Свежие комментарии

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

«Энигму» во Второй мировой войне использовали широко. Это был самый ходовой шифратор в Германии, Италии, Японии и даже в нейтральной Швейцарии. «Отцами» легендарной шифровальной машина, чье название в переводе с греческого означает «загадка», стали голландец Хуго Кох (изобретатель шифровального диска) и немецкий инженер Артур Шербиус, который запатентовал шифрмашину ещё в 1918 году.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 1

Артур Шербиус — автор "Энигмы". Источник: lifeofpeople.info


Ни о какой военной карьере «Энигмы» первоначально речь и не шла – это был типичный коммерческий продукт. Была даже широкая рекламная кампания, инициированная Шербиусом для продвижения собственного продукта. Так, в 1923 году шифровальный аппарат стал экспонатом съезда Международного почтового союза, но успеха не снискал. Причина была в высокой цене «Энигмы» и внушительных габаритах машины Шербиуса. И все же несколько экземпляров были проданы армиям различных стран и компаниям связи. Британцы впервые столкнулись с устройством «Энигмы» в июне 1924 года, когда производитель предложил англичанам закупить партию аппаратов по немалой для того времени цене 200 долларов за штуку.
Правительство Великобритании в ответ предложило зарегистрировать шифровальную новинку в патентном бюро, что автоматически вело к предоставлению полной документации на технику. Немцы пошли на этот шаг и британские криптографы получили в свое распоряжение все технические нюансы «Энигмы» задолго до Второй мировой войны.


Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Патент на "Энигму". Источник: lifeofpeople.info

Правда, стоит отметить, что «Энигма» была в ранней коммерческой версии, которую немцы не использовали в своей армии. Восхождение немецкой шифровальной машин на Олимп началось с приходом к власти Адольфа Гитлера в 1933 году, когда началось перевооружение армии. Общее количество выпущенных аппаратов «Энигма» до конца Второй мировой войны, по разным источникам, варьируется от 100 тыс. до 200 тыс. Использовали их повсеместно — в вермахте, в кригсмарине, в абвере, в люфтваффе и в фашистских службах безопасности.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

"Энигма" поздней версии. Источник: w-dog.ru

На чем основывается устройство шифратора? В самой первой генерации это были три вращающихся в одной плоскости барабана (диска или колеса), на каждой из сторон которых имелись 26 электрических контактов – ровно по числу букв в латинском алфавите. Контакты с обеих сторон соединялись внутри диска 26 проводами, которые формировали замену символов при наборе текста. Три диска в процессе сборки складывались вместе, касались друг друга контактами, что обеспечивало прохождение электрических импульсов сквозь весь набор барабанов на регистрирующее устройство. Сам латинский алфавит был нанесен на боковой поверхности каждого барабана. Начало работы с «Энигмой»-передатчиком ознаменовывалось набором кодового слова из букв на барабанах. Важно, чтобы приемное устройство также было настроено аналогичным кодовым словом.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Полевая шифровальная машина "Энигма". Источник: musee-armee.fr

Далее оператор, ответственный за ввод текста для шифрования, набирает на его клавиатуре, причем каждое нажатие вызывает поворот левого диска на один шаг. «Энигма» была электромеханическая машина, поэтому все команды механической части отдавались с помощью электрических сигналов. После того как левый диск проворачивался на один оборот, в дело вступал центральный барабан и так далее. Такое вращение дисков создавало для каждого символа текста свой уникальный контур для прохождения электрического импульса. Далее сигнал проходил через рефлектор, который представлял из себя 13 проводников, соединявших пары контактов на задней стороне третьего диска. Рефлектор разворачивал электрический сигнал обратно в барабаны, но уже совсем по другому пути. И только вот тут загоралась лампочка около буквы уже шифрованного текста. Такие «приключения» электрического сигнала обеспечивали уникальную защищенность канала связи для своего времени.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3


Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Военная версия "Энигмы" с четырьмя барабанами. Источник: e-board.livejournal.com

С учетом дальнейших усовершенствований, которые вносили немцы в «Энигму», британские криптоаналитики не смогли бы никогда самостоятельно «хакнуть» такой совершенный аппарат. С «Энигмой» на первых порах работали три человека: один читал текст, второй набирал на клавиатуре, а третий записывал по всполохам лампочек шифровку. Со временем, размеры шифровального аппарата уменьшились до габаритов печатной машинки, что позволило отправлять сообщения буквально из каждого окопа. Также немцы в ходе модернизации добавили печатающее устройство для набора зашифрованного текста. Что же еще инженеры-криптографы Третьего рейха добавили в «Энигму»? В 1930 году появилась коммутационная панель из 26 пар розеток и штепселей, которая дополнительно заменяла знаки открытого текста после основного шифрования на барабанах. Это было чисто военное усовершенствование – на коммерческих вариантах такое отсутствовало. Долговременный ключ шифратора, который формировала коммутация дисков за счет перестановки 26 элементов, составляет астрономические 4х1026 вариантов! Сейчас программные возможности ЭВМ позволяют с легкостью перебрать такое число вариантов, но для 30-40-х это было маловероятно и долго. Также усложнял картину шифрования набор из пяти дисков «Энигмы» (они все были разными) из которых только три устанавливались на аппарат единовременно. Их можно тасовать в произвольном порядке, то есть всего было 10 вариантов установки на одну машину. Разовый ключ для начала работы предлагал для каждого диска 26 вариантов символов, а для трех уже 26^3=17576. И, наконец, регулярно сменяемая схема коммутации штепсельной панели совсем усложняла работу для криптоаналитических служб врагов фашистской Германии. Позже стали добавлять дополнительные барабаны в конструкцию. Однако, несмотря на это, «Энигму» научились полноценно «читать» уже в самом начале Второй мировой войны.

Одними из лучших криптоаналитиков перед большой войной были поляки. Еще во время гражданской войны в России и советско-польского конфликта поляки успешно дешифровали сообщения советской армии и дипломатов. Так, 2-й отдел (криптоанализ) польского Генерального штаба за август 1920 года «перевел» с шифрованного на польский 410 телеграмм, подписанных Троцким, Тухачевским, Гаем и Якиром. Мало того, во время наступления Красной армии на Варшаву поляки ввели в заблуждение войска Тухачевского, что заставило его отступить к Житомиру. Со временем, естественный интерес криптоаналитиков Польши переместился на набирающую угрожающими темпами мощь Германию. Польское «Бюро шифров» было в те времена достаточно эффективной структурой и включало в себя четыре отдела:

— подразделение польских шифров, отвечающее за защиту государственных линий связи;
— подразделение радиоразведки;
— подразделение русских шифров;
— подразделение немецких шифров.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Саксонский дворец в Варшаве, где располагались Генеральный штаб и Бюро шифрования. Фото 1915 года. Источник: photochronograph.ru

Во многом поэтому именно поляки достигли первых успехов в деле расшифровки «Энигмы». Примерно с 1926 года они стали перехватывать в радиоэфире немецкие сообщения, шифрованные неизвестным ранее способом. Чуть позже, в 1927 или 1929 годах, через таможню из Германии была попытка провезти в немецкое дипломатическое консульство коробку с «Энигмой». Как это произошло и почему немцы не переслали аппарат закрытым дипломатическим каналом? Никто сейчас на это не ответит, но поляки подробно изучили устройство аппарата – этим занимались ребята из радиотехнической фирмы AVA, которая давно работала с польской разведкой. После тщательного знакомства «Энигму» передали ничего не подозревающим немецким дипломатам. Конечно, устройство коммерческой версии шифровальной машины мало чего могло дать польским криптоаналитикам, но начало было положено. Поляки с каждым годом усиливали свою службу по «взлому» немецких кодов – в 1928-1929 годах в Познаньском университете организовали курсы по изучению криптографии для студентов-математиков со знанием немецкого языка. Среди талантливых студентов выделялись трое: Марианн Ражевский, Генрих Зыгальский и Ежи Разицкий.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Марианн Ражевский — ведущий криптоаналитик довоенной Польши. Источник: lifeofpeople.info

Всех их впоследствии взяли в спецслужбы, и они первыми получили результаты по дешифровке «Энигмы». Во многом именно поляки первыми поняли важность привлечения специалистов-математиков для криптоанализа вражеских шифров. Польша вообще в 20-30-х годах была чуть ли не мировым лидером в области криптографии, и специалистов часто приглашали делиться опытом в другие страны. Соблюдая рамки секретности, конечно. Капитан польской армии и спец по кодам Ян Ковалевский ездил с этой целью в Японию, а потом работал с группой студентов из этой страны у себя на родине. И воспитал Ризобара Ито, крупного японского криптографа, вскрывшего английскую шифрсистему Playfair, использовавшуюся в 30-е годы на британских линиях связи. Чуть позже помогать полякам принялись еще одни потенциальные враги Германии — французы.

Поляки в 1931 году неожиданно получили важную и своевременную помощь от французских спецслужб: в Германии объявился предатель среди сотрудников Министерства обороны, который вышел на правительство Франции с предложением продать секретные документы. Это был Ганс-Тило Шмидт, и среди его «товара» оказалось руководство по эксплуатации немецкой шифровальной машины «Энигма». В историю разведки Шмидт вошел под кодовыми именами «Asche» или «Source D» и закончил свою жизнь вполне закономерно — в 1943 году в застенках гестапо.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 2

Ганс-Тило Шмидт. Источник: wikipedia.ru

Однако до момента ареста предатель идеалов Третьего рейха активно сотрудничал с французами и, в частности, передал им 38 шифровальных книг для «Энигмы». И если бы немцы не оккупировали Францию и не нашли в архивах вражеской разведки свидетельства наличия «крота», то Шмидт так бы и оставался незасвеченным. О важности агента очень красноречиво говорил польский криптоаналитик Мариан Режевский: «Документы Аше были словно манна с небес, и все двери сразу же открылись». Но вернемся в 1931 год, где представители Второго бюро (французская разведка) агент Рудольф Лемуан и начальник шифровального отдела Гюстав Бертран ударили со Шмидтом по рукам, и сделка на 10 тыс. марок состоялась.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Рудольф Лемуан. Источник: wikipedia.ru

Французские криптографы ознакомились с ценнейшей информацией по машине «Энигме», поняли, как она шифрует сообщения, но вот самостоятельно декодировать её послания не смогли. Расстроенные спецы Второго бюро обратились к англичанам, но и они оказались бессильны. Получив соответствующие полномочия, Гюстав Бертран передал информацию польским криптографам, но они лишь сделали вывод о том, что немцы адаптировали коммерческую «Энигму» под армейские нужды. Никакого особого прорыва в расшифровке даже европейские лидеры криптографии, поляки, обеспечить не смогли. В итоге агентура Второго бюро принялась тормошить старого знакомого Ганса-Тило Шмидта, который уже, очевидно, потратил гонорар за сделку. В итоге в мае и сентябре 1932 года Шмидт передал Франции новые ключевые установки по «Энигме».

Контакты поляков и французов в сфере расшифровки были очень своеобразными: спецы из Второго бюро не могли самостоятельно разобраться с шифрами и шли на поклон к полякам. А представители Польши охотно пользовались разведданными чужой страны и всячески уверяли французов в скором решении вопроса. На самом деле Польша очень неохотно делилась результатами работы по направлению «Энигма». Для союзников оставалось тайной, что в этой стране уже построена модель немецкой шифровальной машины для полноценной обкатки приемов дешифровки. Мало того, к 1933 году поляки могли фактически читать шифровки «Энигмы». И здесь снова не обошлось без работы разведки.

В 1930-х годам польские спецслужбы обнаружили в юго-восточной Германии завод по производству немецких шифровальных машин. Группа подпольщиков с 1933 года активно включилась в процесс изучения этого секретного завода и результаты оказались весьма ценными для криптоанализа. Но все это разрушилось с приходом 1938 года, когда немцы изменили процедуру использования ключевых установок, введя, в частности, разовые ключевые установки, формирующие уникальные начальные положения дисков, меняющиеся при каждом сеансе связи. С этого года у поляков появились заметные трудности в дешифровке.

Проблему нужно было как-то решать, и на фирму AVA приехал Мариан Режевский с твердым намерением сделать «Анти-Энигму», способную «хакнуть» немецкий супершифр. Устройство получило название «Бомба» и представляло из себя шесть соединенных между собой «Энигм». Принцип был в общих чертах прост: сообщение расшифровывалось с помощью перебора начальных положений дисков.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Англо-польские модели машины "Бомба". Источник: fofoi.ru

Делала это «Бомба» ориентировочно за два часа, при этом издавая звук тикающих часов, за что и получила своё название. С целью ускорить дешифровку поляки запускали несколько «Бомб» параллельно. Примечательно, что вся эта история была вне ведома англичан и французов, продолжавших делиться с Польшей результатами агентурной работы со Шмидтом. Сложностей «Бомбе» немцы доставили в 1938 году, установив сразу пять дисков, из которых только три участвовали в ключевой установке. Ума у поляков на взлом такого материала не хватило, и они летом 1939 года обратились за помощью к англичанам и французам. Два дня в июле этого же года в Варшаве английский криптоаналитик Дилли Нокс, директор английской Правительственной криптографической школы Алистер Деннистон, начальник шифровального отдела Второго бюро Гюстав Бертран и его коллега Генри Бракени приходили в себя от польского эгоизма в вопросе «Энигмы».

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

"Бомбы" в музее в Блетчли-Парке. Источник: fofoi.ru

Поляки передали в те дни по одной копии шифраторов Англии и Франции, а также подлинную инновацию тех времен – перфокарты с подробными инструкциями, как их использовать и изготавливать. Когда немцы оккупировали Польшу, местное шифровальное бюро бежало во Францию через Румынию, заранее уничтожив все «Энигмы» и «Бомбы». Сделали они это мастерски, нацисты даже не заподозрили самого факта польских работ по дешифровке. С этого момента началась совместная франко-польская работа по проблематике немецких кодов – до апреля 1940 года удалось прочитать 15 тыс. приказов, директив и прочих вражеских сообщений. Когда пришла очередь Франции стать частью Третьего рейха, работы закономерно пришлось свернуть, но вот так тщательно, по-польски, замести следы не удалось, что и позволило гестапо в итоге выйти на след Ганса-Тило Шмидта.

Наиболее удачно распорядились польским наследством англичане, организовав на своей территории масштабную операцию «Ультра», собрав в местечке Блетчли-Парк в графстве Бэкингемшир своих лучших лингвистов, криптографов и математиков. Отличительной стороной «Ультра» стал уникальный режим секретности, которым британцы окружили Блетчли-Парк. Бывший руководитель службы безопасности Великобритании Ф. Уинтерботэм по этому поводу как-то сказал: «Я указал, что потребуются очень строгие правила, регламентирующие число людей, которые могут знать о существовании такой информации, и особые правила для тех, кто получает информацию: запрет предпринимать какие-то ни было действия, которые могут вызвать подозрение у противника, либо подтвердить его опасения, что союзному командованию были известны его планы… В известных условиях может оказаться соблазнительным нанести удар, который выдаст тайну…» И англичане далеко шагнули в реализации своей «ультрасекретности».

Первое лицо Великобритании сэр Уинстон Черчилль, получая информацию из Блетчли-Парка, не всегда мог делиться ею даже с членами кабинета министров. Фактически Черчилль позволял пользоваться материалами дешифровки только начальнику армейской разведки и главе Intelligence Service. Даже появление самого названия «Ультра» до сих пор покрыто мраком – есть лишь версии, по одной из которых англичанам просто показалось недостаточно классических грифов «секретно» и «совершенно секретно».

В начале работы программы информационный поток из «мозгового центра» был невелик и обеспечивать его неразглашение было сравнительно просто. Но когда спецы в Блетчли-Парке заработали во всю мощь, справляться с режимом секретности стало сложнее – неизбежно кто-то бы проболтался, и немцы, нашпиговавшие остров своими агентами, могли заподозрить неладное. В связи с этим получатель любой информации по «Ультре» не мог её никому передавать или, упаси боже, копировать. Все действия, связанные с программой, должны быть оформлены в виде боевых приказов или решений без ссылок на расшифрованные радиограммы. Так, по задумке британцев, можно было отвести подозрения немцев о источнике разведданных. Непосредственные действия на полях сражений Второй мировой войны, основанные на расшифрованных немецких радиограммах, должны предварительно маскироваться.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

И действия на море не были исключением. Например, осенью 1942 года ВМС Великобритании систематически отправляли на дно немецкие конвои, доставлявшие горючее «лису пустыни» Роммелю в его африканский корпус. Атаки были спланированы на основе разведданных из Блетчли-Парка, но бить «в лоб» морякам было запрещено – перед каждым боевым выходом кораблей и самолетов в небо отправлялся крылатый разведчик. У несчастных нацистов должно было создаваться впечатление, что потопили их все-таки после обнаружения с воздуха. Но вот один из немецких конвоев был уничтожен в условиях полного тумана, и сослаться британцам на воздушную разведку было бы наивно. Пришлось ставить целое театральное представление, по сценарию которого шеф Intelligence Service Стюарт Мензис послал радиошифровку некому мифическому агенту в Неаполе, который якобы и «слил» немецкий конвой. Конечно, текст зашифровали очень примитивно — немцы в итоге легко повелись на такую уловку, списав потерю кораблей на предателя. Существует даже версия, что из-за такого фокуса нацисты сняли всё руководство неаполитанского порта, из которого конвои и оправлялись на погибель.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Немецкий линкор "Шарнхорст" был потоплен на основе данных перехвата "Энигмы", но это тщательно скрывалось.

С помощью радиоперехватов «Энигмы» британцы выудили очень ценную информацию о местоположении линкора «Шарнхорст». Его отправили на дно, но во всех источниках виновником обнаружения немецкого корабля был назначен случайный английский катер. Уинстон Черчилль, похоже, больше всех болел сохранением секретности «Ультры» и требовал, чтобы никто из получателей информации о программе не имел права по собственной воле подвергать себя опасности пленения. Многие старшие офицеры, связанные с Блетчли-Парком, вообще не могли принимать участие в боевых действиях. В то же время аналитикам из министерства обороны пришлось ввести в курс дела персонал станций радиоперехвата, которых было множество. Военные справедливо посчитали, что если спецы будут работать «вслепую», то в конце концов кто-то проболтается о постоянно растущем объеме перехваченных сообщений. Кроме того, содержание перехватов до сотрудников станций также не доходило: они вообще считали, что шифровки «Энигмы» не поддаются расшифровке. Это также могло вызвать ненужную суету. Поэтому радистов оповестили о чрезвычайно важности программы «Ультра», добавили жалование и напомнили о преданности королевской семье.
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Часть 3
Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Британский Ковентри — самая известная жертва беспрецедентной секретности "Ультры".

Однако порой за режим секретности приходилось платить кровью гражданского населения Великобритании. «Актом устрашения» назвали нацисты варварскую бомбардировку британского Ковентри 15 ноября 1940 года. Бомбили 437 самолетами, сбросившими 56 тонн зажигательных бомб, 394 тонны фугасов и 127 парашютных мин, которые убили несколько сотен человек, разрушили авиазавод и снизили выпуск военных самолетов Британии сразу на 20%. При этом немцы потеряли всего-навсего один (!) самолет. Гитлер был настолько рад такому успеху люфтваффе, что пообещал «ковентризировать» остальную Британию. Обычный эпизод мировой бойни? Но в Блетчли-Парке заранее знали о готовящемся авианалете и вовремя предупредили руководство, но Уинстон Черчилль посчитал, что для сохранения режима «Ультры» авиазаводом и гражданским населением можно пожертвовать. Чуть позже Рузвельт, посвященный в тайну, сказал: «Война заставляет нас все чаще действовать как бог. Не знаю, как бы я поступил…»

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Лесли Говард погиб 1 июня 1943 года вместе с пассажирами рейса №777 Лондон-Лиссабон. Спасение самолета британскими спецслужбами могло раскрыть успехи "Ультры".

Менее известен трагический случай со всемирно известным актером Лесли Говардом, который по совместительству служил в британской разведке. Оперативники поручили Говарду передать важный пакет одному из агентов в Португалии и купили билеты на рейс №777 Лондон-Лиссабон. Однако агентура немцев донесла нюансы предстоящего путешествия актера берлинскому руководство – это стало известно из расшифровок «Энигмы». Что же сделал Черчилль? Правильно, ничего не сделал, и 1 июня 1943 года пассажирский DC-3 «Дакота» были сбит немецким истребителем над Бискайским заливом. Такая манера жертвовать жизнями гражданского населения ради государственных интересов была присуща Уинстону Черчиллю еще со времен Первой мировой войны. Аналогичным образом был потоплен круизный лайнер «Лузитания» — о готовящемся нападении британцы знали заранее и вполне могли предупредить американцев. Но, во-первых, Черчиллю (военно-морскому министру того времени) очень было нужно, чтобы Штаты включились в войну, а, во-вторых, об успехах криптоаналитиков Туманного Альбиона должны были знать только на родине. Черчилль настолько был в теме секретности операции «Ультра», что даже в своих послевоенных мемуарах по инерции ни словом о ней не обмолвился. В Великобритании очень высоко ценили итоги использования мозгов Блетчли-Парка в деле расшифровки. Так, маршал ВВС Слессор писал: «Ультра» — невероятно ценный источник разведывательных данных, который оказывал почти сказочное влияние на стратегию, а иногда даже и на тактику союзников». Главнокомандующий западными союзниками Дуайт Эйзенхауэр высказался наиболее категорично: «Ультра» стала решающим фактором победы союзников». С другой стороны «фронта» после войны появились другие оценки, немецкий военный историк Ровер витиевато писал: «Если распределить все факторы, оказавшие влияние на исход битвы на Атлантике, в порядке убывания важности, то на вершине окажется операция «Ультра». Это было проявление досады от провала немецкой «Энигмы» или объективная оценка – мы вряд ли узнаем.

Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Особняк в Блетчли-Парке — именно здесь англичане окончательно "хакнули" "Энигму".


Операция «Ультра», или История о том, как поляки с британцами «Энигму» взломали. Части 1-3

Алан Тьюринг.

Официально Великобритания факт дешифровки «Энигмы» признала лишь 12 января 1978 года – с этого момента сотрудникам Блетчли-Парка было разрешено говорить о своей причастности к столь значимому делу, не раскрывая всех деталей операции. До этого момента не дожил главный мозг «Ультры», математик и криптоаналитик Алан Тьюринг. Он покончил жизнь самоубийством в 1954 году после того, как был подвергнут принудительной гормональной терапии (химической кастрации), превратившей его в ходячий овощ. Смерть затравленного британским обществом гомосексуалиста, так много сделавшего для страны, стала одной из причин их современного «комплекса вины» перед сексуальными меньшинствами Великобритании.

Картина дня

наверх