно ранен пулей в живот вр. и. д. командира полка Паницкий. Около 10-ти часов пугачевцы на плечах бегущих заняли станцию Уральск. В это же время 25-й кавалерийский полк Сурова пошел по долине реки Чаган и ворвался в город. Цепь Пугачевского полка продолжала движение вперед.

Около 12-ти часов два батальона Пугачевского полка были в городе, где шла беспорядочная стрельба. Красная артиллерия меняла позиции.

Батальон Рязанцева задержался для овладения двумя бронепоездами казаков. В это время 5-й Уральский полк, вместо того чтобы драться с 218-м Разинским полком, бросился с завода «Холодильник» в атаку на левый фланг Пугачевского полка - по направлению поселка Новенький. Но фланг пугачевцев был на ст. Уральск - и удар пришелся по разным повозкам и 6-ти орудиям Сорокина, которые в это время двигались к железнодорожной станции.

Сорокин снялся с передков и открыл огонь «на картечь».

Командир батальона Рязанцев, вступив в командование Пугачевским полком, торопил свою цепь повернуть фронт на север. Сделав это, он немедленно бросился с батальоном на выручку своей артиллерии. Но обоз 1-го разряда, видевший атаку, в панике влетел в г. Уральск и передал об атаке казаков пугачевцам, находившимся в городе. Создалась некоторая растерянность, но вр. и. д. командира бригады Плясунков, находившийся при этих двух батальонах, подал команду: «Назад, к станции».

К этому времени Сорокину и вр. и. д. командира полка Рязанцеву удалось отбить атаку белых. Собственно говоря, нечего было уже и отбивать, так как 5-й Уральский полк шел в атаку не на живую силу, а на обозы - и когда он вышел из сферы артиллерийского огня, то прошел галопом южнее поселка Новенький, на правый берег р. Чаган, и там рассеялся.

В это время 218-й полк вел упорный бой на восточной окраине Уральска, в особенности в районе завода «Холодильник» - с 5-м, 6-м и 13-м полками. Несколько раз отряд 218-го полка Петровского бросался в атаку на завод «Холодильник», но контратакой казаков был отброшен. Около 11-ти часов, видя свою беспомощность, он перешел к обороне и просил своего командира полка Михайлова оказать помощь.

В то же время Михайлов с двумя батальонами успешно, но также с упорным боем продвигался вперед, тесня 16-й, 8-й и Семеновский казачьи полки. Некоторые его роты уже достигли восточной окраины Уральска - однако в связи с критическим положением своего отряда у завода «Холодильник» один батальон был направлен для удара с юга в тыл казакам, которые упорно держались на заводе «Холодильник».

Тут-то командир 5-го Уральского полка, увидев это движение, снял свой полк и пошел в атаку якобы во фланг и тыл пугачевцам. Фактически же он просто отходил, так как его участок был левофланговым. 6-й и 13-й полки с боем начали отходить в город.

Около 14-ти часов весь город перешел в руки 1-й бригады 25-й стрелковой дивизии. С восточной и южной сторон были выставлены заставы. К 16-ти часам стали входить в город полки 1-й бригады 22-й стрелковой дивизии. Казаки частью своих сил отступили на Круглоозерный, а частью на аул Барбастау. Потери в частях бригады 25-й дивизии в официальном донесении упоминаются общей фразой - не менее 200 человек убитыми и ранеными. Со стороны противника потери были огромны; взято до 100 пленных и много пулеметов.

Подводя итог операции, необходимо отметить, что конные казачьи полки, измученные двенадцатидневными боями, не могли, несмотря на свое численное превосходство, удержать Уральск - так как глубокий снег не давал им возможности маневрировать на поле боя и, в особенности вести атаки в конном строю (а к пешему бою они были недостаточно подготовлены).

Снег и тяжелые зимние дороги воспрепятствовали уральскому командованию своевременно перебросить свои лучшие полки к моменту решительного боя под Уральск. Еще важнее было то, что оно запоздало с переброской этих четырех полков, доверившись приказу 4-й армии, согласно которому взятие Уральска намечалось на 25-е января. Но командование 25-й стрелковой дивизии проявило инициативу - и этим спутало карты белогвардейского казачьего командования.

25-я стрелковая под Уральском. В 4-х частях

Картина дня

наверх