На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Последний перед потопом. Как Людовик XV прожигал жизнь и разорял Францию. Падение французского Карфагена. Как парижане на самом деле взяли Бастилию (2 статьи)

Последний перед потопом. Как Людовик XV прожигал жизнь и разорял Францию

15 февраля 1710 года родился король Франции Людовик XV, прославившийся безудержным расточительством и любвеобильностью.

Людовик XV.
Людовик XV. © / Public Domain

Мор в королевской семье

Легендарному французскому королю Людовику XIV приписывается фраза: «Государство — это я!

». Вне зависимости от того, произносил её монарх или нет, она отражает суть его правления, растянувшегося на 72 года.

При «Короле-солнце» абсолютная монархия во Франции достигла своего расцвета. Но за расцветом неизбежно следует закат. И на долю преемника великого монарха чаще всего выпадает участь быть бледной тенью предшественника.

«Тенью» Людовика XIV стал его правнук Людовик XV.

Последние годы правления «Короля-солнце» были чрезвычайно драматичными. Положение правящей династии, ещё недавно казавшееся незыблемым, пошатнулось из-за череды смертей наследников престола.

В 1711 году умер единственный законный сын Людовика XIV. В 1712 году на королевскую семью обрушилась корь. С 12 февраля по 8 марта от этой болезни скончались отец, мать и старший брат будущего Людовика XV.

Двухлетний правнук Людовика XIV остался его единственным прямым наследником и единственным барьером на пути надвигающегося династического кризиса.

Жизнь самого малыша висела на волоске, и из лап смерти его вырвала воспитательница, герцогиня де Вантадур.

Наследника престола оберегали как зеницу ока. Его ни на минуту не оставляли одного, за его здоровьем постоянно следили медики. Чрезмерная опека в детстве в последующие годы сильно повлияла на характер Людовика XV.

Женитьба в интересах государства

1 сентября 1715 года пятилетний наследник престола после смерти прадеда взошёл на французский престол.

Разумеется, в первые годы царствования государственное управление было сосредоточено в руках регента, которым стал племянник Людовика XIV Филипп Орлеанский. Этот период ознаменовался борьбой различных придворных группировок, экономическим кризисом и хаосом во внешних делах.

Юного короля в происходящее не посвящали. Людовик обучался под руководством епископа Флери, который учил его набожности и благочестию, а свободное время проводил с маршалом Вильруа, который готов был выполнить любые прихоти монарха.

Что объединяло враждующие группировки при французском дворе, так это страх внезапной кончины Людовика, у которого в силу слишком юного возраста не было наследников.

Поэтому, как только королю исполнилось 15 лет, его женили на 22-летней дочери отставного короля Польши Станислава Лещинского Марии.

Брак этот действительно оказался плодовитым — у пары родилось 10 детей, из которых семеро дожили до взрослого возраста.

Мария Лещинская и дофин Людовик

Мария Лещинская и дофин Людовик. Фото: Public Domain

Кардиналу — власть, королю — развлечения

В 1726 году 16-летний Людовик XV объявил о том, что берёт бразды правления в свои руки, но на деле власть фактически перешла в руки его воспитателя Флери, ставшего кардиналом.

Людовик XV мало интересовался государственными делами, чему очень способствовал кардинал, сосредоточивший в своих руках большую власть.

Кардинал Флери избегал реформ и вообще резких политических шагов, но его осторожная политика позволила несколько улучшить экономическое положение страны.

Сам же Людовик проводил время в развлечениях и занимался меценатством, поддерживая скульпторов, живописцев и архитекторов, поощрял естественные науки и медицину.

С 1722 по 1774 годы для замков Людовика XV было куплено более 800 картин, более тысячи изящных предметов мебели и многое другое.

Но куда большей страстью, чем искусство, для короля были женщины. У Людовика XV было бесчисленное количество фавориток. Их число особенно выросло после того, как супруга Мария Лещинская (после рождения в 1737 году десятого ребёнка) отказала мужу в близости.

Главная фаворитка

После смерти в 1743 году кардинала Флери Людовик XV наконец стал полновластным правителем Франции. В 1745 году банкир Жозеф Пари, надеявшийся сблизиться с королём, представил ему 23-летнюю Жанну-Антуанетту д’Этиоль, парижскую красавицу, которая, по мнению финансиста, могла понравиться Людовику XV.

Банкир не ошибся — Жанна-Антуанетта стала любовницей короля. Но это оказалось вовсе не мимолётным увлечением. Энергичная дама сумела стать для короля близким другом, поверенным во всех делах, а затем фактически и советником в вопросах государственного управления.

Так Жанна-Антуанетта д’Этиоль превратилась во влиятельную маркизу де Помпадур, официальную фаворитку короля, свергавшую и назначавшую министров, определявшую направление внутренней и внешней политики страны.

Впоследствии во всех неудачах Франции времён правления Людовика XV сами французы склонны были винить мадам де Помпадур. Однако в действительности вина лежит на самом короле, который так и не сумел преодолеть заложенное в него с детства отвращение к государственным делам.

К концу 1750-х годов положение в экономике страны стало резко ухудшаться. В 1756 году Людовик XV, не без влияния своей фаворитки и её выдвиженцев, втянулся в Семилетнюю войну, выступив на стороне Австрии, традиционно являвшейся соперницей Франции. Этот конфликт не только разорил казну, но и привёл страну к потере колоний и уменьшению политического влияния Франции в мире в целом.

«Олений парк»

Король, в детстве бывший любимцем Франции и получивший прозвище Возлюбленный, стремительно терял популярность. Он предпочитал проводить время в обществе фавориток, которых одаривал дорогими подарками и в честь которых закатывал роскошные пиры, вытряхивавшие из казны последние копейки.

Любимым местом досуга короля стал «Олений парк», особняк в окрестностях Версаля, специально построенный для встреч Людовика XV с фаворитками. Инициатором его постройки стала маркиза де Помпадур. Дальновидная женщина, не желавшая терять место официальной фаворитки, решила взять в свои руки дело воспитания девушек, которым впоследствии предстояло лечь в постель к королю.

Чем старше становился Людовик XV, тем моложе были его любовницы. Впрочем, обвинения в педофилии, звучащие в адрес короля, несколько преувеличены. Обитательницами «Оленьего парка» являлись в основном девушки 15–17 лет, которые, по меркам того времени, детьми уже не считались.

После того, как очередная юная любовница переставала привлекать короля, её выдавали замуж, давая для этого достойное приданое.

Двуликая маркиза

Проще всего было бы назвать властолюбивую маркизу «содержательницей королевского борделя». Но мадам де Помпадур в то же время была покровительницей учёных, живописцев и других творческих людей. Благодаря ей перестраивались старые и строились новые дворцы, создавались уличные ансамбли, являющиеся гордостью Франции по сей день. С именем маркизы де Помпадур неразрывно связано понятие «Галантный век». Умом и энергией этой женщины восхищался великий Вольтер.

В 1764 году всемогущая фаворитка ушла из жизни в возрасте 42 лет. Людовик XV перенёс эту потерю довольно равнодушно — в утешение ему остался «Олений парк», где к его услугам всегда были свежие красавицы.

Смерть мадам де Помпадур открыла завершающий период правления Людовика XV. Никогда не испытывавший тяги к государственным делам, теперь он практически полностью устранился от них, занимаясь ими лишь для одной цели — получения средств для увеселений и подарков любовницам.

«Потоп» в наследство внуку

Парижский парламент, сопротивлявшийся введению королём новым налогов, Людовик принудил к повиновению силой. В 1771 году он и вовсе разогнал парламентариев с помощью солдат. Такие меры способствовали росту недовольства не только в рядах аристократии, но и среди низших слоёв общества.

В последние годы жизни Людовик XV, проводивший всё больше времени на охоте и в «Оленьем парке», на слова придворных о брожении в народе и катастрофическом финансовом положении страны неизменно отвечал фразой, сказанной некогда мадам де Помпадур, которую упрекнули в расточительстве: «После нас хоть потоп!»

Самому Людовику XV увидеть «потоп» было не суждено. В 1774 году очередная юная любовница заразила короля оспой. 10 мая 1774 года он умер в Версале.

На престол взошёл внук Людовика XV, Людовик XVI. Не разделявший увлечений деда, испытывавший отвращение перед «Оленьим парком» молодой король вскоре стал жертвой того самого «потопа», наступление которого после себя пророчили Людовик XV и маркиза де Помпадур. Но гильотина в королевских шеях не разбирается...

http://www.aif.ru/society/history/posledniy_pered_potopom_ka...

Падение французского Карфагена. Как парижане на самом деле взяли Бастилию

День взятия Бастилии стал национальным праздником во Франции лишь спустя сто лет после самого взятия.

«Взятие Бастилии 14 июля 1789» художника Жан-Пьера Уэля. © / Commons.wikimedia.org

Ветхий символ

Великие события, меняющие жизнь стран, а порой и целого мира, неизбежно обрастают мифами. Великая Октябрьская социалистическая революция неотделима от мифа о штурме Зимнего дворца, увековеченного гением Сергея Эйзенштейна. Великая Французская революция немыслима без мифа о взятии Бастилии. Миф этот оказался настолько прочен, что и сегодня День взятия Бастилии — 14 июля — отмечается как главный национальный праздник Франции.

Как часто бывает, воспетая в веках история штурма главной цитадели французского абсолютизма на деле была значительно прозаичнее.

Укреплённый замок, построенный во второй половине XIV века, заслужил недобрую славу самого мрачного места во Франции во многом благодаря деятельности кардинала Ришелье.

До той поры Бастилия чаще служила прямо противоположным целям — в замке укрывались члены королевской семьи во время периодически вспыхивавших в стране бунтов.

При Людовике XIV Бастилия пережила свою «минуту славы». Именно тогда в её казематы стали отправлять «государственных преступников» без суда и следствия, по одной лишь записке короля.

Через эти застенки прошло немало известных персон, включая загадочную «Железную маску», философа Вольтера, министра финансов Николя Фуке, известного авантюриста графа Калиостро и многих-многих других.

Однако ко времени начала Великой Французской революции Бастилия, чей возраст перевалил за 400 лет, превратилась из стратегического объекта в обременительную проблему, от которой власти очень хотели избавиться.

Содержание обветшавшего замка требовало немалых денег, которых в казне не было. За несколько лет до начала революции началось рассмотрение плана сноса Бастилии и размещения на этом месте нового городского квартала.

План реконструкции рассматривался медленно, и к моменту начала революции решения по нему так и не приняли.

Взятие Бастилии. 1793, Шарль Тевенен

Взятие Бастилии. 1793, Шарль Тевенен. Фото: Commons.wikimedia.org

Упрямый маркиз

12 июля 1789 года парижский адвокат Камиль Демулен в Пале-Рояле произнёс пламенную речь в связи с отставкой популярного в народе министра финансов Жака Неккера. Демулен призывал возмущённых парижан взяться за оружие и силой заставить короля прислушаться к мнению народа.

Призыв нашёл живой отклик, и Париж стал ареной уличных столкновений между революционерами и верными королю отрядами. При этом на сторону повстанцев стали переходить офицеры королевской армии, что значительно укрепило их силы.

Утром 14 июля повстанцы захватили оружейные склады в Доме инвалидов, захватив несколько десятков тысяч ружей. Вооружённые революционеры двинулись по направлению к Бастилии.

У похода на Бастилию было несколько причин. Наиболее практичные предполагали получить там порох и боеприпасы для вновь созданной революционной милиции. Другие считали необходимым освободить содержавшихся там «узников короля». Третьи видели в Бастилии оплот королевской власти и стремились путём захвата замка пошатнуть французскую монархию.

В том, что произошло дальше, важную роль сыграла личность последнего коменданта замка. Маркиз де Лонэ был верным сторонником короля и поборником жёстких тюремных правил. Он отлично подошёл бы Бастилии времён её расцвета, однако в 1789 году упрямство маркиза самым губительным образом сказалось и на его судьбе, и на судьбе самой Бастилии.

В первой половине дня к де Лонэ прибыли две делегации восставших, просивших пороха и пуль из арсеналов замка. Переговоры прошли мирно, но комендант передавать боеприпасы отказался категорически.

Взятие Бастилии. 1928, Генри Пол Перро

Взятие Бастилии. 1928, Генри Пол Перро. Фото: Commons.wikimedia.org

«Мы хотим Бастилию!»

Между тем к Бастилии стали стягиваться тысячи повстанцев, настроенных отнюдь не мирно. Вскоре под стенами замка собралось около 50 тысяч человек. В толпе кричали: «Мы хотим Бастилию!»

В распоряжении коменданта Бастилии были 82 инвалида (так называли тогда вышедших в отставку ветеранов военной службы, вне зависимости от наличия у них рук и ног), 32 швейцарских гвардейца и 13 пушек.

Отстоять обветшалую крепость с таким отрядом не представлялось возможным, однако, когда повстанцы попытались проникнуть внутрь, маркиз де Лонэ приказал открыть по ним огонь из пушек. От залпов Бастилии погибло несколько десятков человек, что никак не повлияло на намерения остальных, а напротив, придало им ярости.

Вскоре повстанцы подтянули к Бастилии пушки, захваченные в Доме инвалидов. Одновременно с этим повстанцы ворвались внутрь крепости, заняв так называемый наружный двор.

Надо отдать должное де Лонэ — в своём упрямстве он был последователен. Поняв, что удержать Бастилию не получится, он решил взорвать её! Взяв факел, он спустился в подземелье, чтобы поджечь пороховой погреб.

Однако гарнизон Бастилии не желал умирать вместе со своим комендантом во славу короля, потому де Лонэ скрутили собственные подчинённые и заставили провести военный совет, на котором было принято решение сдаться в обмен на сохранение жизни.

Взятие Бастилии

Взятие Бастилии. Фото: Commons.wikimedia.org

И по камешку, по кирпичику…

Около пяти вечера Бастилия перешла в руки повстанцев, которых ждало разочарование. В камерах Бастилии обнаружили всего семерых, ни один из которых не тянул на титул «жертв режима» — четыре фальшивомонетчика, два психически больных и один убийца-уголовник. Даже легендарного маркиза де Сада к тому моменту из Бастилии перевели в психиатрическую клинику.

Тем не менее всех узников Бастилии, найденных в камерах, революционеры освободили.

После этого замок подвергся грабежу. Историки по сей день сожалеют о богатейшем архиве документов Бастилии, который по большей части был уничтожен во время захвата крепости.

Революционные массы — хозяева своих слов. Обещание сохранить жизнь гарнизону Бастилии так и осталось обещанием: несчастного маркиза де Лонэ обезглавили, а его голову надели на пику, с которой прошлись по Парижу, распевая победные песни. Были убиты ещё несколько солдат и офицеров, находившихся в Бастилии.

Дальше с Бастилией случилось то, что ровно два столетия спустя произошло с Берлинской стеной. Парижский муниципалитет постановил немедленно её разрушить на общественных началах, и уже на следующий день парижане с подручными инструментами и радостью на лицах вышли громить памятник архитектуры XIV века. Поскольку в то время в Париже не было движения «Архнадзор», помешать вандализму было некому.

Процесс разрушения растянулся на два года, но дело было сделано — от Бастилии не осталось и следа. Битый кирпич от стен замка пошёл на сувениры, которые ещё долго продавали всем желающим.

Сто лет на размышление

На месте Бастилии долгое время находился пустырь, колорита которому добавляла лишь надпись «Здесь танцуют». Впрочем, сотрясаемой революционными потрясениями Франции ещё долго было не до танцев.

Падение Бастилии убедило короля Людовика XVI в серьёзности намерений восставших, но не заставило признать их. Политическая борьба только набирала обороты, и монарх не предполагал, что с головой распрощается не только смелый, но глупый де Лонэ, но и он сам.

Отношение к взятию Бастилии во Франции менялось вместе со сменой режимов. Полвека спустя на площади Бастилии появился монумент в честь революции — Июльская колонна. Но дело в том, что этот 80-метровый памятник был посвящён не взятию Бастилии, а июльской революции 1830 года.

Потрясения конца XVIII – начала XIX века Франция «переваривала» почти сто лет, пытаясь расставить всех участников исторической драмы по местам.

В итоге в июле 1880 года День взятия Бастилии был объявлен национальным праздником, а сам штурм — днём свержения абсолютизма во Франции.

В этом статусе День взятия Бастилии существует более 130 лет, и отказываться от него французы не собираются.

Возможно, другим странам, продолжающим воевать с собственным прошлым, стоит взять с них пример.

Станция метро Бастилия в Париже

Станция метро «Бастилия» в Париже. Фото: Commons.wikimedia.org / Al Silonov

http://www.aif.ru/society/history/padenie_francuzskogo_karfa...

Картина дня

наверх