Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.

Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.                                     Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Введение.
В 30х годах мнение Японского Имперского совета о направлении экспансии разделилось между
сторонниками так называемых Северного и Южного пути. Во главе сторонников Северного пути
стояла армия, особенно её наиболее активистская часть автономная Армия Каванту.
Армия Каванту была основана в 1912 для защиты японских поселенцев в южной части
полуострова Лиоян, называемой Каванту и Японских концессий в Манжурии. И Каванту (Порт
Артур и городок Дальний) и концессии японцы получили за счёт России, как результат войны
1904-5 годов. Младшие офицеры этой армии состовляли ядро милитаристской фракции в
японской политике, а один из них, Тоджо, позднее стал премьер министром Японии во время
войны. Японская армия, воспитанная в духе самурайских традиций была в основном "пехотной"
армией с очень незначительным количеством танков и бронемашин (например Армия Каванту
имела всего лишь одну танковую бригаду). Так как она не могла соревноваться с будущими
потенциальными противниками в наращивании броневой мощи, её тактика и стратегия
основывалась на ночной атаке и "молниеносной победе" в одном решающем бою, после которого
у противника отпадёт желание вести боевые действия дальше. Например элитная 7я дивизия
уделяла ночной атаке 36 недельных часов на протяжении года подготовки пополнений.


С другой стороны Красная Армия основывала свою такитку и стратегию на учении ТухачевскогоТриандaфиллова о "Глубоком Бое" и разделении всей военной кампании на отдельные операции,
которые в идеале должны привести к военному превосходству.
Так как после ухода Тухачевского с поста Начальника Ген Штаба, его назначили ответственным за
вооружение Красной армии бронетехникой, он значительно продвинул перевооружение Красной
Армии. Кроме того сторонники и последователи Тухачевского превалировали в Ген Штабе даже
после гибели Триандaфиллова. Поэтому к концу 30х годов Красная Армия была вооружена
самыми совремнными лёгкими танками (БТ-5,7 в танковых бригадах и Т-26 в стрелковых
дивизиях). Кроме того были разработаны специальные модификации этих танков - танки
амфибии, химические танки и артиллерийсие танки. Велась работа над средними и тяжёлыми
танками (Т-34, КВ и ИС). Танковые подразделения были сведены в бригады. Кроме того был
выпущен целый ряд броневиков (серия БА), для боевых частей и движения выcшего и среднего
командного состава на поле боя, a также для развед соединений, из которых особо следует
отметить БА-10А вооружённый 45 мм пушкой, kоторый впоследствии сыграл значительную роль в
боях Халхин Гола, особенно в его июльский период (Баин Цаганское сражение).. Пехота была
частично посажена на грузовики и тыл и частично артиллерия были тоже механизированы.
Кавалерийские части теперь выполняли вспомогатльную роль, охраняя фланги.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.До 1935 года взор Сталина во внешней политике, был в основном обращён на Польшу и Японию.
В 1935 Гитлер об"явил о программе перевооружения и внимание переключилось на Германию.
1934 стал переломным годом в отношениях Советского Сюза к Монголии. Начиная с 1921 у власти
в Монголии стояли коммунисты-националисты, проводившие самостоятельную внешнюю 
политику. В 1934 к власти пришло про московское руководство. Начались гонения на будийскую
религию и традиционный монгольский образ жизни. Это привело к вспышкам восстаний и
дезертирств из армии. В 1935 в Монголию были введены части Красной Армии. В 1936 эти части
были сведены в 57й специальный корпус под командованием комдива Конева. В 1937 Конева
сменил на этом посту командир 7й броне бригады комдив Фекленко. В состав корпуса вошла 36я
стрелковая моторизированая дивизия, 11 танковая бригада и три броне бригады - 7я, 8я и 9я
(единственные такого рода в Красной Армии). Кроме того Корпусу была придана авиаия, 105
самолётов - истребителей И-15 (бипланов), разведсамолётов Р-5 и небольшое количество
бомбардировщиков СБ. Войска базировались в концентрациях монгольского населения, в
основном вокруг столицы Улан-Батора. Официально назначение этих войск было "защитить
братскую МНР от японских агрессоров". В отношении времени всего происходившего можно
видеть в этом реакцию Советского руковоства на оккупацию соседней Манджурии Кaвантунской
армией и созданием марионеточного государства Манджу-ко. Но всё ли так просто?
По плану "Хаккусин Рон" - "северной дороги", ставшего известным Советам, японцы не
собирались вторгаться в Монголию, а атаковать в первую очередь забайкалье и там перерезать
Транс Сибирскую Магистраль и параллельную ей шоссейную дорогу. Таким образом Сибирь
оказывалась разрезаной надвое, После этого они собирались оккупировать Восточную Сибирь и
Дальний Восток, отрезанный от основной части СССР. Только после этого они собирались
продвинутся на запaд вдоль ТСМ и захватить Иркутск и Прибайкалье.
Поэтому стоит проверить совершенно другое назначенье 57 корпуса. А именно - держать в
повиновенье "братский" МНР.
Ещё в 1919 в своей лекции перед Красными командирами о гражданских и конвенциональных
войнах Тухачевский обрисовал в общих чертах предпочтительную стратегию борьбы с
"контрреволюционными" восстаниями. В 1921 он использовал эту стратегию в подавлении
Тамбовского востания. По этой стратегии войска должны в первую очередь дислоцированы
вблизости главных концентраций гражданского населения, иметь возможность быстрого
реагирования даже в самых отдалённых районах и быть достаточно информированы о
готовящихся выступлениях, чтобы пресечь эти выступления в зародыше.
При подавлении тамбовского восстания войска были дислоцированы вокруг Тамбова, широко
применялась конница, войска перебрасывались по желеной дороге и кроме конвенциональных
методов добычи информации широко применялась авиация.
Как уже отмечалось выше, большинство офицеров советского генштаба в то время были
последователями Тухачевского. Поэтому при организации контингента войск в "дружественой
МНР" его указания были учтены.
В Монголии, за отсутствием железных дорог, механический транспорт- танки, броневики и
грузовики были использованы для быстрой переброски войск. Войска дислоцировались в
основном вокруг Улан Батора и ещё в двух районах с более плотной концентрацией населения.
Авиация использовалась повсеместно. Причём в основном использовались устаревшие бипланы и 
авиационные полки были укомплектованы неопытными пилотами. Это тоже указывает на то, что
авиация была нацелена не на борьбу с вражеской авиацией за господство в небе, а лишь на
разведывательные и вспомогательные наземным войскам цели. Никакой вражеской авиации нe
предпологалось.
По дороге к Халхин Голу.
Отправной точкой, давшей толчок конфликту, можно считать 14 июня 1938, когда комиссар
безопансности 2го ранга Генрих Люшков перешёл границу Манджу-ко и сдался японцам. При
допросе он поведал им о слабости Красной Армии и особенно её командного состава из-за всё
продолжающегося Большого Террора, а также личных проблем главнокомандующего
Дальневосточным Фронтом Маршала Василия Блюхера. Как самым слабым звеном им была
отмечена 40 пехотная дивизия 39 корпуса, ответственная за южный участок границы с Кореей и
Манджу-ко. Корпус уже долгое время был без командира, а дивизией одно время командовал
старший лейтенант. Подавляющее большинство солдат стрелковых рот были заняты на сельхоз
работах, а полевые учения не проводились уже больше года. Эти показания были с энтузиазмом
встречены командованием Кaвантунской Армией, но с куда меньшим энтузиазмом и большой
долей скептицизма в Токио. Дело в том, что Япония в это время по уши завязла в войне с Китаем и
внимание и ресурсы были в основном направлены на китайский фронт. Внимание Токио было
направлено именно туда. Американский историк Дри в своей брошюре "Странная Война" о
столкновении на Халхин Голе назвал этот конфликт "ненужной войной против неправильного
противника, ".
Вместо развёрнутой операции, с захватом и удержанием территории, на которой настаивало
командование Кaвантунской армии, Генштаб разрешил провести лишь ограниченую проверку
боем готовности Красной Армии.
На протяжении 30х годов время от времени вспыхивали вооружённые конфликты между СССР и
Японией на плохо отмеченой границе между СССР и Манджy-кo. Конфликты эти "тушились"
общими дипломатическими усилиями сторон. Одной из таких горячих точек был хребет
Чанкуфенг возле озера Хасан на стыке 3х границ - СССР, Кореи и Манджурии, имеющий местное
стратегическое значение. Так как данная спорная территория была под ответственностью 40
дивизии, а также потому что советские пограничники проявляли активность в этом районе, было
принято решение провести проверку именно в этом месте.
Имперский совет ограничил силу для предстоящей операции одним 70м полком 19й дивизии
Имперской Армии, при поддержке инженерных и противотанковых сил дивизии и её артиллерии
(37 стволов). Авиации и бронетехникe было категорически запрещено участвовать в операции.
В ночь на 31 июля, японцы, силами 2х батальонов провели успешную ночную атаку на советские
позиции и захватили хребет. Защищавшие его пограничники и батальон 40 дивизии оказали
слабое сопротивление и ретировались. Попытки пограничников и 40й дивизии пытавшихся
контратаковать, на протяжении 2х суток, возглавляемые сначала зам командира пограничного 
отряда Покет полковником Федотовым, а затем и самим Блюхером, успеха не имели. Москва
отстранила Федотова и Блюхера от командования и назначила начальника штаба
Дальневосточного фронта комкора Григория Штерна и.о. командира 39 корпуса и ответственного
за всю операцию. Емо была придана значительная авиация под комадованием комбрига
Рычагова. Штерн организовал войска, как мог и 6 августа силами двух стрелковых дивизий и
одной танковой бригады, при поддержке 256 орудий и 250 самолётов (всего 22,500 человек)
атаковали японцев. Хребет защищали примерно 7000 японцев при поддержке 37 артиллерийских
стволов. Ни авиация ни танки с япоской стороны задействованы не были. Из-за малого количества
пехотинцев (большинство всё ещё было на сельхоз работах) и их плохой боевой подготовки,
атака, продолжавшаяся 4 дня имела незначительный успех. японцы всё ещё удерживали
основную часть хребта и постоянно контратаковали. Исход боя решили три факотора.
Штерн, вместе с командующим тихоокеанским флотом Кузнецовым организовал непрерывные
поставки амуниции, горючего и еды по бездорожью пересечённому болотама. Это дало
возможность не ослаблять давление на японцев и не прекращать арт обстрел ни на минуту.
Советская авиация изолировала поле боя от японского тыла и значительно снизила возможности
поставки амуниции и еды.
Японский ген штаб решительно отклонял все просьбы местного командования о подкреплениях, а
постоянные контратаки обескровливали сражающихся.
Поэтому, решив, что сражающиеся сделали достаточно, чтобы "не потерять лицо", 10го августа
японский посол в Москве запросил перемирие. Договор о перемирии был подписан в тот же
вечер и перемирие вступило в силу 11-го в 12 часов дня. Японцы отступили с хребта.
Выводы из этого инциндента стороны сделали совершенно противоположные.
Японцы убедились, что Красная Армия, в её тогдашнем положении, бумажный тигр. Тактика
ночных атак, по их мнению, себя оправдала выше всяких ожиданий. Факт того, что несмотря на
первичный провал советы не сломались, а продолжали бой, был проигнорирован. Акции
сторонников "Северного пути" значительно повысились.
Советы, с другой стороны, сделали критические выводы из ситуации, оставшиеся тайной для
простого народа, который до сих пор празднует блестящую победу Красной Армии над
"самураями". Был издан приказ номер 40 Комиссара Обороны, который вскрывал существенные
недостатки в подготовке войск и кадровые проблемы командного корпуса. Вся ответственность
возлагалась на Блюхера, который вскоре был арестован и умер под следствием. Многие
командиры, уволенные, как неблагонадёжные, были возвращены в армию. Была значительно
усилена боевая подготовка войск, особенно координация различных родов войск. Отменялось
всякое привлечение бойцов к сельхоз работам. Повсеместно были открыты курсы младших
командиров и сержантов, которых катастрофически нехватало. Всё это дало свои плоды через год
при Халхин Голе.
Начиная с января 1939 Кaвантунская армия значительно увеличило свою агрессивность. К марту
1939 года увеличилось ко-во пограничных инциндентов. Особенно жаркой был участок границы
между Манджу-ко и Монголией шириной в 20 км и протяжённостью в 100 км между
Манджурской (барагутской) деревушкой Номонхан и рекой Халка (Халхин Гол по монгольски река
Халка).
Дело в том, что для осуществления плана "Северная Дорога" нужна была ещё одна
железнодорожная линия. Линия эта должна была проходить в 3х колометрах восточней
Номонхан. То есть определение границы по Халке и контроль над вышеназванной территорией
было жизненно важно для осуществления плана. Поэтому японцы начали осбенно активно
изгонять монгольские конные патрули с этой территории.
В марте , используя благоприятные для сторонников "северной дороги" обстоятельства,
главнокомандующий Кaвантунской Армии Уэда издал приказ под номером 1488, требовавший от
местных командиров большей активности в "горячих точках" на границе, изгоняя части
противника с территорий, которые Японцы считали своими. За данный участок границы была
ответствена 23 дивииия под командованием генерал-лейтенанта Коматсубара, бывшего военного
атташе в Москве (по мнению некоторых японских и американских историков завербованного
советского агента). Коматсубара приказал подполковнику Азума, командиру развед батальона
дивизии усилить патрулирование в данном районе.
Усиленная активность японцев вызвала естественное беспокойство у командира 57 особого
Фекленко. В марте он обратился в Москву с просьбой перевести КП корпуса в селение Тамцак
Булак 150 км западней Халки и выдвинуть к границе полк. Ворошилов отказал ему в этом.
Несмотря на это в Тамцак Булак был послан сводный отряд под командованием комбата
пулемётно-стрелкового батальона 11 танковой бригады старшего лейтенанта Быкова. Это
своеволие Фекленко, как видно, в дальнейшем стоило ему должности.
Май - Красная Армия вступает в бой.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.В мае активность 23 дивизии против монгольских разъездов и попыток укрепится на спорной
территории возросла и была задействована авиация. Увеличение активности японцев в этом
районе и её причины были доложены Сталину по каналам НКВД и он приказал Ворошилову
перевести туда более значительные силы и перебазировать часть авиации. 15 мая был отдан
приказ 149 стрелковому полку и дополнительным формированиям из 11 танковой бригады,
включая химические танки, двинутся в сторону Халки, а командованию 57го корпуса
перебазироватся в Тамцак Булак.
Каждый раз, когда Азума, с помощью лёгких бомбардировщиков. изгонял монгольские конные
разъезды на западный берег Халки, они возвращались. Поэтому Коматсубара принял решение о
проведении более ширкой операции, с участием сил до полка. 
Разработаный его штабом план не учёл возможное столкновение с Красной армией и её
бронироваными силами. Отряд Быкова включал в себя броневики, а химические танки подошли к
Халке 20 мая.
Здесь надо сделать небольшое отступление и рассказать вкратце о топографии местности.
По местности протекают две реки Халка и её приток Халстин. Ширина Халки протекающей с юга на
север до 150 метров, Халстин, протекающей с востока на запад 1.5 - 2 метра. Обе реки
мелководны. Глубина Халки до 2 метров. . Берега Халки болотисты с плотными зарослями осоки.
Местность эта кишит комарами. Красноармейцы страдали от укусов, японцы же имели
накомарники. Единственный мост на Халке прилегает к устью Халстина. Западный берег выше
восточного на 8-10 метров и с него прекрасно просматривается противоположный на всей
протяжённости.
Восточный берег Халки представлял из себя холмистую, песчанную местность с островками
растительности. На юге протекаeт речка Халстин.
Западный берег Халки равнинный, за исключением каменных холмов Баин Цаган на севере, возле
излучины Халки, где она поворачивает с севера на северо-запад, и каменного утёса Хаман Дабор
нависающего над Халкой в 10 км северней устья Халстин.
Климат степной, В июле- августе температура днём поднимается до 40 градусов, ночью падает до
10-12.
Командир 64 полка полковник Ямамото был назначен командующим операции производимoй
силами двух батальонов его полка и отрядом Барагутской конницы в главной группе, цель которой
была атаковать позиции монгольских цириков и оттеснить их к единственному мосту на Халке
(присутствие отряда Быкова было неизвестно японцам). Одновременно отряд Азумы,
сопровождаемый одним лёгким танком должен был обойти монголов с запада и захватить мост.
Таким образом монгольские силы должны были быть окружены и уничтожены.
С советской стороны, командовал войсками начальник оперативного отдела корпуса полковник
Ивeнков. Он выдвинул два сводных отряда из монгольских всадников и стрелков отряда Быкова в
сторону Номонхан и сосредоточил механизированый резерв из броневиков и химических танков
возле моста. Батареи советской артиллерии тоже расположились недалеко от моста на западном
берегу.
У японцев к началу боя было преимущество 2:1 в живой силе, но недостаток в броневойсках и
артиллерии. Мало того Азума, не расчитытававший встретить советские танки и броневики, не
взял с собй противотанковые средства.
Атака началась 28 мая. Группа японских бомбардировщиков атаковала войска, стоящие около
моста. На первой стадии отряду Ямамото удалось сбить с позиций передовые монголо-советские
отряды и они отступили к главным силам. Отряд Азума беспрепятственно подошёл к 2-3 км от
моста.
Надо отметить, что никакой телефонной и тем более радио связи у обоих сторон не было.
Доклады от командиров Ивенков принимал лично и приказы отдавал также. Штаба у него, как
такового, не было. Посыльные, которые должны были осуществлять связь между Азума и
Ямамото в большинстве случаев или погибали или возвращались с пустыми руками. Не было у них
и связи с господствующей в небе японской авиацией. В суматохе боя советские и монгольские
части то и дело сталкивались друг с другом и обстреливали дружественные части. Несмотря на это
Ивенкову удалось сдержать натиск Ямамото и даже вбить клин между ним и Азумой. На его
левом фланге положение спасла батарея 76 мм орудий, которая била по отряду Азумы прямой
наводкой, подбило танк и автомобиль самого Азумы. После этого отряд подвергся контратаке
броневиков, стоявших рядом с мостом и остановился. К утру 29го на место боя прибыл, проделав
путь в 1,000 км, 149 стрелковый полк под командованием полковника Ремизова и сходу вступил в
бой. Полк контратаковал отряд Ямамото и отбросил его назад. Одновременно отряд Быкова, при
поддержке броневиков, химических танков и артиллерии западного берега окружил отряд Азумы.
К концу дня у Азумы оставалось 100 человек, которых он повёл на прорыв. В этой атаке Азума
погиб. Части оставшихся в живых удалось прорваться и соединиться с отрядом Ямамото.
Из Номонхан вышла колонна грузовков, чтобы забрать раненых и тела убитых. Ивенков принял эту
колонну за подкрепление и приказал поредевшим и измотаным частям отступить на западный
берег. Японцы беспрепятственно собрали своих раненых и тела погибших и отступили к
Номонхан. Только 3 июня советское командование узнало, что японцы покинули поле боя и
вернули свои передовые части на восточный берег. Дело в том, что японская авиация владела
небом и советские самолёты не проявляли никакой активности.
Потери японцев 159 убитых, 119 раненых, противотанковая пушка, 19 пулемётов, 8 грузовков, 2
легковых автомобиля и 2 танка.
Потери Красной Армии 138 убитых, 198 раненых, 10 броневиков (большиство исправлено и
возвращено в строй), 2 пушки, 15 грузовков. Монгольские потери 33 убитых и 3 броневика.
В небе преимущество японцев было абсолютным. Опытные лётчики, летающие на цельных
металлических монопланах истребителях Ки-27 с лёгкостью побеждали неопытных советских
лётчиках на оклееных тканью бипланах И-15. Советская сторона потеряла 14 истребителей,
японская один из-за механической неисправности. После этого советские самолёты больше не
появлялись в небе.
29го Фекленко доложил Ворошилову о катастрофическом положении в небе. Реакция была
мгновенной (как видно Сталин вмешался). Уже вечером 30го на аэродроме сели два Дугласа,
привёзшие заместителя командующего авиацией Красной Армии комкора Смушкевича и группу
ассов воевавших в Испании и Китае. Сразу за ними на аэродром сел отряд новейших истребителей
монопланов И-16, управляемыx другой группой ассов.
3 июня на том же аэродроме приземлился ещё один Дуглас, привезший инспектора ген штаба с
особыми полномочиями, комдива Георгия Жукова, заместителя командующего Белорусским
Военным округом по кавалерии.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Июнь - реорганизация, подкрепления, воздушные бои.
Победа в боях у реки Халка сталa вопросом престижа для Красной Армии и Сталина. Было решено
"встряхнуть" командование корпуса.
С начала июня практически весь 57 особый корпус пришёл в движение и начал перебазироваться
в район Халки. Смушкевич и прибывшие с ним ассы занялись тренировками лётного состава, а на
аэродромы садились всё новые эскадрильи истребителей И-16 и бомбардировщиков СБ.
Но главным событием начала июня стало замена командира корпуса комкора Фекленко на
эмисара Москвы комдива Жукова.
Когда искали подходящую кандидатуру инспектора для 57 корпуса, помощник начальника штаба
Захаров предложил кандидатуру комдива Жукова, знакомого ему по Белорусскому военному
округу. Одно время Жуков был помощником Будённого по коннице, поэтому друг и соратник
последнего Ворошилов с удовольствием утвердил эту кандидатуру.
Согласно воспоминаниям Жукова, офицеры ген штаба, информирующие его о его миссии,
определили её как чисто инспекторскую. В отличии от них Ворошилов, в напутственой беседе
сказал, что Жукову, как видно, придётся заменить Фекленко.
Моё мнение - Ворошилов не смог забыть того, что Фекленко проявил "самовольство". Мало того,
Фекленко оказался прав, а Ворошилов проявил бездействие (как видно и в глазах Сталина),
несмотря на усиленую активность японцев. Такое не прощается.
Судя по воспоминаниям самого Жукова, "химии" между ним и командованием корпуса не
возникло. Единственный человек, с которым Жуков установил положительную связь был
комиссар корпуса Никишев. Получил ли Никишев соответствующие инструкции из Москвы по
линии политотдела Красной Армии или догадался сам, он сразу принял сторону Жукова и был
единственным, кто сопровождал его в инспекторской поездке на восточный берег Халки.
Вернувшись Жуков отослал в Москву отрицательный доклад о деятельности командования
корпуса, обвиняя его в пассивности. По его утбверждению никто из командования корпуса не
посетил восточный берег(как мы видели выше начальник оперативного отдела корпуса Ивенков,
находился на восточном берегу и командовал войсками во время столконовения 28-29 мая) и
даже не оборудовали КП (строительство и оборудование КП самого Жукова взяло больше
месяца).
5 июня приказом Ворошилова Фекленко был снят с должности с формулировкой "нет достаточно
опыта командования в степных условиях". Это про командира, находившегося в Монголии с 1937
года, львинная доля службы которого проходило в бронетанковых войсках, состовлявших костяк
57 корпуса. Он был заменён командиром, прибывшим из "не особенно степной" Белоруссии и
командовавшим там конными соединениями. Боевой опыт Жукова не поднимался выше
командования роты. Как это повлияло на дальнейший ход событий будет описано ниже. Что 
нельзя отнять у Жукова это его целеустремлённость и упорство. Он получил свой шанс и
воспользовался им в полной мере. Халхин-гол стал его Тулоном.
Несмотря на то, что наземная разведка, по его собственым словам, была организована слабо, а
воздушная отсутствовала вообще, Жуков отправил в Москву донесение, в котором указывалось,
что японцы наращивают силы в районе, хотя никаких обьективных сведений по этому поводу у
него, скорее всего, не было.
Результатом стало перебазирование почти всего 57 корпуса к Халке и усиление авиации. Тактика,
предложеная Жуковым, то есть удержание плацдарма на восточном берегу Халки и наращивание
сил для контрудара на западном, было утвеждено Москвой.
Передовой 149 полк начал окапыватся на восточном берегу. Он был усилен элементами 9й
бронебригады и 6й монгольской конной дивизии. Артиллерия 175 и 185 полков развернулась на
западном берегу южнее Хаман Дабор. Мобильные части расположились в 125 -130 км западнее
Халки. Нач штаба Князев возражал против такой концентрации резерва, опасаясь налётов
японской авиации, поэтому Жуков обратился с просьбой к Смушкевичу скрыть от японской
авиации расположение этого мобильного резерва.
Это не осталось незамеченным японцами и командование Кaвантунской армии начало давить на
Токио также усилить японское присутствие. Токио не было заинтересовано в раздувании
конфликта, но увеличение советского присутствия в этом районе, заставило Ген Штаб дать
разрешение на усиление 23 дивизии элементами 7 дивизии и танковой бригадой (единственной в
Кaвантунской Армии). Боевой порядок авиации был также усилен дополнительными
истребителями и бомбардировщиками.
Местный конфликт поднялся с полкового уровня до уровня корпуса и даже выше.
Жуков наращивал силы, укреплял позиции частей на восточном берегу и строил командный пункт
на Хаман Дабор. Коматсубару, с другой стороны, тоже наращивал силы. Уэда со своим штабом
обсуждал дальнейшие действия. Кроме мелких стычек, на земле ничего не происходило. Главные
события второй половины июня развернулись в воздухе.
До 15 июня авиация, под руководством Смушкевича занималась в основном тренировками и
приёмом пополнения. Начиная с 15 июня советская авиация активизировалась и начала
проводить плановые раведывательные полёты. 22 июня начались воздушные бои. С советской
стороны в них участвовали 56 бипланов И-15 и И-15Б и 95 монопланов И-16. С японской 107
монопланов Ки-27.
Бои шли на протяжении 3х дней и не выявили явного победителя. Тогда японцы перешли к
попыткам уничтожения советских истребителей на земле, которые вначале были успешны, но
затем советские авиаторы научились их отражать. Тут вмешалось Токио. По разведывательным
данным в ответ на бомбардировки советских аэродромов, были подготовлены бомбардировщики 
дальнего действия для бомбардировок Кореи и даже Японии. Опасаясь такого развития событий,
Токио запретило Кaвантунской Армии продолжение налётов.
Количеству участвовавших в боях с противоположной стороны истребителей и количеству сбитых
ими самолётов врага, мог бы позавидовать любой писатель фантаст. Мы же скромно
удовлетворимся докладам обеих сторон о своих потерях.
Советские источники докладывают о потере 38 истребителей, в основном И-15, японские о 12
истребителях и 2 бомбардировщиках в июньских боях.
В дальнейшем И-15 практически в воздушных боях не участвовали и были заменены бипланами
И-153 Чайка, не уступавшим монопланам в скорости, маневрености и вооружении.
Тем временем японцы начали планировать дальнейшие действия. Большинство офицеров штаба
кaвантунской армии рекомендовала передать ответственность за дальнейшие операции 7й
дивизии. Дело в том, что Коматсубару провёл значительную часть своей карьеры на
дипломатических и штабных должностях и, до своего назначения на пост командующего 23
дивизией, никогда не командовал боевым подразделением. Но Уэда не захотел вступать с ним в
конфликт и принял компромиссное решение, оставив его на должности командира операцией, но
происоединил к его штабу несколько офицеров, ставших ответствеными за разработку плана
операции.
Oтряд передового 149 полка, усиленный танками и передвижными пушками, совершил рейд по
окрестностям Номонхана и, обнаружив батальонный лагерь японцев, вступил с ними в бой.
Потеряв танк и несколько бойцов, отряд отступил.
Это ускорило планирование операции по очистке восточного берега от советско-монгольских
войск и к 29му япнские части заняли исходные позиции.
29го произошло ещё одно немаловажное событие. Начальник штаба корпуса полковник Князев,
вместе с группой советских и монгольских командиров, был арестован, обвинён в шпионаже в
пользу Японии и приговорен к 25 годам лагерей (он был досрочно освобождён в 1943 и
возврaщён в строй по ходатайтству маршала Георгия Жукова). Князева заменил полковник
Богданов, генштабист, сторонник теории глубокого боя Тухачевского – Триандафиллова.
Июль - Баин Цаганское сражение и дальнейшие попытки очистить
восточный берег Халки от советско-монгольского присустствия. Москва
назначает "ответственого взрослого"
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Разработанный японцами план правильно определил главную проблему - присутствие советской
артиллерии на превалирующем западном берегу Халки, простреливающей практически всё
пространство от Халки до линии Номонхан и делающей всякое дневное передвижение японских
сил в этом районе проблематичным. Правильным было и предложенное решение этой проблемы
- высадка десанта на западный берег и уничтожение артиллерии, с одновременных окружением и
последующим уничтожением советско-монгольского авангарда на восточном берегу.
Ошибочным было другое - распределение сил для выполнения этого плана. Из-за японскокитайской войны в распоряжении Квантунской армии был лишь один сборочный понтонный мост.
Мост этот не мог выдержать тяжести танков. Японский штаб не стал искать альтернативы для
переправы танков и решил переправить на другой берег исключительно пехотные подразделения
в количестве 3х полков 71 и 72 из 23 дивизии и 26го из 7й, при поддержке 13го артиллерийского
полка и инженерного подразделения. Эта "ленность мысли" стоила им очень дорого. Менее 2
месяца спустя советское командование, столкнувшись с идeнтичной проблемой, переправило 6
танковую бригаду, предварительно подготовив танки для переправы относительно мелководной
Халки. Целью этой группы было переправиться через Халку, захватить контролирующие высоты
Баин Цаган продвинуться на юг к мосту через Халку, уничтожая по дороге тыловые части и
артиллерию Красной Армии. 
На восточном берегу 64й полк 23 дивизии и 2й батальон 28 полка 7 дивизии при поддержке
бронетанковой бригады и 1го полкa артиллерии должны были атаковать ночью укрепившиеся на
восточном берегу советско-монгольские части, прорваться к мосту через Халку с востока и тем
самым отрезать путь к отступлению.
Разведка Кaвантунской армии оценила общую силу противника в 1,000-1,500 штыков/сабель,
поддержаную примерно 50-60 броневиками и танками и 2полками артиллерии. У разведки Ген
Штаба была намного более высокая оценка, которая была сообщена Уэда. Последний положил
этy оценку "под сукно" и разрешил начало операции.
В действительности дислокация Красной Армии и Монгольской армии выглядела так:
В центре окопалось 2 батальона 149 полка с 3м в резерве, Севернее расположились
бронемашины 9го броневого, а южнее, на южном берегу Халки стрелково/пулемётный батальон
11 бригады. Конный отряд 6 монгольской дивизии обеспечивал северный фланг, а 8й южный.
Бронедивизион 8й дивизии состовлял резерв на западном берегу.
Танковые батальоны 11й бригады, 7я бронебригада и 24 мотопехотный полк 36й дивизии
состовляли подвижный резерв и были сосредоточены в районе Тамцак Булак в 120 км от Халки.
Севернее их были сосредоточены основные силы 6й монгольской дивизии.
Как отмечалось выше, корпусная артиллерия, в составе 175го и 185го полков, была развёрнута на
западном берегу Халки южнее Хаман Дабор и до устья Халстин.
В ночь с 2 на 3 июля северный отряд японцев начал движение к Халке. Он захватил высоту 721
контролирующую местность и вышел к назначеному для переправы местy. Инженеры быстро
навели мост и авнгард из 2х батальонов 72 полка быстро форсировал реку и захватил высоты Баин
Цаган, не встретив никакого сопротивления. За ними стали форсироват реку остальные части. Ещё
в туже ночь авангрард начал движение на юг.
В своём докладе о состоянии корпуса Москве вначале июня, Жуков жаловался на полное
незнание расположения противника и плохо поставленую разведку. По его же собственым
мемуарам он определил организацию наземной раведки своей первостепенной задачей, когда
принял командование корпуса. Несмотря на это движение северной группы и форсирование
Халки было скрыто от его глаз до следующего утра. Поэтому он принял движение южной группы
за главное направление японского усилия и среагировал соответственно. Он направил 7ю
бронебригаду к мосту с целью усилить 149 полк и не дать японцам захватить мост. 11й бригаде и
24 мотопехотному полку надлежала переправиться через Халку вброд и усилить северный фланг.
Туда же направлялись основные силы 6 монгольской дивизии
В ночь на 3е начало своё движение и южная группа японских войск. пехота и танки атаковали
передовые позиции 149 полка и конный отряд 6й монгольской дивизии прикрывающий левый
фланг. К утру советские и монгольские части отступили. Но развить свой успех японцы не смогли.
Любое дневное движение японских частей сразу вызывало мгновенную реакцию советской 
артиллерии и подовлялось. Ночью же японские части не могли организовать успешного
преследования отступающих частей из-за отсутствия средств связи, так что японские танки
действовали вслепую. 2й батальон 28 го полка, наступавший на правом фланге японцев добрался
к утру до 1.5 км от моста, но был остановлен действиями всё той же атртиллерии и подоспевшими
танками и бронемашинами и отступил на исходные позиции. Почему советская артиллерия
западного берега не была уничтожена, мы узнаем из дальнейшего.
Вернёмся же к развитию событий на зaпадном берегу.
Вот как описыват их в своих мемуарах Жуков.
Получив ночью 3го донесение о наступлении японцев на восточном берегу и приняв его за
направление главного удара он направил к мосту 7ю бронебригаду из резерва укрепить
обороняюещиеся подразделения и попросил командование 6 монгольской дивизии (монгольские
силы не подчинялись Жукову, а действовали самостоятельно) усилить левый фланг, перейдя
вброд Халку и заняв высоту 721. Когда 6 дивизия двигалась к Халке она неожиданно натолкнулась
на японские силы, перешедшие на западный берег. Никаких средств связи между монгольскими
войсками и командованием 57 корпуса не существовало. Все распоряжения и просьбы
передавались устно. Поэтому офицер для связи при 6й дивизии полковник Афонин выехал с
донесением о японских войсках на западном берегу и, разыскав Жукова доложил ему об этом.
Жуков приказал 2 батальонам 11 бригады и 24 моторизированому полку атаковать японские части
на Баин Цаган, а 3му батальону 11 бригады занять позиции южнее Баин Цаган и общей атакой
отбросить японцев на восточный берег. Батальон артиллерии должен был поддержать огнём эту
атаку.
11 бригада вышла на планируемые позиции к 8 часам утра, а 24 полк заблудился и оказался в
районе излучины Халки юго восточней Баин Цагана.
Так как пехотная поддержка (24 полк) задержалась, а арт батальона не было, то из-за критичности
момента Жуков приказал 11 Бригаде атаковать позиции японцев на Баин Цагане без пехоты и
артиллерийской подготовки. Два батальона атаковали, прорвались к переправе и вернулись, тем
самым задержав продвижение японцев и выиграв время.
К 13:30 на исходные позиции вышел 24 полк. Артиллерии и авиации было приказано
сосредоточится на Баин Цагане и к атакующим присоединилась 7я бригада. В последующие 2 дня
эти силы атаковали японские позиции и 5го числа выбили японцев и прижали их к реке. В панике
японцы взорвали понтонный мост и тысячи японцев, бросив пушки и тяжёлые пулемёты, вплавь
пытались достичь противоположного берега. Большинство из них было уничтожено огнём
советских войск или утонуло в водах Халки.
Это версия Жукова, повтореная "официозным" историком Мищанским, который никаких других
версий не проверял и по документам не лазил.
В отличии от Мищанского, историк советских бронетанковых войск Коломеец, полазив по
документам, озвучил другую версию. К его версии близка и версия другого историка Широкрада,
который концентрируется на действиях советской артиллерии и авиации. Частично подтверждает
эту версию и монгольский историк Гомбасурар. И то, что не менее важно эта версия не идёт
вразрез с исследованиями американских историков японской армии Кокса и Дри, которые
перевели множество документов японского Ген Штаба того времени и проинтервьюировали
японских ветеранов Номонханской кампании.
По этой версии старший по званию командир 175 арт полка майор Полянский, узнав о
продвигающейся к позициям его полка японской пехоте, попросил и получил в своё
распоряжение броне дивизион 8й монгольской дивизии - 48 броневиков БА-10A вооружённых 45
мм пушками. Этот дивизион и остановил продвижение япнцев. Дело в том, что эффективный
радиус 45 мм пушек 3 км, эффективный радиус противотанковых 37 мм пушек япнцев 1.2 км.
Местность между позициями сторон совершенно плоская, без каких либо укрытий. Поэтому нет
ничего удивительного, что одного дивизиона было достаточно, чтобы остановить японское
наступление. Будь в наличии японские танки, результат скорее всего, был бы иным.
После того, как к дивизиону присоединился 3 батальон 11 бригады, японский авангард отступил к
Баин Цаган.
Веерная атака 11бригады, 24 полка и 7 бригады по словам Коломейца не была скоорденирована и
каждая часть наступала независимо от другой без координации с артиллерией и авиацией. До
вечера 4го эти атаки не добилась никаких заметных успехов.
Японские части, хотя и страдали от артиллерии и авиации противника, жары и недостатка
питьевой воды, могли удерживать свои позиции ещё очень долго. Но единственного понтонного
моста оказалось недостаточно для своевременного подвоза амуниции, еды и подкрепений и
вывоза раненых. А других средств переправы у японцев не было. Поэтому в ночь на 5е был отдан
приказ об отступлении. После благополучной переправы мост был взорван. Арьергардный взвод
26 полка переправлялся через Халку вплавь. Потери японцев состовляли примерно 12 %, что
вполне логично для такого боя. Большинство ран было осколочных. Пропавших без вести
(утонувших?) почти не было. Так что тысячи япоцев, тонущие в Халке плод чьего-то воображения.
5го числа советская артиллерия и авиация перенесли свой огонь на восточный берег и, понёсшие
значительный урон, японские части отступили на исходные позиции. Бронетанковая бригада была
отведена в тыл и больше в конфликте не участвовала.
Надо отметить, что японские офицеры, даже через много лет, удивлялись, почему советская
артиллерия и авиация не догадались сконцентрировать свой огонь на понтонном мосту и
уничтожить его.
По документам центрального военного архива 11 бригада потеряла между 3-5 июля 69
уничтоженых и 69 подбитых танков. 162 было убито, 76 ранено, 21 пропали без вести. Учитывая
то, что в бригаде было 154 танка, бригада потеряла 89.6% своих танков. Такое не могло остаться 
незамеченым. Поэтому из Москвы была послана комиссия во главе с заместителем комиссара
обороны командармом 1го ранга Куликом. В комиссию входили глава бронетанковых войск
комкор Павлов и глава артиллерийских войск комкор Воронов.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Июль - Продолжение японской офенсивы. От корпуса к фронту и армии.
Кто действительно командовал при Халхин Голе.
Советское руководство не могло себе позволить ещё один Хасан и игру вничью. Нужна была явная
победа.
Выводы из создавшегося положения напрашивались сами по себе. Неопытный командир
наземных войск не контролировал ситуацию и совершал ошибку за ошибкой. О координации
между наземными и воздушными силами не могло быть и речи - герой советского союза, комкор
не мог находится в подчинении "заштатного" комдива. Как видно возникали трения между
Жуковым и Смушкевичем, на что намекает в своих мемуарах адьютант Жукова Воротников. Нужно
было единоначалие и "ответственный взрослый".
5 июля 1939 года Ворошилов издал приказ номер 39 о создании фронтовой группы в Чите,
которая должна была координировать действия 57 особого корпуса и 1й и 2й дальневосточных
армий, воздушных сил и координации действий с вооружёнными силами МНР. Командующим
фронтовой группой назначался командарм 2го ранга Григорий Штерн, освобождавшийся для
этого от обязанностей командующего 1й дальневосточной армией. Оперативному отделу
генштаба предписывалось откомандировать во вновь создающуюся группу офицеров на
соответствующие должности. Политическому Отделу Красной Армии предписывалось
откомандировать в группу политработников. Вместе с другими офицерами штабистами, в Читу
прибыл и выпускник Академии Фрунзе Павло Григоренко, будущий видный диссидент.
Штерну, находившемуся в Москве, предписывалось выехать в Читу немедленно и принять
командование.
Настолько важно было это назначение и присутствие Штерна на театре военных действий, что по
словам Василевского, исполняющего в то время обязанности помощника начальника
оперативного отдела генштаба, был назначен специальный офицер, информирующий, как
минимум раз в час Сталина о полёте Штерна из Москвы в Читу .
В тактическом плане главной проблемой японских войск была и оставались координация
действий пехоты с артиллерией и воздухом. Японские офицеры признают это и много лет спустя.
Другой проблемой было схоластичность мышления в плане планирования операций и оценки
силы противника. Примером первого может служить решение не включить бронетанковые силы в
северную группу из-за того, что не был найден способ, как переправить танки на западный берег.
Понтонный мост не выдерживал веса танков, другие методы, как например переход вброд
относительно мелководной Халки даже не обсуждался.
Оценка силы Красной Армии будет анализирована ниже.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Но "вернёмся к нашим баранам". Атаки японцев, особенно ночные, продолжались и после 5го
числа.
На театр военных действий прибыли советские подкрепления 5я пулемётно-стрелковая бригада
из Забайкальского Военного Округа и 82 стрелковая дивизия незадолго до этого сформированая
на Урале, вместе с 2мя артиллерийскими полками. Часть персонала 82й не прошли элементарной
боевой подготовки и многим ещё не было выдано военное обмундирование и оружие. Несмотря
на это Жуков бросил их в бой. Комдив и комиссар дивизии погибли сразу и дивизия оказалась без
руководства. 149 полк тоже оказался без руководства, комполка Ремизов погиб на высоте 733,
которая впоследствии получила его имя. Неоргонизованая масса просто бежала с поля боя. В
ответ Жуков ужесточил наказания и отдавал командиров под суд направо и налево. Расстрельные
приговоры трибунала корпуса сыпались на головы обвиняемых. Отступление удалось остановить.
Первое, что сделал Штерн, вступив на свой пост, была отмена 17 расстрельных приговоров
трибунала.
Дальнейшее его действие по стабилизации ситуации описывает Григоренко.
В качестве помощника начальика оперативного отдела фронтовой группы он должен был нанести
на карту приказ по корпусу. Обычно такой приказ занимает 2-3 страницы. В данном случае приказ
имел 25 страницы. Разобравшись в приказе, Григоренко обнаружил, что вместо того, чтобы
командовать дивизиями и бригадами, Жуков командовал большим количеством отрядов
величиной от взвода до батальона. Дело в том, что отражая натиск японцев Жуков постоянно
дробил подразделения по мере надобности и после того, как надобность проходила не
возвращал ту или иную боевую единицу обратно в органическую часть.
Обнаружив это Григоренко доложил ситуацию своему начальнику, а тот Штерну. Штерн сразу
вылетел из Читы в Тамцак Булак и встретился с Жуковым. После часового разговора с глазу на глаз
Жуков, по свидетельству Григоренко, вышел из комнаты весь красный. Он тут же отдал приказ о
возвращении боевых единиц в их органические части.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.Григоренко не скрывает своих симпатий к Штерну и отрицательного отношение к Жукову, так что
нужно относится к его мемуарам с должной долей скептицизма. Но в нашем распоряжении и
оригинальный приказ Жукова по армейской группе от 24 июля, сохранившейся в центральном
архиве, косвенно подтверждающий версию Григоренко.
Тут надо отметить, что 19 июля, на основе 57 корпуса, была создана 1я Армейская группа под
командованием Жукова, включающая 57 корпус и другие части.
* Жуков очень скупо описывает события после 5 июля и словно сквозь зубы упоминает комиссию
Кулика и Фронтовую группу Штерна. Между примерно 8 июлем и планированием наступательной
операции в начале августа в его мемуарах большая чёрная дыра.
Его адьютант Воротников в своей книге "Жуков на Халхин Голе" отмечает создание фронтовой
группы, но тут же оговаривается, что после 5 июля никаких особых событий не происходило, 
необходимость во фронтовой группе отпала и она была там чисто формально, а Жуков увязывал
все вопросы напрямик с Москвой.
Во-первых утверждение Воротникова, что на театре военных действий ничего не происходило не
соответствует действительности, как мы увидим ниже.
Во-вторых Сталин, при своей подозрительности, имел в своём распоряжении несколько
источников информации о происходящем. Совершенно естественно, что кроме официального
канала с Фронтовой группой существовал и канал с Армейской группе и, скорее всего, также канал
НКВД.
Даже официозный Мищанский признаёт, что сотрудничество Штерна с Жуковым” было очень
плодотворным”.
То, что Штерн вмешивался, когда считал нужным, мы можем понять по мемуарам Григоренко и по
отмене 17 расстрельных приговоров Трибунала. Штерн, по свидетельству и Григоренко и
адмирала Кузнецова, обладал недюжинным дипломатическим талантом, который проявился ещё
в Испании, где он был главным военным советником при республиканском правительстве, а
практически министром обороны республики. Так что можно предположить, что в отношениях
Штерна с Жуковым первый действовал очень деликатно, чтобы не уронить авторитет Жукова
перед его подчинёнными.
Штерн был арестован в начале июня 1941 года по делу "Авиаторов" и расстрелян без суда вместе
со Смушкевичем и Рычаговым в октября того же года по приказу Берии. Поэтому его мемуаров и
его версии мы не имеем, также, как и версии Смушкевича.
Мы ещё вернёмся к значению Фронтовой группы ниже.*
А что же сталось с комиссией Кулика?
Сам Кулик начал вмешиваться в руководство операциями и был отозван в Москву. Павлов и
Воронов остались в качестве советников.
Чем занимался Павлов мы не знаем, так как он был, в качестве козла отпущения за неуспешные
действия Красной Армии вначале немецкого наступления 1941 года, арестован, как "трус и
паникёр" и в июле 41 расстрелян. Воронов же, по его словам, занимался в основно улучшением
координации действий пехоты с артиллерией и планированием артиллериского огня. Как видно
очень успешно, судя по отзывам японских солдат и офицеров и несомненного успеха арт
подготовки в августовском наступлении.
Тем временем японцы продолжали свои попытки очистить восточный берег от советскомонгольских войск, используя в основном тактику ночных атак.
В ночь с 7 на 8 японцы атаковали правый фланг позиций 149 полка и оттеснили советские войска.
В этом бою погиб Ремизов. На следующий день 11 бригада при поддержке пехоты и артиллерии 
перешла в контратаку и японцы вынуждены были отступит на исходные позиции. При контратаке
погиб командир 11 бригады полковник Яковлев.
23 июля началась запланированая атака 64 и 72 полков, при массированной поддержке
артиллерии, которая была усилена дополнительными стволами. Но оказалось, что советская
артиллерия имеет преимущество и она подавила артиллерию противника. Атака захлебнулась.
24го японцы пытались атаковать днём но были остановлены огнём пехоты и танков. 25 операция
была остановлена из-за недостатка в артиллерийских снарядах. Из-за непрерывных дождей и
участившихся налётов советских самолётов, японцы стали испытывать перебои в снабжении.
В дополнение ко всем остальным проблемам японцев 27-29 советские бомбардировщики
атаковали японские аэродромы и нанесли им значительный урон.
Начиная с средины мая до конца июля японцы потеряли примерно 5000 человек убитыми и
ранеными.
Тем временем Красная армия ещё больше увеличило своё присутствие в районе. В дополнение к
82 стрелковой дивизии и 5й бригаде в район боёв были направлены 57я пехотная дивизия, 212
парашютно-десантная бригада, 6я танковая бригада, 85й зенитный полк и два дивизиона
противотанковых орудий. Дальнобойная артиллерия армейской группы тоже была усилена.
Перед отправкой в зону боёв эти части проходили усиленную подготовку к пехотному бою и
координации с артиллерией и танками. Уроки ввода в бой неподготовленой 82й дивизии были
учтены.
Теперь армейская группа насчитывала около 65 тысяч человек.
Только в конце июня ТАСС сообщила о боях в районе Халхин Гола. В июле был усилен
политический аппарат и начала выходить газета. Появились первые фотографии с поля боя.
31 приказом верховного главнокомандования Жуков был повышен в звании до комкора.
Это был финальный аккорд насыщенного событиями июля. Красная армия, несмотря на все
усилия японцев, удерживала плацдарм на восточном берегу Халки. Пришло время перейти в
наступление.
* Этот отрывок не вошёл в статью на иврите, так как, по словам редакторши, не очень интересует
израильского читателя.*
Первая половина августа - подготовка советского наступления и
разведывательные стычки.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.После 25 июля Коматсубару приказал передовым японским частям окопаться. С этого момента им
была навязана траншейная война, в которой у них не было шансов на победу. Огневая мощь
Красной армии, с шестью артиллерийскими полками, множеством танков поддержки пехоты (Т-
26) и значительной противотанковой артиллерией 45 мм использующей разрывные снаряды,
намного превосходила японскую. По свидетельству японских ветеранов советская артиллерия
обрушивала на них до 2,000 снарядов в день. Из-за постоянных обстрелов они вынуждены были
снабжать войска, доставлять резервы и вывозить раненых исключительно ночью, соблюдая
строгую "ночную дисциплину". Любое неосторожное движение сейчас же вызывало шквал
снарядов. Результатом такой траншейной войны было увеличение инфекционных заболеваний.
Были обнаружены даже несколько случаев тифа. Питьевая вода была ограничена. Но мораль
солдат и офицеров оставалсь высокой.
Мало того, что японская артиллерия значительно уступала в количестве стволов, командование
ограничило её в количестве снарядов. Даже жалобы полевых командиров, потребовавших от
командующего кaвантунской армии Уэда Кенкичи, во время его инспекционной поездки в район,
увеличить поставки снарядов, не помогли.
Инициатива явно перешла на сторону советско-монгольских войск. Японцы опасались
генеральной советской атаки. И действительно, 6 августа в ознаменование года с начaла
советской наступательной операции на хребте Чанкуфенг (озеро Хасан), после артиллерийской
подготовке и при поддержке танков, красноармейцы атаковали японские позиции по всему
фронту. Несколько волн атак захлебнулись и никакого успеха не принесли.
Время от времени японцы совершали ночные разведывательные вылазки. Но на этом их
активность ограничивалась.
Японские ветераны отметили, что если в бою лицом к лицу один япоский пехотинец стоил 4-5
красноармейцев, то Красная Армия значительно улучшила взаимодействие родов войск,
особенно между пехотой и артиллерией.
Если японские солдаты и низшие офицеры начaли видеть в Красной Армии достойных
противников, то в высших эшелонах командования ничего не изменилось. Последнии оставались
под влиянием брошюры в 49 страниц вышедшей в 1933 году под названием "Как воевать с
Красной Армией". Красноармейцы и их командиры были определены как тупые люди без
воображения и без инициативы, способные только к упорной кратковременной обороне, быстро
теряющие надежду на успех. Поэтому рекомондовались фланговые удары выводящие противника
из равновесия и обращающие его в богство. Даже при равенстве сил 1:1 предпочиталась атака, так
как японский солдат и офицер превосходят противника как морально так и умственно, а также
были гораздо лучше подготовлен. К концентрации сил и атаке Красная Армия считалась вообще
неспособной.
К этому добавился когнитивный диссонанс связанный с различным восприятием расстояний.
Согласно японским военным учебникам невозможно было снабжать современную операцию
отдалённую больше чем нa 250 км от базы снабжения. Для японца расстояние в 250 км
расстояние значительное, а расстояние в 650 км отделяющее район Халки- Номонхан вообще
непреодолимoe. Не так для русского-советского человека. Расстояние в 650 км это примерно
расстояние между Москвой и Санкт Петербургом, то есть между двумя близкими городами.
Факты предыдущих боёв противоречили учебникам. Но Коматсубару и его штаб предпочли верить
учебникам и не обращать внимания на факты.
Поэтому японцы начали обдумывать новую оффенсиву, которая по их мнению должна была
наконец изгнать советско-монгольские силы с восточного берега Халки. Для этого была создана 6я
армия, под командованием опытного генерал-лейтенанта Огису Рипеи, которая должна была
включить 23ю и 7 ю дивизии, а также 1 и 2ю дивизии и бронетанковую бригаду.
Информация об этом стала известна советской стороне и командованиям фронтовой группы и 1й
армейской группы было приказано подготовить и провести операцию по изгнанию японских войск
с оккупированой территории МНР.
Первая проблема возникающая при планировании такой операции была снабжение войск. На
первый взгляд у японцев было значительное преимущество в этом вопросе. Их базы снабжения
находились вблизи района боёв и две железные дороги подходили к этим базам. 3 грунтовые
трассы связывали эти базы с окрестностями Номонхан.
С другой стороны ближайшая база снабжения Красной армии находилась на расстоянии 650 км на
станции Борзая ТСЖД и от неё вела всего лишь одна грунтовая дорога.
На практике же служба логистики фронтовой группы, начиная с средины июля, бесперебойно
снабжала войска всем необходимым и полностью обеспечила наступательную операцию грузами
и подкреплениями. Японцы же постоянно сталкивались с проблемами снабжения.
Тут было несколько причин.
Во первых правильная организация снабжения главным образом со стороны Штерна, который
уже имел опыт в этом вопросе и блестяще справился с поставленной задачей. Грунтовая дорога
поддерживалась в приличном состоянии, созданным специально для этого дорожным
управлением. Средства транспорта следовали по чётко разработаному графику. Грузовики и
тягачи участвовашие в первозках поддерживались специальными техническими отрядами
разбросаными на всём протяжении трассы. Каждые 50-100км были организованы точки отдыха
для водителей, где можно был освежиться, подкрепиться и даже забыться лёгким сном. Ничего
подобного не наблюдалось с японской стороны. Дороги были размыты дождями, частыми в это
время года и грузовики и даже танки постоянно застревали. Было задействовано недостаточно
транспортных средств, чтобы снабжать даже примерно 30 -35,000 войск находившихся между
Номонхан и Халкой.
Во-вторых грузовики Исузу и Форды не были приспособлены для грунтовых дорог и часто
ломались. С другой стороны советские грузовики были заранее спроектированы специльно для
грунтовых, которые состовляли львинную часть шоссейных дорог в СССР.
В -третьих снабжение войск на Халке была определелена как задача первостепенной важности, в
то время, как приоритет в снабжении японских войск был отдан китайскому фронту.
В-четвёртых действия авиации. Советскиe бомбардировщики совершали постоянные налёты на
важные перекрёстки дорог, а истребители время от времени патрулировали подъездные пути.
Японская авиация пыталась вернуть себе господство в небе, а бомбардировщики бомбили в
основном передовые позиции противника и известные ей концентрации войск.
По словам Жукова для обеспечения наступательной операции всем необходимым надо было
перевезти 55,000 тонн грузов. Фронтовая группа блестяще справилась с этой задачей, как показал
Штерн в своём докладе 1940 года на всесоюзной конференции красных командиров.
Разработка операции велась в строжайшей тайне. В неё были вовлечены лишь незначительное
количество штабистов армейской группы во главе с начальником штаба Богдановым и сам Жуков.
Приказы писала одна машинистка. Артиллерийской подготовкой занимался Воронов с думя
помощниками. Авиационной поддержкой ведал Смушкевич. Каково было участие Штерна в
подготовке мы не знаем. Надо отметить, что Жуков в своих мемуарах ни разу не упоминает имя
Богданова и приписывает всю разработку операции себе. Ему вторит Воротников. Невероятно, что
при том , что oперация была основана на теориях глубокого боя, такие ученики Тухачевского, как
Штерн и Богданов в ней не участвовали, тем более, что сам Жуков никакого формального
военного образования не имел. Коломеец, ознакомивишь с документами, отдаёт главный кредит
подготовки плана начальнику штаба полковнику Богданову и группе штабных командиров.
Приказы и поставленые задачи стали известны высшим и средним командирам за 3 часа, а
младшим за час до начала операции.
Создавались две фланговые и одна центральная группы.
Центральная группа включала в свой состав 36 мотопехотную и 82 стрелковую дивизии без одного
полка. Она находилась в прямом подчинении самого Жукова, КП которого на Хаман Дабор
нависал над центральным фронтом. Её задачей была связать главные японские силы и не дать
перевести подкрепления на фланги.
Южной группой командовал заместитель Жукова Потапов. Она включала в себя 57 стрелковую
дивизию, 8ю броне бригаду, танковый и стрелково-пулемётный батальоны 11 бригады, 2
танковых батальона 6 бригады, батальон химических танков ХТ-26, батальон передвижной
артиллерии СУ-12, органическaя артиллерия 57 дивизии в составе двух полков и батальон Ховицер
185 арт полка. Монгольская 8 дивизия обеспечивала южный фланг. Это была группа основного
прорыва. Она должна была окружить и уничтожить японские силы южнее Халстин и двигаться по
направлению к Номонхан -Бурд Обе с целью окружения основных японских сил.
Северная группа под командованием командира 11 бригады Алексеенко, заменившего убитого
Яковлева, включала в себя стрелковый полк 601 82 дивизии, два батальона танков 11 бригады,
87й противотанковый батальон и 82 артиллерийский полк 82й дивизии. Это была группа
вспомогательного прорыва. Она должна была атаковать в сторону озёр в 6 км северо-запдней
Номонхан и замкнуть кольцо окружения, соедeнившись с южной группой.
212 п/д и 9я броне бригады , а также танковый батальон 6й бригады оставались в резерве. 2
батaльона дальнобойной артиллерии 185 арт полка и весь 175 полк были в распоряжении
артиллерийского комадования для подавления огня полевой и зенитной артиллерии противника.
Большое значение было придано маскировке подготoвки операции. Об особой секретности
планирования мы уже говорили выше. Кроме того было сделано всё, чтобы скрыть от глаза
противника маневрирование войск. Командиры появлялись на восточном берегу переодетые в
солдатскую форму без знаков отличия. Выход частей на исходные позиции был отложен на ночь
между 19 и 20м августа. Были разрешены только ограниченые разведывательные операции.
Из-за секретности страдали некоторые аспекты операции. Так не был во время обнаружен
укреплённый район японской обороны на северном участке вокруг вокруг высоты 721 ("Палец").
Поздний выход на исходные позиции привёл к позднему обнаружению проблемы переправы,
критической для успеха операции 6й танковой бригады, по понтонному мосту. Командование
бригады было вынуждено искать альтернативное решение и бригада вышла на исходные позиции
с опозданием на сутки. Позднее ознакомление с планом операции, не дало время частям
достаточно хорошо ознакомиться с поставленными перед ними задачам и привело к
дополнительным потерям.
Большое внмание было уделено управлению и контролю. Между КП командующего и КП
командиров групп были протянуты два кабеля связи. Была создана специальная передвижная
группа из 12 командиров связи, которая двигалась между критическими точками и должна была
обеспечить дополнительную радио и телефонную связь.
Авиация провела свою подготовку. Командиры эскадрилей провели регонсценеровку на
местности вверенных им районов прикрытия наземных войск. Была создана специльная развед
эскадрилья. Были добавлены 17 бомбардировщиков Р-5СХ для атак наземных сил противника на
бреющем полёте.
Особое внимание было уделено ментальной подготовке. Ещё в конце июля в районе боёв был
сброшен "идеологический десант" писателей и журналистов во главе с писателем Константином
Симоновым и журналистом Давидом Ортенбергом, соавтором печально известной легенды о
28ми панфиловцах, остановивших наступление немцев на Москву. Начала издаваться газета
”Героическая красноармейская" и появились первые снимки с мест боёв.
Вполне возможно, что и легенда о тысячах тонущих японцах была сварганена этим десантом.
В поэме «Баин-Цаган» Симонов писал о безграмотной танковой атаке:
"Японцы прямой наводкой Стреляли на сто шагов, Но танки стальной лавиной Обрушились на
врагов. Летели на воздух пушки, Люди, грузовики, Трупы горой лежали На берегу реки. Нате вам,
получайте! Раз война, так война: Ни одного японца Не оставим на семена! “
8 августа в район боёв прибыл начальник политического управления Красной Армии Лев Мехлис.
Разобравшись в обстановке, он сменил лозунг "мы защищаем братский народ МНР" на "защита 
МНР это защита нашего Забайкалья", как лучше действующий на бойцов. Другая часть
пропаганды сосотояла из "кнута и пряника". Бойцов предупреждали, что сдавшиеся в плен будут
считаться предателями и будут применены санкции к их семьям. С другой стороны рассказывали о
большом количестве наград и повышений в звании, которые заслужили участники Хасанских боёв.
Мехлис организовал более активное принятие командиров и красноармейцев в ряды партии и
комсомола. При этом некоторые аспекты его пропоганды были проблематичны. Так например он
утверждал, что "японцы боятся рукопашного боя", что было очень далеко от истины и приводило
к дополнительным жертвам стреди неопытных бойцов.
Но в общем и целом ментальная подготовка сделала своё дело. Командиры и красноармейцы, на
всём протяжении операции, сражались, проявляя чудеса смелости и упорства.
Промахи японской разведки также внесли свой вклад в поражение японцев.
Ещё вначале августа военный атташе в Москве информировал Токио о концентрации советских
сил и готовящейся операции. Командование Кaвантунской армии сочла разведывательные бои 6
августа наступательной операцией и не приняла никаких дополнительных мер. Из-за плохой
коммуницкации между развед и оперативным отделами Квантунской армии не был дан ход
важной развед информации. Во второй неделе августа сбитый японский пилот 3 дня добирался до
своих через расположения советских сил и доложил о концентрации танков и пехоты в советском
тылу. Его докладу не был дан ход.
В результате к 20 августа между Халкой и Номонхан находились следующие японские силы: на
самом южном фланге в районе Больших Песков 71й полк 23 дивизии, в центре позиций южнее
Халстин 2й батальон 28 полка 7й дивизии и севернее, примыкая к южному берегу Халстин, 8 полк
японских пограничников. В центре японской позиции окопались 72й и 64й полк 23 дивизии, с 26
полком 7й дивизии в резерве. Разведывательный батальон 23й дивизии занимал узел обороны
вокруг высоты 721 ("Палец") на севере. 2 полка Барагутской конницы обеспечивали фланги. 3
артиллерийских полка должны были обеспечить артиллерийскую поддержку, а зенитный полк
защиту критических объектов с воздуха. Всего японские силы состояли из 30-35,000
штыков/сабель, с очень незначительным количеством лёгких броневиков для передвижения
командиров на поле боя. Остальные силы 6й армии - 1я и 2я пехотные дивизии, 3 неполных полка
7й дивизии и бронетанковая дивизия находились на значительном расстояния от района боёв и
их авангард начал выходить на линию Номонхан только к 25 августа, когда судьба операции была
практически решена.
Cоветско-русские источники говорят о японской силе в 75,000. Но это не так. Практически,
согласно японским и американским источникам, в боях до 16 сентября участвовали не более 35-
40,000 японцев (из них примерно 5,000 после 25 августа) и ни одного японского танка.
Наступательная операция Красной Армии.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.В 5 часов утра 20 августа 150 бомбардировщиков СБ и 144 истребителя И-16 атаковали японские
артиллерийские и зенитные позиции, перекрёстки и концентрации японских войск. Параллельно
дальнобойная артиллерия обстреляла ранее обнаруженые зенитные позиции. Практически
зенитный огонь японцев был подавлен, так что вторая волна бомбардировщиков могла
"работать" с оптимальной высоты 4,000-5,000 метров.
В 6:45 началась общая арт подготовка.
В 8:45 54 бомбардировщика и 167 истребителей повторно поражали тeже цели.
В 9:00 в атаку пошли пехота и танки.
Результатом авиа-арт подготовки была полнaя парализованность японской артиллерии в первые
90 минут боя.
Как обычно, почти сразу возникли трудности в выполнении плана. Самым критичным была
задержка переправы 2 батальонов 6 бригады. В результате бригада не участвовала в боях 20го и
вышла на исходные позиции лишь под утро 21го. Мало того, из-за ограничений маскировки,
передний край японской обороны был недоразведован, что привело к дополнительным
задержкам. 57 дивизии и 8й броне бригаде удалось лишь незначительно потеснить 72й полк.
На северном участке, после успешного начала и выхода к границе левым флангом, наступление
упёрлось в укреп. район вокруг высоты 721 (Палец). Все попытки взять высоту успехом не
увенчались.
В центре 82 и 36 дивизии продвинулись на 0.5 - 1 км.
Коматсубару ошибочно принял северный участок за район главного удара и и послал туда
подкрепление из состава 26го полка.
К утру 21го 6 бригада переправилась через Халку и присоединилась к давлению на 71й полк , как
2й эшелон. Потеснив японцев вместе с 57й дивизией, они дали возможность 8й броне бригаде
обойти противника и выйти к государственной границе. Отдельные части 6й бригады
присоединились к ним и вместе они начали движение на север с целю окружения основных сил
японцев. Одновременно танки батальона 11 бригады, при поддержке стрелково-пулемётного
батальона вбили клин между 71 полком на юге и 2м батальоном 26 полка в центре. В
последующие два дня 6я и элементы 8й бригады переправились через Халстин и достигли цели в
3 км западней Номонхан. Полк 82й дивизии вместе с танками и с/п батальоном 11 бригады
потеснили 2 батальон 2/26 и прижали его к позициям 8го полка пограничников. Просьбу
командира батальона об отступлении на восток командование отклонило, обещая облегчить
положение контратакой резервов, назначенной на 24е. Отметим также, что южная группа японцев
была в эти дни лишена артиллерийской поддержки дивизии и могла расчитывать только на
полковую артиллерию.
Позиции сторон в центре мало изменились. Две неполные советские дивизии, как и было
задумано, сковывали здесь основные силы японцев.
На севере упoрно оборонялся укреп район вокруг высоты "Палец", не давая северной группе
завершить окружение. Поэтому 9я броне бригада была выведена из резерва и направлена на
северный участок. Она обошла "Палец" с востока и отрезала обороняющимся путь к отступлению
на юг, а также перерезалa дороги подвоза снабжения. Командир бригады, опасаясь фланговых
контратак японвцев, сконцентрировал свою бригаду возле озёр, в 4-5 км северо- западней
Номонхана. Тем самым он открыл японцам путь к отступлению и они вывели из окружения свои
основные силы. Тогда из резерва выдвинулась 212 п/д бригада, которая закрыла брешь. Только к
утру 23 северной группе удалось овладеть "Пальцем". Оставшихся защитников уничтожали огнём
артиллерии и химических танков, а остатки добивали штыками. Пленных не было.
После этого северной группе удалось замкнуть кольцо окружения.
24 го японцы попытались организовать контратаку резервов, которую Кокс сравнил со знаменитой
атакой британской лёгкой конной бригады у Балаклавы, во время Крымской войны (1853-56).
Результаты были теми же. Никакого успеха, со значительной аннигиляцией атакующих.
24-25 основная часть советских и монгольских войск создавала двойную цепь окружения -
внешняя расположилась на государственной границе лицом на восток, внутренняя в 2-3 км 
западней, лицом на запад. Слабые попытки подошедших японских подкреплений из 1й, 2й и 7й
дивизий прорвать кольцо не увенчались успехом. 25го японские войскам западнее линии
Номонхан было разрешено оставить свои позиции и отступить на восток. На ключевых позициях,
таких, как высота 733, были оставлены арьергарды величиной в батальон. Все остальные
пытались сквозь заслоны Красной Армии прорваться к своим. Теряя людей и амуницию, включая
всю свою артиллерию, они двигались в основном по ночам на восток. Дри подробно описывает
эпопею отступления 2 батальона 28 полка. Выйдя к Халстин они столкнулись с советскими
танками, которые открыли огонь по отступающим. Они потеряли все свои орудия и тяжёлые
пулемёты. Часть людей заблудилась в безлунной ночи и их дальнейшая судьба неизвестна. Другая
часть погибла от огня советских танков. Когда батальон пересёк границу и соединился с
основными силами 7й дивизии, в нём оставалось менее половины людей, многие из которых
были ранены. Батальон не сохрнил боевую готовность и был отведён в тыл.
Оставшихся в окружении японцев "выкуривали" огнём артиллерии и химических танков, а затем
добивали штыками. Японцы упорно защищались до последнего солдата. К 31 августа западнее
границы не осталось ни одного живого японца.
В это время международная обстановка резко изменилась. 15 августа 1939 года был подписан
договор о ненападении между СССР и Германией, известный под именем пакт РиббентропМолотов. Японцы, по их собственому выражению, получили удар ножом в спину от своего
ближайшего союзника. 1 сентября Вермахт вторгся в Польшу и Британия и Франция объявили
войну Германии. Теперь конфликт распространился на всю Евроазию. В связи с изменением
международного положения Токио остановила все попытки Армии Кaванту к дальнейшей
эскалации в районе Номонхана. С Советской стороны часть войск была отведена из зоны боёв, а
некоторые лётные подразделения перебазированы в Европу.
Как результат подошедшие свежие части 6й армии не проявляли особой активности. Тут и там они
пытались производить ночные батальонные атаки на позиции 80го полка в южном секторе. Эти
попытки не кончились ни чем.
16 сентября вступило в силу перемирие. Халхин-Гольская -Номонханская эпопея завершилась.
Потери
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.По данным японского Ген Штаба потери японцев за всё время боёв 8,632 убитых и 9,087 раненых.
До средины августа, согласно докладу майора Шиманоки Такаджи из японского ген штаба, потери
состовляли 1,860 убитых, 4,275 раненых, 87 пропавших без вести и 1,128 больных. Учитывая
30,000 активных участников боёв во 2й половине августа, мы говорим о 45% потерь, 30% убитыми.
Потери 23 дивизии состовляли 76%.
Во время августовского наступления Красной Армии японцы потеряли всю свою артиллерию
(около 150 стволов, включая противотанковую и зенитную), бронемашины (12-15 по различным
источникам) и около 70 автомобилей и грузовков. За всё время операции потери авиации
состовляли 198 самолётов, в основном истребителей Ки-27. Надо отметить, что 50-52% убитых и
раненых получили осколочные ранения, что ещё раз подтверждает важную роль, сыграную
артиллерией Красной Армии в достижении победы.
По данным фундаментального исследования, суммированого в книги "Потери Красной и
Советской армий в 20 веке" под редакцией генерал-лейтенанта Кривошеева, потери Красной
Армии во время боёв на Халхин Голе состовляли 7,974 убитых и пропавших без вести и 15,925
раненых. Жуков, в своём докладе сразу после окончания боёв говорит о 3,279 убитых и 15,265
раненых, официозный Мещанский о 6,831 убитых и общем количестве убитых, рананых и
пропавших без вести около 18,500 и наконец Коломеец о самых современных данных 9,703
убитых и пропавших без вести и 15,952 раненых.
Безвозвратные потери Красной армии в артиллерии 30 стволов различных калибров, 253 танка (из
них 69 БТ-5 11 бригады во время Баин Цаганских боёв), 94 бронемашины, 9 тягачей, 145
автомобилей, грузовиков, тракторов и мотоциклов. Авиация потеряла 250 самолётов из них 207 в
воздушных боях.
Надо отметить успешную обработку ранeных в полевых госпиталях и быструю доставку их по
воздуху в госпиталя Читы. Этo позволило большому проценту раненых вернуться в строй.
Пленных с обеих сторон было сравнительно немного. СССР и Япония после окончания боевых
действия провели два обмена военнопленными. 27 сентября 1939 г. Советский Союз выдал
Японии 88 пленных, и 27 апреля 1940 г. японцы вернули СССР 116 человек. Судя по всему,
несколько десятков японцев остались в плену и после этих разменов. Большинство японских
военнопленных покончили жизнь самоубийством после возвращения на родину. Судьба
советских военнопленных неизвестна.
Итоги.
Мехлис сдержал своё слово - награды раздавались щедрой рукой. 73 получили звание Героя СССР
причём 3 лётчика Смушкевич, Грицевец и Кравченко заслужили это звание дважды. И Штерн и
Жуков были удостоены этим званием. Всего за бои на реке Халхин-Гол было награждено
орденами и медалями 17074 бойца и командира 1-й армейской группы, из них орденом Ленина
— 242 человека, орденом боевого Красного Знамени — 3835 человек, орденом Красной Звезды —
895 человек. Более 9 тысяч бойцов и командиров были награждены медалью «За отвагу» и около
3 тысяч — медалью «За боевые заслуги».
Орденом Ленина были награждены: 36-я моторизованная дивизия, 11-я танковая и 7-я
мотоброневая бригады, 24-й мотострелковый и 175-й артиллерийский полки. 57-я стрелковая
дивизия, 6-я танковая, 8, 9-я мотоброневые бригады, 127, 149, 293, и 601-й стрелковые полки
получили орден Красного Знамени.
14 апреля 1940 года был подписа договор о границе между МНР и Манджо-ку. Практически была
принята позиция советско-монгольской стороны. Спустя год 13 апреля 1941 г., между Советским
Союзом и Японией был заключен Пакт о нейтралитете сроком на 5 лет.
Влияние Халхин Гольских- Номонханских событий трудно переоценить.
Сталин, уверовавшись в непобедимость своей армии, начал военную афёру против Финляндии,
которая закончилась довольно плачевно и отрезвилa его.
Япония, прийдя к выводу, что северный путь закрыт, обратила свои взгляды на юг. Там её ждало
неминуемое столкновение с США. Верные стратегии sokusen sokatsu японцы атаковали в декабре
1941 главную военную базу американцев на Тихом Океане Пирл Харбор. Тем самым они
разбудили спящего гиганта и,вопреки желанию большинства американцев, втянули его в войну.
Результат, как для них, так и для их союзников нацистской Германии стал катастрофическим.
Апрельской договор 1941 во многом развязал руки СССР и она смогла позволить себе
перебрасывать одну за другой свежие дивизии с Дальнего Востока в Европу. Дивизии эти сыграли
решающую роль в битве под Москвой.
Японская пресса критически отнеслась к результатам боёв. Одной из рекомендаций звучавших в
Японии было увеличение количества бронетанковых войск. Эти рекомендации были реализованы
только частично и всё же Японские бронетанковые части сыграли важную роль в окружении и
взятии Сингапура.
Но в основном японская армия оставалась пехотной, превалирующей тактикой которой
продолжала быть ночная атака.
Теория "Глубокого Боя" была впервые опробована на практике. Затем много раз использовалась в
различных операциях 2й мировой войны. Вермахтом в Польше, Франции и Северной Африке, но
главным образом в СССР. Красной Армией на всём протяжении войны, от Москвы до Берлина.
Паттоном при прорыве из Нормандии. Сегодня это основа стратегии армий НАТО и Израиля.
Что же сталось с главными героями нашей истории?
Командующий Армией Каванту Генерал-Лейтенант Уэда Кенкичи был отправлен в отставку в
декабре 1939 и в дальнейших военных действиях участия не принимал. После войны он был
активным участником различных движений ветеранов войны и умер в своей постеле в 1962 году в
возрасте 87 лет.
Командир 23 дивизии Генерал-Лейтенант Коматсубару Мичитаро был отправлен в отставку через
месяц после Уэда. В декабре 1940 он умер от рака.
Большинство командиров полков 23 дивизии были убиты или покончили жизнь самоубийством.
Начальник Фронтового Управления Герой Советского Союза Командарм 2го ранга Григорий Штерн
был затем назначен командующим 8й армией в войне с Финляндией, вернулся на Дальний Восток
и командовал Дальневосточным Фронтом, а затем был Начальником Управления
Противовоздушной Обороны Красной Армии. 7 июня 1941 года был арестован по "делу 
авиаторов" и расстрелян 28 октоября 1941 года без суда по указанию Берия. 25 августа 1954 года
посмертно реабилитирован.
Командующий авиацией фронтовой группы дважды Герой Советского Союза Комкор Смушкевич
был повышен в звании командарм 2го ранга и назначен Генеральным Инспектором Авиации. 8
июня 1941 арестован по "делу авиаторов" и 28 октября расстрелян без суда по указанию Берия. 25
августа 1954 года посмертно реабилитирован.
Начальник штаба 1й Армейской Группы полковник Богданов был назначен председателем
советско-монгольской делегации в Смешанной комиссии по разрешению спорных вопросов о
государственной границе между МНР и Манчжурией в районе конфликта. В конце переговоров
совершил «грубейшую ошибку, нанесшую ущерб престижу СССР», за что был предан суду. 1 марта
1940 года был осуждён на 4 года ИТЛ. 23 августа 1941 г амнистирован со снятием судимости и
возвращением наград. Во время войны командовал различными соединениями и закончил её в
звании Генерал-Майор. Умер в 1969 году.
Командующий 1й Армейской Группы Герой Советского Союза Комкор Георгий Жуков поднялся на
самые высокие ступени славы. На Халхин Голе Сталин получил "своего" полководца, который
подходил ему по всем параметрам - целеустремлённого, решительного и жестокого, без
"интеллигентских замашек". Для достижения цели Жуков не жалел людей и был одним из "отцов"
системы командования, столь распространённую в Красной/Советской Армии "давай, давай, а то
под трибунал пойдёшь". Вскоре после окончания Халхин-Гольской кампании, он, перескочив
через звание, становится Генералом Армии и назначается командующим важнейшим Киевским
Военным Округом. А после неудачной Финской войны Начальником Ген Штаба. Во время войны
он назначается Заместителем Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР —
первым заместитель Народного комиссара обороны СССР, вторым человеком после Сталина в
военной иерархии. Он руководил битвой за Москву, Учавствовал в разработке плана
Сталинградского контрнаступления. 18 января 1943 года Жукову было присвоено звание Маршала
Советского Союза. Он стал первым маршалом СССР с начала войны. Затем была Висло-Одерская
операция и освобождение Польши, а после неё взятие Берлина.
Фред Вальдштейн. Номонхан - Халхин Гол. История одного военного противостояния.После войны Жуков, прозаванный в народе "Маршалом Победы", был одной из центральных
фигур, которая после смерти Сталина свергла Берию и возвысила Хрущёва. В феврале 1955 года
Жуков был назначен Министром Обороны СССР. В конце октября 1957 Жуков был обвинён в
"бонапартизме" и отправлен в отставку. Умер Жуков в 1974 году в возрасте 78 лет. Недалеко от
Красной Плoщади в Москве "маршалу победы" был поставлен конный памятник.
Легенда Жукова жива до сих пор не только среди руссофильских, но и среди западных историков.
Так например Марк Гастингс в своём "Армагеддоне" коронует его как лучшего полководца 2й
мировой войны и считает бои на Зееловских Высотах досадной оплошностью в серии блестящих
побед маршала. Но практически эти бои просто крупномаштабное повторение безграмотной
атаки 11 бригады при Баин Цагане. Жукова никогда не останавливали потери для достижения
цели. Так например под Москвой потери советских войск составили 372 тыс. убитыми и 
ранеными, или 37 % от численности войск в начале операции, а в другой Ржевско-Вяземской
составили 776 889 человек — 73,3 % от численности войск к началу операции.
Пользуясь своей популярностью, и смертью других центральных участников Жуков приписал себе
весь кредит за победу при Халхин Голе.  (Оригинал статьи опубликован на иврите в журнале Мин. обороны израиля "Маарахот". Перевод автора)

Картина дня

наверх