На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Приднестровье требует срочного решения. Белоруссия и Россия на пути единого оборонного пространства (2 статьи)

Быть или не быть? Вопрос Приднестровья требует срочного решенияБыть или не быть? Вопрос Приднестровья требует срочного решения

Если честно, не хотелось мне ввязываться в дискуссию о судьбе Приднестровья. Понятно, что это очередной вброс, в расчете на милость и жалость россиян. Но, как оказалось, высказаться придется, уже потому, что многие просто не представляют реальную ситуацию. Происходит ровно то, что и должно происходить в среде тех, кто «воюет на картах».
Почему у Киева так резко увеличился интерес к судьбе молдавского народа? Причем интерес настолько сильный, что Украина якобы готова даже лучшие бригады направить именно в Приднестровье, а не на восточный фронт. Отчего-то именно с границ с ПМР происходят такие глупые утечки информации о переброске частей ВСУ, об их мощи и о планах предстоящей операции?

Понятно, что судьба молдаван, а тем более граждан ПМР, Киев совершенно не интересует. Украине безразлична судьба собственных граждан, а те, кто даже не гражданин Украины – это вообще никто. Интерес тут совершенно другой. Шкурный. Огромное количество боеприпасов, которые хранятся много десятилетий в арсенале в Колбасне.

Около 20 тысяч тонн снарядов, гранат, патронов, авиабомб и прочего необходимого Киеву военного имущества. А то, что 57 %, по данным на прошлый год, уже просто опасны и давно исчерпали все сроки хранения, не важно. Ведь работали же те снаряды и ракеты, которые завозились из бывших стран Варшавского договора! И эти будут работать.

А то, что в некоторые склады даже охрана заходит с опаской, говорит только о том, что они трусоваты. Украинцы не такие, и им ничего не страшно. Ну а если что-то произойдет, то это происки россиян или сепаратистов из ПМР. Да и не будет на Украине никакого возмущения.

Помните украинские минометы, от которых расчеты просто убегали? Кто-то возмущался их качеством? Никто. А трупы при испытаниях – так это обычная халатность солдат. Не соблюдали технику безопасности. Украинское общество успешно «съело такое объяснение». На фоне общих потерь эти расчеты просто ещё одна цифра, не более.

Реально ли нам защитить ПМР?

О том, что Украина может провести операцию по захвату ПМР, говорят давно. Практически с момента придуманной войны с Россией в 2014 году. Заявления делались абсолютно на всех уровнях. От командиров националистических подразделений до президента страны. Тема то возникала, то исчезала. Естественно, в штабах обеих сторон уже готовы какие-то планы на этот случай.

О том, что неадекватность Киева может привести к мировой войне, знают все. Но парадокс – все верят в адекватность Москвы. «Киевскому дурачку можно все, но ведь вы-то умные!.. Не допустите такого развития событий». Вот и получается, пациент «желтого дома» вроде как неподсуден. Он же больной, его лечить надо.

А как быть с теми 470 с лишним тысячами приднестровцев, которые проживают в ПМР? Они здоровые, значит – их можно убивать? Женщин, стариков, детей? Не секрет, что мужское население ПМР сейчас по большей части «на заработках» вне республики. Безусловно, защищать их будут российские миротворцы. Напомню, российские миротворцы находятся на территории Приднестровья законно.

Какими силами обладает Российский миротворческий контингент в Приднестровье?

Увы, миротворцы не предназначены для ведения активных боевых действий. Именно поэтому численность миротворцев ограничена международными договорами. Точную цифру на сегодня я назвать не могу. Но три года назад количество миротворцев оценивалось как 2,5–3 тыс. человек.

Структурно это пять батальонов. Батальон управления, два отдельных мотострелковых батальона и два батальона охраны арсенала. Как видите, серьезной военной силы эти подразделения не представляют. Их задача удержать позиции до подхода основных сил Российской армии.

Кроме Российского контингента ПМР имеет и собственные вооруженные силы. Это, по разным оценкам, от 7,5 до 15 тысяч человек. На вооружении имеют около 20 стареньких танков. До 40 установок РСЗО. Много минометов и пушек. Даже военная авиация имеется. Правда, транспортная.

Теоретически, по заявлениям властей, армия ПМР может быть увеличена до 80 тысяч человек. Но практически это достаточно сомнительно. То поколение, что помнит или участвовало в войне, уходит. А молодежь вполне научилась жить в новых условиях. Они в большинстве своем имеют паспорта ПМР, России и Молдавии.

Это не какая-то деградация населения. Это итог достаточно длительной политики умиротворения, а точнее, по моему мнению, политики «нечегонеделания» по отношению к гражданам Приднестровья. Крутитесь сами, как можете. Вот народ и крутится, выживает. Так что, 80 тысяч – это, скорее всего, идеал, в реальности цифра гораздо меньше.

Думаю, понятно, что такие силы, как бы героически они не защищались, обречены на поражение. Они какое-то время продержатся, но потом будет просто бойня. А учитывая боевой опыт ВСУ, бойня начнется сразу же. Сыграет роль то, что в ПМР практически отсутствует понятие тыла. Что такое 40 км сегодня? Ровным счетом ничего. То есть вся территория простреливается артиллерий!

Сейчас некоторые подумали о ВДВ. Можем мы помочь Приднестровью, высадив воздушный десант? Можем... Отсрочив разгром на пару-тройку дней и потеряв весь десант за эти дни. Без подхода сухопутных частей с соответствующей огневой мощью десант не многим будет отличаться от тех батальонов, что будут оборонять республику.

Нападение на ПМР – это нападение на Россию

Мы как-то привыкли к заявлениям нашего МИД и в большинстве своем не реагируем на такие заявления. Ну заявили и заявили. Все равно эти заявления никто не читает. Как в той басне – «а Васька слушает да ест». Это вполне нормальное обывательское отношение к таким документам. И не только в России, но и в любой другой стране мира. Каждый гражданин или подданный знает ровно столько, сколько ему положено.

На самом же деле, любое такое заявление вызывает достаточно серьезные действия противной стороны. Начинаются какие-то встречи, какие-то консультации, какие-то контакты по линии спецслужб. Понятно, что об этом мало кому известно. Нам выдают «конечный продукт». Встретились президенты или министры иностранных дел и что-то там подписали.

Внешне это выглядит как реальная встреча, где два человека, при помощи взвода, а то и роты помощников, обсуждают проблему и тут же принимают выгодные для обеих сторон решения. У многих даже вопроса о том, имеют ли эти люди соответствующие полномочия, не возникает.

Итак, МИД России официально заявил, что нападение на ПМР будет рассматриваться Россией как нападение на территорию России. Причем заявление было направлено не только в Киев, но и в Вашингтон и Брюссель. Проще говоря, США и НАТО предупреждены о том, что произойдет дальше. Если они каким-то способом примут участие в захвате ПМР.

Мы прекрасно понимаем, что проблема Приднестровья существует. И эту проблему необходимо как-то решать. Единственный путь, который Москва сегодня признает – это дипломатия. В любом другом случае итогом станет война. Причем война не на территории Украины, а в мире. То есть ещё один путь для разжигания мировой войны.

Также мы прекрасно понимаем, что Киев может имитировать законность своего нападения, получив формальную просьбу президента Молдавии о военной помощи. Никто не сомневается, что две шавки из своры Байдена вполне смогут договориться. Более того, во время поездки американского президента по Европе Санду, по всей вероятности, именно на консультацию по этому вопросу ездила в Варшаву.

Пока, судя по развитию событий, «добро» от США не получено. Американцы, в отличие от узколобых стратегов в Киеве и Кишиневе, прекрасно просчитали возможные действия России в случае начала операции.

Какие выходы из ситуации пока остаются открытыми?

Парадокс, но даже сейчас существуют варианты решения или хотя бы заморозки проблемы Приднестровья.

Первый, самый, наверное, вероятный и самый лучший на данный момент – это дипломатическое решение. Разжигать очередную войну в Приднестровье для Кишинева смерти подобно. Ситуация в экономике и политической жизни внутри Молдавии такова, что «взорваться может» в самом неожиданном месте.

Хотя, как мне кажется, молдавский президент уже прекрасно понимает, что её проамериканская позиция встречает довольно серьезное сопротивление молдаван. Конечно, не стоит надеяться на какие-то серьезные уступки с её стороны. Более того, как мне думается, Санду с маниакальным упорством ведет страну в Румынию. Ведет с прямого согласия Вашингтона. Независимая Молдавия американцам не нужна.

Увы, но в полное разрешение проблемы дипломатами я не верю. Просто потому, что народ ПМР давно ожидает присоединения к России. Пусть анклавом, пусть с какими-то санкциями и прочими «прелестями», которые обязательно вывалит на республику Запад, но в составе РФ.

Было время, когда это было возможно. Но нам не хватило политической воли. Сегодня же присоединение ПМР к нашей стране очень проблематично. В любом виде.

И вот тут-то и появляется второй путь, которого очень бояться на Западе.

Предположим, Украина начинает военную операцию по захвату республики и советских арсеналов. Для этого в силу объективных факторов ВСУ будут вынуждены использовать части и подразделения, которые находятся в районе Одессы и Николаева. Фактически оголив оборону этих направлений. Почему?

Те бригады, что пугают сейчас Приднестровье, не обладают достаточными силами и главное – средствами для успешного наступления. Правда, одна из бригад гордо называется механизированной. Но название это достаточно условно, судя по анализу техники и вооружения. Другая бригада честнее будет. Просто мотопехотная.

Вполне логичными в этой ситуации будут высадка десанта и захват Российской армией Черноморского побережья. Причем брать сразу Николаев или Одессу совсем нет необходимости. Пусть сидят в окружении до подхода Росгвардии или других штурмовых подразделений. ВСУ быстро перебросить свои бригады просто не получится.

Есть и ещё один способ.

Но этот способ не для украинского президента. На самом деле это просто знание. Знание, рассчитанное с помощью элементарной математики. В начале материала я указал количество боеприпасов, находящихся в арсеналах Приднестровья.

Почти 20 000 тонн боеприпасов. Когда-то генерал Лебедь называл цифру в 2 600 железнодорожных вагонов. Причем боеприпасов, которые хранились несколько десятилетий на открытом воздухе и теперь представляют огромную опасность. Потому их и не смогли вывезти в свое время.

Теперь опять будем заниматься фантазиями. Представляете, что произойдет, если в арсенал прилетит снаряд или мина? С учетом того, что боеприпасы хранятся на земле? Или найдется какой-нибудь командир обороняющихся, который подготовит арсенал к уничтожению на случай прорыва обороны?

Можете представить себе воронку глубиной 75 метров и радиусом в полтора километра?

А ведь именно о такой воронке говорят те специалисты, кто не только понимает опасность подрыва, но и умеет просчитывать последствия взрыва. Это данные, озвученные экспертами уже достаточно давно. Взрыв разрушит все строения в радиусе примерно 50 километров.

Сейчас мы смотрим последствия землетрясения в Турции и Сирии. Как страшна эта стихия – писать не надо, я думаю. Так вот, землетрясение, которое вызовет подрыв боеприпасов в Колбасне, будет примерно таким же по силе. Эксперты говорят о силе в 7 и даже 7,5 баллов. Представьте, сколько территорий перенаселенной Европы попадают в зону землетрясения.

Так будет наступление на ПМР или нет?

Я скептически отношусь к возможности наступления на Приднестровье. Но, учитывая неадекватность Киева и, пожалуй, Кишинева, все-таки допускаю любую глупость. Мне кажется, что в случае реализации плана Киева, т. е. нападения на республику, скорее всего, следует ожидать примерно такого же развития событий, какое мы уже видели на Донбассе.

Россия признает республику и сразу же заключит договор о взаимной помощи. На основании уже этого договора мы будем действовать на законных основаниях. И вот тут может сработать опять же «донбасский эффект». Те 80 тысяч резерва, о которых я скептически отзывался выше, вполне можно будет выставить против ВСУ и молдавской армии. Люди пойдут в ополчение. Даже молодежь.

Таким образом, в любом случае вопрос о судьбе ПМР поставлен довольно жестко. И решение будет принято в обозримом будущем.

А там, что тоже достаточно вероятно, встанет вопрос и о Молдавии в целом. Автор: Александр Ставер https://topwar.ru/211845-byt-ili-ne-byt-vopros-pridnestrovja-trebuet-srochnogo-reshenija.html

Белоруссия и Россия на пути создания единого оборонного пространства (ФОТО)

Белоруссия и Россия на пути создания единого оборонного пространства (ФОТО) | Русская весна

Месяц назад президент России Владимир Путин распорядился подписать соглашение с Белоруссией о создании учебно-боевых центров совместной подготовки военных. Соответствующее распоряжение российского президента от 31 января опубликовали на портале правовой информации.

Казалось бы, рядовое событие в череде подобных из области военной интеграции двух субъектов Союзного государства. Тем более, что начало этому процессу было положено ещё в 2021 году.

Но почему-то именно сейчас перевозбудились некоторые эксперты «бэчебэшного» окраса.

Отдельные из них утверждают, что под видом учебных центров в Белоруссии появляются российские военные базы. Другие ссылаются на текст Соглашения, в котором, по их мнению, «очень широко прописаны задачи и цели этих центров». И это позволяет им утверждать, что «под видом учебно-боевых центров, по сути, могут создаваться совместные группировки войск либо наращиваться военное присутствие россиян на белорусской территории, напрямую не связанное с исключительно боевой подготовкой».

Также аналитики задаются вопросом, о каких центрах идёт речь в данном Соглашении — о тех, которые уже созданы, или о каких-то ещё? Ведь ещё два года назад министры обороны России и Белоруссии, впервые заявив в марте 2021 года о создании учебно-боевых центров совместной подготовки вооруженных сил обеих стран, договорились о том, что всего появится три таких центра — один разместится в Гродненской области, а два сформируют в России.

А в октябре 2021 года глава белорусского военного ведомства генерал Хренин заявил, что в Белоруссии уже создан и функционирует один боевой центр совместной подготовки.

В свою очередь российский министр обороны генерал армии Сергей Шойгу тогда же обмолвился, что в Белоруссии появятся два учебных центра. Это произошло после того, как в августе 2021 года в Гродненскую область прибыли российские подразделения зенитных ракетных войск, а в сентябре 2021 года в Барановичах на аэродроме приземлились самолеты Су-30СМ ВКС России.

Попробуем разобраться в этом «тумане войны».

Сразу же успокоим «экспертное сообщество» и ответим на первый вопрос. Центров сформировано всего три, как и договаривались министры обороны. На территории Белоруссии пока один.

Путаница могла возникнуть из-за его специализации — «подготовка специалистов Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны». То есть, исходя из самого определения, структура центра содержит как минимум две составляющие — ВВС и ПВО.

Очевидно, что для подготовки авиационных специалистов необходим военный аэродром и желательно классом повыше. Как раз такой находится в Барановичах, куда в своё время и прибыли российские самолеты.

В свою очередь, зенитные ракетные подразделения войск ПВО, имеющие на вооружении ЗРК С-400, как и планировали, разместили в Гродненской области, где уже давно развернуты белорусские комплексы С-300, а значит, имеется вся необходимая инфраструктура.

Территориально разнесённые структуры можно считать как два отдельных формирования, особенно учитывая их специфику, но, по сути, это два подразделения одного центра. С количеством разобрались.

Почему центры уже функционируют, а документы оформляют только сейчас?

Естественно, что без документально оформленных соглашений и решений на ровном месте ничего бы не возникло, тем более в военной сфере. Поэтому создание центров происходило на основании соглашения между министерствами обороны Белоруссии и России, подписанного в марте 2021 года.

В настоящее время в центре внимания — межгосударственное соглашение, которое имеет более высокий статус, чем ранее подписанное межведомственное. Межведомственное соглашение не может вносить изменения в национальное законодательство и регулировать соответствующие вопросы, требующие решения на государственном уровне.

Другими словами, руководство России и Белоруссии закладывает больше возможностей для свободного манёвра в сфере военного сотрудничества и в интересах создания единого оборонного пространства.

В настоящее время это весьма актуальная тема, особенно учитывая непрекращающееся наращивание сил НАТО и США на территориях сопредельных стран вблизи границ Союзного государства.

Кроме того, следует также принимать во внимание тот факт, что США, чувствуя стремительное убывание числа военнослужащих ВСУ, активно ищет им замену среди своих восточноевропейских вассалов и провоцирует Белоруссию для втягивания её в конфликт.

Вот здесь следует напомнить, что среди задач уже действующего на территории Белоруссии центра совместной подготовки, наряду с несением боевого дежурства, присутствует «выполнение учебных и боевых задач». Это также призвано вовремя «отрезвить» головы польских и прибалтийских сателлитов США, как, впрочем, и развёрнутая в Белоруссии региональная группировка войск Союзного государства.

Читайте также: «Остановите украинизацию!» — в Польше разгорается скандал после акции футбольных фанатов (ФОТО)

https://rusvesna.su/news/1677588447

Картина дня

наверх