На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Андзин-Миура – самурай-англичанин (части 1,2)

Андзин-Миура – самурай-англичанин (часть 1)

О, Запад есть Запад,
Восток есть Восток,
и с мест они не сойдут.
Пока не предстанет Небо с Землей
на Страшный Господень Суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что –
племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу
У края земли встает?

Редьярд Киплинг (1865 – 1936). Перевод Е. Полонской.

До сих пор на TOPWAR рассказывалось о самураях, родившихся и выросших на японской земле. Однако истории было угодно сделать так, что одним из самураев стал… англичанин по имени Уильям Адамс! Более того, он вошел в доверие к сёгуну Токугава Иэясу, и многие годы был его ближайшим советником, и не только непосредственно влиял на внешнюю политику японского государства, но и стал ценным источником информации для японцев. Именно благодаря ему они узнали столь нужные им научно-практические знания в области географии, математики, навигации и кораблестроения. В этом смысле он сделал для них больше, чем любой из его предшественников португальцев или испанцев, пришедших в Японию задолго до него!
Андзин-Миура – самурай-англичанин (часть первая)
Конечно Уилл Адамс именно так не выглядел, однако Ричард Чемберлен отлично сыграл его в роли штурмана Блэксорна в сериале «Сёгун», который был снят по одноименному роману американского писателя Джеймса Клайвелла.
Поразительно, но память об Уильяме Адамсе японцы хранят до сих пор. Недалеко от Токио находится небольшой холм, именуемый Андзинцука – «Холм штурмана». Свое название он получил в честь Уилла Адамса. Среди японцев он был известен под именем Миура Андзин – «Штурман из Миура». В этом местечке была усадьба, преподнесенная в дар Токугава Иэясу. В небольшом уютном городке Ито, расположенном на полуострове Идзу, на берегу залива Сагами, стоит памятник Адамсу. Именно здесь, на этом месте, в 1605–1610 годах, Адамс первым в Японии начал строить килевые суда. В память об этом жители и воздвигли сей монумент. А в Токио один из городских кварталов, где среди великого множества домов стоял и дом Адамса, получил название Андзин-те – «Квартал штурмана».

В свое время соотечественник Адамса написал по поводу совместимости Востока и Запада: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут…». Адамс попытался сплотить эти две полярно разные в своей культуре цивилизации.

События развивались на стыке далеких XVI–XVII веков. В те времена Япония начала активно выходить на внешний рынок, шестнадцать государств уже были в списке торговых партнеров страны. Заметим, что торговля была лишь одной из сторон огромного многогранника отношений Японии с другими странами. Страна Восходящего Солнца чрезвычайно активно расширяла сферу своих интересов на соседние страны. Причем делалось это далеко не всегда мирным путем, так как дóлжно поступать добропорядочным соседям. Внешняя экспансия Японии, порой агрессивная, была весьма разнообразной – от захватнических походов Хидэеси в Корею до попыток захвата японскими пиратами соседних земель. Целью захватов было создание постоянных поселений. Захватам подвергались и сильно отдаленные от Японии страны. Заселялись земли и на Филиппинах, и в Сиаме, а также на восточном побережье Индокитайского полуострова. Острова Индонезии, побережье Малайи также не обошлись без внимания вездесущих японцев. Под полным контролем японцев оказались страны Индокитая, поскольку управление внешними связями находилось в их руках.

Как видим, сверхактивность японцев объяснялась их территориальными интересами. И причины были самые обычные, схожие с целями заморских купцов и мореплавателей, забиравшихся все дальше и дальше от родных берегов: стремительный рост торговых связей, установление все новых и новых хозяйственных отношений.

В ту пору и состоялось первое знакомство японцев с европейцами. Итогом таких встреч стало получение разрешения на ввоз огнестрельного оружия в Японию. Через шесть лет в Японию прибыл португальский иезуит Франсиско Ксавье с миссионерской задачей: христианство как религиозное направление должно было обрести своих последователей и в этой стране тоже. Императора активное распространение христианства настораживало: Японии грозило влияние иноземных государств, а, следовательно, потеря своего суверенитета. А ситуация тем временем становилась все напряженней. Следствием этого стал указ, подписанный императором в 1597 году, категорически запрещающий исповедование христианства. Наказание за ослушание было суровым: смертная казнь. Все проповедники новой веры немедленно выдворялись за пределы государства, а по стране прокатилась волна казней. Десятки человек лишились жизней, а церкви были разрушены. В это время умирает Хидэёси. Логичным продолжением этих скорбных для страны событий становится смута, завершившаяся битвой при Сэкигахара в 1600 году. В это же время в Японию на корабле «Лифде», единственном уцелевшем из целой эскадры, прибывает Уильям Адамс.

Никто не знает, когда родился Уильям Адамс. Одно известно точно: маленького Уильяма окрестили 24 сентября 1564 года, о чем была сделана запись в приходской книге города Джиллингема. Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, он оставил отчий дом и уехал в Лаймхаус – портовый город на берегу Темзы. Там он был принят в ученики к мастеру корабельных дел Николасу Диггинсу. Обучение ремеслу продолжалось долго. Но вот учеба подошло к концу. Наступивший 1588 год становится знаковым для Уильяма: его взяли шкипером на судно «Ричард Даффилд». Небольшое по водоизмещению (120 тонн), оно обслуживалось командой в 25 человек. Это было первое самостоятельное плавание двадцатичетырехлетнего, подающего большие надежды молодого человека. Превосходные рекомендации наставника, трудолюбие, целеустремленность - все это вместе взятое и стало счастливой путевкой во взрослую жизнь весьма перспективного шкипера. «Ричард Даффилд» в то время был задействован на подвозе боеприпасов и продовольствия британским кораблям, воевавшим с испанской «Великой Армадой», так что ему посчастливилось принять участие и в этом важном историческом событии.

Год спустя состоялось венчание Уильяма с девушкой по имени Мэри Хин. Таинство бракосочетания проходило в церкви Св. Данстона в Степни. Тихое семейное счастье было недолгим. Море было и оставалось для Уильяма самой большой любовью, самым главным, что было в его жизни. 1598 год стал для Адамса годом участия в рискованном деле, цель которого - добраться до берегов Дальнего Востока через Атлантический и Тихий океаны. Неизвестно, каким образом шли переговоры на предмет похода, и кто первым предложил свои услуги - сам Уильям или голландские торговцы. В результате Адамс опять стал штурманом на одном из кораблей, снаряженных в эту экспедицию. Если бы знал Адамс, какие причудливые повороты в жизни приготовила ему судьба… Решение, принятое окончательно и бесповоротно, стало точкой отсчета новой жизни, возможно, более интересной, но, увы, без родины. Уильям больше никогда не увидит Англию. Предстоящий отъезд был тяжел не только для Уильяма, но и для его молодой жены, родившей не так давно прелестную дочку, названную Деливеренс. И хотя для моряков, отправлявшихся в далекое и очень опасное путешествие, расставание с близкими всегда было делом привычным, Адамс покидал жену и дочку с тяжелым сердцем.

Отправляясь в дальний путь, к берегам Дальнего Востока, моряки были готовы к любым, самым сложным ситуациям. Обстановка была крайне сложной, потому что участники экспедиции были протестантами, а путь их лежал через порты Южных морей, где преобладали католики-испанцы. Разница в вероисповедании была основной преградой в отношениях между потенциальными компаньонами.

Одному Богу известно, что было суждено пережить морякам в этом путешествии. Берегов Японии достигло одно-единственное, чудом уцелевшее судно, носящее название «Лифде». Насколько это было тяжелое предприятие, и что пережили моряки «Лифде», говорит такой факт. Когда в апреле 1600 года, после долгого и невероятно опасного плавания «Лифде» подошел к Японии, лишь семь человек, включая Адамса, смогли самостоятельно спуститься на берег. Оставшиеся еле ходили по палубе судна, а кое-кто и этого не мог сделать. На этом несчастья команды не закончились. Через несколько дней умерли трое членов экипажа, а позже – ещё трое. На голову Адамса сыпались проклятия и оскорбления, особенно тяжко ему было в последние, самые страшные недели похода, поскольку он оказался единственным, кто хотел довести экспедицию до конца.

 

Корабли эскадры Адамса.

Сойдя на берег, моряки отправились в ближайший храм и поместили там его носовую фигуру, снятую с корабля. Многие годы спустя приходили моряки в храм к этой статуе, вымаливая у нее покровительство и защиту в их нелегком деле. Позже статую перенесли из этого храма в императорский музей в Токио «на постоянное место жительства».

Но Уильям Адамс и подумать не мог, что окажется в самом центре событий, разворачивающихся у берегов Японии. В стране в то время полыхала гражданская война. Именно тогда, когда «Лифде» входил в воды Японии, один из великих японских даймё – Токугава Иэясу прибыл с визитом вежливости в замок Осака к юному Хидэёри. Но в планах даймё было побыстрей избавиться от наследника великого Хидэёси, Иэясу не нужны были конкуренты. Им был представлен Уильям Адамс. Иэясу интересовал груз, находившийся на корабле. А поживиться там было чем: фитильные мушкеты, пушечные ядра, цепные ядра, пять тысяч фунтов пороха, а также триста пятьдесят зажигательных снарядов.

Содержимое трюмов воодушевило Иэясу. Еще бы! Столько боеприпасов, оказавшихся весьма кстати! В 1542 году в Японию морем португальцы доставили огнестрельное оружие, они же и научили японцев пользоваться им. Иэясу захватил вооружение и боеприпасы, затем рассорился со всеми членами регентского совета и «со спокойной душой» объявил войну. В ходе великого сражения при Сэкигахара Иэясу использовал пушки с корабля Уилла Адамса (хотя историки отрицают сей факт). Исход сражения решился 21 октября 1600 года.

Тогда Иэясу выиграл эту битву и стал единовластным правителем Японии. По прошествии трех лет японский император публично признал власть Иэясу и удостоил его титулом сёгуна. Обеспечив, таким образом, будущее своему сыну, Иэясу принялся за укрепление могущества Японии. Будучи проницательным и чрезвычайно умным человеком, он понимал, что развитая торговля не только укрепит экономически страну, но и позволит увеличить и личное богатство, а значит и могущество клана. Поэтому налаживание торговых и деловых отношений между странами были в приоритете у Иэясу. Ради этого он закрывал глаза на присутствие в стране миссионеров из Испании и Португалии, и даже смирился с иезуитами, не без помощи которых, кстати, европейцы и узнали о Японии и о японцах.

Франсиско Ксавье писал о японцах как об удивительной нации, обладающей качествами, которые по-хорошему должны присутствовать у каждого народа. И хотя он называл японцев язычниками, равной им нации не было, пожалуй, ни в одной стране. Ксавье отмечал в японцах добропорядочность и незлобливость. Называл их людьми чести, для которых она превыше всего, оттого и не играют они в азартные игры, считая это бесчестным. Пребывающие в большинстве своем в бедности, они не стесняются ее, и к простолюдинам и дворянам относятся с одинаковым почтением, чего нет у христиан.

Разумеется, католики из Португалии не желали видеть рядом с собой конкурентов ни среди голландцев, ни среди англичан. Иезуиты, по свидетельствам Адамса, сделали все, чтобы выставить команду «Лифде» как пиратскую, а, следовательно, весьма ненадежную, более того, опасную. Якобы, эта команда прибыла в Японию не торговать, а грабить и убивать. Прознав о солидном арсенале, находившемся в трюмах «Лифде», иезуиты с утроенной силой стали клеветать на команду судна, аргументируя тем, что судно, которое прибывает в порт с мирными целями, не будет держать на борту столько оружия. А посему, это не безобидные торговцы, а (о, ужас!) настоящие пираты.

Токугава Иэясу был человеком, имеющим свое собственное суждение. Не поддавшись на уговоры уничтожить иноземцев, он решает прежде узнать, что из себя представляют эти пришлые люди, так не похожие на португальцев, и какой опасности от них ждать. С этой целью он отдает приказ доставить к нему капитана корабля. Голландец Якоб Квакернак, капитан «Лифде», был ещё слишком слаб после долгого и чрезвычайно трудного плавания. А потому для аудиенции у Иэясу не подходил. Адамс же оказался одним из немногих членов команды, кто довольно сносно себя чувствовал до конца путешествия, он то и был отправлен на берег к сёгуну. А самым главным критерием, решившим судьбу Адамса, было его превосходное знание португальского языка, выбранного языком для общения между японцами и европейцами.

Подчиняясь воле команды, Адамс сошел на берег. А «Лифде» вместе с оставшимися членами корабельной команды на время отсутствия капитана был отправлен в порт Осака. Таков был приказ Иэясу. В начале своей речи Адамс представился и пояснил, что он англичанин. Затем немного рассказал о своей родине - Англии, где эта страна находится, о желании британцев завести торговые связи с Дальним Востоком. При этом он подчеркнул, что такие торговые отношения были бы чрезвычайно полезными и выгодными для обеих сторон.

Выслушав с большим вниманием пылкую речь Адамса, Иэясу понял суть беседы, но в глубине души он все еще сомневался в правдивости слов. Смутное чувство, что торговля – не главная цель прибытия в Японию, не покидало Иэясу. Возможно, что подозрения японцев небезосновательны. Ведь сам факт наличия оружия на борту судна ставил под сомнение самые убедительные доводы Адамса. Потому Иэясу задал вопрос Адамсу на предмет участия Англии в войнах. Британец ответил незамедлительно:

– Да, Англия воюет, но не со всеми странами, а только с испанцами и португальцами. С остальными народами англичане живут в мире.

Иэясу удовлетворил этот ответ, и разговор плавно перешел в иную плоскость. Темы вопросов были весьма разнообразны, порой очень сильно отличаясь по тематике один от другого: это касалось и вероисповедания, и маршрута путешествия корабля из Англии в Японию. Заблаговременно захватив с собой карты и лоции, Адамс показал маршрут судна от берегов Голландии через Атлантический океан, Магелланов пролив и Тихий океан в Японию. Сёгун, мало что смысливший в географии, нашел этот рассказ чрезвычайно интересным и содержательным. В таком русле беседа продолжалась до полуночи.

Оставался еще один вопрос, так мучающий Иэясу, и на который хотелось получить правдивый и исчерпывающий ответ: наличие товара на судне и его предназначение. Предусмотрительный Адамс честно зачитал весь список товаров. И уже в конце продолжительной беседы Адамс осмелился попросить высочайшего разрешения вести торговлю с японцами, как это делали испанцы и португальцы. Ответ Сёгуна был подозрительно быстр и непонятен. А дальше Адамса, ничего не объяснив, вывели от Иэясу и посадили в тюремную камеру, где он и остался, ожидая решения своей судьбы и судьбы своих товарищей.

Благоприятное впечатление, произведенное на Иэясу, сыграло свою положительную роль. Картину портил только факт наличия на борту судна арсенала. Прошло два дня, и Адамс снова был вызван на беседу. Разговор был долгим и обстоятельным. Тема была одна: военные действия, в которых принимала участие Британия, а также причины вражды Британии с Португалией и Испанией. Получив исчерпывающие ответы на свои вопросы, сёгун завершил беседу и приказал отвести арестанта в камеру.
Памятник Уиллу Адамсу в японском городе Ито.

И хотя условия содержания Адамса в камере стали мягче, пребывание в неведении было невыносимым. Полтора месяца прошли при полном отсутствии информации. Адамс не знал, что происходит на воле: что замыслили иезуиты, и чью сторону примет Иэясу. Каждый день проходил в ожидании смертного приговора. Но бóльший страх внушали пытки, которым в Японии подвергаются приговоренные к смертной казни.

К счастью для Адамса шестинедельный срок пребывания в камере закончился, и его вновь вызвали на допрос. Во время последней беседы Адамс сумел развеять последние сомнения сёгуна, после чего Уильяма отпустили с миром на корабль.

Увидев Адамса живым и здоровым, ликованию команды не было предела. Многие плакали, потому как уже и не надеялись увидеть живого Уильяма. Адамс был потрясен таким проявлением чувств. По рассказам друзей, им стало известно о том, что Адамс будто бы убит по приказу Иэясу, и никто не надеялся увидеть его в живых.

После бурной встречи с командой и пересказом всех новостей Адамс узнает, что личные вещи, оставленные на корабле, непонятным образом исчезли. В числе пропавших вещей, помимо одежды, были особо ценные: морские инструменты и книги. Из карт сохранились только те, которые Уильям взял с собой к Иэясу, да одежда, что была на нем. Пропали вещи у всех членов команды. Команда «Лифде» была вынуждена обратиться с жалобой к Иэясу, и тот распорядился немедленно вернуть морякам украденное. Увы, страшась неминуемого наказания, любители легкой наживы еще дальше припрятали награбленное, и пострадавшие от мародерства получили лишь малую часть от пропавшего. Компенсация в денежном эквиваленте составила 50 тысяч испанских дублонов на всех. Однако почти все они ушли на покрытие долга по питанию и жилью. Пока Адамс был в тюрьме, команда выживала, как могла. Сердобольные японцы давали еду и кров в долг.
Дом в Хирадо, в котором умер Уилл Адамс.

В скором времени японцы официально объявили, что никто из членов команды не имеет права покидать их страну. Голландцы начали бунтовать, а трое или четверо самых решительных выдвинули требования, чтобы все оставшиеся деньги разделили равными частями между членами команды. И хотя Адамс и капитан Якоб Квакернак сопротивлялись этому требованию, все же пришлось пойти на уступку, поскольку они оказались в меньшинстве. Сказано – сделано. Оставшиеся дублоны поделили между моряками, после чего они, попрощавшись друг с другом, разошлись по стране. Примечательно, что с той поры ни о ком из них, кроме Адамса, Квакернака и еще одного моряка, ничего не известно.

(Продолжение следует) Автор: Светлана Денисова.  https://topwar.ru/93555-andzin-miura-samuray-anglichanin-chast-pervaya.html                                                                                                                                                                           Андзин-Миура – самурай-англичанин (часть 2)
Твой жребий - Бремя Белых!
Его уронить не смей!
Не смей болтовней о свободе
Скрыть слабость своих плечей!
Усталость не отговорка,
Ведь туземный народ
По сделанному тобою
Богов твоих познаёт.
(«Бремя белых», Р.Киплинг. Перевод В. Топорова)

Стараясь хоть как-то помочь морякам, Иэясу приказал определить каждому из них небольшую годовую пенсию, а, кроме того, гарантировался ежедневный рисовый паек в два фунта.

Адамсу судьба благоволила, он был приближен к Иэясу: сёгун дорожил им как весьма интересным и умным собеседником, и нередко их беседы продолжались очень долго. Кроме того, Иэясу имел определенные планы на Адамса.
Андзин-Миура – самурай-англичанин (часть 2)
Уиллу Адамсу или Джону Блэксорну пришлось многому научиться в Японии, где люди даже сидели иначе, чем в Европе.

Как-то в беседе Иэясу пожелал, чтобы Адамс выстроил ему корабль по английскому образцу, сославшись на рассказы англичанина о своей юности и о его учебе у корабельных дел мастера. Адамс сопротивлялся, как мог, отрицая свои способности к плотницкому делу, объясняя, что он всего лишь штурман.

Но Иэясу был непреклонен, и возвращался к этой теме при всяком удобном случае. Адамса он заверил, что в случае неудачи тот не понесет никакой ответственности, и доброе имя его из-за этого не пострадает.

Согласившись, Адамс приступает к работе. Японские мастера, приглашенные на подмогу, были чрезвычайно прилежны. Работа закипела, и некоторое время спустя на воду был спущен корабль водоизмещением восемьдесят тонн. За образец Адамс взял родной «Лифде». Работа была сделана с блеском, и сёгун был весьма доволен плодами труда кораблестроителей. Адамс приобретал все больше и больше доверия со стороны Иэясу, сёгун делился с ним своими планами и секретами, спрашивал совета. Скоро британец приобрел статус не только друга великого правителя, но и его советника.

А еще талантливому штурману пришлось выступать в роли учителя математики: Иэясу увлекся математической наукой и хотел расширить свои познания. Кроме того, Адамса назначили личным переводчиком сёгуна, потеснив, таким образом, иезуита Родригеса Цудзу, прежнего переводчика Иэясу.
Уилла удивляло буквально все: и одежда японцев, и их потрясающая церемонность.

Адамс работал не покладая рук, успевая везде, и награда великого правителя не заставила себя ждать. Иэясу был необыкновенно щедр: Адамс стал одним из вассалов сёгуна, получив в Хэми, поблизости от Йокосука, на юго-востоке острова Хонсю, большое имение с прислугой в 80–90 человек.

Адамс твердо стоял на ногах, все, что нужно было для стабильной, спокойной жизни, у него имелось. Не было только возможности вернуться на родину. Уильям решает жениться. Адамс выбрал в жены дочь Магомэ Кагэю – чиновника, начальника почтовой станции на одной из основных дорог Японии. Магомэ Кагэю, хоть и занимал ответственную должность, не относился к японской знати. Оттого никто не мог заподозрить Адамса в корысти. Уильям Адамс женился на дочери Магомэ Кагэю исключительно по любви. Миссис Адамс стала добропорядочной хозяйкой, нежной и любящей женой и заботливой матерью. Вскоре Адамс стал отцом прелестного сына Джозефа и дочки Сюзанны. Брак их считался весьма удачным. При всем этом, у Адамса был ещё один ребенок, внебрачный. Но японское общество такое положение дел не осуждало, более того, считалось в порядке вещей иметь незаконнорожденных детей. Женщина эта проживала в Хирадо, в небольшом городке на западном побережье острова Кюсю.

Получив от Иэясу большое поместье, Адамс приобрел статус крупного землевладельца. Но перспектива прожить всю жизнь в селе совсем не радовала Уильяма. Торговля была ему гораздо ближе, по этой причине он приобрел себе дом в Нихомбаси, одном из районов Эдо.

Шло время, и англичанин Адамс приобрел такой вес в обществе, что иезуиты забеспокоились, смогут ли они вынудить этого британца оставить Японию. Адамсу было предложено содействие в таком непростом деле, но он отказался от предложения, объясняя тем, что император найдет массу причин, по которым он не разрешит покинуть страну.

Но ностальгия все чаще и чаще приводила Адамса в скверное расположение духа, и тоска по родине, первой жене и ребенку, близким, друзьям становилось непереносимой. В 1605 году, будучи не в силах бороться более с тоской по дому, он обращается к Иэясу с нижайшей просьбой позволить ему оставить Японию, но сёгун был неумолим. Он был решительно против отъезда Уильяма Адамса.

Единственным, на что пошел Иэясу, было дозволение Якобу Квакернаку и Мельхиор Ван Сантворту на отъезд из Японии с целью найти своих соотечественников и установить с ними связь. Иэясу передавал с ними письмо к голландцам с приглашением торговать в Японии, а, кроме этого, письма Адамса к жене и друзьям в Англию.

Поездка прошла более чем успешно, письма Адамса и Иэясу были доставлены по адресам, а в Японию в скором времени прибыли два голландских торговых корабля. Адамс сопровождал голландскую делегацию, и только благодаря такому тесному сотрудничеству голландцы получили от Иэясу добро на торговлю во всех портах, и даже в отдаленных от моря городах. Адамс и здесь оказался на высоте, показав лишний раз свои организаторские способности в переговорах с Иэясу: было получено разрешение от сёгуна на организацию постоянно действующего торгового порта в Хирадо.

Гостеприимство Уильяма было безграничным. На время переговоров он пригласил голландцев в свой дом, чтобы им было где отдохнуть и собраться с силами для успешного ведения переговоров. Отложив все свои дела на потом, Адамс все время проводил исключительно с гостями. Те высоко оценили любезность англичанина, заботу, содействие в деловых переговорах. В благодарность они презентовали ему несколько рулонов превосходной ткани. С тех пор и завязалась крепкая дружба между Адамсом и голландскими купцами, продолжавшаяся до самой его смерти.

Следует заметить, что по прошествии многих лет, когда началось соперничество между Британией и Голландией за первенство на морях Дальнего Востока, и несколько английских кораблей попали в плен к голландцам, Адамс остался верен той дружбе. Захваченные английские суда голландцы пришвартовали в порту Хирадо, а плененные команды, видимо, сильно рассчитывали на помощь Адамса. В помощи им было отказано, что вызвало бурю негодования у англичан.

К слову, руководство Ост-Индской компании, находящейся под патронажем Голландии, весьма дорожило связями с Адамсом, и любая его просьба исполнялась мгновенно, несмотря на то, что компания находилась далеко от Японии, и ее руководство личных связей с ним не имело, и отношения их были исключительно деловыми. Услуги Адамса компании были поистине бесценными, и это стало причиной того, что голландцы старались насколько возможно долго держать в секрете от него тот факт, что британцы тоже начали торговлю в Ост-Индии. Голландцам было невыгодно раскрывать свою информацию о супервыгодном японском рынке, и делали все, чтобы сведения о нем не дошли до ушлых англичан. Под запрет попала вся переписка из Японии в Европу и обратно. Судовым командам под страхом наказания было запрещено передавать корреспонденцию. Доверчивый Адамс и помыслить не мог, что письма, которые отправлялись с оказией через голландских партнеров, подлежали немедленному уничтожению чиновниками компании, опять же из соображений недопущения конкурентов.
Тода Марико (Ёко Симада). В фильме «Сёгун» именно любовь к Марико помогает Блэксорну постичь Японию. Но и в реальной жизни он нашел себе спутницу жизни – японку и имел от нее детей. К своей жене-англичанке он так никогда и не вернулся…

В то же время путь в Японию был проложен и испанцами. Адамс докладывает Иэясу, что цель испанцев отнюдь не в установлении торговых связей. А планы их заключались в следующем: в страны, которые в будущем планирует захватить Испания, для начала отправляют монахов-францисканцев и иезуитов с задачей обратить в католичество как можно больше людей. Если задание выполнено успешно, король Испании посылает туда армию, а новоиспеченные католики оказывают им всяческую поддержку.

По рассказам Адамса, таким образом испанцы смогли отвоевать себе громадные территории в Европе, Америке и Азии. Голландцы и англичане были крайне недовольны методами испанцев по захвату территорий, потому они решили объединиться и бороться вместе против захватчиков. Уильяму Адамсу не понравилось сомнительное предложение испанцев относительно проведения картографии береговой линии Японии, о чем и было доложено сёгуну. Адамс называл безумием затею с разрешением испанцам делать картографию, поскольку это подвергает опасности всю страну, сделает открытыми границы Японии и позволит испанцам спокойно провести высадку армии на берег.

Благодаря бдительности и превосходным аналитическим способностям Адамса, испанская армия потерпела фиаско и в октябре 1613 года вынуждена была отчалить от берегов Японии. Перед тем, как отправиться в дальний путь, испанцы свалили на голову Адамса кучу обвинений в том, что именно он стал причиной всех их неудач, и, кроме того, настроил сёгуна против их религиозной деятельности в Японии, что помешало им склонить Иэясу на свою сторону.

Впоследствии португальские и испанские историографы с негодованием писали, что Адамс выставил в глазах сёгуна папу римского и испанского короля как двух самых опасных преступников из всех, которых можно только себе представить, навесив на бывшего штурмана ярлык «ужаснейшего из еретиков». Эту оценку он получил за категорическое неприятие католической веры.

В 1614 году в местечке Урага случилось одно небольшое происшествие с неким молодым францисканским монахом, имевшим нахальство взять верх над строптивым еретиком. Этот монах в своей очередной религиозной беседе с Адамсом уверял того в том, что искренняя вера способна на чудо. Адамс расхохотался в лицо монаху. Оскорбленный священник неосторожно дал обещание, что он на деле докажет правдивость своих слов. Адамса раззадорил ответ служителя культа, и он поинтересовался, каким же образом тот собирается это делать. На что монах ответил, что пройдет по морю, аки посуху. Адамс с иронией отнесся к словам монаха, развеселившись, он уточнил число и место действа, на котором он хотел бы поприсутствовать в качестве зрителя. Монаху, пообещавшему незабываемое зрелище, отступать было уже некуда, а потому было назначено конкретное время для совершения чуда. Новость эта вихрем разнеслась по округе, и к назначенному времени на берегу моря стояла толпа зевак, жаждущих необыкновенного представления.

Монах оказался человеком слова: не побоявшись собравшейся толпы простолюдинов и не отступая от своих убеждений, он вышел на берег моря с внушительного размера деревянным крестом. С большим почтением приложившись к кресту, он вошел в море под пытливыми взглядами зрителей. К большому сожалению священника и горькому разочарованию толпы, чуда не состоялось – монах немедленно пошел ко дну. Монах точно утонул бы, если бы не подоспел на помощь друг Адамса Мельхиор Ван Сантворт. Прыгнув в лодку и яростно работая веслами, он подплыл к тонущему монаху и вытащил его из воды. Наступило утро следующего дня. Адамс решил проведать невезучего монаха да узнать в каком состоянии находится тот после купания. Прием оказался более чем прохладным. Монах продолжал настаивать на своем, утверждая, что чудеса все-таки существуют, если искренне верить в Бога. А на морском берегу чуда не произошло исключительно по вине неверующего Адамса.

Такой религиозный фанатизм, доходящий до абсурда, приводил в смятение Иэясу, исповедовавшего традиционную японскую религию. Так же думали и его приближенные, считавшие, что только их религия сможет удержать общество и политиков страны в определенных рамках порядка и стабильности. А новая религия только подорвет власть сёгуната. Ну, а еще Иэясу помнил о том, что ему рассказывал Адамс о коварстве испанского короля, который с помощью иезуитов и францисканских монахов захватывал чужие страны. И как бы ни был уверен сёгун в непоколебимости своей страны, страх перед будущим, где слишком активно начнут действовать испанцы и португальцы, завладел им. Иэясу решил положить конец произволу католиков.
Гибкий, словно лиана, Восток и твердый, словно дуб, Запад: Марико и Блэксорн.

В 1614 году Токугава Иэясу подписывает приказ, гласивший, что все без исключения миссионеры должны покинуть Японию, а церкви подлежат закрытию. Смертная казнь грозила тем японцам, которые посмеют ослушаться своего императора и продолжат исповедовать христианство. Единственное, что дозволялось, это постепенное выполнение приказа, растянувшееся на значительный срок. Ларчик открывался просто: сёгун опасался, что это насторожит испанских коммерсантов, и они откажутся торговать в Японии. События серьезней стали развиваться гораздо позже…

Тем временем глава Ост-Индской компании, прознав, что в Японии проживает Уилл Адамс, снарядил туда британский корабль, командиром которого назначили капитана Сэриса. Инструкция, выданная Сэрису на время пребывания оного в Японии, была подробно расписана и содержала пошаговый ход действий капитана. Ему надлежало, прибыв в Японию, найти тихую и безопасную бухту, в которой можно было бы спокойно торговать. Для продажи предлагались ткани, свинец, железо и много чего еще, что производилось в Англии. От Сэриса требовалось провести анализ спроса на товары, их продаваемость. Кроме того, капитан обязан был встретиться, переговорить и при необходимости спросить совета у представителей других факторий.

С Уильямом Адамсом встреча была обязательна, поскольку это был единственный в Японии англичанин, который служил императору и имел неограниченные возможности. Кроме того, капитан обязан узнать у Адамса, как можно передать письма английского короля, которые были вручены Адамсу перед отплытием. А также, какие презенты и кому нужно преподнести, кто будет их дарить и вообще, как должно происходить это действо… В случае, если Уильям Адамс, прекрасно знакомый с жизненным укладом населения, гарантирует успех в столь важном деле и поручится за безопасность со стороны монаршей власти, а товары Компании будут хорошо распродаваться и дадут немалую прибыль, то с разрешения Ричарда Кокса и остальных представителей Компании, пребывающих там же на судне, разрешалось сформировать в Японии факторию, направив для этого толковых представителей Компании для открытия предприятия, а, кроме этого, ввезти нужное количество товаров для развития торговли и функционирования фактории. А самое главное, если Уильям Адамс перед отплытием судна из Японии пожелает отправиться на родину, с тем, чтобы проведать свою семью, капитан обязан был предоставить ему самую лучшую каюту, снабдив при этом всем, что только пожелает многоуважаемый пассажир.

Отчалив от британских берегов 18 апреля 1611 года, капитан Сэрис 24 октября этого же года пришвартовался в Ост-Индии, в Бантаме. В порту произвели погрузку пряностей и других товаров в трюмы «Гектора» и «Томаса», кораблей, приписанных к портам Англии. Следуя инструкции, капитан откомандировал их обратно в Британию, а сам на «Клоуве» 15 января 1613 года вышел из порта Бантам и прямым ходом пошел в Японию. 12 июня того же года судно пришвартовалось в Хирадо. Лишь теперь мечта Адамса превратилась в реальность. Наконец-то англичане, наравне с остальными коммерсантами Западной Европы, получили возможность в Японии наладить торговые связи и начать торговать. И это была заслуга Адамса.

Весть о прибытии британского судна дошла до Уильяма не сразу. И только некоторое время спустя он получил возможность подняться на борт судна. Адамс был встречен на судне с почестями, которые полагались высокопоставленным особам: пушечные залпы, торжественное построение команды – все это было в честь высокого гостя. Капитан Сэрис и британские торговцы с нетерпением ожидали встречи со своим земляком. Уильям пережил немало волнительных минут, когда наконец-то услышал родной язык. После церемонии знакомства Адамса с корабельной командой, серии приветственных речей и поздравлений с прибытием, капитан Сэрис просит пройти Адамса и торговцев в дом, арендованный у японцев на время пребывания в стране британской делегации. Стоя у парадного входа, англичане услышали еще один торжественный залп из девяти орудий. Это стреляли еще раз корабельные пушки «Клоува». Таким вот образом капитан Сэрис еще раз показал свое почтение Адамсу, а также и всем жителям Хирадо, которые с любопытством взирали на торжественное шествие группы англичан. Капитан вошел в жилище британцев с чувством выполненного долга – было исполнено все, и даже больше того, что полагалось по протоколу высоким гостям. Адамс тоже был весьма доволен оказанными гостями почестями.

Как впоследствии оказалось, радость от встречи была непродолжительна. Позже Сэрис сделал запись у себя в дневнике. Капитан сетовал, что Адамс и во время беседы, и после нее держал себя как «настоящий японец», а Уильяма оскорбила надменность и спесивость его соотечественников.

А высшие чиновники Ост-Индской компании, желая подчеркнуть всю важность и значимость их миссии, доверяют Сэрису вручить письму сёгуну, написанное собственноручно королем Англии Яковом I.

Ответ сёгуна королю Якову I был написан в поэтическом, затейливом восточном стиле и гласил следующее: «Минамото-но Иэясу из Японии отвечает Его Чести Правителю Игаратэйра (Англии) через морского посланника, проделавшего изнурительный и долгий путь. Мы впервые получили от Вас письмо, из которого узнали, что правительство Вашей почтенной страны, как это явствует из письма, следует истинному пути. Я лично получил многочисленные подарки от Вашей страны, за что чрезвычайно признателен. Я последую Вашим советам относительно развития дружественных отношений и налаживания взаимных торговых контактов между нашими странами. Несмотря на то, что нас разделяют десять тысяч лиг туч и волн, наши страны, как оказалось, близки друг к другу. Я посылаю Вам скромные образцы того, что может производиться в нашей стране. Все перечислено в сопроводительном листе. Выражаю свое почтение. Берегите себя: все в этом мире изменчиво».

К слову сказать, его Величество британский король Яков I, со свойственной всем шотландцам недоверчивостью, не поверил тому, что написано в письме из Японии. Да еще, в придачу к этому, он откровенно возмутился содержанием написанного, назвав его от начала до конца лживым, и большей бесцеремонности он еще не видывал на своем веку.
Актер Тосиро Мифунэ сыграл в кинофильме «Сёгун» даймё Ёси Торанага. Прототипом его стал Иэясу Токугава.

Что касается отношений Сэриса и Адамса, то они так и остались формальными, не сумевшими перерасти в дружеские. Капитану были неинтересны советы Адамса, выслушивать их Сэрис считал ниже своего достоинства, что в свою очередь сильно оскорбляло и приводило в негодование Адамса. Да и 100 фунтов стерлингов, которые удалось получить с капитана Сэриса, казались жалкой мелочью, потому что оценивал он свои услуги гораздо дороже. Ситуация накалилась до предела. Когда Иэясу после долгих и настойчивых просьб, наконец, позволил Адамсу возвратиться на родину, в Британию, тот отказался. В письме родным, написанным и отправленным в 1614 году тем же кораблем, объяснил, что не хочет возвращаться на родину по одной веской причине: обидные и несправедливые слова, звучавшие в его адрес, были непривычны и крайне оскорбительны.

На самом деле, кроме настоящих и надуманных обид на капитана Сэриса, было, пожалуй, самое существенное обстоятельство, которое не позволяло ему вернуться в Англию – жена-японка и дети, которых он искренне и нежно любил. Это и было той главной причиной, которая держала его в Японии.

Контракт с английской Ост-Индской компанией был подписан, и новым работодателям Адамс отправил письмо. В нем он заверял, что будет трудиться честно и добросовестно, не покладая рук, обещая не посрамить доброе имя компании. Адамс гарантировал, что пока он живет в стране, которая дала ему всё, товары и вообще все имущество Ост-Индской компании останутся в целости и невредимости, более того, за ними будет надзор, как за домом и товарами руководителя Ост-Индской Компании, сэра Томаса Смита, а все планы Компанией будут реализованы, поскольку сёгун дал обещание Адамсу оказывать всяческую поддержку.

Типичная сюнга, причем далеко не самая откровенная. Одна из тех, что так шокировали британскую общественность.

Капитан Сэрис, наоборот, любыми способами принижал и всячески клеветал на Адамса, но по возвращении в Англию выяснилось, что он и сам не святой. Оказалось, что Сэрис бессовестным образом, обойдя весьма жесткие указания, приобрел на свои деньги изрядное количество товаров, намереваясь все это выгодно сбыть в Британии. В процессе обыска, который провели тщательнейшим образом в личной каюте Сэриса, нашли неимоверное количество книг порнографического содержания и картины сюнга, также приобретенные в Японии. Дирекция Ост-Индской компании была настолько потрясена содержимым каюты, что на заседании, проходившем в особом режиме, потребовала «изъять у Сэриса всю грязную литературу» и сжечь ее немедленно и прилюдно!

(Продолжение следует) Автор: Вячеслав Шпаковский  https://topwar.ru/94216-andzin-miura-samuray-anglichanin-chast-2.html

Картина дня

наверх