На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Варшава обвиняет Минск, но не вспоминает о своём концлагере . Белоруссия на распутье (2 статьи)

Почему Варшава обвиняет Минск в жестокости, но не вспоминает о своём концлагере «Береза-Картузская»Почему Варшава обвиняет Минск в жестокости, но не вспоминает о своём концлагере «Береза-Картузская»  | Русская веснаО событиях 2020 года, произошедших накануне и после президентских выборов в Белоруссии, уже довольно-таки много написано и, уверен, напишут ещё больше. Но уже сегодня всем известно, кто был заказчиком тех событий, организатором, исполнителем и кого использовали в качестве «пушечного мяса».

Также не является секретом и то, что только благодаря слаженной работе всех субъектов военной организации государства удалось выстоять и сохранить страну, мир и спокойствие белорусских граждан.

Во-первых, надо отдать должное бойцам внутренних войск, спецподразделений и некоторых других формирований, чьё самоотверженное выполнение служебных обязанностей позволило пресечь противоправную деятельность деструктивных сил. В свою очередь, белорусские вооружённые силы в тот сложный период организовали усиление охраны военных и государственных объектов, обеспечили прикрытие государственной границы и находились в готовности к принятию самых серьёзных мер для стабилизации обстановки в стране.

Как показали события последовавших лет, белорусские силовики действовали строго в рамках правил, принятых «во всём демократическом мире», за некоторым исключением. В Беларуси не топтали протестующих полицейскими лошадьми и не травили служебными собаками.

В целом же, следует признать, что руководством страны в 2020 году для сохранения конституционного строя и порядка, отстаивания суверенитета и независимости Беларуси были приняты все исчерпывающие меры с использованием возможностей всех субъектов военной организации государства.

Сейчас нечто подобное происходит во Франции, ранее происходило в Германии и ещё в ряде стран ЕС. Но, как бы сказали «беглые змагары», «это другое». Поэтому и нет той истерии, исходящей от международных организаций, общественных движений и всевозможных «правозащитников», как и громких заявлений европейских и американских политфункционеров о свободе, демократии и правах человека.

Вспоминать о двойных стандартах внешней политики Запада не хочется, потому что надоело. Здесь уместнее было бы привести слова Юрия Хаджимуратовича Караева, возглавлявшего в 2020 году министерство внутренних дел Беларуси, а ныне помощника президента Республики Беларусь — инспектора по Гродненской области. Участвуя в одной из телепередач, генерал Караев образно отметил, что в подобных ситуациях «лучше и дальше слышно того, у кого в руках рупор». К сожалению, тогда «рупор» был в руках коллективного Запада. Характерно, что при этом громче всех надрывались польские политики и им подобные. Примечательно также и то, что никакого морального права у них на это не было. Для подтверждения — небольшой экскурс в историю.

1934 год. По территории Западной Белоруссии — тогдашней Польши — прокатывается волна террористических атак украинского подполья. Это влечёт тяжелые последствия для всех недовольных польским режимом. А таких было много. Начиная с 1921 года, когда в результате «Рижского мирного договора» Польше отошла часть Белоруссии и Украины, в присоединённых регионах стремительно росло социальное напряжение.

Через два дня после наиболее громкого теракта президент Польши Игнаций Мосцицкий 17.06.1934 г. подписывает особый указ о создании мест изоляции для несогласных. Концлагерь для противников правящего режима создают в глухом местечке Западной Белоруссии вблизи железнодорожной станции «Берёза-Картузская» — отсюда и название лагеря. Здания строить не пришлось — использовали бывшие царские казармы.

В концлагере содержались противники Юзефа Пилсудского, установившего в Польше авторитарный режим, известный как «режим санации» — оздоровления. Оппонентов ссылали в «Березу-Картузскую», где разрешалось содержать людей до трех месяцев без суда и следствия.

Исключительно по решению полиции. При этом администрация имела право продлевать срок, который мог затянуться на долгие годы. Сами заключённые называли это место «пеклом на земле».

Одно из лагерных правил гласило: все приказания полицейских выполнять быстро и бегом. И в абсолютной тишине. Не то, что задавать вопросы надзирателю, — переговариваться даже между собой узникам запрещалось. В каждой камере находилось от 20 до 40 человек. Посреди неё стояли сбитые из досок нары. Окна были практически наглухо заколочены. В помещение, где находился умывальник и три дырки в полу, загоняли по 30–40 человек. По команде «раз, два, три» каждый должен был успеть расстегнуться, оправиться и застегнуться — на всё не больше нескольких секунд. Многие справляли нужду прямо на пол, после дежурных из числа заключённых заставляли убирать всё голыми руками.

Психологическая обстановка в лагере была ужасающей. Порой не выдерживали даже сами полицейские. По долгу службы они жили здесь же, в отдельном здании. На эти должности они попадали за провинности по службе в других местах. По документам, за пять лет «работы» концлагеря трое полицейских покончили жизнь самоубийством.

Территория лагеря была ограждена высоким забором, поверх которого натянута колючая проволока. На ночь по периметру включали электрические лампы. Сбежать из этого ужаса было невозможно.

Первым комендантом «Березы-Картузской» стал Болеслав Греффнер, который утверждал, что из лагеря есть только два выхода: на собственные похороны или в дом умалишенных. В 1939 году он был расстрелян по приговору военного суда. Вторым главным палачом, отличавшимся изощрённым садизмом, был Юзеф Камаля-Курганский, который не переставал повторять фразу: «Чем больше здесь подохнет заключённых, тем свободнее будет жить моя Польша». Его жизнь закончилась в немецком концлагере Освенцим.

По разным оценкам, через стены концлагеря «Берёза-Картузская» прошло от 8 до 10 тысяч людей: белорусы, поляки, евреи, украинцы, немцы и даже один китаец. Официально говорится о 13 погибших и одном случае самоубийства — узник, не выдержав пыток, перерезал себе горло.

Кроме того, есть все основания полагать, что убитых и замученных заключенных в «Березе-Картузской» было значительно больше. В 1939 году пленников туда привозили сотня за сотней. Их учет не успевали вести. В лагере вспыхивали инфекционные болезни. Людей отправляли в импровизированные больницы, где лечить их никто и не собирался — практически все они умирали.

Вот таким образом прародители современного польского режима во главе с Пилсудским закладывали основы «человеколюбия», «равноправия», «свободы слова» и «демократии» в польскую государственность. Печально, что за почти сотню лет в данной сфере для Польши ничего не изменилось. За псевдолиберальной мишурой отчётливо просматриваются звериные оскалы надзирателей из «Берёзы-Картузской». Достаточно обратить внимание на отношение варшавского руководства к беженцам — что с северо-востока, что с юго-востока, без разницы. Все они для Дуды, Моравецкого и иже с ними — люди второго сорта.

Читайте также: Польская «Конфедерация» видит в Белоруссии одного из основных участников системы безопасности региона

Владимир Вуячич

https://rusvesna.su/news/1682155088

Белоруссия на развилке: мирный план для Украины и подготовка к войне

Александр Лукашенко
Иллюстрация: Sputnik / Виктор Толочко

Эскалация напряженности в Восточной Европе, которая с каждым днем все больше набирает обороты, подталкивает Белоруссию к ряду мер, которые, по мнению белорусского руководства, должны обеспечить стране защиту от внешнего посягательства. Речь в данном случае идет не только о повышении обороноспособности республики, а также усилении военно-политического сотрудничества с Москвой, но и о работе на уровне дипломатии.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко, который и в прошлом выступал за мирное урегулирование любых конфликтов в мире, в конце марта сделал свое собственное предложение по разрешению украинского кризиса, которое многим показалось неоднозначным. Особенно на фоне того, что сегодня происходит в самой Белоруссии.

С момента начала специальной военной операции (СВО) на Украине в Белоруссии неоднократно призывали Киев сесть за стол переговоров с Москвой, подчеркивая свою готовность всячески этому способствовать. Однако даже несколько раундов мирных переговоров в феврале-марте 2022 года, два из которых были организованы на белорусской территории, не изменили отношение киевского режима к официальному Минску. Украинские власти считали и продолжают считать Белоруссию соучастником России, а некоторые политики в Киеве и вовсе называют своего северного соседа «агрессором», к которому необходимо применять санкции, аналогичные антироссийским. Впрочем, подобное отношение со стороны Украины для белорусских властей не является неожиданностью, так как в Киеве официально не признают легитимность Александра Лукашенко с 2020 года и одними из первых начали вводить национальные ограничения против республики.

Вместе с тем, даже такая откровенно враждебная позиция киевского режима не изменила характер отношения Белоруссии к Украине, где по-прежнему считают народ этой страны братским. Более того, белорусское руководство на протяжении последнего года не раз призывало Киев опомниться, предрекая в ином случае крайне плачевные последствия не только для Владимира Зеленского и его окружения, но и украинской государственности в целом.

В то же время, до марта текущего года из Минска не звучало конкретных планов по урегулированию конфликта на Украине, хотя ранее и заявлялось о том, что Белоруссия должна участвовать в возможных переговорах Москвы и Киева с целью формирования общего пространства безопасности. Многие аналитики связывали это с тем, что белорусские власти понимали, что любые мирные или иные предложения могут быть восприняты конфликтующими сторонами по-разному с негативными последствиями для Белоруссии. Однако последние месяцы изменили позицию официального Минска, в том числе и потому, что киевский режим и его западные кураторы начали проявлять все больше агрессивности в отношении республики. Нескончаемый поток шпионов и диверсантов, постоянные требования усиления санкций, вербовка украинскими спецслужбами местного населения, проведение террористических актов — все это не могло не сказаться на отношении Минска к Киеву.

Наиболее значимым заявлением по украинскому конфликту последних месяцев со стороны Белоруссии стал призыв Александра Лукашенко, который прозвучал еще 31 марта во время его послания народу и парламенту. В данном случае необходимо отметить, что выступление белорусского лидера состоялось после того, как появился китайский план по урегулированию конфликта, который имеет схожие черты с тем, что было предложено президентом Белоруссии в Минске. До того момента, все, что бы ни предлагалось на мировой арене, сводилось к двум совершенно непримиримым концепциям: с одной стороны, требования и цели России в СВО, а с другой — «война до последнего украинца» и «победа» Киева любой ценой. В подобных условиях в международном сообществе сложилось ожидание некого триггера, который бы смог запустить хотя бы формально процесс обсуждения мирных переговоров, чем и стал план Пекина.

В частности, было предложено отказаться от «менталитета холодной войны» и соблюдать принцип, при котором «безопасность одной страны не должна обеспечиваться за счет других». В Китае также подчеркнули, что считают необходимым прекратить военные действия, избегать эскалации, поддержать движение России и Украины к диалогу, а также призвали возобновить мирные переговоров как «единственное жизнеспособное решения» конфликта, в которых Пекин готов играть «конструктивную роль». Несмотря на то, что официально ЕС и США план КНР не понравился, так как он не предполагает «поражения» России, именно после него началось серьезное смещение акцентов в западных СМИ и поведении некоторых политиков. И в данном случае появление предложения Лукашенко также является неслучайным, особенно если помнить, что в начале марта в ходе трехдневного визита белорусского лидера в Пекин он заявил о своей полной поддержке китайской инициативе по международной безопасности.

Выступление Лукашенко 31 марта, по сути, стало реакцией на начавшиеся сдвиги на международной арене, инициированные Китаем. Поэтому неудивительно, что некоторые его предложения полностью согласуются с тем, о чем сегодня говорят в Пекине, в том числе и о необходимости противостояния угрозе применения ядерного, химического или биологического оружия, прекращения односторонних санкций, а также об остановке боевых действий на Украине и начале мирного процесса урегулирования.

«Попробую рискнуть предложить прекратить боевые действия. Объявить перемирие без права перемещения, перегруппировки войск с обеих сторон, без права переброски оружия и боеприпасов, живой силы и техники! Все, мертво, замерли!» — сказал Лукашенко, добавив, что в ином случае ВПК России развернется на полную мощь, и «потом уже может быть трудно говорить о переговорах».

Кроме того, единственным способом остановить конфликт белорусский лидер назвал переговоры без предварительных условий, а в случае, если Запад попытается использовать паузу в боевых действиях для усиления своих позиций обманом, высказался за то, чтобы Россия «задействовала всю мощь своего ВПК и армии для предотвращения эскалации конфликта». Подобное заявление, конечно, вызвало определенный резонанс, и было довольно неоднозначно воспринято всеми сторонами конфликта. Правда, если из Москвы уже звучали фразы о переговорах «без предварительных условий», то на Западе и тем более в Киеве подобные предложения вызвали абсолютное отторжение. Особенно на фоне предложенной Владимиром Зеленским в декабре 2022 года «формулы мира», в выполнение которой сегодня не верят даже его «партнеры» в США и Евросоюзе.

Например, посол Украины в Белоруссии Игорь Кизим считает, что в риторике Лукашенко нет «ни одного рационального объяснения» по поводу того, почему республика вообще встала на сторону России, так как Украина ничего плохого белорусам «и суверенному белорусскому государству» не сделала, а все предложения из Минска «защищают российский интерес». Советник офиса президента Украины Михаил Подоляк и вовсе заявил, что называть переговорами то, что предлагает президент Белоруссии, нельзя, так как он «в очередной раз вымаливает признать ультимативные требования РФ как проигрывающей стороны», что «выглядит глупо и явно не имеет отношения к реальности». Его поддержал и депутат Верховной рады Алексей Гончаренко, который заявил, что не верит в искренность желания Минска добиваться прекращения боевых действий, так как «Лукашенко, как обычно, выполняет свою роль — говорит то, что хочет Путин».

Главным же во всех заявлениях из Киева последнего времени стали требования вывода российских войск с территории Украины в границах 1991 года, а также выплата Москвой репараций и только после этого «жесткое обсуждение послевоенного мира, глобальных принципов безопасности с резким уменьшением роли РФ». Очевидно, что подобные фантазии совершенно не совпадают с реальностью, что, однако, не мешает киевскому режиму продолжать повсеместно о них говорить.

Вместе с тем, в белорусской столице прекрасно понимают, что нынешние украинские власти не только недоговороспособны, но и и вполне способны нанести удар по Белоруссии. Об этом, например, свидетельствуют не только развернутые у белорусской границы многочисленные военные подразделения, но и просьбы Киева к странам Запада предоставить подробную информацию о наземных целях в республике. Поэтому, призывая киевский режим и его кураторов к мирным перегревам, в Минске продолжают усиленно готовиться к самому негативному сценарию развития дальнейших событий. Об этом говорит как усиление военно-политического сотрудничества с Россией, что уже вылилось в развертывание региональной группировки войск Союзного государства и планы по возвращению в республику тактического ядерного оружия, так и изменение процесса повышения обороноспособности страны.

Стоит напомнить, что в Белоруссии с апреля 2022 года непрерывно идут военные учения. За это время белорусские военные провели самые различные маневры, отработали всевозможные ситуации, в том числе на незнакомой местности, а также отчитались об использовании новых видов вооружения и тактики, которая изменилась в связи с опытом проведения СВО. Например, в середине апреля стало известно, что в Белоруссии завершили доподготовку летного и инженерно-технического состава военно-воздушных сил на истребителях Су-25, что позволило «не только улучшить практические навыки летного состава, но и освоить новые способы применения современных авиационных средств поражения, в том числе и специальных боеприпасов». Проще говоря, теперь белорусские летчики умеют управлять самолетами, способными нести ядерные заряды.

Кроме того, в последние месяцы в проведении военных и иных учений стала проявляться одна немаловажная особенность — увеличение мероприятий, связанных с повышением боевой способности военнослужащих в запасе и территориальной обороны. В частности, с 20 марта проводится проверка уровня подготовки теробороны Минской области, в рамках которой «с военнообязанными были проведены занятия по восстановлению навыков владением оружием и техникой, приемам и способам действий при выполнении задач территориальной обороны». При этом отрабатывались вопросы «взаимодействия между территориальными войсками, органами внутренних дел и подразделениями по чрезвычайным ситуациям».

В начале апреля было заявлено об очередной проверке боевой готовности Вооруженных сил Белоруссии, а 14 числа министр обороны республики Виктор Хренин сообщил, что планируется провести проверку всех армейских соединений. Важным в данном случае является то, что практически во всех объявленных мероприятиях одним из основных элементов является отработка вопросов перехода с мирного на военное время «в полном объеме с отмобилизованием». Так, с 18 по 21 апреля в некоторых районах Гродненской области проводилось командно-штабное учение с силами территориальной обороны, в рамках которых отрабатывалось «поддержания военного положения», а также «борьба с диверсионно-разведывательными группами и незаконными вооруженными формированиями». Как отмечал ранее Хренин, весь комплекс нынешних мероприятий по приведению соединений в полную боевую готовность «проводится без ограничений». Ранее о подобном в Белоруссии речи не велось, а аналогичные учения были довольно редки, особенно с участием территориальной обороны, которую сегодня всерьез готовят к отражению возможной внешней агрессии.

Таким образом, все последние действия белорусского руководства свидетельствуют о том, что Минск усиленно готовится к эскалации напряженности в регионе. Одновременно белорусская сторона пытается делать все, что от нее зависит, чтобы не допустить расширения вооруженного конфликта на территорию республики. При этом стоит понимать, что мирный план Лукашенко, встречи с властями Венгрии, отказ от резко негативной риторики в адрес Киева, даже с учетом явной враждебности с ее стороны, осторожные отношения с республиками Донбасса — все это является звеньями одной цепи в попытке оградить Белоруссию от вовлечения ее в конфликт не столько с Украиной, сколько с НАТО.

В Минске прекрасно понимают, что без поддержки стран Альянса, в первую очередь Польши, киевский режим вряд ли когда-нибудь решится на агрессию в отношении Белоруссии, хотя украинская территория и может быть использована как плацдарм для нападения. Поэтому в белорусской столице, говоря о мире, продолжают готовиться к самому негативному развитию событий, не испытывая никаких иллюзий относительно благоразумия своих западных соседей

Наталья Григорьева


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2023/04/22/belorussiya-na-razvilke-mirnyy-plan-dlya-ukrainy-i-podgotovka-k-voyne

Картина дня

наверх