На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Окопы Первой Мировой на Украине в 21 веке. Стойкий Запад что-то стал нестойким (2 статьи)

Окопы Первой Мировой на Украине в 21 веке

На Западном фронте без перемен… Кто читал этот шедевр великого немца Ремарка, тот сразу поймет, о чем идет речь. О том, что СВО, начатая столь стремительными тактическими операциями, превратилась в подобие Первой мировой войны. Именно Первой, потому что нет ни танковых «клещей» и обходных маневров, нет авианалетов штурмовиков, превращающих передний край обороны в месиво, нет рейдов бомбардировщиков, сметающих тылы.

Остались вечные траншеи да артиллерийские обстрелы.

И действия штурмовых групп, рожденных именно в огне первой Мировой и через столетие, пожалуй, достигших своего совершенства. Позиционная война на выдавливание противника. Все именно так, как у Ремарка. Так, как у тысяч тех, кто после той войны писал о ней.

Почему?
Почему самолеты «на приколе», почему вместо Т-90 мы видим Т-62, почему вместо красивых тактических операций мы наблюдаем довольно тупое продавливание обороны противника, а захваченный хутор становится поводом для радости?

Тактическое планирование

Выяснилось, что иногда в тактическое планирование наш Генштаб умеет. Операция в Гостомеле была просто шедевром, другой вопрос, что ее успех развить не смогли по каким-то другим причинам.

Вопросов относительно причин много. Про мосты, по которым беспрепятственно и бесперебойно идет снабжение ВСУ целы, более того, бензиновый голод, который начался в Украине и который поставил под угрозу посевную, полностью преодолен и в той же Центральной Украине открылись бензоколонки, закрытые еще в марте.

Откуда бензин и солярка – это третий вопрос, но неприятный факт в том, что сейчас с ним проблем никаких. А уж если гражданские запросто могут заправить баки своих транспортных средств, то что говорить о ВСУ?

Если в тактике наши военные специалисты показали наличие возможностей планирования, то вот в стратегии полное разочарование. И чем дольше – тем оно больше. Не просто странная война – страннейшая. Когда противнику дают полную возможность получать технику, боеприпасы, горючее, совершенно ему не препятствуя.

Нет, конечно, рапорты о том, что где-то что-то вроде бы уничтожено, систематически и регулярно появляются в отчетах ведомства Конашенкова. Но тут как с религией – веришь – верь, не веришь – твои проблемы. Доказательной базы нет совершенно. Но в принципе, она и не нужна. И так видно, что в Украину потоком идет все, что нужно для поддержания боеспособности.

Достаточно наблюдать пока что робкие попытки ВСУ контратаковать. Пытаются. Насколько у них это получится – не получится, война позиционная, выигрывает тот, кто давит. Медленно, уверенно и неотвратимо. И у кого преимущество в артиллерии, тот и имеет преимущество тактическое.

Почему в этой новой тактике нет места танковым ударам при поддержке авиации? Почему тактика столетней давности реализуется на поле боя сегодня?

Ответ прост. Деньги и современные реалии. Финансовая подоплека любого вооруженного конфликта проста: выигрывает тот, кто меньше тратит. Боевые действия убивают не технику, они сжигают миллиарды денежных единиц.

Именно потому мы не увидим на передовой СВО в наступлении Т-90. Об «Армате», «Коалиции», «Бумеранге», «Курганце» и прочих участниках парадных шествий даже не заговариваем. И понятно, почему. Дорого. Неоправданно дорого терять технику, поштучно вручную собираемую в экспериментальных цехах военных предприятий.

Поэтому никаких новинок. Чем дешевле – тем лучше. Т-62, снятый с хранения и оснащенный более-менее приличным прицелом – вот вполне рациональный вариант замены выходящих из строя Т-72 всех модификаций.

Очень хороший исторический пример. СССР в Великой Отечественной войне мобилизовал все усилия промышленности на выпуск военной техники. «Все для фронта, все для Победы», помните?

В 1944 году «Уралвагонзавод» представил танк Т-44.
Машина делалась с учетом многочисленных недостатков Т-34 и должна была заменить его. Т-44 реально был лучше, сильнее и надежнее, чем Т-34. Однако выпуск хоть и был налажен, но в мизерных количествах (менее 1000 штук до конца войны) и в боевых действиях участия машина не принимала. И выпускался Т-44 с одним условием: выпуск Т-34-85 пострадать не должен! Он и не пострадал, вопрос в другом.

А сколько во время войны было принято на вооружение новых моделей самолетов? Помните? Напомню цифру: ОДИН. Один-единственный Ту-2 было разрешено запустить в серию, потому что это действительно был хороший самолет, который имел преимущество перед Пе-2 во всем, от скорости и дальности до количества боевой нагрузки.

Хорошо, можно сказать, что полтора, если принять во внимание кардинальную переделку ЛаГГ-3 в Ла-5. И все, Сталин предпочитал не рисковать. Лучше тысячи Яков, освоенных, для которых нужны только пилорамы, чем риск остаться без самолетов вообще. Кстати – здраво. И потому всю войну гнали на фронт модификации истребителя Яковлева, разбавленные ленд-лизом и самолетами Лавочкина.

Ничуть не критикую Сталина, это было абсолютно оправданно. Много простого и дешевого оружия намного эффективнее единичных «чудо-оружий». Доказано, кстати, немцами. Почти все их роскошные, но немногочисленные проекты танков и самолетов не смогли оказать должного влияния на ход той войны. Победила массовость и простота.

И сегодня мы наблюдаем почти то же самое. Вот только мы находимся в положении немцев в Великую Отечественную. У нас есть образцы вооружений, о которых нам годами долбили, что они «самые-самые», «не имеющие…» и так далее. И в итоге не имеющими возможности их использовать оказались мы.

Дорого.

Конечно, испытать в почти боевой обстановке в Сирии тот же Су-57 – здравая идея. Особенно учитывая, что у террористов не то что ПВО, сложнее «Стингера» ничего не было. И единственное, чего могли опасаться российские истребители пятого поколения, так это минометных обстрелов. Которые, кстати, убили техники больше, чем ракеты ПЗРК.

А в Украине все хуже. Давайте посмотрим на положение вещей честно и без розовых очков. Нам надо отвоевывать определенные территории. Укрепленные по полной программе. Для этого надо собрать в кулак танки, пехоту, придать им артиллерию и надежно прикрыть с воздуха. Плюс авиация должна вместе с артиллерией должна прошерстить боевые порядки противника.
Окопы Первой Мировой на Украине в 21 веке
Это классика. Но увы, это классика прошлого. Начнем с авиации.

Авиация против ПВО.

К своему огромному сожалению констатирую факт того, что авиация окончательно и бесповоротно проиграла зенитным ракетным комплексам со спутниковой поддержкой. Включение авиации ВСУ в систему дальней радиолокационной и орбитальной разведки стран НАТО принесло плоды. Я уже писал об этом, но действительно, украинские средства ПВО могут не обнаруживать себя работой, включаясь непосредственно перед нанесением удара на короткое время, не оставляя шансов противнику.

Причем, работают вполне хорошие «Буки» и «Торы». Третий вопрос насчет эффективности «Хибин» и прочих устройств, которые должны сбить с толку системы противника, об этом надо говорить отдельно.

Мы же поговорим о стоимости. Одна ракета 9М38М1 для комплекса «Бук-М1» стоит примерно 100 000 долларов. Возьмем и выстрелим (как это сделали украинцы) все четыре ракеты из ПУ. И собьем российский истребитель Су-35, который просто не успел отработать по ЗРК. Как это случилось уже не раз. А сколько стоит Су-35? Правильно, 85 миллионов долларов.

Есть разница, потратить 0,4 млн долларов чтобы убить самолет за 85 млн. А можно обойтись и не всем боекомплектом, «Бук» - штука страшная.
Утешением может служить то, что на месте России в таком же неприятном положении может оказаться практически любая страна. Пожалуй, у США не было бы таких глобальных проблем, у них есть «Гроулеры», которые решают большинство проблем. Но и в таком случае не без нюансов.

Обращаю внимание всех на то, что в начале СВО российская авиация мало того, что работала, так работала более чем успешно. Подтверждений из независимых источников было достаточно. Что случилось, знают все. Зашли вполне приличные ЗРК стран НАТО (привет, мосты через Днепр!), целеуказание начала выдавать военная спутниковая группировка США. Все, на этом авиация России стала испытывать большие проблемы.

Рейды Су-35 с выкашивание противорадиолокационными ракетами систем ПВО пришлось прекратить. Бомбардировщики Су-34 тоже испытывают дискомфорт, подходя к линии фронта, весьма прилично насыщенной средствами ПВО.

У армейской авиации тоже проблемы, поскольку количество привезенных в Украину тех же «Стингеров» исчисляется тысячами. Конечно, и Су-25, и вертолет, они смогут уйти от 2-3 ракет. Но не от десятка. А этот десяток у ВСУ есть.

Не очень красивая патовая ситуация: либо бросать технику и летчиков на убой, либо оставить на земле, используя эпизодически. Выбор понятен и очевиден, не так у нас много новых самолетов, а про дефицит летчиков всем известно давно. У нас это почти вымирающий вид. Но о проблемах подготовки летного состава мы будет говорить отдельно и не сейчас.

Да, очень неплохо, что у нас есть чем в некоторых случаях заменить авиацию. Есть крылатые и тактические ракеты как сухопутного, так и морского базирования. И наличие этих ракет позволяет частично заменить авиацию. Но – именно что частично.

Теперь танки.
С танками все совершенно то же самое. Бросать в бой Т-90 и Т-72Б3 дорого. Хотя Т-72Б3 участие принимали в приличных количествах. Теперь многие ждут очереди на ремонт, поскольку у завода мощности просто не готовы для такой масштабной работы.

Но какие проблемы у танка? А их всего две: отсутствие нормальной защиты и наличие хороших противников.

Относительно защиты все уже сказал наш коллега Алексей Кузнецов в своих танковых статьях. Чтобы эта машина реально была самым важным тактическим инструментом на поле боя, ее надо защитить. «Контакт» с любым номером – убогое старье, которое неспособно защитить танк от тандемного кумулятивного боеприпаса. Про «крышебои» уже не говорим.

«Реликт», который мог бы решить проблему, почему-то остался там, в боксах с «Арматой» и прочими парадными штучками. Его нет, хотя систему хвалят за работоспособность специалисты и в голос говорят, что не так уж он и дорог. 1-2% от общей стоимости танка. Не «Арматы», естественно, это пока прототип, выпущенный в единичных экземплярах.

Зато на той стороне имеет место не то что насыщение, я бы сказал – избыток ПТУРов. Видел цифры, сопоставил – одних «Джавелинов» завезено столько, что на каждый задействованный российский танк их придется около пяти штук. Если к этому приплюсовать еще и то, что было у ВСУ, да остальные модели, то точно будет расчет десять на одного.

Согласитесь, не самый лучший способ использовать танки в условиях такого насыщения линии обороны противника противотанковыми средствами.

И потому, все, что остается – это долбить артиллерией и минометами да использовать то, что можно из разработанных новинок. По сути – ракетные удары высокоточным оружием по резервам и объектам в тылу противника.

Все остальное действительно из времен первой Мировой войны.

Но ведь мало иметь танки, мало их защитить, их же еще надо содержать и ремонтировать! Насколько это реально, учитывая, что в составе сил союзников сегодня действуют ЧЕТЫРЕ вида танков: Т-62, Т-64, Т-72 и Т-80. К которым надо «всего-навсего» запчасти к четырем видам двигателей, ходовой и трансмиссии! И два калибра снарядов в качестве контрольного выстрела в голову.

И все ради чего? Ради эпизодического применения танка в качестве средства огневой поддержки на поле боя. Выехал, бабахнул в сторону цели и назад, в укрытие, пока не прилетело с той стороны. Учитывая, сколько задействовано с обеих сторон беспилотной техники – еще и надо не попасть в объектив, чтобы точно не прилетело.

Проблем много, способов решения мало.

Причем, многие думающие над этой проблемой, уверены на 100%, что окажись на месте России кто угодно, проблемы были бы совершенно те же. И с технической стороны, и с логистической.

Но сегодня можно с уверенностью признать, что все военные конфликты на планете можно будет разделить на две категории. Как на две лиги, высшую и первую. Первая понятно, это отсталые в плане вооружения страны. Они могут устраивать разборки между собой, как это сейчас происходит в Африке и конфликты иного порядка, как СВО.

Сходство здесь будет в том, что страны низкого уровня и страны высокого не смогут использовать авиацию. Первые по причине ее отсутствия, вторые по вышеперечисленным. Авиация может быть использована только в случае уверенности в минимальных потерях. Как в 2003 году, когда коалиционные силы разносили в пыль Ирак. 5 самолетов и 8 вертолетов – в целом, небольшая плата за превращение страны в полигон отработки высокоточного вооружения.

Мир изменился, военный мир вслед за ним. Высокие технологии систем ПВО и ПТУР начали понемногу побеждать своих оппонентов. Кто-то сделал это довольно быстро, а кто-то за весьма короткие сроки.

Сегодня настает время, когда армии одного поколения не смогут применить все свои новейшие наработки именно потому, что это дорого. Да, в такой ситуации ВСУ находятся в намного более приятной ситуации, им ДАЮТ вооружение. Как будет идти расчет и будет ли – это вопрос, на который внятного ответа нет, но и не наше это дело.

А наше дело реально видеть день завтрашний и уже сегодня начинать думать над тем, как участвовать в войнах завтра. Потому что есть такое убеждение, что Украина – это далеко не последняя операция по вразумлению. Автор: Роман Скомороховhttps://topwar.ru/201159-okopy-pervoj-mirovoj-na-ukraine-v-21-veke.html

Стойкий Запад что-то стал нестойкимСтойкий Запад что-то стал нестойким

Об экономике забыть

Спецоперация на Украине не раз заставляла многих вспоминать известный принцип об экономике, диктующей политику. Прежде всего, потому, что он не исполнялся никем, кроме, пожалуй, самой же России.

Тоже, впрочем, получившей вместо разогрева реального сектора настоящее засилье финансистов и такую инфляцию, которую выдержать могут только русские... или, как сейчас, турки. Ну а у стран ЕС и англосаксов всё только впереди.

Впереди, по всей видимости, и такой долгожданный отказ от военной помощи Киеву. Выгоды уже никакой, а новые системы испытаны, опробованы, и дальнейший риск с ЗАЭС и реальным голодом-холодом уже вряд ли оправдан. Остаётся только перенастроить пиар-каналы, оперативно переформатируя Зеленского и компанию из героев в миротворцев.

И, похоже, процесс уже пошёл. Для начала слово дано предсказателям из числа записных критиков. Сначала умники из The Hill, The Nation и The National Interest, а потом можно запускать и популярных авторов из Washington Post и чего-нибудь совсем уж жёлтого.

И вспомнить демократию

Аналитики уже прогнозируют, что сначала страны ЕС и Великобритания, а потом и США просто откажут Украине в военной помощи. Предложив всё ещё президенту Зе «искать мира», тем более что его потенциальный конкурент Арестович стал толковать за мир так часто, словно и не призывал «убить сто миллионов русских». Как минимум.

Причина вполне солидная – растущие экономические проблемы, которые могут и не простить избиратели. В Британии уже не простили, в Германии – вот-вот не простят, а в США не простят почти наверняка, хотя уже пошли разговоры о реанимации демократов.

Касательно последнего отметим, что всё это только потому, что и у республиканцев с кадрами вообще-то тоже полный швах. И то, что Трамп с такой лёгкостью стряхнул со своих блестящих пиджаков нафталин, говорит только о том, что разные Майклы Пенсы и Теды Крузы и вовсе ни на что не пригодны.
В Конгрессе США как-то странно синхронно с заумными публикациями прозвучал призыв не давать «ни доллара» на украинский конфликт. И стоит ли нам в Москве так уж радоваться сворачиванию западной помощи Киеву? Победа – не «перемога», она даже не на гусеницах танков, а прежде всего в мозгах.

И у нас-то с демократией, особенно по отношению к «сбежавшим» и «не признавшим СВО», как-то уж совсем хорошо. Хотя экономика-то её никак не диктует.

Ищите нас не в Москве

Однако тут речь не о нас, а о стойком Западе. Первые проверки на устойчивость он прошёл очень плохо, и шаткие позиции тех, кто при власти, это лишь подтверждают. Чиновничество ЕС потому и наглеет, что его переизбирать при всей западной демократии намного тяжелее, чем своё страновое.

Но осенью дело может дойти и до этих комиссаров. Обратите внимание, насколько оперативен оказался Рафаэль Гросси из МАГАТЭ, где с выборами дело обстоит совсем иначе, чем в структурах ЕС. И Россия, которая «оккупировала» Запорожскую область, ему помогает, а не мешает, что бы там ни вещали из Киева.

Ждать чего-то подобного от Жозепа Борреля или Урсулы фон дер Ляйен – это, как вы понимаете, быть совсем уж идиотами. А между тем пересмотр масштабов военных поставок Украине вообще-то уже начался, хотя сегодня больше твердят о прогнозах. Но решения, похоже, уже приняты.

Стимулов к нему было более чем достаточно, прежде всего – экономических. Инфляция, реальная угроза нормирования электричества, опасность перебоев с поставками продовольствия – нешуточные. Одного этого в мирные времена хватило бы с лихвой на смену едва ли не всех правительств.

Сейчас СВО этому сильно мешает. Нет, чрезвычайного положения никто не объявлял, да и не надо. Борис Джонсон в Британии едва намекнул и тут же кресло потерял, хотя формально по совсем иным причинам. Но именно по его следам читаем в упомянутой американской The Nation:
«Цена политики, предусматривающей оказание военной помощи Украине и лишь минимальную защиту британцев от заоблачно высоких расходов на электроэнергию грядущей зимой и сопутствующей инфляции, может оказаться фатальной для правительства, во главе которого неизбежно окажется человек, не обладающий яркой харизмой Бориса Джонсона».

Следы на воде

В том, что нынешний властный Киев продержался так долго, немалую роль сыграли спецслужбы, при этом явно переоценившие и пресловутую военную слабость России. Но именно из спецслужб сейчас явно идут сливы в прессу, которые призваны помочь им сохранить лицо.
Зеленского с командой не просто так вдохновили на подвиги. После шести месяцев, которые и надо было продержаться, намечался перелом с последующей «перемогой». Пока как-то не складывается, а накачивать киевский режим чем-то ещё становится действительно опасно. И уже не только для Европы с Британией.

А тут ещё и тайваньский полукризис случился не вовремя, и он совершенно очевидно перерастает в долгосрочную головную боль для Вашингтона. И туда-то помощи, не только военной, может потребоваться ведь куда больше.

Смещение курса США в пользу дипломатического разрешения украинского конфликта тем более вероятно, если в который раз заглянуть в ноябрь 2022. Быть может, это единственный реальный шанс для демократов тормознуть победное шествие республиканцев в Сенат и Палату представителей.

Демократическую тусовку, привычно выигрывавшую у конкурентов борьбу за влияние в прессе, не могут не смущать критические статьи, которые появляются и в либеральных, и в консервативных изданиях. Но есть одно но – они сами могут быть инспирированы демократами.

Что скажете, коллега Трамп?

Тональность, стиль и набор аргументов и фактов в этом очень даже убеждают. В таком случае несложно разыграть карту «голоса разума», который был услышан. Неважно кем – Байденом, его Камалой или безбашенной старушкой Нэнси.
Вряд ли на данный момент у Трампа есть серьёзные конкуренты среди республиканцев, но новые сенаторы и конгрессмены вполне могут задвинуть его в тень хотя бы на время. Однако популярность у публики, а с этим у старины Дональда сейчас всё в полном порядке, не отменить.

Тем не менее только на его харизме и провалах конкурентов в законодатели так просто толпой не войдёшь. Так или иначе приходится активничать и тем, кто вслед за Трампом. И не случайно действующий член Палаты представителей от Республиканской партии Дэн Бишоп буквально вопит:
«Ни единого доллара Украине»,
хотя в особых симпатиях к России и Путину он не замечен.
«Мы уже потратили гораздо больше того, что готов потратить любой наш европейский союзник, но при этом мы не можем собрать и малой толики этих средств на обеспечение безопасности собственной границы»,
– твердит Бишоп газетчикам, ловко обыгрывая тот факт, что позиция Байдена – это «Америка в последнюю очередь», в то время как у Дональда Трампа в ходу лозунг – «Америка прежде всего» (America First). Автор: Алексей Подымов, Анна Селезнёва Использованы фотографии: trueinform.ru, ctvnews.ca, rte.ie  https://topwar.ru/201088-stojkij-zapad-chto-to-stal-nestojkim.html

Картина дня

наверх