На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Так будем ли мы наступать. Как Запад планирует нанести России поражение в конфликте на истощение (2 статьи)

Так будем ли мы наступать красивыми колоннамиТак будем ли мы наступать красивыми колоннами

Читаю очередное заявление западного политика, киевского клоуна или украинского военного и возникает какое-то чувство отстранённости от реальности. Как будто я что-то не знаю. Как будто мои друзья и знакомые, которые сейчас месят украинский чернозем в окопах, чего-то не знают или не говорят мне. Как будто уважаемые мною военкоры умышленно молчат о грядущем Великом…
Завтра, от силы послезавтра Россия начнёт великое наступление на Украину и поставит буквой Зю демократическую власть в Киеве. Ощущение такое, как на концерте классической музыки. Генсек НАТО грозно заявляет о том, что «видит, как Россия готовит крупнейшее наступление», и тут же все вокруг хором исполняют припев о наступлении «переломного момента» в войне.

И самое интересное, в этом хоре участвуют и российские специалисты. С одной стороны, я их прекрасно понимаю. Не может же война быть только позиционной. Наступление и отступление – это естественный ход войны. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы, учитывая тот факт, что инициатива сегодня на нашей стороне, сделать вывод о грядущем когда-то наступлении.

С другой стороны, посмотрите видео о том, как ВСУки выпиливают американскую гаубицу из замёрзшей грязи, как ползут по этой грязи колесные бронемашины и т. п. Такая ситуация, между прочим, с обеих сторон. О каком наступлении в «ближайшие дни» в такой ситуации можно говорить? Положить пару батальонов ни за что?

Но начать материал я хочу совершенно о другом...

Почему надо убивать всех русских

Я множество раз читал и слушал споры о том, что же такое произошло с украинцами. Почему они так легко «переформатировались»? Откуда такая ненависть к русским? Откуда это желание уничтожить даже память своих предков, если они были как-то связаны с чем-то русским?

Ответ я получил от одного из довольно известных оппозиционных политологов Украины. Очень грамотный, очень логичный, но предпочитает быть в оппозиции, так как критиковать всегда легче, чем что-то делать. Я довольно часто раньше смотрел его выступления и на телевидении, и в Интернете.

Точно так же случилось в этот раз. Он давал интервью одному из украинских блогеров с претензией на объективность. И в ходе беседы коснулся выступления президента Путина в Волгограде. Внешне это выглядело как его мнение о Путине, но по сути это мнение о всех нас. Точнее, объяснение того, почему нас необходимо убивать.

Итак, логика киевского оппозиционера. Факт это не событие, а то, как об этом пишут и говорят. Отсюда вытекают любые сомнения в том, что такие события были вообще. Его пример – была ли блокада Ленинграда (разговор шёл конкретно о Путине) или эти события во многом выдумка коммунистов?

Далее. Любой цивилизованный человек всегда будет заботиться о своей семье. О своих вкладах в банке. О своём здоровье и жизни. Для него это главное, и ему глубоко наплевать на то, что происходило раньше. Что кто-то когда-то кого-то победил, кого-то убил или убили кого-то. Всё это придумано теми, кто нам об этом рассказывает.

А как у русских? Кто-то вышел на демонстрации, когда заблокировали деньги на Западе? Кто-то вышел к Кремлю с требованием остановить войну? Но зато россияне очень болезненно восприняли немецкие танки с крестами, которые будут на Украине. То есть они готовы опять «жечь немцев», как когда-то их предки.

А есть ли ещё люди на планете, которые готовы отдавать свою жизнь за какие-то химеры? За веру, например? Да, есть, религиозные фанатики, готовые взорвать себя и других мирных людей за какой-то сожжённый Коран. Совершенно такой же подход, как у русских. Только священная книга для мусульман заменена памятью о подвигах предков.

Можно ли перевоспитать религиозного фанатика? Нет! Его можно только убить. Русские точно такие же религиозные фанатики, как и остальные. И в вопросе «перевоспитания» мы (украинцы) должны поступать с русскими точно так же, как во всём мире поступают с фанатиками. Убивать!

Вот такая теория расового превосходства цивилизованного человека над русским варваром в интерпретации сверхчеловека из укров. А теперь вернёмся к теме скорого российского наступления.

Почему слухи о подготовке украинского наступления сменились слухами о российском наступлении

Помните совсем недавние времена, когда Киев и его западные хозяева на полном серьёзе рассуждали о том, где выгоднее наступать. На юге, в сторону Крыма, или на севере? Анализировались все плюсы и минусы этих направлений. И вдруг всё прекратилось. Кто-то взмахнул волшебной палочкой, и карета (перемога), по традиции, превратилась в тыкву (зраду).

«Взмах» был настолько неожиданным для многих аналитиков, что СМИ даже не стали искать причину такой неожиданной смены мнений. Кто-то начал разыскивать разведданные американцев и британцев. Кто-то придумывать какие-то хитрые операции по дезинформации укропа. Кто-то связывал перемены с кадровыми перестановками в командовании ВС России.

Мы настолько привыкли к тому, что СВО приобрело характер окопной войны, что боевые действия ведутся с переменным успехом за каждый дом, при этом в целом ситуация остаётся стабильной. И вдруг появился Вагнер и начал поддавливать ВСУ. А вслед за добровольцами Вагнера стали проявлять активность и подразделения МО, БАРСы и прочие вооруженные формирования. И активность эта сопровождалась определёнными успехами.

И вот тут-то и появились слухи о подготовке наступления русскими. Появились не у нас, а именно в ВСУ. И какие-то злые козни наших разведчиков в этом не наблюдаются. Виноваты... российские солдаты и офицеры, добровольцы, бывшие корпуса республик и все те, кто давит укроп своими берцами.

Именно они своими успешными вылазками и захватом то одного, то другого опорника ВСУ, сёл и отдельных позиций ВСУк, посеяли в мозгах штабистов противника сомнения в собственных же выводах. Оказалось, что все планы, которые были согласованы с Пентагоном и Брюсселем, пошли прахом. Определить направление, где готовится наступление, стало просто невозможно!

А дальше паника. Специалисты её увидели довольно быстро. Помните переброску подразделений и частей с одного направления на другое? Затыкание дыр после активизации россиян на каком-то направлении. Даже сегодня эта суматоха продолжается. Сколько бригад было разгромлено в Артемовске? Посмотрите на пленных, которые сегодня в приличном количестве находятся у нас. Многие прослужили даже не месяцы или недели. Буквально дни…

Посмотрите на статистику огневого поражения противника. Львиная, даже слоновья доля всех потерь – это работа российской артиллерии. А если считать царицу полей с ВКС, то процентов 90 потерь противник несёт именно от действий этих частей и подразделений.

И огромную часть потерь противник несёт при передислокации частей и подразделений. Научились стрелять метко. Недавно видел видео, в котором наши поразили БМП в движении 152-мм калибром. Не увидел бы – не поверил. Но факт остаётся фактом. Может – чудо, а может и мастерство.

И ещё одно радостное событие. Заметили, как исчезло из СМИ название «мобики», когда-то запущенное укропрессой? И опять виноваты солдаты и офицеры… 144-й гвардейской МСД. Дивизия, в составе которой воюют брянские и смоленские бойцы, мало того что неделю сдерживала атаки ВСУ, но ещё и перешла в наступление. Те самые мобики надрали задницу ВСУкам по полной.

Так мы уже наступаем или нет? Красиво, как под Москвой в 41-м или на Курской дуге, в Белоруссии. Куча артиллерии, танковые клинья, солдаты, бегущие в атаку на пулеметы… А то как-то всё не так. Посёлки берём, опорные пункты берём, бронетехнику крошим, личный состав уничтожаем. Но наступаем ли? Думаю, многие задумывались об этом. И считаю необходимым провести маленький ликбез для тех, кто не может ответить на этот вопрос.

Всё дело в терминах. Наступательные действия и наступление – это несколько разные действия. Наступательные действия – это то, что мы видим сегодня на фронте. На разных участках мы понемногу рвём оборону ВСУ. Небольшими кусочками, но рвём. Мы разрушаем ту систему обороны, которую создали украинские войска.

Возможно, такая тактика на каком-то участке создаст условия для быстрого рывка вперёд на какое-то расстояние. Но даже этот рывок назвать наступлением в классическом понимании этого слова сложно. Отчасти в этом и кроется паническое непонимание действий российской армии среди штабистов западных армий и ВСУ.

Сегодня невозможно даже приблизительно определить не только сроки наступления, но и место, где это может произойти. Как говорится, всегда и везде. Наши войска сегодня действуют достаточно успешно и эффективно. Я уже писал о том, насколько потери ВСУ превосходят наши. Артемовск это мясорубка. Другие посёлки и городки тоже.

«Русское наступление» для очередных поставок вооружения

Рассказывая о возможном наступлении российской армии, невозможно обойти саму суть западного подхода к этому вопросу. Я многократно писал о целях Запада в этой войне. В конечном итоге всё сводится к одному. К деньгам. Заработать и создать условия для дальнейшего выкачивания денег с Украины, а в идеале и с России.

Выше я писал о том, что понимания действий российской армии в западных штабах сейчас нет. Но есть понимание, что западные армии нуждаются в замене устаревшего вооружения, а американская военная промышленность – в военных заказах на многие годы. Проще говоря, необходим предлог для поставок старья на Украину.

Очень простая схема. Пугаем западного обывателя и западные правительства русским наступлением и под этот испуг требуем наращивания военных поставок, требуем изменения номенклатуры этого вооружения. В эту схему прекрасно вписывается и вся та риторика, которую сегодня распространяют западные СМИ.

Кстати, вы не заметили интересной особенности современной ситуации? Киев больше не ссылается на данные разведки США. Раньше чуть ли не ежедневно такие ссылки были у политиков и военных Украины, и вдруг всё затихло. Теперь в тренде какой-то там институт изучения войны и прочие «общественные организации». Причём громкое название без расшифровки обеспечивает необходимую «весомость» этого «института».

Точно так же быстро затихли слухи о нападении Белоруссии на Украину. Попытка раскрутить эту тему наткнулась на молчание западных разведок либо на заявления о том, что разведка не обнаруживает никаких признаков подготовки к наступлению со стороны Минска. А ведь год назад, перед началом СВО западные СМИ были завалены фотографиями российской армии на границах с Украиной.

Но как бы то ни было, старые танки из европейских армий будут поставлены. Задача выполнена. А как там дальше будет, никому не интересно. Мавр сделал своё дело. Основные задачи США выполнили. Европу под себя подмяли. Связи ЕС и России разрушили. Москву немного ослабили. Так что Киев теперь будет драться сам за себя.

Так будет ли наступление хоть в каком-то виде

Ответ однозначный. Будет! Взятие того же Артемовска и выход на оперативный простор, где нет серьёзных опорных пунктов – это наступление? Безусловно! Захват правобережья и выход к Днепру или Запорожью – это наступление? Естественно.

Теоретически наступлением можно назвать любой более или менее успех российской армии. Конечно, специалисты, в своих профессиональных тусовках, будут знать о том, что произошло, но для обычного читателя, для обычного обывателя это действительно будет наступление.

И последнее. Любое наступление нашей армии – это огромный гвоздь в крышку гроба киевской власти и лично Зеленского. Слабых не любят. Слабых добивают их же бывшие друзья. Может, именно поэтому американцы устраивают сегодня генеральный аудит украинских трат. Подчищают за собой. Так что всё только начинается...

А по поводу того, с чего я начал эту статью, советую подумать очень крепко… Что мы должны делать, чтобы и народ сохранить, и мозг вернуть на правильное место... Автор: Александр Ставер https://topwar.ru/210243-tak-budem-li-my-nastupat-krasivymi-kolonnami.html

Американская концепция «ранней победы» в длительной войне: как Запад планирует нанести России поражение в конфликте на истощениеАмериканская концепция «ранней победы» в длительной войне: как Запад планирует нанести России поражение в конфликте на истощение

Первые танки Leopard 2 уже отправились на Украину – соответствующее заявление сделала глава Минобороны Канады 4 февраля. В общей сложности правительство Канады намерено передать Украине четыре танка подобного типа. В свою очередь Германия планирует поставить 88 танков Leopard 1 и 14 танков Leopard 2. Впрочем, это, возможно, не окончательные цифры – немецкая газета «Хандельсблат» сообщает, что Берлин может поставить Украине до 160 основных боевых танков Leopard 1 из промышленных запасов.

Сейчас в Европе и США уже идут дебаты о том, нужно ли поставлять Киеву истребители, и не вызывает особых сомнений, что рано или поздно страны Запада придут к этому решению.

Американское издание Politico сообщает, что между западными союзниками был достигнут консенсус о том, чтобы не поставлять Украине весь спектр вооружений сразу после начала Россией военной операции, из-за опасений жесткого ответа Москвы. Поэтому Запад оказывает Киеву поддержку постепенно, оценивая реакцию России на каждый шаг.
«Стратегия заключается в медленном, но неуклонном росте западной поддержки – от противотанковых «Джавелинов» и переносных систем ПВО, таких как «Стингер», до РСЗО HIMARS, а в последнее время – ракет класса «земля-воздух» Patriot, танков и бронемашин. Поэтому поставка самолетов – это лишь вопрос времени»,

 пишет издание.

Мы часто слышим из уст как аналитиков и экспертов, так и российских чиновников про красные линии, которые должны обозначать предел терпения России, однако это достаточно неопределенное понятие, и, как мы видим, Кремль не проявляет решительности демонстрировать нестандартные военно-политические ответы на действия Запада. Красные линии раз за разом пересекаются, однако за этим ничего не происходит, и США, и их союзники чувствуют это ощущение нерешительности со стороны Москвы.

В данном материале мы рассмотрим, что собой представляет американская «стратегия ранней победы» в длительной войне, которая была разработана еще в период холодной войны, и как Запад рассчитывает нанести России поражение на Украине.

Технологическая война Советского Союза и США

Холодную войну между СССР и США нельзя рассматривать как только политическую и идеологическую конфронтацию – это было многоуровневое, многоплановое противостояние, которое включало в себя информационную, а также технологическую войну. Основной составляющей этой технологической войны являлась гонка вооружений. Как отмечает историк Юрий Бокарёв:
«С момента создания атомной бомбы обороноспособность страны стала в большей мере зависеть от развития военных технологий, чем от количественного роста оружейных арсеналов. Политическое и военное руководство СССР так и не смогло осознать этого факта, поскольку критерием успеха признавалось количество пусковых шахт, дальность межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и мощность ядерных зарядов, а не точность наведения боеголовок на цель, степень защиты МБР от обнаружения, создание новых типов оружия… Этот количественный подход лежал в основе военно-стратегической доктрины СССР, согласно которой вооруженные силы страны должны обладать «оборонительной достаточностью». Доктрина не предусматривала возможности создания противником таких видов оружия, когда ответный удар становился невозможным или неэффективным, равно как и таких видов оружия, которые обеспечивали победу без применения ядерных сил или даже любого традиционного оружия вообще. На примитивном количественном подходе основывалась сравнительная оценка ядерных сил США и СССР, а также широко распространенное в отечественной литературе мнение о том, что СССР быстро преодолевал отставание от США в области ядерных вооружений [1]».
Следствием такого подхода стало технологическое отставание СССР от США в области создания стратегических вооружений. Это наглядно видно на таблице, которую привел историк Юрий Бокарёв. Даже если ограничиться только ядерным оружием, средствами его доставки и обнаружения, активно разрабатывавшимися в СССР, отставание составляло в среднем 5 лет. Следуя этим данным, можно констатировать, что никакой тенденции к сокращению отставания не просматривалось.
В наиболее важной области – совершенствовании эффективности ядерных боеголовок – отставание и вовсе достигало 10 лет. Например, головная часть американской ракеты Minuteman 1, развернутой в 1962 году, по мощности и забрасываемой массе соответствовала боеголовке советской ракеты SS-N-8 мод 1, развернутой в 1973 году [1].

Технологическое отставание СССР от США наиболее явственно стало проявляться со второй половины 60-х гг. XX века. Отставание это касалось в первую очередь высокосложной техники. Все более отставая в инновационной сфере, Советский Союз попал в зависимость от импорта западного промышленного оборудования, машин и технологий, расплачиваясь за них нефтью и газом [2].

В противостоянии с СССР американцы делали ставку именно на экономические и технологические инструменты. Качественно новый характер это противостояние приобрело с приходом в Белый дом Р. Рейгана. В начале 1982 года президент Рейган вместе с главными советниками приступил к разработке стратегии, основанной на атаке на главные, самые слабые экономические места советской системы.

Например, бывший министр обороны США Каспар Уайнбергер отмечал, что
«замысел заключался в том, чтобы делать ставку на нашу силу и их слабость, а это означало – делать ставку на экономику и технологию».
Уайнбергер верил, что американский технический прогресс в области вооружений, если его не сдерживать, не даст Москве никаких шансов. В строго секретных документах Пентагона Уайнбергер писал об этом, как о форме экономической войны. Он знал слабые места советской системы и хотел это использовать [3].

Значение технологической войны в области вооружений резко возросло с началом советско-американских переговоров о сокращении стратегических вооружений. Идя на эти переговоры, руководство СССР и США преследовали разные цели. В СССР рассчитывали с помощью этих переговоров сократить расходы на изнуряющую гонку вооружений. В США же расчет строился на уменьшении примитивной ударной мощи ядерных сил в пользу более технологичных и гибких видов оружия.

Например, «замораживание» числа пусковых шахт МБР на уровне 1 608 для СССР и 1 054 для США по договору ОСВ-1 создавало опасную иллюзию советского превосходства. Если США действительно имели столько пусковых шахт, то СССР включил в их число и непригодные для новых типов МБР, а также ложные, созданные еще по распоряжению Хрущева. Узнав об этом от советских перебежчиков, американцы поспешили заявить, что будут рассматривать «нарушением духа временного соглашения, если Советский Союз расширит и углубит в общем более чем на 30 % шахты для стратегических ракет». Чтобы не поставить под угрозу «разрядку», СССР был вынужден с этим считаться [1].

Что касается договора СНВ-2, то считается, что он устанавливал примерный паритет по стратегическим наступательным вооружениям между США и СССР. Но это иллюзия, возникшая благодаря тому, что американцам удалось навязать советской стороне выгодную для них систему подсчета СНВ. За единицу СНВ принималась одна т. н. «пусковая установка». Ею считались: пусковая шахта, наземное мобильное стартовое устройство МБР, пусковое устройство БРПЛ или тяжелый бомбардировщик.

При такой системе подсчетов СССР не только превосходил США по числу СНВ, но и на 104 единицы (а с 1981 года – на 254 единицы) превышал их допустимое по договору СНВ-2 число, что создавало для СССР проблему уничтожения «лишних» СНВ. Технологическое отставание СССР от США заметно и при такой системе подсчета. По соотношению носителей РГЧ ИН США почти в полтора раза превосходили СССР, а тяжелых бомбардировщиков с крылатыми ракетами большой дальности Советский Союз вообще не имел [1].

Немаловажно отметить, что при Рейгане также была разработана так называемая «стратегия ранней победы», о которой мы подробно поговорим ниже.

В целом же, как справедливо отмечает историк Юрий Бокарёв, выдержать военно-политическое противостояние с таким мощным экономическим соперником в течение сорока пяти лет СССР смог лишь благодаря сверхмилитаризации своей экономики.

Американская стратегия «ранней победы» в длительной войне

Бывший сотрудник ГРУ и член Совета по внешней и оборонной политике Виталий Шлыков в своей книге «Что погубило Советский Союз? Генштаб и экономика» отмечает, что в период президентства Р. Рейгана США разработали концепцию (стратегию), которую он назвал «стратегией ранней победы в длительной войне», хотя сами американцы называли ее короче, а именно «стратегией ранней победы». Эта стратегия опиралась на резко возрастающие, так называемые мультипликаторные (то есть многократно превосходящие по эффективности предшествующее поколение вооружения) поражающие свойства современного и особенно перспективного обычного оружия.

По словам Шлыкова, администрация Рейгана начала резко увеличивать военные расходы и проводить различные мобилизационные учения в промышленности, однако никаких доказательств, что США увеличивают свои мобилизационные мощности, советской разведке получить не удалось. Наоборот, поступала информация, что американцы продолжают сокращать свои мощности по производству вооружения с длительными циклами производства, к которым относятся, в частности, танки и самолеты.

Эту загадку удалось раскрыть – американская стратегия «ранней победы» не предполагала мобилизационного развертывания военной промышленности после начала войны. Материальной основой стратегии «ранней победы» является заблаговременное, до начала войны, удовлетворение основных мобилизационных потребностей в вооружении, прежде всего новейшем, в рамках бюджета и планирования мирного времени [4].

В частности, по словам заместителя министра обороны США по НИОКР Д. Хикса, «стратегия «ранней победы» уделяет меньшее внимание поддержанию запасов стандартного обычного вооружения. Вместо этого новая стратегия делает упор на как можно более раннее использование самого технологически совершенного оружия против наиболее опасных целей. После поражения этих целей вооруженные силы перейдут к использованию традиционного оружия и боеприпасов [4]».

Ключом к «ранней победе» является высокоточное оружие (ВТО). США не планировали увеличивать свои мощности по производству традиционного вооружения и собирались добиться своей «ранней победы» преимущественно путем заблаговременного создания запасов оружия, прежде всего высокоточного, которые позволяли бы еще на раннем этапе войны уничтожить все запланированные наиболее опасные для себя цели [4].

На тот же случай, если Советский Союз, как ожидалось, ответит на это запуском своей огромной мобилизационной машины, как это было в период Великой Отечественной войны, и начнет в большом количестве выпускать взамен потерянных новые самолеты, танки и т. д., то США не будут соревноваться с ним в этом отношении. Вместо этого они развернут, в частности, массовое производство ВТО, технологический цикл производства которого значительно короче, чем цикл производства современного танка или самолета.
«Теперь, благодаря стратегии «ранней победы», США получали возможность диктовать по своему усмотрению любую продолжительность обычной войны. Грубо такой конфликт можно было бы представить себе следующим образом. В начале войны США благодаря превосходству в ВТО «выбивают» обычные советские наступательные средства (танки, самолеты, вертолеты, корабли), не трогая, естественно, стратегические ядерные силы СССР, чтобы не спровоцировать ядерный ответ.
Затем наступает нечто вроде пата. У СССР нет больше возможности проводить крупномасштабные наступательные боевые действия, но остается огромная армия, способная вести длительные оборонительные бои. У США и их союзников, с другой стороны, нет ни сил, ни желания захватывать территорию противника и ввязываться в изнурительные бои со все еще сильным и многочисленным противником.
Затем СССР запускает в ход свои огромные мобилизационные мощности по производству традиционного вооружения и бросает на фронт десятки тысяч новых танков и самолетов, в то время как США отмобилизовывают свои мощности по производству ВТО.
Такая война в принципе может длиться с переменным успехом годы и годы.
Однако параллельно с увеличением производства ВТО США начинают перестраивать на военные рельсы свою огромную экономику с целью создания подавляющего превосходства в обычных наступательных вооружениях. Как это делается, США убедительно продемонстрировали во время Второй мировой войны. То есть решающим фактором войны становится потенциал всей экономики, а не только военной промышленности [4]»,
– пишет Виталий Шлыков.

Еще несколько месяцев назад блогер «Атомная вишня», приводивший цитату из данного труда Шлыкова, отмечал, что именно данная модель боевых действий разыгрывается на наших глазах. С этим в целом можно согласиться, потому что некоторые параллели прослеживаются совершенно очевидно.

Военная промышленность в постиндустриальном мире

Американская стратегия «быстрой победы» была предназначена против СССР, обладавшего куда большим промышленным и мобилизационным потенциалом, чем нынешняя Россия. Однако сейчас мы имеем несколько иную реальность. Говоря о сегодняшнем конфликте на Украине, следует в первую очередь отметить, что мы живем в постиндустриальном мире, где нынешний Запад, в том числе и США, уже не обладают таким промышленным потенциалом, как в 80-е годы, точно так же как не обладает мощностями СССР и современная Россия.

Окончание холодной войны обусловило относительное сокращение военных потенциалов и проведение военных реформ в странах-участницах конфронтации. США в начале 1990-х годов сформировали новую военную доктрину, сократили военные расходы примерно на треть, реструктурировали военную промышленность. Из 120 тыс. компаний, выполнявших военные заказы, во второй половине 1990-х годов осталась лишь четверть.

К примеру, как сообщает американская газета The New York Times, до начала Россией военной операции на Украине США производили 14 400 неуправляемых снарядов в месяц – это столько, сколько, по информации западных СМИ, ВСУ тратят на поле боя в течение двух дней. Необходимость снабжать вооруженные силы Киева заставила руководство Пентагона втрое увеличить производство снарядов в сентябре, а затем еще вдвое в январе. Конечная цель заключается в том, чтобы производить более 90 тысяч артиллерийских снарядов в месяц.
«Пентагон стремится увеличить производство артиллерийских снарядов на 500 % в течение двух лет, доведя объемы выпуска обычных боеприпасов до уровня, невиданного со времен Корейской войны. Он инвестирует миллиарды долларов, чтобы восполнить дефицит снарядов, вызванный войной на Украине, и создать запасы на случай будущих конфликтов»,
 пишет New York Times.

Сколько снарядов в месяц производит Россия, учитывая, что страна подверглась масштабной деиндустриализации, доподлинно неизвестно. Открытых данных на этот счет нет, мы имеем лишь сообщения сомнительного плана от неназванных «источников» на РИА «Новости» о том, что «Россия производит в разы больше снарядов крупного калибра, чем США». Даже если предположить, что утверждение анонимных источников соответствует действительности, следует учитывать, что ВС РФ тратят огромное количество снарядов – куда большее, чем ВСУ, а поэтому есть серьезные сомнения что ВПК РФ способен производить такое же количество снарядов в месяц, которое ВС РФ тратит за этот самый месяц.
«Экономический и военный потенциал Запада, воюющего с нами руками Украины, с нашим несравним. Запад способен воевать с нами подобным образом десятилетиями, поставляя на Украину все больше и больше оружия. У нас таких возможностей нет. Запасы советского оружия и боеприпасов на складах, похоже, подходят к концу. О чем свидетельствует появление на фронте танков Т-62, выпуск которых был прекращен в 1975 году, и даже гаубиц Д-1 образца 1943 года»,
– отмечает, в частности, полковник авиации в отставке Виктор Алкснис.

Мы действительно видим, как устаревшие вооружения появляются на фронте, что говорит, вопреки заявлениям некоторых экспертов, пытающихся найти этим фактам другие объяснения, о существенных проблемах в Российском ВПК. Однако Виктор Имантович, отмечая, что «Запад может воевать десятилетиями», все же несколько преувеличивает возможности Запада. Ни в США, ни тем более в Европе, так же не были готовы к затяжному военному конфликту, и уровень военно-промышленного производства Запада на данный момент невысок, тем не менее суммарные и потенциальные возможности его ВПК действительно намного выше, чем у России.

Заключение

Подводя итоги, следует отметить, что с помощью Украины американцы и их западные союзники истощают военные возможности России и изматывают ее армию в затяжном конфликте. При этом в то время, как Россия тратит свои запасы крылатых ракет, Запад пока не спешит передавать их Украине. Из высокоточного оружия ВСУ получили пока только РСЗО HIMARS.

Мнения экспертов насчет дальнейших сценариев военного конфликта на Украине расходятся, но можно выделить два ключевых сценария, о которых говорится чаще всего.

Следуя первому сценарию, американцы и их союзники в конце концов прекратят поддержку Украины из-за чрезмерных издержек и заключат некое соглашение с Россией, в результате чего конфликт будет заморожен по «корейскому сценарию».

Следуя второму сценарию, помощь Западу со стороны Украины будет только нарастать, в результате чего Россия будет вынуждена либо потерять большую часть новых российских территорий, либо применить тактическое ядерное оружие.

Есть и те, кто полагает, что военный потенциал Украин по большей части истощен, а западная помощь недостаточна, доказательства этому – успехи Российских войск и ЧВК «Вагнер», в частности, в Соледаре и в районе Бахмута (Артемовска), поэтому в «войне на истощение» по итогу победит Россия. Однако это может оказаться опасным заблуждением, поскольку однажды подобные события уже приводили к «перегруппировке войск на более выгодные рубежи» под Изюмом и Красным Лиманом.

Здесь можно привести слова полковника ФСБ в запасе Игоря Стрелкова, который в ответ на мнение о том, что Бахмут/Артемовск стал «ключевой точкой войны», отметил следующее:
«Почему, спрашивается, «ключевыми пунктами» не стали похоже развивавшиеся сражения за гораздо более крупные и стратегические важные Северодонецк, Лисичанск, да даже за ту же Попасную? И по времени проведения, и по размаху, и по численности привлеченных войск – все было очень похоже. Вот только после этого уважаемые украинские партнеры вдруг поспособствовали нашему командованию сначала провести «успешную перегруппировку», а потом принять «непростое решение».
Второй сценарий (негативный для России) вариативен и, на взгляд автора, наиболее опасно следующее развитие событий: Запад, насколько это возможно, истощает военные возможности России, а затем в военный конфликт на стороне Украины вступают ВС Польши, Румынии и стран Прибалтики (а возможно, и не только) в рамках некой «совместной миротворческой операции». Сейчас это кажется невероятным, однако когда-то казалась невероятной и поставка на Украину танков «Леопард», и ракет, способных наносить удары на глубину до 150 километров.

В целом же следует еще раз подчеркнуть, что военный конфликт на истощение невыгоден России, которая обладает меньшим экономическим, технологическим и военно-промышленным потенциалом, чем коллективный Запад (не говоря уже об отсутствии четких целей и позитивного образа будущего). К тому же, чем дольше затягивается конфликт на Украине, тем выше вероятность прямого вмешательства в него стран НАТО.

Использованная литература:
[1]. Бокарев Ю. П. Технологическая война и ее роль в геополитической конфронтации между США и СССР // Труды Института российской истории. Выпуск 8 / Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред. А. Н. Сахаров, сост. Е. Н. Рудая. М.: Наука, 2009. С. 252–297
[2]. Бакланов В. И. Кризис и крах марксистско-индустриальной вотчинно-государственной системы в СССР// «Современная научная мысль». – М.: НИИ ИЭП, 2013. – № 4
[3]. Петер Швейцер: Тайная стратегия развала СССР. – Москва: Эксмо, 2010
[4]. Шлыков В. Что погубило Советский Союз? Генштаб и экономика // Шлыков В.; Межрегион. фонд. информ. технологий – М., 2002 
Автор: Виктор Бирюков https://topwar.ru/210352-amerikanskaja-koncepcija-rannej-pobedy-v-dlitelnoj-vojne-kak-zapad-planiruet-nanesti-rossii-porazhenie-v-vojne-na-istoschenie.html

Картина дня

наверх