На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Антисемитизм без границ (История). (4 статьи)

Погромное время

Президент США Теодор Рузвельт - Николаю II: "Русский царь, прекрати жестоко подавлять евреев!" (американский плакат 1904 года
Евреи России между революциями
Александр ВИШНЕВЕЦКИЙ
Сто лет назад, в 1917 году, в результате Февральской революции в России пятимиллионное еврейское население, как и другие национальные меньшинства, получили равные права со всеми гражданами страны. К тому времени в плане эмансипации евреев Россия отставала примерно на 120 лет от ведущих европейских государств — Франции, Великобритании, Нидерландов…

Судьбы еврейства в России принято отсчитывать с раздела Польши, в результате чего Российская империя приобрела новые территории на ее западной границе, где издавна проживали сотни тысяч иудеев. Государственная политика Российской империи в отношении этой категории новых граждан чередовалась между попытками ассимилировать их и ограничить гражданские права. Начало бесправию было положено Указом Екатерины II в 1791 году, создавшем ограниченную территорию — "черту оседлости", — для проживания евреев и завершилось Февральской революцией 1917 года, которая ликвидировала монархию.


Черта оседлости простиралась от Балтийского до Черного морей вдоль российской границы с Пруссией, Австро-Венгрией и Румынией. 94 процента всех российских евреев жили за территорией этой черты, в нее входили несколько крупных городов: Одесса, Вильно, Варшава, Киев. Реформы Александра II несколько ослабили ограничения, что способствовало появлению еврейских общин в крупных городах России вне черты оседлости, особенно в Петрограде, который привлекал еврейских промышленников, банкиров и студентов.
Среди крестьян и бедных слоев городского населения издавна бытовали антисемитские предрассудки, а рабочий класс к 1880 году только начал формироваться. Царизм использовал эти предрассудки, чтобы отвлечь гнев быстро растущего и чрезвычайно угнетенного рабочего класса и крестьянства на евреев. Одной из причин антисемитизма была также ускоренная индустриализация и модернизация в сложной экономической ситуации. Период между 1881 и 1906 годами для еврейского населения можно характеризовать как время трагических испытаний и погромов. Убийство Александра II 1 марта 1881 года привело к необъективному возложению ответственности за это на евреев и началу насильственных антисемитских акций.

Тела жертв погрома 1905 года в Одессе Тела жертв погрома 1905 года в ОдессеПервая волна погромов (около 250-ти) прошла с 1881 по 1884 годы. В апреле 1881 года они состоялись в Елисаветграде (ныне — Кропивницкий) и Киеве, в мае произошел большой погром в Одессе. Кульминацией событий 1881 года стал погром в Варшаве. А всего было зафиксировано четыре десятка еврейских жертв и 225 изнасилований. На следующий год погромы продолжались, охватив семь губерний. В 1883-м они произошли в Екатеринославе, Кривом Роге, Новомосковске и ряде других городов, в 1884-м — в Нижнем Новгороде.

Русская интеллигенция вяло реагировала на происходящее, что шокировало многих евреев. Комиссии для расследования причин погромов и министр внутренних дел России того времени Николай Игнатьев решили свалить вину за происходящее на самих жертв насилия, объясняя погромы реакцией населения на эксплуатацию его евреями. И это при том, что большинство евреев империи жило в нищете, занимаясь ремеслом и мелкой торговлей.

Игнатьев подготовил план массового изгнания евреев-ремесленников из внутренних губерний, их выселение из сел черты оседлости и ряд дополнительных ограничительных мер. Он также высказывался за эмиграцию евреев из России. Сопротивление еврейской экономической элиты и некоторых министров помогло отвергнуть ряд пунктов проекта Игнатьева. Был достигнут определенный компромисс: массовое выселение отменили, но евреям было запрещено вновь селиться в сельской местности черты оседлости, приобретать там недвижимость и вступать во владение имуществом. Характерно, что в обращении с еврейским населением ничто не поддерживалось с таким упорством и строгостью, как ограничения права иметь в собственности или арендовать землю в сельской местности. Список ограничений, которые подготовил Игнатьев, был опубликован 3 мая 1882 года под названием "Временные правила о евреях".

Признав вред для христианского населения страны национальной замкнутости, религиозного фанатизма и экономической деятельности евреев, правительство стремилось с помощью ряда ограничительных мер принудить их к ассимиляции. Евреям, помимо обвинений в эксплуатации беднейших слоев коренного населения, также вменяли в вину чрезмерное влияние в области торговли и производства. Особенно вредными аспектами еврейской роли в экономике считались предоставление ими денег в кредит и продажа спиртных напитков. Майские законы 1882 года были якобы направлены на то, чтобы положить конец погромам, но на деле послужили основой для дальнейшей правовой дискриминации в последующие годы, тем самым дополнительно стимулируя вспышки антисемитского насилия.

Законодательные и административные меры резко ограничивали возможность проживания иудеев за пределами черты оседлости и еврейскую коммерческую деятельность, запрещали им вести дела по воскресеньям и в христианские праздники. Российские официальные органы уменьшили число еврейских врачей в армии и регламентировали деятельность еврейских юристов, ввели строгие квоты на обучение евреев в университетах и школах, ограничили их передвижение в пределах черты оседлости. Среди других дискриминационных мер было и изгнание евреев из Москвы в начале 1891-го.

Вторая волна погромов прошла в 1903-1906 годах, их зафиксировано около 600. Они были более кровавыми, чем прежние, чаще всего происходили при поддержке беднейших слоев населения. Первый погром ХХ столетия произошел в 1903 году в Кишиневе, где евреи стали жертвами убийств и уничтожения их имущества. В том же году произошел погром в Гомеле.

Демонстрация бундовцев. 1917 год Демонстрация бундовцев. 1917 годНесмотря на высокий уровень образования из-за правовых ограничений евреи не были интегрированы в экономику и страдали от бедности. В результате войны с Японией и экономического кризиса произошел рост недовольства российского населения. "Кровавое воскресенье" в январе 1905 года вызвало волну массовых протестов. Под их давлением царь был вынужден предоставить гражданские права: право религии и совести, свободу слова, свободу собраний и ассоциаций. Но революция 1905 года не привела к каким-либо значительным реформам в отношении евреев. Царский режим ответил на революционное движение более жесткой антисемитской пропагандой. Получила широкое распространение печально известная фальшивка "Протоколы сионских мудрецов". В выступлениях против евреев активизировались крайне правые группировки, а также наиболее отсталые и нищие слои населения — крестьяне в сельской местности и безработные в городах. Погромы 1905 года охватили сотни населенных пунктов, в частности, города Белосток, Житомир, Одессу. Были убиты тысячи евреев.

Помимо сложной экономической ситуации сыграла свою роль и значительная активность евреев в общественных движениях, реакционные круги содействовали погромам в качестве мести за это. Погромы широко осуждало международное сообщество, но не было сделано ничего, чтобы остановить насилие. Погромы вызвали массовую эмиграцию, почти два миллиона евреев между 1881 и 1914 годами покинули Россию. Но несмотря на столь массовую эмиграцию, численность еврейского населения не уменьшалась за счет высокого естественного прироста: к 1914 году более пяти миллионов евреев (немногим более трех процентов от всего населения империи) проживали в России — в основном в черте оседлости.

Царский режим создал "Союз русского народа" из членов правых партий и черносотенцов, которые принимали участие в многочисленных погромах. Кроме того, в 1905-1916 годах были распространены миллионы экземпляров антисемитских сочинений, одобренных цензурой.

После русской революции 1905 года антиеврейские законы были еще более ужесточены. С 1911 по 1913 годы под давлением со стороны церкви и черносотенцев шел печально известный процесс Бейлиса по ложному навету, представляющему собой продолжение многовековых антисемитских обвинений за якобы ритуальные убийства. Суд закончился признанием невиновности Бейлиса в убийстве 12-летнего христианского мальчика.

В 1914-м началась Первая мировая война, во время которой были убиты два миллиона российских солдат и еще пять миллионов — ранены. Неблагоприятный для России ход войны и тяжелое экономическое положение гражданского населения вскоре привело к изменению настроений и нарастанию протестов. При этом государственный антисемитизм достиг нового пика. С начала боевых действий черта оседлости была средоточием боевых действий в Восточной Европе. В процессе войны ряд национальных меньшинств России был затронут войной — помимо евреев также поляки и народы Кавказа.

Подозрения в том, что евреи занимаются шпионажем в пользу Германии из-за их угнетения и лишения прав, а также благодаря владению идишем, близким к немецкому, позволили использовать еврейскую общину в качестве козла отпущения за неудачи в ходе войны. Захват заложников из еврейского населения, переселение евреев из близлежащих к фронту районов вглубь России (с предупреждением о немедленном выселении за 24 часа), насилие и грабежи были выражением антисемитской политики государства и его армии. В общей сложности 3,3 миллиона человек были насильственно эвакуированы армейским руководством по обвинению в шпионаже до 1916 года, в том числе — около 600 тысяч евреев.

Погромы армейских казачьих подразделений не ограничивались грабежами, часто евреев пытали и убивали, насиловали женщин. Особенно пострадало из-за депортаций и погромов еврейское население Галиции, Литвы, Белоруссии, Украины и Польши. Изгнания начались в сентябре 1914 года, наиболее интенсивно они шли летом 1915-го. Необходимость расселения изгнанных евреев в России привела к упразднению черты оседлости в 1915 году.

Поражение в Первой мировой и резкое ухудшение экономического положения населения стали причинами русской революции, начавшейся в конце февраля 1917 года. Февральская революция превратила Россию из монархии в республику. Новое руководство страны, Временное правительство, обеспечило равные права всем гражданам России независимо от веры и национальности. Были отменены 140 антиеврейских законов. Начало революции дало евреям возможность участвовать в политической и общественной жизни, что также было связано с миграцией из бывшей черты оседлости в крупные города. Впервые в российской истории евреи оказались в центральных и местных органах власти. С созданием Исполнительного комитета Советов рабочих и солдатских депутатов в России установилось двоевластие, в этом комитете были представлены и еврейские социалисты, как отечественные, так и зарубежные. Евреи сотнями прибывали из США и европейских стран в Россию: некоторые из давно эмигрировавших, другие — революционеры в изгнании. Весной 1917 года две крупнейшие еврейские партии провели собственные отдельные "Всероссийские еврейские конгрессы" и быстро расширили свою деятельность в масштабах всей страны. Их программы включали планы для всей России с ее многонациональным населением. Началось бурное развитие еврейской культурной жизни и прессы в соответствии с новыми свободами и возможностями.

Правительство Керенского поддержали активисты Бунда и партии еврейского пролетариата — Поалей Цион (Сионистская рабочая партия). Якоб Шифф в Нью-Йорке и Ротшильд в Лондоне стали подписчиками "займа свободы" для правительства Керенского и вложили в него по миллиону долларов. В Большой синагоге Москвы были собраны 22 миллиона рублей, которые одолжили Временному правительству.

К началу марта Временное правительство начало функционировать и издавать новые законы для России, которые существенно повлияли на положение еврейского населения. Члены Временного правительства придавали первостепенное значение вопросам равенства национальностей, религий и классов, важным для различных национальных групп — евреев, народов Кавказа, финнов.

На заседании правительства от 4 марта встал вопрос отмены квот, которые ограничивали доступ евреям к образованию. 20 марта председатель правительства санкционировал закон "Об отмене ограничений на основе религии и национальности". Все ограничения в правах граждан России действующим законодательством были упразднены не только для евреев, но и других национальных меньшинств. Была юридически подтверждена отмена черты оседлости. Процентную норму сняли не только для еврейских школьников, но и студентов, также был ликвидирован закон об ограничении вступлении евреев в офицерский корпус. Были приняты меры против публичных проявлений антисемитизма. По части законов были сняты девять конкретных ограничений, связанных с правовой дискриминацией в отношении российских евреев.

Первые пять касались майских законов 1882 года. Были отменены все ограничения на место жительства и передвижение, устранено ограничение на приобретение права собственности и иных вещевых прав на какое-либо движимое или недвижимое имущество, а также владение, использование и администрирование и предоставление или получение ипотечных кредитов. Отменили также ограничения, связанные с участием в бизнесе, в различных коммерческих операциях, в возможностях найма рабочих. Закон позволил всем гражданам иметь равные возможности по допуску к государственной службе, как гражданской, так и военной. Подтверждено право участия в выборах в органы местного самоуправления, в работе на любых должностях в государственных и общественных учреждениях.

Еще два положения позволяли использование языков, помимо русского, в бизнесе и образовании. Отмена этих ограничений оказала значительное влияние на евреев, так как они сталкивались со строгими квотами и в основном говорили на идише, их родном языке. Многочисленные и обременительные юридические тяготы, которые когда-то усложняли жизнь евреев, были сняты. Процесс принятия новых законов завершился 22 марта. Апрельское заседание десятой конференции Бунда приняло решение о создании местных органов культурно-национальной автономии еврейского народа.

Тем не менее изменения в национальном законодательстве не гарантировали перемен в антисемитских настроениях в России. Акты насильственного антисемитизма, такие, как погромы, ограбления и разрушения часто инициировались правыми контрреволюционными элементами в российском обществе, в том числе черносотенцами, в попытках возврата к монархической власти. Преимущественно антисемитская пропаганда сделала акцент на так называемом "мировом заговоре евреев", целью которого якобы было установление мирового политического и экономического господства. Такое представление глубоко укоренились в российском обществе к 1917 году в значительной степени из-за широкой популярности фальшивки "Протоколов сионских мудрецов" и других подобных текстов. Казалось бы, при разнообразии религиозных и национальных меньшинств в России и другие могли оказаться жертвами подобных вымыслов, но черносотенцы особо выделяли как объект преследования именно евреев. Помимо основного антисемитского посыла, направленного против евреев, они также утверждали, что евреи занимают непропорционально важные позиции в революционных политических партиях. Для них не имело значения то, что еврейские революционные лидеры отказались от какой-либо связи с иудаизмом.

За восьмимесячный период между Февральской революцией и большевистским переворотом в октябре отсутствие погромов и антисемитских провокаций зафиксировано в течение чуть более одного месяца — от 23 февраля до 7 апреля 1917 года. Антисемитские чувства оставались приглушенными в начале Февральской революции из-за того, что российское общество почти единодушно ненавидело царя, а поскольку царь, его окружение и политика были заведомо антисемитскими, многие россияне отказались от юдофобии вместе с отказом от царской власти. "Русские Ведомости" от 22 марта в статье под названием "Уничтожение религиозных и национальных ограничений" заявляли: "Существовала тесная связь между старым режимом и религиозной нетерпимостью, с антисемитизмом". Другое объяснение отсутствия погромов в это время — в том, что начальная эйфория, связанная с Февральской революцией, временно перевесила любые публичные проявления антисемитизма.

В последующие месяцы 1917- года, в промежутке между революциями, опять начались нападения на евреев, количество которых заметно увеличивалось в течение лета. Учет числа погромов до большевистского переворота свидетельствует, что они происходили — один в апреле, шесть в мае, восемь в июне, три в июле, семь в августе, четыре в сентябре и одиннадцать в октябре. Антисемитские настроения и акции во многом исходили от реакционеров из государственных формирований, таких, как ополченцы или армейские подразделения. Погромы и другие насильственные антисемитские акты в 1917-м имели место в городах, где обосновались еврейские беженцы, в том числе в Екатеринославе, хотя черносотенцы и не проводили различия между беженцами и местными евреями. В таких условиях предотвратить любые формы антисемитский активности было невозможно, как и обеспечить религиозное и национальное равенство. 5 октября в "Рабочей газете" было сказано: "Надо твердо и четко понимать, что несколько месяцев революции недостаточно, чтобы сразу же перевоспитать массы, которые жили веками в темноте, под гнетом бесправия".

Политические элиты сознавали растущее недовольство правительством. Одним из шагов к большей стабильности и прогрессу могло бы стать решение вопроса о национальной автономии, если бы он был поднят вовремя, в самом начале революции. Но Временное правительство только в октябре попыталось принять закон, касающийся автономии и федеративного уклада России. В проекте закона говорилось, что "русское государство является единым и неделимым" и что "региональная автономия должна быть введена в Российском государстве". Но из-за назревающих событий Октябрьского переворота это было уже неактуально. Нерешенность национального вопроса на фоне войны и связанных с ней поражений России не сулила еврейскому населению ничего хорошего. В статье в "Русских Ведомостях" от 20 сентября говорилось, что "еврейское население в бывших областях еврейской оседлости… особенно встревожено наличием насилия и увеличением вероятности гражданской войны. " Позднее, 7 октября, в статье в той же газете было отмечено, что при бессилии властей могут произойти грабежи и убийства евреев.

Через несколько месяцев началась Гражданская война с катастрофическими последствиями для российских евреев. Большинство историков оценило число еврейских смертей в 1918-1920 годах от 50 до 200 тысяч, в основном в пределах Украины.

Пройдет еще около двух десятилетий, и евреи, в том числе из бывшей Российской империи, столкнутся с фанатичной ненавистью нацистов, миллионы погибнут в Катастрофе. Затем последует холодная война, которая включала в СССР преследования и ограничения на иудаизм, еврейскую культуру, язык, иммиграцию. Как только начался развал СССР, это привело к массовому исходу евреев…http://www.isrageo.com/2017/02/25/revolevr/

Жестокость и дебилизм в одном флаконе
Эмилио Зала. "Изгнание евреев из Испании"
Преследование евреев никогда не заканчивалось добром для преследователей
Борис МИЛЬШТЕЙН, Потсдам
Этим эссе, на первый взгляд, не поведаю ничего нового, так как буду говорить о событиях известных и даже набивших оскомину. Но эти исторические факты попытаюсь связать между собой по-иному. А судить о сделанном придётся тебе, уважаемый читатель.
Косвенно касаясь истории Европы, обратил внимание на то, что некоторые европейские государства, более того, каждая из них в своё время была могущественной империей, доминирующей и процветающей не только на европейском континенте. Эти мощные государства в своё время захватили несметные территории по всему земному шару. Но в результате различных исторических катаклизмов распались, скукожились, потеряв при этом своё былое величие.
Но начнём танцевать «от печки».

Итак, 18 июля 1290 года король Эдуард I издал указ об изгнании евреев из Великобритании. Ну, кто-кто, а чтобы англичане да не были первыми? Изгнали так изгнали, когда это было, и что об этом теперь вспоминать. Больше интересует тот факт, что будучи «владычица морей», над землями которой никогда не заходило солнце, это соединённое королевство впоследствии всё-таки распалось. Правда, сейчас существует содружество бывших колоний во главе с Великобританией, но то всего лишь амбициозная символика былого величия.
В 1306 году евреев изгнали уже из Франции. Она тоже когда-то была могущественной страной с многочисленными колониями. Считай, пол Африки, Ближний и Дальний Восток делила с Англией. Со временем евреи вернулись во Францию, но французы в силу своего заскорузлого врождённого антисемитизма не преминули этим воспользоваться, чтобы породить на белый свет дело Дрейфуса. Если не мытьём, так хоть катаньем. Особенно человеколюбие французов по отношению к евреям проявилось в годы Второй мировой войны. Впоследствии Франция так же потерпела фиаско. И могу предположить, что не последнее, так как антисемитизм в стране процветает во всю мощь и поныне.
В 1492 году евреев изгнали и из Испании. Если мне не изменяет память, то испанский король задолжал евреям энную сумму, а чтобы её не отдавать, поступил чисто по-королевски — изгнал евреев из страны. Просто и со вкусом. Испания была владычицей, считай, всей Южной Америки. Об этом можно судить по современным испаноязычным государствам, которые впредь были её колониями. Но и Испания распалась. И что примечательно, в этом государстве самой большой национальной забавой является коррида. Жестокость и дебилизм в одном флаконе. А вот если бы не изгнали евреев из страны, то сейчас играли бы, допустим, в шахматы.
В 1567 году евреев изгнали и из Италии, которая, следуя логике, в последствии так же лишилась своих колоний.
Но то были давние времена. А вот самые что ни на есть близкие события, до которых можно мысленно дотянуться рукой. Имеется в виду не так далеко ушедший ХХ век.
Была могущественная Австро-Венгрия. Не менее могущественная Российская империя. Оттоманская империя не уступала им в своём величии. Но после Первой мировой войны эти три империи растаяли, как зыбкий утренний туман.
А пресловутый Третий рейх! Где он? А там же, где и СССР.
И что же было общего с этими, так непохожими друг на друга, бывшими империями? А то, что и там, и там буйным смрадом процветал государственный антисемитизм, и как следствие этого цветения, неизбежный крах и распад.
Это как бы одна сторона медали.
Прошу обратить внимание вот на что: 12 апреля 1990 года парламент ГДР взял на себя ответственность за преследование и уничтожение еврейского народа во времена национал-социализма. Вероятно, чтобы как-то загладить историческое мракобесие, власти ГДР приняли решение открыть границы, почему-то только для советских евреев. И хотя на этот момент не существовало соответствующего законодательства в юрисдикции исчезающей страны, но уже первых евреев из СССР начали привечать в Восточном Берлине.
22 мая британское телеграфное агентство Рейтер в 13.55 дало информацию о происходящих событиях, и весь мир узнал о том, что "ГДР открывает границу для советских евреев". И пошло — поехало.
А вот и скромное обобщение. Лишь только парламент ГДР 2 апреля 1990 года объявил о том, что евреи Советского Союза могут эмигрировать в их страну, как мгновенно для летосчисления Истории, то есть через каких-то полгода (а именно 3 октября 1990 года) произошло мирное объединение трёх разрозненных территорий Германии: Федеративной Республики Германии, территории Западного Берлина и Германской Демократической Республики в единую неделимую Федеративную Республику Германия.
Слепой да не услышит….
Вот и другая сторона медали. http://www.isrageo.com/2017/02/25/jesto191/
Жил-был Шмулик
Наконец-то дома. Открытка с картины Моисея Маймона «Опять на родине» (1906 г.)

Любовь, война, погромы, голод, вновь любовь… История еврейского портного
Сара Надя ЛИПЕС
С юного возраста любили друг друга Голда и Шмуль. С тех самых пор, когда она устроилась нянькой в семью портного, а он был принят к этому же портному на учебу. И было тогда Шмулю 13, а Голде 10 лет.
С хозяином парочке повезло, он их не обижал, кормил досыта и когда они решили пожениться, выделил невесте приданое, так как Голда была круглой сиротой. Ее отца убили во время погромов 1905 года в глухом селе Уманского уезда, а мать вскоре ушла вслед за ним.
После смерти матери соседи отправили девочку к тетке в Одессу, но у той самой было семь душ на руках, и девочку пришлось отдать в услужение. Впрочем, с хозяином ей повезло, так что горевать было не о чем.

Поженившись, пара продолжала жить в доме своего хозяина, Шмуль работал, а Голда ждала первенца.
Началась Первая мировая война. Очень скоро Шмуля забрали в армию, а вскоре после его мобилизации Голда родила мальчика и назвала его Берко — в честь погибшего отца.
Три года Шмуль воевал, и в конце концов вернулся домой. Но ни жены, ни сына, о рождении которого он узнал из писем, не нашёл.
Размазывая слезы по щекам, жена портного рассказала, как во двор ввалилось стадо пьяных погромщиков. Подонки поймали Голду и по очереди стали ее насиловать. Маленький Берко пытался защитить мать, но был разрублен пополам. После окончания погрома Голду отвезли в больницу, и с тех пор ее никто не видел. А Берко похоронили на еврейском кладбище вместе с остальными жертвами того погрома.
Недолго Шмуль размышлял о своём будущем. В армии его давно звали присоединиться к большевикам и бороться с империализмом с оружием в руках. Шмуль был мирным парнем и больше всего он любил держать в руках нитку с иголкой, собственно, в армии он был портным, но теперь он с удовольствием взял в руки винтовку.
Прошли годы. Шмуль женился на сестре фронтового товарища, бывшего батрака, а теперь красного комиссара. Василий пытался организовать колхоз в родном селе, Шмуль шил, а Ольга, его новая жена, рожала детей.
В один далеко не прекрасный день Шмуль поехал развозить заказы по соседним сёлам, а пока его не было, разозлённые коллективизацией крестьяне заперли Василия в хате сестры, заколотили окна и двери, и подожгли. К возращению Шмуля в село уже и головешки догорели. На подходе к дому его перехватила соседка, затащила к себе в хату и рассказала подробности. Плюс сообщила, что его тоже искали, и лучше ему уносить из села ноги подобру-поздорову.
Второй раз потерял Шмуль семью и решил больше ни к кому и ни к чему не привязываться. А на жизнь зарабатывать, скитаясь от села к селу и починяя одежду желающим. Хороший портной работу везде найдёт.
Через некоторое время забрёл он в Уманский район, вспомнил, что где-то здесь родилась его первая и единственная любовь, и решил посетить это местечко. Надо сказать, что ситуация в районе была не очень хорошая. На дорогах попадалось много голодных людей и хаты с мертвыми семьями внутри стояли открытыми. Но эти зрелища не трогали Шмулика, он хорошо помнил, кто убил его первую жену и сжёг вторую.
У самого Шмуля проблем с едой не было. В любом селе были люди, у которых было, что поесть, и которые нуждались в его услугах.
Наконец он добрался до того самого местечка, в котором когда-то родилась Голда. Но местечко не сильно отличалось от села. Масса голодных людей, а кое-где и трупы лежали прямо на улицах. Медленно брёл Шмуль по центральной улице, пытаясь понять, зачем он вообще пришёл в этот городок. Вдруг в одной из хат он услышал громкий стон. Сначала хотел пройти мимо, а потом вспомнил, что больше половины жителей города были евреи и все-таки зашёл. И не поверил своим глазам. На полу сидела Голда, его Голда. А у неё на коленях лежал умирающий мальчик.
Пару дней спустя, когда Голда снова смогла говорить, и жизни ребёнка больше ничего не угрожало, она рассказала Шмулю свою историю.
Четыре месяца после изнасилования она лежала в больнице и перед самой выпиской поняла, что беременна. Сначала она хотела утопиться, и даже зашла в море, но вдруг малыш стукнул ее пяткой в живот и она не смогла.
Вернуться в дом к хозяину она не захотела, потому что все кругом знали бы, что это за ребёнок, и поэтому Голда пошла в свой родной город, где на околице стояла заколоченная хата её родителей, и где её уже никто не помнил. Там и жила, растила нового сына и ни о чем не думала.
Вновь обретшие друг друга супруги переехали в Умань. В 1939 году мальчика призвали в армию, он служил где-то на востоке и слал родителям весёлые письма и гостинцы. В июне 1941-го он даже приезжал в город похвастаться своими новыми нашивками.
А 23 сентября, падая в яму и все ещё держась за руки, они ушли в вечность с последней мыслью:
"Спасибо, что вместе, Господи".
Автор — историк, ведущий специалист в еврейской генеалогии. Желающие связаться с ней для заказа исследований по истории вашего рода могут написать по адресу nadialipes@gmail.com. http://www.isrageo.com/2017/02/26/jilbi192/
Больничный антисемит
Иллюстрация: фотобанк pixabay.com
Медицинская история с юдофобскими осложнениями
Рами ЮДОВИН
Рузская больница, 1988 год, хирургическое отделение.
— Пописай сюда, померь температуру, — симпатичная молодая медсестра с ярко накрашенными губами, протянула мне контейнер для сбора мочи и градусник. – Скоро приду!
«Очень кстати, давно хочется пописать хоть куда-нибудь».

Опорожнился, поставил на подоконник теплую баночку с тёмно-жёлтой жидкостью. Температура 37.5. Странно, чувствую себя вроде неплохо.
— Жди здесь! – медсестра брезгливо взяла баночку, посмотрела на градусник, записала.
«Зачем пожаловался, что болит живот? Уже месяц делаю суровые упражнения для спины и пресса в графской усадьбе Шереметьева, переделанной под реабилитационный центр. Конечно мышцы будут болеть. А с другой стороны, деревенские переломать кости обещали. Не понравилось им, что я закатываю по локоть рукава рубашки. Пришлось показать им пару приёмчиков. Они «Одинокого волка МакКуэйда» не смотрели, а я у своего дяди по видику видел и всему научился».
Ход рассуждений подростка прервала санитарка, правда уже другая, не менее красивая, но более скромная.
— У тебя аппендицит, через полчаса операция, я тебя побрею, раздевайся, ложись в ванную.
— Как операция? – опешил я. – У меня ничего не болит. Вы меня отправьте домой, пожалуйста.
— Без разговоров. Можешь до дома не доехать, — сказала санитарка.
— Зачем брить?
— Чтобы микробов не было, — терпеливо объяснила она.
Похоже, ей стало меня жаль.
— Тогда я сам, — обречённо произнёс и взял лезвие.
— Хорошо. А я потом проверю.
«Этого не может быть. Не может быть», — я повторял и брил себе пах.
Вскоре вернулась сестра милосердия.
— Неплохо, — усмехнулась она, осматривая низ живота, — но надо чисто. Вот так. Теперь душ. Ты что, боишься?
— Девушки там меня ещё не трогали, — попытался пошутить.
— Какая я тебе девушка, — фыркнула медсестра. — Одежду оставляй здесь. Надевай халат. Да не так, наоборот. Пошли.
Я почувствовал, что иду на Лобное место, не случайно и лобок побрили…
В операционной было холодно, но меня знобило от страха.
— Меня зовут доктор Давид. Опэрация будэт примэрно час, полтора. Тебе уже пятнадцать, получишь «мэстный» наркоз. Будэт немножко больно, — сказал хирург с кавказским акцентом.
С трудом взобрался на высокий стол, сверху свисали зеркала, в которых можно было рассмотреть свою нижнюю половину, задвинули ширму.
Сделали укол, и вскоре я услышал лёгкий свист, полоснули несколько раз.
«Совсем не больно. Ничего, ничего» — успокаивал себя, ведь я не знал, что в это самое время в окно нашего дома неистово билась птица…
Боль усиливалась, неотвратимо сжимая своими кольцами моё нутро. Я терпел. Доктор стал рассказывать какие-то истории, но я его не слушал. Мне хотелось только одного: встать и убежать, но как убежать с разрезанным животом. Терпеть, терпеть.
Хирург уже не говорил со мной, он сосредоточенно работал, тихо переговариваясь с помощницей.
— Почему так больно, доктор? – отрывисто произнёс я.
— Опэрация затянулась, всё оказалось сложнее, начался перитонит. Тэпэрь тэрпи! Хочешь ругаться матом? Разрэшаю.
Я не хотел матом, я хотел жить, очень хотел жить, и боролся со жгучей, палящей, выедающей душу болью, полностью завладевшей мной.
А потом сдался.
— Доктор, больше не могу, хочу умереть. Убейте меня …
— Ты это брось! – заорал доктор. – Тэрпи, казак, атаманом будэшь! Скоро уже! Дэржись!
«Бабушки этого не перенесут, мама не выдержит, папа будет рыдать, брат расстроится. Надо жить, надо, но не могу, нет сил. Простите меня…
Я уйду в иной мир, в котором будет хорошо, потому что в нём нет боли. Я готов и не боюсь».
— Ну вот и всё! – крикнул эмоциональный хирург. – Эй, Рома! Смотры!
Я посмотрел, доктор держал в руке какой-то отросток с кровавыми трубочками.
— Сэйчас зашьём тебя и будешь отдыхать!
— Спасибо, — прошептал я.
Меня перекатили на кровать с колёсиками и покатили…
В коридоре моё тело сбросили на диван, яркий свет слепил даже закрытые глаза, мельтешили люди. Но самое страшное – всепоглощающая боль снова возвращалась. Я не выдержал и заплакал, похоже заревел навзрыд. Врут, что слёзы облегчают страдания. Облегчения я не почувствовал. Мимо проходили врачи, медсестры, но так никто и не подошёл. Впрочем, нет, одна сердобольная женщина подскочила:
— Ты уже взрослый мальчик! Прекрати реветь!
И действительно, на мгновение, я прекратил реветь, сосредоточился:
— Сука ты! – отчётливо произнёс, так как имел разрешение на мат от самого доктора.
Сердобольная женщина остолбенела.
— Да что ты сдох, мразь! – крикнула она.
— Тебя, бл*дина, переживу!
Ненависть — лучший анальгетик. Мне стало чуть легче.
Пришёл доктор Давид, наверно оскорблённая ему нажаловалась. Он внимательно посмотрел на меня, подозвал медсестру.
— Когда ты давала ему обезболивающее? Ты не видишь, что ему плохо.
— Я не давала…
— Я же сказал тэбе! – зарычал доктор. – Ах ты тварь…
Далее пошёл поток отчаянных ругательств.
— И в палату его!!!
После таблетки боль ослабла, стало хорошо. Да что там хорошо, я чувствовал счастье, самое большое, пребольшое.
После коридорного дивана короткая, глубокая, продавленная кровать в тусклой палате показалась самой удобной на свете. Хотелось спать, но сосед, молодой мужчина, постоянно орал, стонал, требовал врача.
— Стыдно больной, людЯм спать мешаете, — строго сказала медсестра. — У этого мальчика ещё тяжелее была операция, а он молчит. Вы же взрослый мужчина, терпите!
— Не могу я терпеть, — взмолился мужик. – Вам трудно дать таблетку? Пожалуйста, прошу вас!
Получив анальгин, больной немного успокоился.
На следующий день я попытался приподняться опираясь на стенки кровати, не получилось. Откинул одеяло, посмотрел: из паха торчала залепленная пластырем трубочка, прикреплённая к мешку, который был наполовину заполнен мочой вперемешку с кровью.
Кушать совсем не хотелось, но постоянно мучила жажда. Пару раз в день заходила медсестра, давала таблетку, которую я жадно запивал водой.
В палате кроме вечно стонущего соседа, было еще пять человек, один из которых развлекал больных байками про алчных евреев, «воевавших» в Ташкенте.
«Спас вчера Ваня тонущего ребёнка. А сегодня приходит к нему отец мальчика – еврей и спрашивает.
— Пгошу пгощения, это ви на речке спасли моего Абгашика?
Ваня с гордостью:
– Ну да, я.
— Скажите пожалуйста, а где кепочка?»
Народ держится за изрезанные животики, хохочет.
Дальше шли философские рассуждения о коварных евреях, эксплуататорах трудового народа.
— Среди жидов нет ни рабочих, ни крестьян, одни начальники-мошенники да воры, потому что нация паразитов, сосущих кровь из народов мира. Русские спасали их пока они в Ташкенте отсиживались».
Ничего подобного я никогда не слышал, в моей Белоруссии, в школе, дети, насмотревшись фильмов про войну, ещё могли еврейского мальчика дразнить «юде», но, чтобы взрослые, пожилые люди, — немыслимо.
«Ничего, сука, мне бы только подняться, только бы подняться».
Услышав молитву о мщении, пришёл мой спаситель, доктор Давид.
— Пачэму ты лежишь? Пачэму нэ встаешь и нэ ходишь? Хочешь спайки заработать?
— Не знал, что надо вставать, да и не могу встать, — ответил я из кроватной бездны.
Доктор протянул руку, приподнял меня, снова наорал на медсестру, приказал поменять кровать.
Я подошёл к зеркалу и отшатнулся: на меня смотрело исхудалое, бело-зелёное лицо с почему-то огромным носом.
— Простите, вы такой же национальности, что и доктор , поэтому он о вас так заботится? — антисемит меня внимательно изучал.
— Их бин аид, — бросил ему вызов.
Наступила тишина.
«Неужели они никогда евреев не видели, почему они так на меня смотрят?».
— Я почему-то так и подумал, — сказал антисемит. – Вы не подумайте, в вашей нации не все плохие, я знал одного удивительного еврея, его звали Вольф Мессинг. Ничего о нём не слышали? Я расскажу.
— Когда ко мне в гости приедет дядя Шолом, брат моей бабушки из Москвы, боевой офицер советской армии, расписавшийся на Рейхстаге, председатель совета ветеранов Бауманского района, он вам расскажет как воевал в Ташкенте.
— Ты мне угрожаешь, мерзавец?! – вскричал антисемит.
— Ещё чего, просто задавит тебя как вошь поганую и палец об тебя вытрет! – я бы сам его мог задавить, но очень хотелось поскорее покинуть это смрадный гадюшник и желательно без неприятностей.
Антисемит что-то бормотал, но не громко.
— Молодец, пацан! – одобрил вечно стонущий сосед. – У меня жена еврейка. Она ему моргалы выцарапает.
Конечно, интеллигентный дядя Шолом наверно не станет бить больного человека, но видя испуганную физиономию антисемита, я был очень доволен. Обитатели скучной палаты молча улыбались, развлечение.
Часами напролёт я шагал по коридорам палаты, избавляясь от спаек, да и всё лучше чем валяться на продавленной кровати.
Антисемит не оставил еврейскую тему, но сменил тон. Он восторженно рассказывал о выступлении Мессинга, на котором тот проделывал удивительные штуки.
«Когда Мессинг был маленьким, он сбежал из польского местечка, денег на билет не было, и он протянул кондуктору простую бумажку. Вот мошенник, — покосился на меня. – Великий мошенник. А кондуктор принял бумажку за билет».
Антисемит поведал, как Мессинг спас сына Сталина, точно предсказал дату окончания войны.
Вскоре появился дядя Шолом, привёз сестричкам конфеты, доктору коньяк. Антисемит, завидев сурового на вид героя страшной войны, забеспокоился. Напрасно, жаловаться я не стал, да и простил его, ведь он познакомил меня с еврейским волшебником, о котором я тогда ещё ничего не знал.
Ещё через несколько дней приехала взволнованная мать и забрала меня из больницы.
Мы отправились в Покровско-Шереметьево за моими вещами. Ребята были в зале, на тренировке, мне не хотелось срывать занятия, да и времени на прощание не было, внизу ожидало такси с тикающим счётчиком.
Я уже сел в машину, как открылись окна на всех трёх этажах, мальчики и девочки кричали, махали руками, желали счастья, здоровья и доброй дороги. Я вышел из машины, посмотрел на ребят в последний раз, глаза увлажнились.
— Посмотри, как все тебя любят, — сказала мама. – Садись, сынок, поедем домой. http://www.isrageo.com/2017/02/28/antap192/

Картина дня

наверх