Свежие комментарии

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Этнический состав населения древней восточной Германии

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Любор Нидерле. Славянские древности. М.: Новый Акрополь, 2010 год.М. Книга первая.История древних славян. Часть III. Западные славяне. Глава X. Этнический состав населения древней восточной Германии.

Часть славян, развившаяся на языковой базе западной части славянской прародины и с древнейших времен подвергавшаяся иным культурным влияниям, нежели восточные славяне, с течением времени попала в новые, ещё более отличительные условия и в новую среду. Большая часть всей этой западной ветви славян отделилась также и территориально и со своей прародины передвинулась далее на запад к Одеру (Одре) и Эльбе (Лабе) и даже далее этой реки – к Заале, а в юго-западном направлении – на средний Дунай вплоть до нынешней Баварии.

Одновременно почти вся южная ветвь славян ушла на юг в Венгрию, к Адриатическому морю и на Балканский полуостров. Связь с восточной ветвью славян ослабевала ещё и потому, что между ней и западной ветвью простирались с одной стороны бесконечные и труднопроходимые Рокытенские болота, а с другой стороны вклинивались литовские пруссы и ятвяги. Так западная ветвь славян, её язык, культура и внешнеполитические судьбы стали развиваться самостоятельно и независимо от южных и восточных славян.

Возникла отдельная западнославянская ветвь ещё до нашей эры, и процесс этот закончился в первом тысячелетии нашей эры. Именно в этот период сформировались народы, известные в позднейшей истории западных славян, а вместе с ними сложились и отдельные западнославянские языки: чехословацкий1, лужицко-сербский, полабский, поморянский и польский.

Местом расселения западных славян стала восточная половина обширной области, которая с I века до н. э. называлась Германией и границей которой на западе был Рейн, на юге – сначала река Майн и Судетские горы, а позднее, как правило, Дунай. На востоке граница этой области, остававшаяся длительное время неопределенной, с течением времени установилась по Висле. Уже в трудах Випсания Агриппы, затем у Помпония Мелы, Плиния, Птолемея, Марциана и даже у Иордана река Висла отделяет Германию от Сарматии, а наряду с Вислой линией раздела служат и некоторые южные притоки Дуная, сначала Морава, а позднее Ваг (Vagus), или Грон (Granuas), или Ипель2.

На этой территории исторические источники указывают на следы пребывания двух больших народов: кельтов, заселявших когда-то всю западную часть Германии и, вероятно, среднюю и восточную её часть, и германцев, колыбелью которых была южная Скандинавия, Дания и часть северной Германии между Эльбой и Одером. Отсюда в течение II и I тысячелетий до н. э. германцы распространились с одной стороны к Рейну и за Рейн, вытесняя древние галльские племена в Галлию и Гельвецию, и с другой – заняли Восточную Германию, между Эльбой (Лабой) и Вислой. Ни здесь, ни на западе, между Везером и Рейном, германцы не были аборигенами. Здесь, на востоке, как об этом ясно свидетельствуют данные археологии, до них обитали другие племена, прежде всего большой народ, живший между Заале и Вислой, которому с XII века до н. э. принадлежала археологическая культура «поля погребений» так называемого лужицкого и силезского типа, народ, происхождение которого неясно, но который, несомненно, не был германским3

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Германцы, распространившиеся в течение длительного времени на территории между Эльбой и Одером и через нижний Одер подошедшие к Висле, только в последние столетия до нашей эры заняли остальную Германию, а племена, обитавшие здесь ранее, частью были вытеснены или подчинены, а частью поглощены. В начале нашей эры, когда первые подробные сведения о германцах дошли до Рима, германцы уже занимали всю Германию, и этим объясняется, почему в римских и греческих источниках вся страна именуется Германией и в качестве её обитателей называются только германцы4, хотя a priori можно утверждать, что под наименованием германцев скрывались и значительные остатки более древних обитателей этих земель.

Судя по сообщениям Гая Юлия Цезаря, Страбона, Плиния, Тацита и Птолемея, восточную Германию за Эльбой в начале нашей эры заселяли следующие племена: собственно свевы (Suevi — «Свои», Suebi), обитавшие в I веке до н. э. между реками Веррой, Эльбой и Майном; центр их находился на Эльбе — земля свевских семнонов, откуда позднее они отошли на Майн и дальше, где мы их находим под историческим названием швабов (Suabi, Suavi).

Однако в более широком смысле название свевы употреблялось и для обозначения ряда других больших племён5, принадлежавших к группе свевских племен. Это были семноны, обитавшие на Средней Эльбе, в Старой Марке, и под давлением римских войск отступившие в 6 году н. э. в Бранденбург и Лужицы. Затем в источниках о них более не упоминается. Предположение, что древними семнонами стали позднее собирательным именем для германских племён на верхнем Дунае и Рейне в III веке н. э. — историческими алеманнами — является не чем иным, как искусственно построенной гипотезой. Что с ними произошло в действительности, мы не знаем. ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Другим свевским племенем были лангобарды, первоначально обитавшие где-то в Люнебурге, откуда также в 6 году н. э. они перешли на другой берег Эльбы и оказались в державе Маробода. В 167–168 годах отдельные группы лангобардов начали передвигаться к Дунаю, однако основная часть племени еще долго бродила по Восточной и Центральной Европе6, пока в 490 году не оказалась в Ругиланде, на Моравском поле, откуда в 526 или 546 году перешла в Паннонию и, наконец, в 568 году в северную Италию, где и образовала новое государство лангобардов.

Свевскими племенами были также квады, маркоманны и гермундуры. С Рейна квады пришли в Моравию и Словакию (до 14 года н. э.). Маркоманны в 9–8 годах до н. э. пришли в Чехию, древнюю землю боев (Boiohaemum). После гибели обширного маркоманского государства, основанного Марободом, оба племени оказались на северном берегу Дуная. Весьма вероятно, что с течением времени маркоманны сосредоточились к западу, за Инном, и таким образом положили начало будущим историческим баварцам, в то время как квады, центр которых находился на нижнем Гроне, в результате многочисленных боев на Дунае и новых переселений прекратили своё существование.

Гермундуры («Τευριοχαΐμαι» у Птолемея) обитали первоначально между Заале и Веррой,где с V века они известны под именем тюрингов. Однако во II веке часть гермундуров отошла к Дунаю. В восточной Германии, помимо части свевских племён, первоначально обитали ещё бастарны (Basterni), которые в период V–III веков до н. э. отошли от Балтийского моря через Вислу и Польшу к нижнему Дунаю на берега Черного моря7, после чего их, ослабленных многими битвами, принял император Проб и в 279 году переселил во Фракию.

После ухода бастарнов восточная Германия, области на побережье Балтийского моря, была занята рядом других германских племён. Среди них на первом месте стоятготы, очевидно, древнейшее и наиболее могущественное племя, занявшее побережье Балтики после бастарнов. Отсюда во II веке н. э. часть готов через славянские земли ушла в Дакию, другая же часть – на Днепр и к Чёрному морю, откуда нападениегуннов в 375 году вынудило их начать поход сначала в Дакию и на Балканы, а затем в Италию и Западную Европу.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Наряду с готами в начале нашей эры к западу от Вислы находился ещё ряд других германских племен:

гепиды, которые в III веке отошли в Семиградье и в Венгрию, где они почти исчезли в VII веке;

герулы (эрулы), которые в III веке из северной Германии проникли частью на Рейн, частью – на средний Дунай и даже к Чёрному морю;

ругии, обитавшие на нижнем Одере, но позднее, вероятно в течение III или IV веков н. э., ушедшие на Дунай (Rugiland), в Италию и на Балканы;

вандалы, первоначально обитавшие за Исполиновыми горами (Крконоши) (ср. Ούανδαλικά δρη у Диона Кассия, IV. 1), а уже во II веке и особенно в IV–V веках – на Дунае, в Паннонии, Галлии и Испании;

бургунды, которые жили сначала на реках Варта и Нотец, а затем в 250 году часть их переместилась к Черному морю, большинство же перешло на Майн и с 406 года на Рейн, откуда в 443 году они перешли в Галлию на Рону;

варины, занимавшие в I веке н. э. Мекленбург, а позднее ушедшие на Рейн (примерно с III века);

силинги, обитавшие первоначально в Силезии, в окрестностях Вроцлава, а в III веке уже оказавшиеся на Дунае. В начале V века силинги упоминаются одновременно с вандалами в Испании, так что, вероятно, вместе с ними во II или III веках они и ушли с Одера8.

Последним большим племенем в восточной Германии были лугии, или лигии. По тем же данным Тацита (Germ., 43), Страбона (VII.1, 3) и Птолемея (II.11, 10), это большое племя,поселившееся на севере чешских и моравских гор, делилось на ряд меньших племён, из которых упоминаются лугии дидуны, лугии буры, гарии, гельветоны (Helvecones), маними, гелисии, наганарвалы9. Были ли они действительно германцами, мы не знаем; определенно об этом нигде не говорится, никаких следов их языка не сохранилось, ибо народ, хотя он и был большим («Latissime patet Lugiorum nomen», – пишет Тацит в своей «Germania», а Страбон отмечает: Λού[γ]κπ μέγα έθνος), из истории полностью исчез. Нам лишь известно, что отдельные племена его также отделились и воевали на Дунае или на Балканах (ср. буры и лугионес, собственно Lugiones Sarmatae в Дакии на Пейтингеровой карте III века), но ужес IV века о лугиях нет никаких упоминаний.

История и происхождение лугиев действительно загадочны, и не удивительно, что в теориях, провозглашавших древнюю Германию славянской, им придавалось столь большое значение. Однако к этому племени, а также к другим племенам, связанным с ним, я еще вернусь в соответствующем месте.ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Как видно из предыдущего обзора, германские племена полностью ушли из Восточной Германии во II–III веках н. э., а быть может и раньше. Нет ни одного германского племени, пребывание которого здесь в IV или V веке было бы засвидетельствовано. Это важное обстоятельство в великом переселении народов обязательно следует иметь в виду при изучении судеб и мест расселения соседних славянских племен, современных германцам. С полной уверенностью можно предполагать, что Восточная Германия во II и в III веках быстро опустела и что в IV и V веках в ней уже не было вышеупомянутых германских племен, за исключением незначительных их остатков. Неясна лишь только судьба большого племени лугиев. Неизвестно, осталось ли оно здесь или полностью ушло. Об этом история умалчивает.

———————————————- ***

1. Термин «чехословацкий язык» в переводе сохранен, поскольку он употреблен автором, считающим чешский и словацкий языки единым языком. – Прим. переводчика.

2. См. «Slov. star.», III, 8.

3. См. «Slov. star.», III, 15

4. Исключение составляют лишь небольшие племена – осы и котины, обитавшие в юго-восточной части Германии, о которых Тацит ясно говорит, что они паннонского (осы) и галльского (котины) происхождения (Germ., 43).

5. См. Strabo, VII. 1, 3; Tacit, Germ., 38, 39–43; Ptolem. 11.11; Dio Cass. LI.22.

6. Об этих странствованиях лангобардов, которые между прочим оказались неподалеку от территории славянских антов, а перед приходом в Ругиланд прошли через чешскую землю (Boiohaemum), см. в первую очередь книгу Ф. Вестберга, «Zur Wanderung der Langobarden», Петербург, Академия Наук, 1904, и С. Blasel, «Die Wanderztige der Langobarden», Breslau, 1909.

7. С бастарнами к Чёрному морю отошла и часть скифов, которые в III или II веке до н. э. угрожали Ольвии.

8. Об истории этих отдельных германских племён см. следующие работы: L. Schmidt, Allgem.Geschichte d. germ. Volker (Mtmchen, 1909) и Geschichte der deutschen Stamme (Berlin, 1913); см. также О. Bremer, Etnographie der germ. Stamme (Strassburg, 1900). 9См. о них подробнее в «Slov. star.», III, 27.

Источник

http://ru-sled.ru/etnicheskij-sostav-naseleniya-drevnej-vost...

Продвижение западных славян к Эльбе, Заале и в западную Германию

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

археологическая культура «Полей-погребений» -лужицко-силезского-типа

Любор Нидерле. Славянские древности. М. 1956 г.: Новый Акрополь, 2010 год.М. Книга первая. История древних славян. Часть III. Западные славяне. Глава XI. Продвижение западных славян к Эльбе, Заале и в западную Германию.

Вопрос об автохтонности славян.

Первые достоверные известия о славянах на Эльбе относятся лишь к VI и VII векам н. э. И раньше, и теперь имелось и имеется много исследователей, считавших возможным утверждать, что славяне обитали в Германии уже с самого начала нашей эры, более того, что они находились там испокон веков и их лишь временно поглотила волна германских народов. Можно назвать и таких исследователей, которые полагают, что по крайней мере часть племён, обычно относимых к германским, является в действительности племенами славянскими. Имеются также и археологи, усматривающие протославянские могилы в группе археологической культуры «полей погребений» лужицко-силезского типа, возникновение которых на Эльбе и Одере относится к концу II тысячелетия до н. э.1 Однако все эти предположения, являющиеся частью общей теории об автохтонности славян в Центральной Европе, рассмотрению которой я посвящаю специальное дополнение в конце этой книги, либо совершенно неверны, либо, по крайней мере, настольконеубедительны, что в том виде, в каком они по традиции излагаются, их нельзя принять всерьез.

Мы можем допустить возможность, даже вероятность наличия славян в Восточной Германии с древнейших времен, но говорить об исторически засвидетельствованном существовании славян в Восточной Германии до VI века мы не можем.

Я лично представляю себе приход славян в Германию совершенно по-иному.

Прежде всего необходимо различать два вопроса:

1) были ли славяне здесь автохтонами до прихода германцев и

2) были ли славянскими исторические народы, заселявшие Германию в период между IV веком до н. э. и V веком н. э.? Это два совершенно различных вопроса, и ни один из них не обусловлен другим. Если же эти вопросы мы поставим отдельно друг от друга, то по вопросу об автохтонности славян в Восточной Германии можно прийти, основываясь на нынешнем уровне науки, к следующему заключению.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

1. Вполне возможно, что славяне занимали Восточную Германию ещё до прихода германцев, хотя это можно доказывать пока лишь косвенным путём. Германцы сами постепенно, шаг за шагом заселили Восточную Германию лишь в течение первого тысячелетия до нашей эры, и мы теперь точно знаем, что до германцев там обитал другой народ, оставивший после себя археологическую культуру «поля погребений». Кем был этот народ? Предположение берлинского археолога Г. Коссины о том, что это были пришедшие с юга фракийцы или иллирийцы, не обосновано. Только два больших народа могут быть приняты во внимание: кельты – западные соседи и славяне – восточные соседи за Вислой. В пользу кельтов свидетельствуют остатки кельтской топографической номенклатуры в Чехии, Моравии и даже по всей Польше, но против этого свидетельствуют как исторические, так и археологические данные, не говоря уже о том, что кельтское происхождение многих наименований является сомнительным2. Погребения также не носят кельтского характера, обычного для погребений собственно кельтской территории.

Таким образом, существование славян в Восточной Германии a priori возможно и даже правдоподобно. Славяне могли быть здесь до прихода германцев, однако после прихода германцев славяне были частью вытеснены ими, частью покорены, так что в начале нашей эры Германия в глазах римлян уже выглядела как чисто германская. Однако всё это только предположения и никак не более. Наконец, необходимо учитывать, что и славянский характер археологической культуры «полей погребений» не доказан.

2. Равным образом, уже в качестве вывода из приведенного только что тезиса, следует допустить, что и вторая теория сторонников автохтонности славян, ищущих славян среди засвидетельствованных в истории германских племён, не должна быть отброшена a priori.

Древняя Германия в период между V веком до н. э. и V веком н. э. была слишком далека римлянам, и античный мир не мог иметь точные знания о ней. Понятие «Германия» возникло как понятие географическое, и поэтому неизвестно, всегда ли эпитет «германский» означал этническую принадлежность к германским племенам и не означал ли он вообще племя, обитавшее в Германии, независимо от его происхождения. Мы знаем, в Германии действительно обитали не германские народы: галлы-треверы, нервии и котины, литовские эстии, а наиболее видный древний историк Тацит однажды даже осов назвал germanorum natio, хотя он и знал, что осы говорили по-паннонски. В другом же месте Тацит причислил к германцам и бриттов-каледонцев и славян-венедов3.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Таким образом, не исключено, что и другие древние племена, упоминаемые в Германии, не обязательно были германскими и что среди них могли быть и славяне. Речь идёт лишь о следующем: можем ли мы это доказать и в отношении каких племен? Приводя такие доказательства, приверженцы теории автохтонности славян слишком часто ошибались, так как подходили к решению этого вопроса методологически совершенно неправильно, опирались на недостоверные сообщения, неправильно прочитанные или малоценные, более того, даже на искаженные редакции рукописей, и к тому же сложные филологические вопросы обычно разрешали, не имея достаточных лингвистических познаний.

Исследователь, который избежит этих ошибок, может допустить возможность существования славян в Восточной Германии, однако никогда не должен заходить так далеко, как например А. Шембера, В. Кентжинский и другие, чтобы объявлять славянами племена готов, скиров, герулов, свевов, лангобардов, тюрингов, маркоманнов, квадов, ругиев, вандалов и бургундов, населявших Восточную Германию. Вывод о германском происхождении этих племён бесспорен, так как он доказан и многими неопровержимыми данными исторических источников, и данными лингвистики; даже если в том или ином месте средневековый летописец по незнанию объявлял вандалов предками поляков, а готов – предками хорватов4, если наименование «свевы» созвучно наименованию славян, а анонимный географ Баварский по ошибке упомянул их в IX веке там, где в действительности речь идет о славянах5, то это ничего не меняет. Из местного наименования «славяне» в начале нашей эры не могла возникнуть форма слави (Slavi), а тем более свевы (Suevi -«свои») или свебы (Suebi).ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

С лингвистической точки зрения большего внимания заслуживают лишь несколько наименований народов, заселявших Древнюю Германию, хотя я лично не считаю, что это является доказательством их славянского происхождения. Наименование такого народа, как лугии, затем славянизация наименований ругиев, варинов, силингов, корконтов, ракатов и баймов (Baimoi) ведут нас, правда, в другом направлении и приводят к интересным выводам в пользу существования славян в Восточной Германии.

Основываясь на местоположении поселений лугиев, сходстве наименований, а также на том факте, что у нас нет достаточно полных данных об уходе лугиев, сторонники автохтонной теории обычно отождествляют древних лугиев с позднейшими славянами лужичанами (сербами, заселявшими Верхние и Нижние Лужицы на севере Чехии), выводя обе формы от славянского «луг», праславянского «лонг» – лес. Однако такое лингвистическое толкование не является правильным.

Если бы название лугиев было славянским и происходило от славянского «луг», то в древний период оно должно было бы звучать как «лунгии» или «лонгии», так как в тот период, и вплоть до IX века слово «луг» включало в себя носовой звук q6.

Вместе с тем ни один источник не подтверждает, что лугии действительно остались в Германии и продержались там до прихода славян. Все же славянство лугиев полностью отвергать нельзя. В старославянском языке наряду со словом «лонг» существовал ещё один корень «лугъ», означавший болото, трясину, из которого могло произойти наименование» луги, лугии». Латинская форма также имеет аналогии, например, названия славянских племён в латинских названиях: Varnavi, Hevelli, Polabi, Moravi.

Нельзя также не признать, что ещё два названия уже из числа небольших лугийских племён весьма сходны с позднейшими славянскими племенными названиями. Так, Heluetones Тацита, Αίλουαίωνες Птолемея сходны по названию с позднейшими славянами-гаволянами, обитавшими на том же месте, на реке Гаволе (первоначально Гавела, Havela, 789 год), а Μουγίλωνες Страбона – со славянами-могилянами, от славянского слова могила, называемыми Титмаром в X веке pagus Mogelini, Mogilina urbs неподалеку от Мейсена7.

Все это, безотносительно к гипотезе археологов об археологической культуре «полей погребений», принадлежавшей славянскому народу. Самым серьезным образом лингвистика свидетельствует в пользу славянской принадлежности гельвеонов и мугилонов, а тем самым и лугиев. Однако эти данные сами по себе всё же недостаточны для того, чтобы мы могли вполне определенно считать лугиев славянским народом в Восточной Германии8.

Остается неизвестной также этническая принадлежность баймов (Βοάμοι), помещаемых Птолемеем в Моравию, в отношении которых можно предположить, что это были славяне-чехи, так как по другим данным ясно видно, что славяне в тот период уже были в Моравии9. Хотя приводимое Птолемеем название корконты (греч. Κορκοντοί), которое он даёт чешским горам, явно связано со славянским названием гор Крконоши, однако свидетельствует оно лишь о том, что славяне, придя к горам, застали там или племя корконтов, или перенятое от них название гор10.

Точно так же название древней Виндобоны, несмотря на кажущееся сходство с чешским названием Viden (Видень) и названием реки Ведьня11, является не славянским (?), а галльским (Vindos + bona).

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Всё это ещё не даёт достаточных оснований считать славянской Восточную Германию времён Тацита или Птолемея или считать славянскими отдельные большие племена, её заселяющие. Вместе с тем, основываясь на истории этих отдельных племён, ряде древних географических наименований, наконец, новейших представлениях о древней Европе, мы можем прийти к другим выводам, более достоверным и правильным, чем те, к которым исследователи приходили до сих пор.

Из приведенного только что объяснения следует, что, хотя ни одно из племён не может быть названо бесспорно славянским, мы выясняем другое важное для истории славянства обстоятельство: некоторые древние наименования сходны либо даже тождественны с позднейшими средневековыми славянскими названиями. Из этого ещё нельзя делать вывод, что эти древние наименования обозначали также и славян, но они свидетельствуют, что, когда славяне пришли в Германию, здесь еще находился ряд не славянских племен. Только так и можно объяснить сходство славянских и германских племенных наименований: слензы (Slęzy) с германским силинг (Siling), варнавы с германским варини (Varini), гаволяне с германским гельветоне (Helveones или Helvetones), руяне с германским ругии (Rugii), а также славянских географических названий: Крконоши(Κορκοντοί), Есеники (Άσκιβούργιον ορος), Лаба (Albis), Сала (Σάλας), Видава (Οόίαδουα), Морава (Marus), Хуба (Kamp, Κάμπον), Калиш (Καλισία).

Мы даже можем пойти ещё дальше и предположить, что славяне в течение длительного времени обитали на одной и той же территории или по соседству с древними племенами, так как при кратковременном общении, а также в случае быстрого ухода древнего племени трудно было бы объяснить, как могли быть переняты и сохранены новым народом старые наименования.

Таким образом, перечисленные примеры сохранения старых наименованийсвидетельствуют о том, что славяне общались с варинами, ругиями, силингами и гаволянами задолго до того, как эти племена ушли из Германии. Хотя эти выводы и не свидетельствуют об автохтонности славян в Германии, но они показывают, что не правы те немецкие исследователи – а таковыми являются почти все они, – которые вместе с Цейсом и Мюлленгофом утверждают, что славяне перешли через Вислу и пришли на Одер и Эльбу лишь в V и VI веках, причем некоторые исследователи относят приход славян даже к VII и VIII векам, предпочитая оставить Восточную Германию на длительное время безлюдной, чем допустить в ней существование славян12.

Силинги, варины, ругии пришли в Восточную Германию уже во II или III веке, но не позднее IV века. В этот период в течение длительного времени совместно с ними должны были обитать славяне, являвшиеся в этих землях либо пришельцами, либо остатками большого народа лугиев. Сходство приведенных наименований является, следовательно, очевидным доказательством того факта, что славяне пришли в Восточную Германию не в VI или VII веке, а значительно ранее, по крайней мере во II или III веке.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Нельзя не считаться со свидетельством Юлия Капитолина, объясняющим, почему во время правления императора Марка Аврелия началось великое движение среди народов Восточной Германии и почему вандалы, астинги, лакринги, викуталы, аланы, роксоланы и бастарны стали совершать набеги на Римскую империю. «Pulsae ab superioribus barbaris», – говорит он о них13. Речь идёт, по-видимому, о давлении славян, которое начало сказываться.

Этот вывод, сделанный на основании данных истории и лингвистики, не связан с вопросом об автохтонности славян в Восточной Германии и о славянском происхождении лугиев. В последнее время данные археологии дают всё больше свидетельств о более раннем приходе славян в Восточную Германию. Начиная с IV века полностью прекращается развитие археологических культур Восточной Германии, и лучшие скандинавские археологи Монтелиус, Альмгрен и Салин объясняют это влиянием славянской экспансии14. Таким образом, с точки зрения археологических данных дату экспансии славян мы можем отнести ещё до начала IV века, так как она осуществлялась не сразу, а медленно и постепенно. Только так и можно объяснить, почему славяне переняли римскую провинциальную керамику. Если прав А. Соболевский в том, что славяне ещё в период существования общеславянского языка переняли общеславянское «сасъ, сасинъ» (в результате потери к), то это является ещё одним лингвистическим доказательством в пользу того, что славяне продвинулись к низовьям Эльбы по крайней мере в начале нашей эры15.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

В целом мои представления о движении славян и их приходе в Древнюю Германию во многом отличны от обычных представлений, существовавших до сих пор. Если мы исходим из того, что родина германцев находилась в Скандинавии, а родина славян за Вислой, то можно a priori с полным основанием утверждать, что славяне в начале первого тысячелетия до нашей эры со своей родины за Вислой продвинулись и в Восточную Германию, как только эта страна освободилась от других арийских древних народов, которые, вероятно, занимали её ещё до первого тысячелетия до нашей эры. Об этом, помимо данных археологии, свидетельствуют и относительная чистота топографической номенклатуры между Одрой и Вислой, а также и то, что германцы переняли название Вислы от славян16.

До этого момента мы можем серьезно говорить об автохтонности славян в Германии; славяне там были или могли там быть до германцев.

Когда же германцы в течение первого тысячелетия постепенно заняли всю Германию, и восточную тоже, то славяне были вытеснены ими, или поглощены, и Германия стала германской. Продвижение германцев не остановилось на границах Восточной Германии и продолжалось далее. Уже между V и III веками до н. э. на восток ушли бастарны и скиры; во II веке до н. э. ушли на юг цимбры.

В нашу эру, главным образом во II веке, германская экспансия с особенной силой устремилась по другим направлениям, то в течение II и III веков, и вероятно, IV века, вся Восточная Германия опустела, за исключением разве только области древних лугиев.Совершенно очевидно, что славяне не оставались при этом пассивными. Весьма вероятно, что цитированное выше известие Юлия Капитолина («Vita Marci», 14) о северных варварах, теснивших германские племена, касалось именно славян. При отходе германцев древние славянские островки, если таковые там были, снова ожили, и кроме того, двигавшаяся со стороны Вислы волна славянских народов занимала эту область всюду, где она освобождалась от германцев. Приведенные выше этнографические и географические наименования свидетельствуют, что в ряде мест славяне в течение длительного времени обитали рядом с германцами.

Таким образом, славяне находились в Германии по крайней мере уже в III и IV веках, а то и во II веке, и я считаю совершенно неверным вывод немецких учёных, считающих, что славяне существовали в Восточной Германии лишь после того, как она полностью была оставлена германцами или даже ещё позднее, в V или VI веке, не говоря уже о тех, кто считает, что славяне были здесь в VII–VIII веках.

Славяне, пришедшие в Силезию во II–III веках, переняли название силингов; пришедшие на север в землю варнов (варинов) и ругиев переняли в тот же период название последних (варнавы, ругианы). Если, как это допускает А. Брюкнер17, приводимые Птолемеем названия Калиша — Καλισία, Аскафкалис — Άσκαυκαλίς являются славянскими, то это подтверждает гипотезу о переходе славянами Вислы в первой половине II века.

Таким образом, славяне достигли Эльбы (Лабы) и Одера (Одры) по крайней мере в III–IV веках. Но, разумеется, верно и то, что первые достоверные упоминания о них, когда они названы своим собственным именем, имеются лишь в 512 году у Прокопия18.

Все германцы известны были у славян под общим названием «немец», по-древнеславянски немьць, множественное число немцы19, которое возникло от славянского слова немъ – mutus, то есть чужестранец, речь которого славяне не понимали.Таким образом, это название не является, как предполагают некоторые, производным от имени германского племени неметов, обитавшего на Рейне и никогда не общавшегося с общей массой славян.

——————————————— ***

1. К ним относятся главным образом чешские археологи: И. Ванкель, И. Пич, И. Вольдржих, Ф. Черны, К. Машка, ИЛ. Червинка и К. Бухтела.

2. Речь идёт главным образом о наименованиях рек, которые Я. Розвадовский и А. Шахматов считают кельтскими, затем о наименованиях торговых пунктов, перечисляемых Птолемеем, часть которых бесспорно кельтского происхождения. О том, что лингвистические выводы Розвадовского и Шахматова встретили серьезные возражения, я уже говорил на с. 28.

3. См. Tacit. Germ., 28, 43, 46; Agricola, И.

4. См. «Slov. star.», I, 46, 50; II, 177; III, 34.

5. «Suevi non sunt nati sed seminati». (Bielowski, Monumenta Poloniae Historica, I, 11.)

6. Еще в IX веке наименование лужичей звучало у анонима Баварского как лунсици (Lunsici).

7. О славянских гаволянах см. далее, с. 130; Mogelinia Thietmar’a – IV.5 (4) и V.37 (22).

8. Более подробно по вопросу о славянском происхождении лугиев см. «Slov. star.», III, 50 и сл. Славянское происхождение лугиев и мугилонов категорически отрицает А. Брюкнер («Slavia», I, 1922, 383).

9. «Slov. star.», III, 58. 10. Там же, III, 57. 11. Там же, III, 56.

12. Так, Г. Коссина относит появление славян в безлюдной Восточной Германии к VII–IX векам, а уход германцев к 500–600 годам н. э. (Das Weichselland, ein uralter Heimatboden der Germanen, Danzig, 1919, 24.)

13. «Vita Marci», 14.

14. «Slov. star.», Ill, 62.

15. ЖМНП, 1904, 464. Это доказательство отвергают А. Брюкнер («Slavia», I, 386) и И. Миккола (Revue des Etudes slaves, I, 1921, 199).

16. Название «Висла» имеет ряд параллелей в славянской речной номенклатуре (Висла, Вислица, Вислок, Вислока, Висловка, Вислава, Свислочъ). Поэтому мне трудно согласиться с теми, кто обычно усматривает в Висле кельтское название. См. «Slov. star.», III, 64.

17. «Slavia», I, 1922, 399.

18. Procop., B. Got., 11.15; «Slov. star.», Ill, 66.

19. Раньше всего у Титмара («Nemzi», V, III, 59), затем в «Житии св. Климента», 13, Νεμέτζοί, и у Константина Багрянородного (De cerem., II, Νεμέτζιοι).
Источник

http://ru-sled.ru/prodvizhenie-zapadnyx-slavyan-k-elbe-zaale...

Продвижение славян в западную Германию

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12) Любор Нидерле. Славянские древности. М. 1956 г.: Новый Акрополь, 2010 год. М. Книга первая. История древних славян. Часть III. Западные славяне. Глава XII. Продвижение славян в западную Германию.

Первым историческим известием о славянах на Эльбе является запись Вибия Секвестра «De fluminibus» (VI век), в которой об Эльбе говорится: «Albis Suevos a Cervetiis dividit», так как не может быть сомнения, что Cervetii означает здесь наименование сербского округа (pagus) на правом берегу Эльбы, между Магдебургом и Лужицами, который в позднейших грамотах Оттона I, Оттона II и Генриха II упоминается под термином Ciervisti, Zerbisti, Kirvisti, нынешний Цербст. С этим согласуется и известие Фредегара о существовании в 623–631 годах сербского княжества на реке Сале и другие его сообщения о вторжениях славян в Тюрингию в 631 и 632 годах, указывающие на то, что в тот период сербы и чехи обитали по соседству с Тюрингией1. В VIII веке Эйнхард пишет: «Sala fluvius Thuringos et Sorabos dividit»2, а с конца VIII века источники начинают говорить о них ещё чаще и подробнее.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

В 782 году, началось большое, имевшее мировое значение наступление германцев против славян, которые, перейдя Эльбу, начали угрожать империи Карла Великого.Для того чтобы создать какой-то порядок на востоке, Карл Великий в 805 году создал так называемый limes Sorabicus — границу экономических (торговых) связей между германцами и славянами3. Граница шла от устья рек Энже и Лорх (древняя Lauriacum) по течению Дуная до Регенсбурга, где поворачивала на север через Пфреймд (у Нюренберга), а затем через Форгайм, Бамберг, Галаштат пересекала Франконский лес в направлении к нынешнему Эрфурту; отсюда по течению Заале и Эльбы граница шла к Магдебургу, затем Брауншвейгу, к месту, называемому Шезла, более точное местоположение которого также не известно4, и вплоть до Бардевика на Эльбе.

За Бардевиком начиналась другая граница, так называемая limes Saxoniae, созданная несколько позднее в 808 году. «Саксонская граница» шла от реки Дельвенавы (Delven Au) к истокам Билены (Bille) и вдоль Травны (Trave), Плунского озера (Plonersee) к месту впадения Свентины (Schwentine) в Кильскую бухту5. Хотя и нельзя сказать, что проведенная подобным образом линия являлась одновременно и точной этнографической границей славянской и германской областей, однако характер этой границы показывает, что она, по крайней мереприблизительно, разделяла территорию заселенности обоих народов.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Граница показывает нам, как далеко к началу IX века распространились славяне при своём продвижении к Эльбе и за Эльбу и как всё, что находилось к востоку от сербской и саксонской границ, было в IX веке бесспорно славянским.

Однако, несмотря на начавшееся с этого времени германское наступление, славяне не остановились и на этой линии. Славяно-немецкая граница в ходе войн, происходивших с IX по XII век, несомненно, неоднократно менялась, и если я сейчас пытаюсь определить, как далеко проникли славяне в Германию, то тем самым имею в виду не прочно установившуюся в какой-то период границу, а лишь тот предел, до которого славяне в различное время доходили. Его нельзя смешивать с границей, разделявшей действительно немецкие и действительно славянские области. Такая постоянная, с компактным немецким и славянским населением граница всегда проходила дальше к востоку, а отдельные славянские поселения впереди этой границы были лишь временными и находились на территории во всех остальных отношениях немецкой. К тому же принадлежность этих поселений славянам лишь в редких случаях может быть установлена на основании прямых исторических известий. Обычно же только славянский характер имён или круговая форма поселений — «okrouhlice», немецкие Runddorf, считаются славянскими6, и указывают на славянскую принадлежность поселения.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Однако оба эти признака иногда недостаточны, и более определенно мы можем говорить о славянских поселениях только там, где предполагаемые славянские наименования и славянский тип деревни встречаются сравнительно часто. Поэтому линия западной границы славянства в том виде, как я её здесь определяю, является во всех случаях лишь приблизительной, и возможно, что дальнейшие исследования несколько её изменят.

Значительная часть славянских топонимов образована при помощи следующих суффиксов:

-ин (-in) — Берлин, Шверин, Витцин, Девин, Альт-Тетерин, Карпин. Обычно это -in ударное, в отличие от германских топонимов, имеющих ударение на первый слог.
-ен (-en) на востоке Германии — результат германизации славянских суффиксов с -н- (-ин, -ина, -нь, -яне).
-иц (нем. -itz)— Лаузиц (Лужица), Кемниц. «Окончания» -иц/-ц, как правило, соответствуют славянским окончаниям -иц/-ица (-ic/-ica) или -ицы (-icy). Например: Добраниц (нем. Dobranitz), с лужицкого — Добранецы (в.-луж. Dobranecy), Добершюц (нем. Doberschütz) — Доброшицы (в.-луж. Dobrošicy).
-ов (-ow, фонетически [o]) — Любов, Тетеров, Гюстров, Трептов, Лютов, Гольцов, Миров, Буров.
-ау (-au) на востоке Германии — Люббенау, Шпандау, Торгау.
Окончания -ау (-au) в топонимах славянского происхождения в большинстве случаев являются германизированным славянским окончанием -ов (-ow)

На севере между Эльбой и Балтийским морем славяне первоначально заселяли территорию до рек Свентина (Schwentine), Травна (Trave), Дельвенава (Delven Au)7, где и позднее сохранились компактные славянские поселения. Однако по топографической номенклатуре мы видим, что в X веке, и во второй половине XI века славяне проникли ещё дальше, вплоть до Эйдера и окрестностей Рендсбурга8 и заселили область стурмаров (stormarn) вплоть до Гамбурга и реки Альстера, в общем примерно до линии Киль – Неймюнстер – Альстер – Гамбург. Прудентиус Тройский называет Гамбург «Civitas Sclavorum»9.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

За Гамбургом славяне перешли на левый берег Эльбы к Люнебургу, где на берегах рек Иесны (Ясны, Иетцель) и Ильмы (Ilmenau — Ильмень) поселилось племя древан, остатки которых обитали здесь вплоть до XVIII века10. Ещё и теперь в области Иесны сохранилась память о них в названиях Drawehn (древняя славянская – Дравайна,Drawaina) и Wendland, хотя последний крестьянин по имени Варац, знавший «Отче наш» по-славянски, умер в 1798 году. Граница области, заселенной славянами, по данным исследования Муки, проходила от устья Ильмы (Ilmenau), пересекала реку Адлеру в нижнем её течении, затем шла к Бургдорфу южнее Келы, а оттуда через Пейне, Брауншвейг, Гельмштедт к устью Огры (Ohre) (древней Оравы), на юг от которой славянские наименования заметно исчезают11.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

Когда-то Старая Марка (Altmark) была полностью славянской, но уже с 822 года в ней, а вскоре и в бассейне Оравы появляются наименования немецких поселений. Однако соседняя Тюрингия, между Эльбой, Оравой, Бодою (Bode) и Заале, всегда была слабо заселена славянами.

Области к востоку от Заале были славянскими. Славяне проникли и на запад от Заале, где их поселения были разбросаны в различных местах, в остальном же эта область оставалась немецкой. О славянских поселениях между Эрфуртом и Заале упоминает грамота Дагоберта III от 706 года12, другие же свидетельства относятся к 937 и 973 годам. О славянах, обитавших на реке Фульде13, упоминается также в индексе монастырского имения в Фульде и Герсфельде VIII века и в «Житии св. Штурма» Эйгилия.14 Там также встречается большое количество славянских наименований.

Область между реками Унструта и Випра (нем. Wippra) в X веке обозначается как «pagus Winidon», а окрестности Заальфельда именуются в XI веке «regio Sclavorum»15. В 1055 году мы находим славян даже неподалеку от Геттингена16. Славянская граница, по-видимому, проходила здесь вдоль Заале, у реки Унструты она отклонялась на запад и шла по течению рек Унструта и Випра, обходила Готу по направлению к среднему течению Верры, затем шла к верховьям Фульды, откуда через Киссинген, Виндсгейм на реке Айш поворачивала к Ансбаху и Регенсбургу. По этой границе расположены были лишь отдельные славянские поселения, в остальном же эта территория была немецкой17.

Компактные славянские поселения в Баварии находились значительно дальше на восток:на верхнем Майне и его притоках Раднице (Rednitz), Пегнице (Pegnitz) и Резату. Эта область в древних грамотах VIII и IX веков снова именуется terra Sclavorum, regio Sclavorum, а славяне, обитавшие здесь, – Moi’nwinidi и Ratanzwinidi18. Уже в IX веке для них было построено 14 костелов, а в 1007 году учреждено специальное епископство в Бамберге: «ut paganismus Sclavorum destrueretur et christiani nominis memoria perpetualiter inibi Celebris haberetur»19. Большая часть населения этого епископства была славянской.

На юге Баварии славянские поселения прослеживаются по реке Набе до окрестностей Регенсбурга. Чешская область, называвшаяся Тугост20, также протянулась вплоть до баварской реки Хамб, где в XII веке упоминается поселение Boem-villingen21. Повсюду, где жили славяне, помимо упомянутых исторических свидетельств, до сих пор сохранилось много следов славянской номенклатуры, имён, образованных из славянских слов и имеющих славянские окончания: – itz, – za, -wind, – winden. Однако здесь нужно быть осторожным, так как эти окончания не всегда славянского происхождения. Не вызывает сомненияславянское происхождение сложных слов с прилагательным windisch. И хотя мы не можем принять все 567 предполагаемых славянских наименований, обнаруженных Е. Маевским у франков22, всё же мы должны признать, что количество их бесспорно велико. Но пока ещё нет столь эрудированного лингвиста, который смог бы выделить из предполагаемых славянских наименований те названия, которые бесспорно являются славянскими.

Существование славян на юге Баварии подтверждается большим количеством сёл с характерной славянской планировкой, расположенных к востоку от линии Бамберг – Гайда – Наба, так и данными археологии: имеющиеся здесь повсюду, вплоть до Эрфурта, Готы, Бургленгенфельда на Набе, Ансбаха на Резате и Альтмюля23, могильники и городища характерны своей славянской керамикой и S-образными височными кольцами.

ЛЮБОР НИДЕРЛЕ. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНОСТИ.КНИГА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. ЧАСТЬ III. ЗАПАДНЫЕ СЛАВЯНЕ. (ГЛАВЫ 10.11,12)

На юге от Дуная славянские поселенцы, пришедшие с севера (чехи и сербы),встречались со словенскими поселенцами, приходившими из альпийских земель. В Австрии граница сплошного славянского заселения шла от Дахштейна близ Галыптата, между Мундзее и Аттерзее, по течению реки Травны к Велсу, Кремсу, св. Флориану и Линцу, а на другой стороне Дуная – по течению реки Мюгль. Между Травной и Инном славянские поселения насчитывались лишь единицами, но где-то в южной Баварии упоминается ещё славянская (венедская) palus magnum Winidowa dictum (вероятно, озеро Вюрмзее?)24.

Таким образом, имеется действительно много доказательств, указывающих на существованиеславян в Западной Германии, однако все они относятся лишь к VIII и IX векам и явно связаны с продвижением славян на запад, захватившим восточную Германию уже в III–IV веках. Поэтому они могут свидетельствовать лишь о существовании славянских колоний, возникших уже позднее, когда волна славянских народов в V и VI веках достигла Эльбы, Заале и Шумавы. Однако такие доказательства не являются и не могут являться свидетельством исконного существования славян в Западной Германии, хотя именно так постоянно истолковывают их некоторые славянские историки, как, например, Кентжинский, Маевский и Богуславский.

———————————————- ***

1. Fredegar, Chroń., IV, 68, 74, 75, 77, 87.

2. Vita Caroli, 15.

3. «Limes Sorabicus» отмечен в капитулярии, изданном в 805 году в Тионвилле (Mon. Germ. Leg. Sectio, II, tom I, 122, Nr. 44).

4. У нынешнего Шисселя на р. Вюмме или скорее всего на р. Исе у впадения её в Аллеру. См. «Slov. star.», III, 71.

5. Adam Brem., II, 15, более подробное объяснение см. в «Slov. star.», III, 71. 6.Характер славянских поселений в середине XIX века начали изучать В. Якоби и И. Ландау. Но больше всех сделал в этом направлении А. Мейтцен (Siedelung und Agrarwesen der Westgermanen und Ostgermanen, Berlin, 1895). См. «Slov. star.», Ill, 73 и то, что я писал о значении славянских круговых поселений в моей книге «Źivot starych slovanii», III, 187 и далее.

7. Adam Brem., 1 с. (limes Saxoniae).

8. «Visio Godeschalci» и Helmold, 11.14.

9. Ann. Bertiani, относящийся к 845 году. См. и Письмо папы Николая I от 864 года.

10. Подробности о судьбе этих древлян и попытках найти их следы имеются в работах А. Муки, Slovane ve vevodstvi Liineburskem (Slov. pfehled, VI, 103) и Szczątki języka polabskiego Wendów ltineburskich (Mat. a prace kom. jęz., Krakow I, 1903). См. «Slov. star.», III, 76, 177.

11. Однако против некоторых выводов Муки (Slov. piehled, VI, 103), а также Кугнеля, опирающихся на славянский характер топонимики, возражает П. Рост – Die Sprachreste der Dravano Polaben in Hannover schen, Leipzig, 1907, 349. P. Андре проводил границу от Вагренгольца по Исе к Адлере и около Феллерслебена, Кенигслютера к Гельмштедту («Braunschweiger Volkskunde», Braunschweig, 1901, 501).

12. Mon. Germ. Dipl., I, 83 (Грамота является подделкой X или XI века).

13. Eigilius, Vita S. Sturmi, M. G., Scriptores, II, 369.

14. «Slov. star.», Ill, 79, а также Кентжинский, O Słowianach między Renem, Labą i czeską granicą Krakowska akadem., 1899, 35, 39.

15. Грамота Оттона II от 979 года, а также у Ламберта из Герсфельда (Mon. Germ. Ser. script., V, 238).

16. Грамота архиепископа Майнцкого Луипольда от 1055 года (Кентжинский, I, с 42).

17. Нельзя, конечно, a priori исключать возможность существования отдельных славянских поселений ещё далее к западу и на самом Рейне и Боденском озере. Однако доказательства этого, полученные путём изучения номенклатуры этой области, ещё недостаточны (см. работу Кентжинского о славянах, а также статью Е. Богуславского «Słady po Wendach w dzis. Niemcach» (Światowit, VIII, 35), затем H. Marian, Rheinische Ortsnamen, Aachen, 1884 и E. Majewsky, Starozitni Słowianie na ziemiach dzis. Germanii (Warszawa, 1899). См «Slov. star.», Ill, 81.

18. См. грамоты папы Захария от 751 года, Людовика от 846 года, Ариульфа от 889 года, Генриха I от 923 года, Оттона III от 993 года. Затем «Житие св. Бонифация» (8) Вилибальда и Фульдские записи (Dronke, Trad, et ant. Fuld, 1884, с. VI, 129–130, 133 и сл.). См. «Slov. star.», III, 83.

19. «Чтобы было ниспровергнуто язычество славян и все христиане сохранили бы память о знаменитых людях на месте». Jaffe, Bibl. rer. Germ., V, 27; Mon. Boica, XXVIII, 40, 95.

20. Jaffe, 1, с. 497.

21. Friedrich, Cod. dipl. Bohem., I, 94; Mon. Boica, XXVII, 39.

22. См. статью Маевского в «Swiatowitu», II, 63 («Słady Wendów we Frankonii»). 23. См. доводы, приведенные в «Slov. star.», III, 86, и статьи Рейнеке и Толдта в «Correspondenzblatt d. Deutsch. anthr. Ges.», 1901 и 1911.

24. Chroń. Benedictoburanum (Pertz., «Slov. star.», IX, 214) в описании закладки костела на реке Любасе в 740 г. О том, что славянские поселенцы проникли даже в Швейцарию, см. доказательства у Кентжинского («О Słowianach», 45).

Источник

http://ru-sled.ru/prodvizhenie-slavyan-v-zapadnuyu-germaniyu...

Картина дня

наверх