На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Был ли Сталин юдофобом

Был ли Сталин юдофобом

Ничего существенного дать народу, предназначенному на беспрерывное заклание, Сталин не мог : ни земли, ни жилища, ни еды, ни одежды, ни предметов быта, ни тем паче свободы, да и кому она нужна? Но он мог дать нечто большее, довлеющее в самой глубинной сути русского народа.

Такое желанное и сладостное, что с ним и водка становится крепче, и хлеб вкуснее, и душа горячее, — антисемитизм.

Юрий Нагибин.

Был ли Сталин юдофобом?

(По материалам русскоязычной сети Интернет)

В толкование вопроса вовлечены множество людей: политиков, дипломатов, историков, журналистов. И пусть простят меня авторы, результатами исследований которых я воспользовался, лишь изредка высказывая свои собственные соображения. Я не являюсь первооткрывателем. Это скорее анализ многочисленных публикаций, в том числе воспоминаний сослуживцев Сталина, очевидцев и современников. Не более того.

Был ли Сталин юдофобом? Вопрос риторический. Монстр, ненавидящий всё человечество, не мог относиться иначе к какой-то его части, столь ранимой и нелюбимой другими. Яркое свидетельство тому -последние годы жизни тирана. По его повелению зверски уничтожены великий артист Михоэлс, члены Еврейского антифашистского комитета, преследовались так называемые »космополиты», было организовано фиктивное »дело врачей», планировались показательные казни в центре Москвы и массовая высылка евреев в Сибирь и Дальний Восток.

Широко известно высказывание Сталина : »Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма. .. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть последвательными и заклятыми врагами антисемитизма… В СССР строжайше преследуется антисемитизм, как явление глубоко враждебное советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью» ( 1* ). Каннибал обличает каннибализм! Вышеприведенное – типичный образчик коммунистической фразеологии, показатель изуверства и двуличия системы, когда дела и слова не соответствуют друг другу. Государственный антисемитизм возник в СССР в конце 30-х годов, когда в стране воцарился террор, а политическая власть в государстве сосредоточилась в руках Сталина, человека жестокого и мнительного, готового подозревать в заговоре против собственной персоны кого угодно, в том числе и евреев. Писатель и политолог Жорес Медведев считает, что: »Ни антисемитом, ни тем более юдофобом Сталин не был. Юдофобия — болезненная ненависть к любому представителю еврейской нации. Так, в своих речах Гитлер и его ближайшие соратники что-нибудь да говорили по «еврейскому вопросу». Удержаться от этого они просто физически не могли. У Сталина этого не было. Нет ни одного высказывания ни в официальных его выступлениях, ни в архивных документах, которое можно было бы процитировать как антисемитское. В семье у него было много проблем с мужьями и женами его близких родственников, которые были в браке с евреями. Но он всегда рассматривал конкретно саму проблему без привязки ее к национальности. Например, у дочери Светланы первый поклонник был известный кинорежиссер Алексей Каплер. Как человек Каплер Сталину, несомненно, нравился. Он был одним из создателей фильмов «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году», где Сталин был изображен вторым после Ленина деятелем партии… Но как отец Сталин категорически не хотел, чтобы у его дочери были близкие отношения с этим человеком. Сорокалетний Каплер был женат, у него было много любовниц, и, прежде чем отправить его «в места не столь отдаленные», его через работников госбезопасности не раз предупреждали, чтобы он перестал кружить голову 16-летней девушке. Каплер дружеских советов вести себя порядочно не послушал, за что и был отправлен в ссылку в Воркуту на 5 лет. Затем Светлана вышла замуж за Григория Морозова, тоже еврея. Они прожили вместе всего 3 года, у них родился сын. Сталин своего зятя за эти годы ни разу увидеть не пожелал, но на судьбе Морозова это никак не отразилось, он даже закончил престижный МГИМО и сделал хорошую карьеру» (2*). Но так ли это? По мнению многих, антисемитизм Сталина связан с еврейским происхождением ненавистных политических соперников. Лев Троцкий в статье »Термидор и антисемитизм » писал: »Дело зашло так далеко, что Сталин оказался вынужден выступить с печатным заявлением, которое гласило: “Мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры и пр.”. Для всякого политически мыслящего человека было совершенно ясно, что это сознательно двусмысленное заявление, направленное против “эксцессов” антисемитизма, в то же время совершенно преднамеренно питало его. “Не забывайте, что вожди оппозиции — евреи”, таков был смысл заявления Сталина… После перехода Зиновьева и Каменева в оппозицию положение резко изменилось к худшему. Теперь открылась полная возможность говорить рабочим, что во главе оппозиции стоят три “недовольных еврейских интеллигента”. По директиве Сталина Угланов в Москве и Киров в Ленинграде проводили эту линию систематически и почти совершенно открыто. Чтоб легче демонстрировать перед рабочими различие между “старым” курсом и “новым”, евреи, хотя бы и беззаветно преданные генеральной линии, снимались с ответственных постов. Не только в деревне, но даже на московских заводах травля оппозиции уже в 1926 году принимала нередко совершенно явный антисемитский характер. Многие агитаторы прямо говорили, что бунтуют жиды» (3*). Несколько иначе высказался по этому вопросу Судоплатов П.А. (1907-1996), oдин из руководителей разведывательно-диверсионной службы НКВД во времена сталинизма и организатор убийства Троцкого: » Нередко можно услышать, что в борьбе Сталина с Троцким имели место антисемитские мотивы. Однако это не совсем так. Шла борьба за власть, было личное соперничество, а уж потом ко всему этому добавлялись антисемитские нюансы, если они действительно имели место. По крайней мере, в 30-е годы не могло быть и речи о каких-либо антисемитских установках или настроениях в работе советского разведывательного аппарата» (4*). Антисемитизм Сталина проявился как его реакция на участие евреев в общественной жизни, их роли в политических борьбе в дореволюционный России. Важной вехой сталинского антисемитизма были массовые репрессии , жертвами которых стали десятки тысяч евреев, принадлежавших к различным антисталинским оппозиционным группировкам. Среди обвиняемых на различных политических процессах было немалое число евреев. Так, на процессе «параллельного антисоветского троцкистского центра» — около половины, а на процессе «троцкистско-зиновьевского блока» две трети подсудимых были евреями. В начале 1948 года тогдашний видный деятель компартии Югославии Милован Джилас имел беседу со Сталиным. В ходе беседы зашла речь о евреях и антисемитизме. Джилас пишет, что слова Сталина по этому вопросу он «понял как выражение его антисемитизма». В ответ на замечание Джиласа, что в Центральном комитете компартии Югославии есть евреи, в том числе такой крупнейший ее теоретик, как Моше Пьеде, Сталин прервал его и со смехом сказал, что »у нас в ЦК евреев нет»(5*).Впрочем, тут Иосиф Виссарионович, наверное, солгал, не моргнув, хотя и был близок к истине. К этому всё шло. Сторонники русской национальной идеи (они же – антисемиты, так как в специфических российских условиях одно без другого не существует) утверждают, что власть в России при Ленине захватили нерусские космополитические силы, которые ненавидели страну и народ; они считают Сталина благодетелем России, одним из величайших политических деятелей страны, русскость которого несомненна, а не человеком, свершившим невиданные в истории человечества преступления против собственного народа; они убеждены, что при Сталине партийно-государственный аппарат перестал быть еврейским или проеврейским, что являлось отнюдь не проявлением сталинского антисемитизма, а необходимостью спасения русского народа. Ой ли… Жить стало лучше, жизнь стала веселее! Зараза антисемитизма широко распространена и в среде тех, кто всерьез причисляет себя к коммунистам. Значительное число нынешних коммунистов находится под влиянием коричневой патриотической прессы. Они видят причину поражения социализма в мифическом «еврейском заговоре» и склонны считать врагом не правительство, а лишь его отдельных представителей с характерными фамилиями. Позорное явление антисемитизма продолжает оставаться одной из самых опасных болезней российской жизни и в настоящее время ( 6*).

Вспомним слова дочери Сталина Светланы Аллилуевой как свидетельство из первых рук: »В Советском Союзе лишь в первое десятилетие после революции антисемитизм был забыт… Но с высылкой Троцкого, с уничтожением в годы «чисток» старых партийцев, многие из которых были евреями, антисемитизм возродился «на новой основе», прежде всего в партии. Отец во многом не только поддерживал его, но и насаждал сам. В Советской России, где антисемитизм имел давние корни в мещанстве и бюрократии, он распространялся вширь и вглубь с быстротой чумы… Стала очевидной огромная роль, которую играл Троцкий в партии и в революции; а так как я хорошо знала характер отца, мне стал, наконец, ясен источник его антисемитизма. Безусловно, он был вызван долголетней борьбой с Троцким и его сторонниками, и превратился постепенно из политической ненависти в расовое чувство ко всем евреям без исключения» (7*). Появление у юной Светланы возлюбленного Алексея Каплера (по ёё словам) было встречено отцом неодобрительно: »Это тебе сионисты подкинули. Уж не могла себе русского найти! То, что Каплер еврей, раздражало его, кажется, больше всего.» Узнав о намерении выйти замуж за Григория Морозова, Сталин предупредил дочь, что её муж никогда не переступит порога его дома. »Он был еврей, и это не устраивало моего отца.» Об этом более подробно можно прочитать в посмертно изданных воспоминаниях непотопляемого члена политбюро, хорошо информированного Анастаса Микояна:Bottom of Form»Когда Светлана вышла замуж за студента Морозова, еврея по национальности, к этому времени у Сталина антиеврейские чувства приняли острую форму. Он арестовал отца Морозова, сказав нам, что это американский шпион, выполнявший задания проникнуть через женитьбу сына в доверие к Сталину с целью передовать все сведения американцам. Затем он поставил условие дочери: если она не разойдётся с Морозовым, того арестуют. Светлана подчинилась, и они разошлись» (8*). То же самое подтверждает и Никита Хрущёв: »Некоторое время Сталин его (Морозова – А.З) терпел. Потом разгорелся приступ антисемитизма, и Светлана была вынуждена развестись». Дочь Сталина пишет, что отец часто ругался с матерью, когда та защищала кого-либо из гонимых евреев. Сталин, утверждает С.Аллилуева, не раз говорил, что история партии – это история борьбы с евреями. Выдавая свои, не афишируемые, чувства, он даже принципиальную конфронтацию окрашивал в национальные тона, видя в своих противниках не просто врагов, но врагов-евреев. Для Сталина было величайшим унижением, что большинство его политических оппонентов были выше по части образования, эрудиции, знаний и культуры. Сталин знал, что эти евреи умнее его и что они тоже знают об этом. Всесильное божество не могло им этого простить. И они были наказаны, поплатившись жизнью. Большевики – евреи совершили переворот, они сделали своё дело. В них больше не было необходимости. Они мешали «верному ленинцу» считать себя Богом. И они должны были уйти. В этом смысле Сталин опередил Гитлера. Фюрер как-то ответил венгерскому адмиралу Хорти на его вопрос о том, что ему делать с евреями: »Можно прекрасно обойтись и без евреев. Зачем щадить бестий, которые несут нам большевизм?», а в июле 1942 года за ужином в ставке Верховного главнокомандования под Винницей он сказал, что ‘‘Сталин в беседе с Риббентропом не скрывал, что ждет лишь того момента, когда в СССР будет достаточно специалистов, чтобы полностью покончить с засильем в руководстве евреев, которые на сегодняшний день пока еще ему нужны». В то же время Сталин мог как бы невзначай бросить реплику, подтверждающую, якобы, его доброжелательное отношение к евреям. Но не будем забывать, что Сталин на встречах с людьми прислушивался к своему разговору со стороны, понимая, что играет ведущую роль на сцене в театре одного актёра. Вспоминает поэт Константин Симонова: »Когда начали обсуждать роман Ореста Мальцева «Югославская трагедия» И.В. Сталин резко спросил: «Почему Мальцев, а в скобках Ровинский? В чём дело? До каких пор это будет продолжаться? В прошлом году уже говорили на эту тему, запретили представлять на премию, указывая двойные фамилии. Но, видимо, кому-то приятно подчеркнуть, что это еврей. Зачем это подчёркивать? Зачем это делать? Зачем надо насаждать антисемитизм? Кому это надо? Раздражённая тирада Сталина на меня лично произвела сильное впечатление. По разным поводам я сталкивался в разговорах с людьми разных поколений с мнением, что Сталин не любит или, во всяком случае, недолюбливает евреев; сталкивался и с попытками объяснить это многими причинами, начиная с его отношения к Бунду и кончая приведением списка его основных политических противников, с которыми он в разное время покончил разными способами, списка, во главе которого стояли Троцкий, Зиновьев, Каменев и многие другие сторонники Троцкого и левые оппозиционеры» (9*).

Первенец Сталина Яков Джугашвили, к которому он относился безразлино не по-отцовски, тоже (вот уж опять — ирония судьбы!) был женат на женщине нечистых кровей. Сохранились протоколы допросов пленного Якова немцами: »Их влияние…Все это ерунда. Болтовня. Они не имеют никакого влияния. Напротив, я лично, если хотите, я сам могу Вам сказать, что русский народ всегда питал ненависть к евреям….О евреях я могу только сказать, что они не умеют работать, что евреи и цыгане одинаковы.» По воспоминаниям немецкого капитана Штрика, проводившего допрос, у Якова было »хорошее, умное лицо со строгими грузинскими чертами. Держал себя выдержанно и корректно… Компромисс между капитализмом и коммунизмом категорически отвергал. Не верил в окончательную победу немцев»(10*). То, что отвечал Джугашвили по затронутым еврейским вопросам, — отвратительно. Он клеветал на еврейский народ, желая, видимо, угодить немцам. Обвинения, которые бросал сын вождя в адрес евреев как общности, звучат пошло и ничем не отличаются от расхожих антисемитских штампов. Сам он не мог быть антисемитом, хотя бы уже потому, что, вопреки воле Сталина, женился на одесской еврейке Юлии Исааковне Мельцер (в девичестве Бессараб), которая была на десять лет старше, чем он, и уже имела в прошлом трёх или четырёх мужей, то есть, иначе сказать, женился отнюдь не по принуждению, а как свидетельствуют хорошо его знавшие люди, по любви. В сбивчивых выражениях он отрицал брак Сталина с сестрой Кагановича – Розой, что соответствовало действительности, утаив, правда, что, как считают многие, сын у вождя от этой красивой и неглупой женщины всё-таки был и звали его Юрием. Следует отметить, что последнее обстоятельство фактически ничем не подтверждено и существовало на уровне слухов.

Так был ли Сталин антисемитом? Вот воспоминания очевидца, бывшего какое-то время личным секретарём Сталина, Бориса Бажанова: »Мы стоим и разговариваем с Мехлисом . Выходит из своего кабинета Сталин и подходит к нам. Мехлис говорит: “Вот, товарищ Сталин, получено письмо от товарища Файвиловича. Товарищ Файвилович очень недоволен поведением ЦК. Он протестует, ставит ЦК на вид, требует, считает политику ЦК ошибочной и т.д. (Файвилович — четвёртый секретарь ЦК комсомола –А.З.) Сталин вспыхивает: “Что этот паршивый жидёнок себе воображает!” Тут же товарищ Сталин соображает, что он сказал что-то лишнее. Он поворачивается и уходит к себе в кабинет. Я смотрю на Мехлиса с любопытством: “Ну, как, Лёвка, проглотил?” — “Что? Что? – делает вид, что удивляется, Мехлис. — В чём дело?” — “Как в чём?.. — говорю я. — Ты всё ж таки еврей”. — “Нет, говорит Мехлис, — я не еврей, я — коммунист”. Это удобная позиция. Она позволит Мехлису до конца его дней быть верным и преданным сталинцом, и оказывать Сталину незаменимые услуги…Сталин был антисемитом…В 1952-53 он обдумывал план полного уничтожения евреев в России, и только его неожиданная смерть спасла русских евреев от истребления. Общеизвестна и история с еврейским «заговором белых халатов».Очень характерно, что антиеврейскую линию Сталина мировая еврейская диаспора до самой войны не поняла. Неосторожный антисемит Гитлер рубил с плеча, осторожный антисемит Сталин все скрывал. И до самого «заговора белых халатов» еврейское общественное мнение просто не верило, что коммунистическая власть может быть антисемитской» (11*).

Сталин внёс особый вклад в теорию и практику антисемитизма. Он объединил три его разновидности: этнический, бытовой и политический. Впервые в истории он объединил ещё и коммунизм с антисемитизмом, то есть сделал то, что коммунизму противопоказано по определению. Генерал КГБ Судоплатов , который по должности хорошо разбирался в правительственной кухне, писал: » он (Сталин), в сущности, являлся антисемитом не более, чем антимусульманином. Другое дело — бытовой антисемитизм, традиционные подозрительность и неприязнь к «еврейству» (4*). У него были знатные предшественники — Маркс и Энгельс. Вспомним отца-первопроходца коммунистических догматов: «Каков мирской культ еврея? Торгашество. Каков его мирской бог? Деньги…Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего антисоциального элемента… Эмансипация евреев в её конечном счёте есть эмансипация человечества от еврейства… Еврей может относиться к государству только по-еврейски, т.е. относиться к государству как к чему-то чуждому, противопоставляя действительной национальности свою химерическую национальность, действительному закону — свой иллюзорный закон, считая себя в праве обособляться от человечества, принципиально не принимая никакого участия в историческом движении, уповая на будущее, не имеющее ничего общего с будущим всего человечества, считая себя членом еврейского народа, а еврейский народ — избранным народом». Вчитаемся в выразительный текст его мецената-единомышленника : »Я начинаю понимать французский антисемитизм, когда вижу, как эти евреи польского происхождения с немецкими фамилиями пробираются повсюду, присваивают себе все, повсюду вылезают вперед, вплоть до того, что создают общественное мнение города-светоча, которым так гордятся парижские филистеры». Это пишет в 1892 году один из

основоположников интернационала — Фридрих Энгельс другому видному интернационалисту Полю Лафаргу (зятю еврея Маркса). Говорит ли это, что Энгельс был антисемитом? Не знаю. Но он против проникновения евреев «повсюду». Что касается Владимира Ильича, то он безусловно не был антисемитом. Для него были важны классовая принадлежность, социальное происхождение, верность идее. Ленину была безразлична национальность соратников и отличать их в зависимости от этого для него было немыслимо. Несмотря на то, что Ленин был убеждённым сторонником ассимиляции евреев, он почёркивал их заслуги в революции и незаурядные способности: »Евреи составляли особенно высокий процент (по сравнению с общей численностью еврейского населения) вождей революционного движения. И теперь евреи имеют, кстати, ту заслугу, что они дают относительно высокий процент представителей интернационалистского течения по сравнению с другими народами…Евреи ликвидировали тот всеобщий саботаж, на который мы натолкнулись после октябрьской революции. Еврейские элементы были мобилизованы против саботажа и тем самым спасли революцию в тяжёлую минуту. Нам удалось овладеть государственным аппаратом исключительно благодаря этому запасу разумной и грамотной силы» (12*). При общении с Максимом Горьким Ленин как-то сказал: » Это смотря каких, умных жалею. Но только… только среди русских мало умных. Если найдешь какого-нибудь годного человека, то непременно или еврей, или с примесью еврейской крови». Сравним два едва ли противоречивых свидетельства соратников Сталина Молотова и Хрущёва, не забывая, что последний, мягко говоря, евреев не жаловал. Молотов ( из беседы с Ф.Чуевым): »Сталин не был Top of Fантисемитом, как его порой пытаются изобразить. Он отмечал в еврейском народе многие качества: работоспособность, спаянность, политическую активность. У них активность выше средней, безусловно. Поэтому есть очень горячие в одну сторону и очень горячие в другую. В условиях хрущёвского периода эти, вторые, подняли голову, они к Сталину относятся с лютой ненавистью.Однако в царских тюрьмах и ссылках их не так много было, а когда взяли власть, многие сразу стали большевиками, хотя большинство из них были меньшевиками… В 1939 году, когда сняли Литвинова, и я пришёл на иностранные дела, Сталин сказал мне: “Убери из наркомата евреев”. Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно. Латыши и евреи… И каждый за собой целый хвост тащил. Причём, свысока смотрели, когда я пришёл, издевались над теми мерами, которые я начал проводить» (13*). В то же время, по утверждению Молотова, у Сталина было »недоверие к сионистским кругам»(что обозначало – ко всем евреям), и , объясняя причину ареста своей жены Полины, он уточняет, что »тут могли быть антисемитские настроения». Хрущёв: »Вообще большим недостатком, который я видел у Сталина, было неприязненное отношение к еврейской нации. Он вождь, он теоретик, и поэтому в своих трудах и в своих выступлениях он не давал и намёка на это. Боже упаси, если бы кто-то сослался на его разговоры, на его высказывания, от которых явно несло антисемитизмом. Когда ему приходилось говорить о еврее, он всегда разговаривал от имени еврея со знакомым мне утрированным произношением. Так говорили несознательные, отсталые люди, которые с презрением относились к евреям, коверкали язык, выпячивали еврейские отрицательные черты. Сталин это тоже очень любил, и у него выходило неплохо». Приведу ещё одну цитату из воспоминаний Хрущёва : «Помню, в начале 50-х годов возникли какие-то шероховатости, что-то вроде волынки, среди молодёжи на 30-м авиационном заводе. Доложили об этом Сталину по партийной линии. И госбезопасность тоже докладывала. Зачинщиков приписали к евреям. Когда мы сидели у Сталина и обменивались мнениями, он обратился ко мне, как к секретарю Московского горкома партии: «Надо организовать здоровых рабочих, пусть они возьмут дубинки и, когда кончится рабочий день, побьют этих евреев» (14*). В дополнение к сказанному небезинтересна тирада верного большевика Лазаря Моисеевича Кагановича ( »Я русский человек, во мне нет ничего еврейского» ) в беседе с Зоей Касаткиной в 1988 году, которая опровергает аксиому, что нельзя быть «более верующим, чем папа Римский»: »Евреи всегда мутят воду, потому что они меньше зависят от традиций страны и больше поддерживают узы с зарубежными сородичами. Мы вполне разгромили еврейский буржуазный национализм, все эти сионистские организации ещё в 1920-е годы. Однако, после войны, когда Красная Армия спасла евреев от Гитлера, и когда советское правительство помогло евреям, пережившим трагедию гитлеровского геноцида, образовать государство Израиль в Палестине, еврейский буржуазный национализм в нашей стране снова поднял голову. Хорошо зная психологию и тактику сионистов, я обеспокоился и сообщил о своей тревоге Сталину. Иосиф Виссарионович согласился с моими доводами о том, что целесообразно свернуть деятельность еврейского антифашистского комитета, слишком тесно связанного с зарубежными сионистскими центрами в США, Израиле и Европе, и нанести удар по “космополитизму”, прежде всего по космополитично настроенной советской еврейской интеллигенции. Я считаю, это была тогда правильная мера, она оздоровила идеологическую обстановку в партии и государстве. Сейчас же, в годы крушения коммунистических идеалов, нет ничего удивительного, что еврейские “возмутители спокойствия” снова в первых рядах». Кагановичу случилось выжить в мясорубке 30-их и 40-ых годов, ибо хозяин ценил его как единомышленника и верного пса, а также, не в меньшей степени, как собутыльника, собутыльника со стажем. Лизоблюд и высокомерное ничтожество! Согласимся без сожаления, что в нём действительно ничего не было еврейского.

Юдофобом Сталин стал еще до революции в бытность свою безвестным уголовником, специалистом по ограблению банков и агентом-провокатором по совместительству. Послушаем (из выступления перед батумскими рабочими, 1905): »В самом деле, что это за народ! Мартов, Дан, Аксельрод — жиды обрезанные…Поди и работай с ними. Ни на борьбу с ними не пойдешь, ни на пиру не повеселишься. Трусы и торгаши» или »Вопрос о национальной автономии для русских евреев принимает несколько курьёзный характер — предлагают автономию для нации, будущность которой отрицается, существование которой нужно ещё доказать!.. О какой общности судьбы и национальной связности может идти речь, например, у грузинских, дагестанских, русских и американских евреев, совершенно оторванных друг от друга, живущих на разных территориях и говорящих на разных языках? ( из статьи “Марксизм и национальный вопрос”, 1913 )». Воистину! Убеждённый марксист не может не быть антисионистом. В беседе с А.М. Коллонтай в ноябре 1939 года Сталин заявил:‘Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши достижения. Он всё ещё рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И моё имя будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия никогда не могла подняться». По свидетельству Вячеслава Малышева, заместителя председателя Совета министров СССР, Сталин на заседании президиума ЦК 1.12.1952. сказал буквально следующее: »Любой еврей – националист, это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли Соединенные Штаты. Они считают себя обязанными американцам. Среди врачей много евреев-националистов» (15*). Вот, что говорит профессор Я. Этингер, узник сталинских и гитлеровских концлагерей, о своих беседах с Н.А.Булганиным: »Я встречался с Булганиным несколько раз, и сразу после беседуем , еще в электричке, записывал все, что он говорил. Записи этих бесед до сих пор хранятся у меня. Я сказал, что «меня прежде всего интересует вопрос об антисемитизме Сталина» и связанное с ним «дело врачей». Булганин ответил, что, по его мнению, Сталин был «бытовым и политическим антисемитом, хотя в его окружении и были такие евреи, как Каганович и Мехлис»; не забывайте, что главными противниками Сталина в руководстве партии были евреи — Троцкий, Зиновьев, Каменев и некоторые другие. Среди троцкистов было много евреев». Булганин вспомнил, что, как ему рассказывал в свое время один старый большевик, еще в сибирской ссылке Сталин «разводил антисемитизм». По словам Булганина, антисемитские настроения Сталина особенно усилились после войны; он «неоднократно говорил в узком кругу, что евреи — пятая колонна американского империализма». Сталин считал, что «евреи заправляют в Америке, и отсюда антисоветская политика США в послевоенный период» (16*).

Интересна история с еврейством Ленина, которого в школе мы «проходили» как настоящего арийца, т.е. «истинно русского». После смерти Ленина ЦК партии поручил его сестре Анне Ильиничне Елизаровой собирание документов по истории семьи Ульяновых. В архиве департамента полиции ей сообщили, что Бланк был крещеным евреем, уроженцем Житомира. Она добивалась у Сталина согласия на публикацию этого великого открытия: » Для вас (обращение к И.В.Сталину –А.З) вероятно, не секрет, что исследование о происхождении деда показало, что он происходит из бедной еврейской семьи, был, как говорится в документе о его крещении, сыном житомирского мещанина Мошки Бланка… Но в последние годы я, слыша, что антисемитизм у нас проявляется опять сильнее, прихожу к убеждению, что вряд ли правильно скрывать от масс этот факт, который, вследствие уважения, которым пользуется среди них Владимир Ильичи, может сослужить большую службу в борьбе с антисемитизмом, а повредить, по-моему, ничего не может… Мне думается, что так взглянул бы и Владимир Ильич. У нас ведь не может быть никакой причины скрывать этот факт, а он является лишним подтверждением данных об исключительных способностях семитического племени, что разделялось всегда Ильичем, и о выгоде для потомства смешения племен. Ильич высоко ставил всегда евреев. Очень жалею, что факт нашего происхождения, предполагавшийся мною и раньше, не был известен при его жизни». Но говорят, что тиран ответил, что это не прибавит народной любви ни Ленину, ни евреям, уймись, дескать, дура, чтоб я тебя больше не видел. Действительно. Дед Ленина по матери — еврей Израиль Бланк крестился, после чего был был принят в Медико-Хирургическую Академию в Санкт-Петербурге и по окончании сделал вполне успешную карьеру. Его дочь, Мария Александровна и все внуки и внучки были христианами, о чём знали все советские школьники, видевшие в хрестоматиях и учебниках фотоснимок “Аттестата Зрелости” выпускника Симбирской гимназии Владимира Ульянова с указанием его вероисповедания и с отметкой “4” по предмету “Закон Божий” (по всем остальным предметам были “пятёрки”). Еврейские корни вождя большевизма были самой большой тайной ВКП(б) и КПСС, нечаянно раскрытой писательницей Мариэттой Шагигинян, рывшейся в архивах, за что она нещадно преследовалась и унижалась: »Они не могут мне простить то, что я написала о национальности Ленина, о еврейской примеси в его крови. Теперь это непоправимо. Это навсегда» (17*). Сейчас же доподлинно известно, что в крови русского вождя (к стыду и удивлению нашему!?) нет ни капли русской крови. И мир не рухнул. Стоило ли огород городить?

При таком отношении к евреям поразительно выглядит позитивная позиция Сталина по вопросу создания государства Израиль, которая была озвучена Андреем Громыко, на Генеральной Ассамблеее ООН в мае 1947 года: »Еврейский народ перенёс в последней войне исключительные бедствия и страдания.Эти бедствия и страдания без, преувеличения, не поддаются описанию. Их трудно выразить рядами сухих цифр о жертвах, понесенных еврейским народом от фашистких оккупантов.На территориях, где господствовали гитлеровцы, евреи подверглись почти полному физическому истреблению. Общее число погибших от рук фашистских палачей еврейского населения определяется приблизительно в 6 миллионов человек. Только около полутора миллионов евреев в Западной Европе пережили войну…Но эти цифры, давая представление о жертвах, которые понес еврейский народ от фашистских агрессоров, не дают представления о том тяжелом положении, в котором очутились большие массы еврейского населения после войны. Огромное количество уцелевшего еврейского населения Европы оказалось лишенным родины, крова и средств к существованию. Сотни тысяч евреев бродят по разным странам Европы в поисках убежища. Большая часть из них находится в лагерях для перемещенных лиц и все продолжает терпеть большие лишения… Позволительно спросить: могут ли Объединенные Нации, учитывая такое тяжелое положение сотен тысяч уцелевшего еврейского населения, не проявлять интереса к положению этих людей, оторванных от родины и от своих очагов?.. Пора не на словах, а на деле оказать этим людям помощь…Представители арабских стран указывают на то, будто бы раздел территории является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы уже потому, что еврейский народ был связан с Эрец Исраэль на протяжении длительного исторического периода времени». Золотые слова и вовремя сказанные! К полнейшему изумлению сионистов, Советский Союз пришел к ним на выручку. Да еще как! Не просто выразил симпатию, а потребовал создания еврейского государства. Обычно Громыко поручалось говорить «нет». На сей раз, выполняя указание Сталина, он сказал «да»! Это были далеко идущие планы Сталина: ослабление Великобритании и создание марионеточного государства Израиль. Речь Громыко имела определяющее значение для судьбы Израиля. Она повлияла и на американцев. Президент США Гарри Трумэн принял окончательное решение. Раз уж Сталин твердо решил дать евреям свое государство… По ряду причин Израиль не пошёл по коммунистическому пути. В течение полувека еврейское государство было предметом жгучей ненависти правителей СССР, олицетворением всего плохого, всех бед человечества, источником мирового злодейства. Само слово «еврей» означало клеймо. Оно стало практически непечатным. Что уж говорить о словах «сионист» или «Израиль», которые кремлёвские вожди выговаривали слюняво-отвратительно, с нарочито неправильным ударением и произношение. Советская власть, не решаясь упоминать о «борьбе с евреями», тердила о «сионизме». Сионизм — это идея еврейского государства в Палестине. Найти евреев, выступающих против идеи Израиля, — трудно. Почти все евреи — сионисты и на всех можно распространять «страшное» слово, родственное с «сионскими мудрецами».

Толчком к усилению антисемитизма властей стали массовые произраильские демонстрации московских евреев возле главной синагоги, связанные с посещением ее Голдой Меир. Эдвард Радзинский так описывает встречу первого посла Израиля в СССР, которая торжественно прибыла в Москву 3 сентября 1948 года: »Невиданная толпа в полсотни тысяч человек собралась перед синагогой, куда пришла Голда Меир. Тут были солдаты и офицеры, старики, подростки и младенцы, высоко поднятые на руках родителей. «Наша Голда! Шолом, Голделе! Живи и здравствуй! – приветствовали её.» В итоге в сложном положении оказался Вячеслав Молотов, считавшийся преемником Сталина. Уязвим он был со стороны жены-еврейки, Полины Жемчужиной, которая действительно была связана с сионистами в СССР и за рубежом, имела близких родственников в Америке и Палестине. Ненависть Сталина к Жемчужиной усиливалась, ввиду её поддержки театра Михоэлса и других деятелей еврейской культуры, дружеских контактов с израильским послом в Москве (17**). Oчень многие другие партийные деятели и крупные военачальники сталинского времени были женаты на еврейках. «Кремлевские жены» Молотова и Ворошилова, Андреева, Куйбышева, Поскребышева — наиболее близких и зависимых от Сталина людей, были еврейками. Здесь много причин. Прежде всего в то время редко кто обращал внимание на национальную принадлежность, скорее на классовую. Кроме того, еврейки более активно, чем женщины других национальностей, участвовали в революции, служили комиссарами, работали в партийных, государственных и профсоюзных органах. Создавая новое государство, большевики сутками пропадали на работе. На долгие поиски жен у них просто не было времени. Поэтому ими чаще всего становились женщины, которые работали рядом. Немаловажным обстоятельством было также то, что большинство революционеров вышли из бедных пролетарских и крестьянских семей, и встреча с восторженными девушками совсем другого круга, пламенными большевичками, людьми неизмеримо более высокого образовательного и культурного уровня, не могла не пройти для них бесследно. Кстати, почти все жёны-еврейки из близкого окружения Сталина были им репрессированы как жёны врагов народа или шпионки-сионистки.

Если Сталин не любил евреев, то как же объяснить, что Литвинов, Каганович, Мехлис (похоронен на Красной площади 15 февраля 1953г. в разгар «подготовки депортации»?) были доверенными лицами Сталина. Именем еврея Кагановича он назвал московское метро — витрину технического и эстетического успеха Советов. Сотням генералов и директоров — евреям он доверял ключевые посты. Евреи были поставлены во главе таких важных учреждений, как, например, крупнейшие оркестры или издательства. Исаак Дунаевский и братья Покрасс были провозглашены эталоном песенной музыки. Три еврея были трижды (!) Героями соцтруда – Ванников Б.Л., Зельдович Я.Б., Харитон Ю.Б. Даже в конце кризисного для евреев 1952 г. Сталин ввел в Бюро ЦК Кагановича, отставив Молотова и Микояна. Все это было бы невозможно, если бы Сталин питал ненависть к евреям. Патриарх советской карикатуры 105 летний Борис Ефимов, брат Михаила Кольцова, безжалостно уничтоженного Сталиным, сказал по этому поводу следующее: » Можно ли себе представить, чтобы в окружении Адольфа Гитлера нашлось место лицам еврейской национальности? Это исключено. А вот другой выдающийся антисемит не придавал значения подобным пустякам. Сталин был совершенно чужд »национальной ограниченности». Он одинаково охотно сажал в тюрьмы и расстреливал русских, евреев, грузин, поляков, латышей, украинцев, людей любого происхождения. А его ближайшими помощниками на протяжении десятков лет оставались Лазарь Моисеевич Каганович и Лев Захарович Мехлис. Я оказался среди тех евреев, которых в те годы не сажали, а награждали: С. Маршак, Н. Рахлин, И. Эренбург и другие. Достаточно сказать, что я получил тогда две Сталинские премии подряд – в 1950 и 1951 годах. Почему так поступал вождь, я ответить не могу.» Вот, что дополняет к этому историк Вадим Кожинов, предвзятые взляды которого по еврейскому вопросу известны: »В 1949-1952 годах — то есть вроде бы во время разгула “антисемитизма” — лауреатами Сталинской премии по литературе стали евреи А. Барто, Б.Я. Брайнина, М.Д. Вольпин, Б.Л. Горбатов, Е.А. Долматовский, Э.Г. Казакевич, Л.А. Кассиль, С.И. Кирсанов /Корчик/, П.Г. Маляревский, С.Я. Маршак, Л.В. Никулин, В.Н. Орлов /Шапиро/, М.Л. Поляновский. А.Н. Рыбаков /Аронов/, П.Л. Рыжей, Л.Д. Тубельский. И.А. Халифман, А.Б. Чаковский, Л.Р. Шейнин, А.П. Штейн, Я.Е. Эльсберг — притом они составляли около трети общего числа удостоенных Сталинских премий в эти годы авторов, пишущих на русском языке! Не слишком ли много высоко превознесённых литераторов-евреев для диктатора-“антисемита”?! Притом дело ведь шло отнюдь не о каких-либо действительных корифеях литературы, чьи творения, мол, просто неловко, неприлично было бы не увенчать званием лауреата; напротив, ряд выдающихся писателей и поэтов, таких, как Михаил Пришвин, Андрей Платонов, Николай Заболоцкий, Ярослав Смеляков, премий “не удостоился”… В 1949-1952 годах Сталинских премий удостоился вместе с Роммом целый ряд кинорежиссёров еврейского происхождения — Р.Л. Кармен, Л.Д. Луков, Ю.Я. Райзман, А.М. Ромм, Г.Л. Рошаль, А.Б. Столпер, А.М. Файнциммер, Ф.М. Эрмлер, которым, между прочим, предоставлялись к тому же огромные государственные средства для их кинематографический деятельности, и взгляд на них как на “исключения” из якобы проводимой тогда “расовой” политики, как говорится, не выдерживает критики. Напротив, это были самые прославленные деятели кино. Притом рядом с ними работали намного более значительные Довженко, Пудовкин, Эйзенштейн /последнего подчас ошибочно считают евреем/, но их критиковали гораздо больше и суровее, нежели перечисленных кинорежиссёров еврейского происхождения! И в конце концов показателен то факт, что эти трое наиболее выдающиеся получили за всё время их деятельности всего по 2 Сталинские премии, между тем как Эрмлер — 4, Ромм — 5, Райзман — 6! Как можно, зная это, говорить о притеснении евреев, как евреев» (18*). Действительно, каждое утро новый день на радио начинался словами: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Песню композитора-еврея Исаака Дунаевского исполнял певец-еврей Марк Рейзен. После этого сразу звучал металлический голос диктора-еврея Юрия Левитана. Таких примеров можно привести множество, когда, казалось, зелёная улица успеха и славы была широко открыта евреям в литературе и искусстве, в промышленности и науке, том числе в ядерной физике, а также в других областях человеческой деятельности. Тут же следует отметить, что наряду с улицами успеха и славы существовали тогда и грязные переулки позора и отвращения, которые, к сожалению, часто заселяли евреи – следователи ЧК и НКВД, строители и руководители ГУЛАГА и прочая свора. Последние, как и поэты-песенники, выполняли поручения с большим пристрстием, всячески угождая и прислуживая деспотическому режиму ( ох уж эта еврейская привычка – делать работу не абы как!?). Обывателю безразлично этническое происхождение известного поэта-песенника, он может даже имени его не знать, но если фамилия следователя – изверга была, например, Зеликман, то это запоминается надолго в контексте определённой национальности. Таков менталитет антисемита, ввиду наличия необратимых изменений в его подкорковом сознании, произошедших на генетическом уровне. И — как бы мы ни хотели, как бы ни переживали! – изменить что-либо невозможно. Между прочим, как говорят бывалые, у арестанта-еврея попасть к следователю-еврею считалось крупной неудачей. Следователь- соплеменник отличался особой изощрённостью, особым желанием унизить, поиздеваться, тем самым желая выслужиться и не быть уличённым в необъективности. В годы Большого террора почти все евреи, служившие Сталину в карательных органах, были уничтожены. И под занавес, 22 февраля 1953 г. по всем областным управлениям МГБ был разослал совершенно секретный приказ СС 17, предписывающий уволить немедленно всех сотрудников еврейской национальности, уцелевших в годы репрессий, вне зависимости от их чина, возраста и заслуг. Царская воля оплатила сполна рвение своих опричников!

Сталин — это не только »наша слава боевая» и праздничные парады — демонстрации на Красной Площади. Это — лагеря, расстрелы, бесчисленные тюремные вагоны , обездоленное крестьянство, подневольный труд на каналах. Это памятник грозному времени, беспощадной системе насилия, лжи, когда словесно пропагандировались высокие идеалы, а дела и поступки были низменные, античеловеческие. Отсутствовало даже упоминание таких слов, как «свобода» и «демократия», не считая звучащих абракадаврами «свободные выборы» и «страны народной демократии». Помнится: «мы говорим Ленин, подразумеваем – партия»; читаем «космополит», слышим «еврей». Уместно напомнить, что космополит – буквально значит “гражданин мира”, ратующий за взаимодействие и сближение народов и госудрств. Раньше это считалось почти синонимом слову “интернационалист”, ибо так называл себя Маркс. Борьба с «безродными космополитами» началась по команде Сталина в конце 1948 года. В печати началась ожесточённая травля людей творческих профессий, деятелей литературы и искусства и, чтобы подчеркнуть их еврейское происхождение, указывались со злорадством настоящие фамилии третируемых, которые скрывались под псевдонимами. Подлые евреи, скрываясь под чужими именами, продавали и предавали русский народ, народ-патриот! Еврей не мог быть патриотом, даже теоретически! Люди были ошельмованы, уволены с работы, репрессированы. Об усилении антисемитизма говорило и закрытие ЕАК, и аресты в 1948—1949 годах многих известных еврейских писателей. Сейчас как насмешка судьбы звучат слова из приветствия товарищу Сталину на Третьем пленуме Еврейского антифашистского комитете СССР от 2 апреля 1944 года, ибо авторы этого панегирика некоторое время спустя были безжалостно уничтожены «дорогим» Иосифом Виссарионовичем : “Дорогой Иосиф Виссарионович! Мы, представители еврейского народа, шлём Вам, родному отцу и вождю народов… наш пламенный привет и провозглашаем Вам нашу народную здравицу “Яшер-коах”… Плечом к плечу со всеми другими советскими народами, во главе с великим русским народом, в решающие бои за счастье Родины… идёт и наш еврейский народ, полный энтузиазма и самоотверженности… Примите, дорогой Иосиф Виссарионович, чувства глубочайшей любви и благодарности еврейского народа, который в Советском Союзе возродился к новой свободной жизни, обрёл неограниченные возможности для развития своей национальной культуры и строительства своей советской государственности, как полноправный член великой семьи братских народов”. Наступили иные времена. Обличители, выступающие с докладами, статьями, высокопарными лозунгами и предложениями, чаще всего были неискренни и выполняли социальный заказ, многие из них в постсталинский период не могли простить себе за проявленное малодушие и цинизм. В одном из интервью известный правозащитник Алексей Симонов сказал о своём отце К. Симонове, боготворившем вождя: » То, что он в свое время отдал должное той бандитской стране и тому бандитскому руководству, что следовал в ТОМ русле, тоже очевидно. История его доклада в Союзе писателей о космополитах простая, как мычание. Шел 1949 год, год активной борьбы с космополитизмом. Когда Сталин дал указание заняться космополитами, а к ним относили в основном евреев (достаточно вспомнить убийство Михоэлса и разгром Антифашистского комитета), был нанесен первый удар — раскрыты псевдонимы критиков-космополитов, чьи настоящие фамилии оказались сплошь еврейскими. Следующим шагом должен был стать разоблачающий доклад председателя правления и генерального секретаря Союза писателей Александра Фадеева. Но он запил, и доклад мог сделать один из двух его заместителей — либо Анатолий Софронов, который горел желанием расправиться еще с десятком-полутора неугодных, либо мой отец. Вот и весь выбор, какой был у отца. На самом деле, это был выбор между грязью и подлостью. Тем не менее время альтернативы не предлагало, и отец сделал доклад, о котором всю жизнь сожалел’.

«Дело врачей» было последней масштабной акцией сталинской машины уничтожения – достойный аккомпанемент ухода из жизни «вождя всего прогрессивного человечества». Врачи-изверги, убийцы в белых халатах, подонки, предатели, агенты еврейских и прочих разведок – далеко не полный перечень проклятий в эфире, на страницах газет и журналов. Подготавливался большой антисемитский процесс, более зловещий, чем дело Бейлиса, Холокост сталинского разлива. Я, будучи тогда 16-ти летним подростком, хорошо помню притихший испуганный говор евреев Бобруйска и окружающих его местечек, неуемный страх взрослых за судьбу своих детей, и хочу сказать, что вопреки существующему сейчас мнению – якобы, никто тогда не догадывался о вине Сталина в имеющих место преступлениях – евреи между собой говорили, что это дело «балабоса» ( хозяина ) и оно закончится, как только он уйдёт «ин дрерд» ( в землю ). Опять эти умные евреи! И поделом их клеймили , всячески восхваляя русскую патриотку-разоблачительницу! Газеты были полны проклятий в адрес целого народа. Ежедневно публиковались так называемые «Письма к Лидии Тимашук». Над евреями СССР сгущались тяжёлые тучи. Представим слово знающим и очевидцам. Яков Этингер: »Мне лично удалось в 70-м году, когда я работал в Институте мировой экономики, встретиться, беседовать с бывшим главой советского правительства, членом Политбюро ЦК КПСС Николаем Александровичем Булганиным. Он в конечном счете сказал, что действительно готовилась депортация евреев из Москвы и из других городов. В конце февраля ему, тогда он занимал пост заместителя министра обороны, позвонил Сталин и велел подогнать к Москве, Ленинграду, Киеву, Минску, Сталинграду, Свердловску, другим крупным промышленным центрам страны железнодорожные эшелоны на предмет депортации еврейского населения. Булганин, как он мне сказал, передал это распоряжение министру путей сообщения. Я спросил у Булганина: были ли какие-нибудь письменные указания Сталина по этому вопросу? Он засмеялся и сказал, что Сталин общался с нами практически каждый день и по большинству вопросов он никогда специальных письменных распоряжений не давал, все это делалось устно. Булганин добавил, что процесс предполагался в марте 53-го года, он сказал, что предполагалась публичная казнь врачей-евреев и неевреев, которые были привлечены по этому делу. Как он выразился, была составлена разнарядка, где, в каком городе, где, в каком месте казнить того или иного профессора-врача. Булганин считал, что за процессом над врачами должен был последовать новый виток массового террора в стране по образцу 37-го года» (16*). Анастас Микоян: »Как-то после ареста врачей, когда действия Сталина стали принимать явно антисемитский характер, Каганович сказал мне, что ужасно плохо себя чувствует: Сталин предложил ему вместе с интеллигентами и специалистами еврейской национальности написать и опубликовать в газетах групповое заявление с разоблачением сионизма, отмежевавшись от него. «Мне больно потому, — говорил Каганович, — что я по совести всегда боролся с сионизмом, а теперь я должен от него отмежеваться!» Это было за месяц или полтора до смерти Сталина — готовилось «добровольно-принудительное» выселение евреев из Москвы. Смерть Сталина помешала исполнению этого дела» (8*). Александр Солженицын в книге «Архипелаг ГУЛАГ»: ‘Сталин собирался устроить большое еврейское избиение. Замысел Сталина был такой: в начале марта «Врачей-Убийц» должны были на Красной площади повесить. Всколыхнутые патриоты (под руководством инструкторов) должны были кинуться в еврейский погром. И тогда правительство, великодушно спасая евреев от народного гнева, в ту же ночь выселяло их на Дальний Восток и в Сибирь (где бараки уже готовились». Андрей Сахаров на одной из конференций «Мемориала»: »Фактически же все, имевшие за плечами опыт кампаний 30-х годов понимали, что это широко задуманная антиеврейская провокация, развитие антисемитской и антизападной шовинистической «борьбы с космополитизмом», продолжение антиеврейских акций — убийства Михоэлса, расстрела Маркиша и др. Потом стало известно, что в начале марта были подготовлены этапы для депортации евреев и напечатаны оправдывающие эту акцию пропагандистские материалы, в том числе номер «Правды» с передовой «Русский народ спасает еврейский народ»… По всей стране прошли митинги с осуждением «врачей-убийц» и их пособников, начались массовые увольнения врачей-евреев».

Итак, было задумано, что казнь врачей и антисемитская пропаганда против “убийц в белых халатах”, митинги на предприятиях должны были привести (а если нет, то организованы властями) к погромным действиям, к расправам с евреями по всей стране. По замыслу Сталина в этот момент должно было быть обнародовано письмо виднейших евреев, адресованное Сталину, с осуждением врачей-убийц и с просьбой депортировать евреев в Сибирь и на Дальний Восток для их спасения от всенародного гнева. Такое письмо было подготовлено заранее. В нем гневно обличались “изверги рода человеческого”, содержалось решительное требование для них самой суровой кары и просьба к Сталину переселить всех евреев поскорее в отдалённые районы страны с целью спасти от насильственных действий со стороны окружающих. Письмо было подготовлено генеральным директором ТАСС Я.С. Хавинсоном. В составлении письма участвовали также академики М.Б. Митин и И.И. Минц. Эти трое позже собирали подписи под письмом. Вот отрывки из письма, отправленного ими в редакцию газеты “Правда”: »Есть люди, которые, выдавая себя за “друзей” и даже за представителей всего еврейского народа, заявляют …будто все евреи связаны между собою общей целью. Эти люди — сионисты… Каждый трудящийся человек понимает, что еврей еврею рознь, что нет и не может быть ничего общего между людьми, добывающими себе хлеб собственным трудом, и финансовыми воротилами. Следовательно, два лагеря существует среди евреев — лагерь тружеников и лагерь эксплуататоров — угнетателей трудящихся… Непроходимая пропасть разделяет тех и других… Государство Израиль на деле стало плацдармом американской агрессии против Советского Союза… Интересы каких евреев отстаивает международная сионистская организация “Джойнт”, являющаяся филиалом американской разведки? Как известно, недавно в СССР разоблачена шпионская группа врачей-убийц. Преступники, среди которых большинство составляют еврейские буржуазные националисты, завербованные “Джойнтом”, — М.Вовси, М.Коган, Б.Коган, А.Фельдман, Я.Этингер, А.Гринштейн, — ставили своей целью путем вредительского лечения сокращать жизнь активным деятелям Советского Союза, вывести из строя руководящие кадры советской армии и тем самым подорвать оборону страны. Только люди без чести и совести, продавшие свою душу и тело империалистам, могли пойти на такие чудовищные преступления… В Советском Союзе осуществлено подлинное братство народов, больших и малых. Впервые в истории трудящиеся евреи вместе со всеми другими трудящимися Советского Союза обрели свободную, радостную жизнь» (19*). Письмо должны были подписать виднейшие представители советской науки, литературы, искусства, культуры еврейского происхождения. Под письмом поставили свои подписи почти все, от кого это потребовали. Некоторые не подписались под этим письмом. Я бы назвал их случайными «неподписантами» и случайно выжившими «героями» благодаря болезни и смерти диктатора, который без сомнения не оставил бы такое без последствий. Не подписал письмо и Илья Эренбург, осмелившийся написать Сталину и в завуалированной форме как-то возразить , что по тем временам было давольно мужественным поступком. . В своих мемуарах писатель коротко вспоминает об этом эпизоде : Я пропускаю рассказ о том, как пытался воспрепятствовать появлению в печати одного коллективного письма. К счастью, затея, воистину безумная, не была осуществлена. Тогда я думал, что мне удалось письмом переубедить Сталина, теперь мне кажется, что дело замешкалось и Сталин не успел сделать того, что хотел”. Думаю, что несведущему читателю будет интересно ознакомиться с письмом Эренбурга к Сталину от 3 февраля 1953 года. Приведу его полностью: »Дорогой Иосиф Виссарионович, я решаюсь Вас побеспокоить только потому, что вопрос, который я сам не могу решить, представляется мне чрезвычайно важным. Тов. Минц и Марини ознакомили меня сегодня с проектом “Письма в редакцию газеты “Правда” и предложили мне его подписать. Я считаю моим долгом изложить мои сомнения и попросить Вашего совета. Мне кажется, что единственным радикальным решением еврейского вопроса в нашем социалистическом государстве является полная ассимиляция, слияние людей еврейского происхождения с народами, среди которых они живут. Это срочно необходимо для борьбы против американской и сионистической пропаганды, которая стремится обособить людей еврейского происхождения. Я боюсь, что коллективное выступление ряда деятелей советской русской культуры, людей, которых объединяет только происхождение, может укрепить в людях колеблющихся и не очень сознательных националистические тенденции. В тексте “Письма” имеется определение “еврейский народ”, которое может ободрить националистов и смутить людей, еще не осознавших, что еврейской нации нет. Особенно я озабочен влиянием такого “Письма в редакцию” на расширение и укрепление мирового движения за мир. Когда на различных комиссиях, пресс-конференциях и пр. ставился вопрос, почему в Советском Союзе больше не существует еврейских школ или газет на еврейском языке, я отвечал, что после войны не осталось очагов бывшей “черты оседлости” и что новые поколения советских граждан еврейского происхождения не желают обособляться от народов, среди которых они живут. Опубликование “Письма”, подписанного учеными, писателями, композиторами и т. д. еврейского происхождения, может раздуть отвратительную антисоветскую пропаганду, которую теперь ведут сионисты, бундовцы и другие враги нашей Родины. С точки зрения прогрессивных французов, итальянцев, англичан и пр. нет понятия “еврей”, как представитель некоей национальности, слово “еврей” там означает религиозную принадлежность, и клеветники смогут использовать “Письмо в редакцию” для своих низких целей. Я убежден, что необходимо энергично бороться против всяческих попыток воскресить или насадить еврейский национализм, который при данном положении неизбежно приводит к измене Родине. Мне казалось, что для этого следует опубликовать статью или даже ряд статей, подписанных людьми еврейского происхождения, разъясняющих роль Палестины, американских буржуазных евреев и пр. С другой стороны я считал, что разъяснение, исходящее от редакции “Правды” и подтверждающее преданность огромного большинства тружеников еврейского происхождения Советской Родине и русской культуре, поможет справиться с обособлением части евреев и с остатками антисемитизма. Мне казалось, что такого рода выступления могут сильно помешать зарубежным клеветникам и дать хорошие доводы нашим друзьям во всем мире.Вы понимаете, дорогой Иосиф Виссарионович, что я сам не могу решить эти вопросы и поэтому я осмелился написать Вам. Речь идет о важном политическом акте, и я решаюсь просить Вас поручить одному из руководящих товарищей сообщить мне — желательно ли опубликование такого документа и желательна ли под ним моя подпись. Само собой разумеется, что если это может быть полезным для защиты нашей Родины и для движения за мир, я тотчас подпишу “Письмо в редакцию”. С глубоким уважением…» (20*).

Как прореагировал на это письмо Сталин неизвестно. Он, как всегда, не торопился. Обдумывал вновь выявленные обстоятельства, чтобы в дальнейшем использовать их в своих стратегических, порой изуверских, только ему известных планах. На сакраментальный вопрос: — почему Сталин не уничтожил Эренбурга раньше? – нет вразумительного ответа. По-видимому, необходимость ареста Эренбурга, автора многих хвалебных од узурпатору, в мозгу Сталина созревала в порядке какой-то определённой очерёдности, нашему сознанию неподвластному. Говоря проще, до него, как и до нас с вами, очередь тогда ещё не дошла. Эренбург, хитроумная бестия, знал это, но вынужден был льстить и унижаться: »пора признать – хоть вой, хоть плачь я, но прожил жизнь я по-собачьи (1962г.)». Такие были правила игры, когда на кону часто стояли жизни игрока и его близких.

Вернёмся к вопросу, на который мы пытаемся найти ответ. Был ли Сталин юдофобом? Да, если проанализировать масштабы репрессий и откровенных антисемитских компаний сталинского режима, особенно в последние годы жизни диктатора. Нет, если учесть, что Сталин не менее безжалостно относился к другим нациям и народностям , а также если освежить в памяти имена и биографии евреев, обласканных и возвеличенных Сталиным в те окаянные времена. Суждения противоречивы. Есть аргументы «за» и аргументы «против», взаимоисключающие, неопровержимые. Каждый может сделать для себя определённые выводы в зависимости от собственных пристрастий. Без сомнения, Сталин был вульгарным бытовым антисемитом, что проскальзывало часто в его высказываниях, репликах (даже интонациях) о лицах еврейской национальности. Это подтверждается фактически многими его единомышленниками и родственниками. Факт, недостойный любого нормального здравомыслящего человека, становится вдвойне недостойным и позорным для руководителя такого масштаба, тем более, для вождя многонационального государства и приверженца, казалось бы, интернационального коммунистического мировозрения. Тем, кто ставит под сомнение политический антисемитизм Сталина, не мешает вспомнить как нелегко было быть евреем в сталинскую и постсталинскую эпоху, например, последующие сорок лет после его смерти: ограничения при приёме на работу и продвижении по службе, поступлении в высшие учебные заведения, при оформлении всяческих допусков, пропусков, выездов, поощрений и т.д. В школах было лучше не дать золотую медаль никому, чем дать её еврейскому ученику; на кафедрах нельзя было оставить талантливого студента-еврея, на заводах – назначить на руководящую должность специалиста-еврея, в литиздате — издать книгу или статью, если автор её был евреем. Советская власть, зачеркнув царскую черту оседлости еврейского населения, нарисовала для него свою черту, жирную черту ограничений. Оглядываясь назад и оценивая события тех времён с позиций сегодняшнего дня, можно сказать, что антисемитская линия Сталина принесла неисчеслимые потери стране и, в конечном счёте, способствовала её развалу. Представляет интерес суждение о данной проблеме, высказанное русским писателем и учёным Г.В.Костырченко Г.В. (автор книги «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм») в интервью газете «Вести» : » Говоря о политике антисемитизма в СССР как на бытовом, так и на политическом, государственном уровне, необходимо вначале остановиться на причинах, ее породивших. Важнейшая из них, безусловно, коренится в сформировавшемся в полной мере к середине 30-х годов режиме единоличной власти Сталина. И хотя «Большой Террор» 1937-1938 гг.. стал кровавой презентацией этого режима, я не склонен считать погибших в его огне евреев жертвами государственного антисемитизма: тогда они пострадали не из-за своей национальности, а как представители управленческой элиты, партгосноменклатуры Советского Союза. Другая, менее значимая причина связана, на мой взгляд, с субъективным, личностным фактором – отношением самого Сталина к евреям. Многие исследователи явно спекулируют на вопросе – был ли Сталин в душе антисемитом или нет, пытаются представить его в качестве главного. Такая постановка проблемы контрпродуктивна хотя бы уже потому, что дискутировать можно сколько угодно, а к однозначному ответу так и не придти. Тем не менее, мотив личного антисемитизма Сталина нельзя сбрасывать со счетов. Поскольку, когда он стал единоличным властителем в стране, его предпочтения и фобии, проявлявшиеся в ходе единоличного формирования им курса национальной политики, обрели огромную значимость…Имели немаловажное значение и моменты субъективного плана. Под воздействием наступившей старости у Сталина заметно обострилась паранойя, ему повсюду стала мерещиться американо-сионистская опасность. Нельзя не учитывать и того обстоятельства, что послевоенный курс Сталина на превращение СССР в великую мировую державу, противостоящую Западу, вызвал глухое неприятие советской интеллигенции либерального толка, имевшей прозападную ментальность. Ее Сталин и обвинил в космополитизме, так как не мог не ощущать ее затаенных симпатий к Западу и скепсиса в отношении его великодержавного курса. Адекватно ответить на глобализационный вызов, брошенный американцами после войны, Сталин так и не смог. Вместо этого он направил свой гнев на евреев, которые ему представлялись неким бродильным веществом, закваской, используемой американцами для получения пригодного для их глобального натиска «человеческого материала» (21*).Что касается наличия плана массовой высылики евреев, то Костырченко придает самое решающее значение наличию или отсутствию документа. Он в архивах не нашел никаких документов, которые бы свидетельствовали о том, что такой план был разработан и готовился. Другого мнения, по-моему, вполне справедливо придерживается известный писатель Аркадий Ваксберг: »Видите ли, Сталин вообще не замечен ни в одном публичном антисемитском высказывании. Вообще все было прямо наоборот. Если существуют его какие-то публичные высказывания и то, что опубликовано в собрании его сочинений незавершенном, то это только осуждение антисемитизма. Его слова расходились самым решительным образом с его политической практикой, реальной практикой. Это первое. Второе: наличие или отсутствие документов влечет за собой целую цепочку следующих размышлений. Я задаю прямой вопрос: а есть какой-нибудь письменный документ о том, что Сталин подготовил убийство Троцкого? А есть какой-нибудь документ письменный о том, что именно он распорядился казнить своих бывших противников-оппозиционеров? Есть какой-нибудь документ, где он распорядился уничтожить Михоэлса? Никакого документа нет, но ведь это никем не оспаривается из серьезных исследователей, в том числе и самим Костырченко. Это первое. Второе: существует огромное количество, как я уже сказал, свидетельских показаний первого ряда. Есть прямое высказывание члена Политбюро Микояна, опубликованное в его книге «Так было». Уж член Политбюро, наверное, знает, какие решения готовились и принимались. Костырченко отводит это свидетельство утверждением, что, по его мнению, это писал не сам Микоян, а его сын Серго Микоян. Но, вы знаете, такого рода утверждения требуется доказывать. Книга Микояна опубликована, а утверждение о том, кто писал и за кого писал, требует доказательства — это же азбука для историка. И такой перечень свидетельских показаний, кроме показаний прямых Микояна, приводится в моей книге. Там, по крайней мере, четыре члена Политбюро и два секретаря ЦК подтвердили то же самое, о чем идет речь в его и моей книге. Как же можно игнорировать эти показания?» (22*). Что же остановило карательную машину? Случай. Смерть Сталина 5 марта 1953 года, в дни еврейского праздника – Пурима, олицетворяющего чудесное избавление евреев от уничтожения. Она сорвала намеченный и почти готовый открытый судебный процесс, следующий за ним тотальный террор и депортацию евреев.

И всё таки, был ли Сталин юдофобом? Тому, кто, прочитав эту статью, ещё не определился с ответом, могу посоветовать вернуться к её началу. Бесспорно, что юдофилом Сталин уж действительно не был, как и окружающие его приспешники, многие из которых здесь процитированы. Живёт ли вообще юдофил в нашем с вами окружении? Подскажите, на какой улице, в каком доме? Хочу познакомиться.

Анатолий Зеликман. Миннеаполис, шт. Миннесота.

Примечания: основные источники и некоторые дополнения.

1* — И. Сталин. 12 января 1931 г. Oтвет на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки. Впервые опубликовано в газете «Правда» № 329, 30 ноября 1936 г.

Для любознательных представляет интерес документ, известный специалистам как Декрет об антисемитизме ( источник — 12-ти томник “Декретов Советской власти”):

Постановление о борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами

По поступившим в Совет Народных Комиссаров сведениям контрреволюционеры во многих городах, особенно в прифронтовой полосе, ведут погромную агитацию, последствием которой были местами эксцессы против трудового еврейского населения. Буржуазная контрреволюция берет в свои руки то оружие, которое выпало из рук царя. Самодержавное правительство каждый раз, когда ему нужно было отвести от себя гнев народный, направляло его на евреев, указывая темным массам, будто все их беды от евреев. При этом еврейские богачи всегда находили себе защиту, а страдала и гибла от травли и насилий еврейская беднота. Теперь контрреволюционеры возобновили травлю против евреев, пользуясь голодом, усталостью, а также неразвитостью наиболее отсталых масс и остатками вражды к евреям, которая была привита народу самодержавием. В Российской Советской Федеративной Республике, где провозглашен принцип самоопределения трудовых масс всех народов, нет места национальному угнетению. Еврейский буржуа нам враг не как еврей, а как буржуа. Еврейский рабочий нам брат. Всякая травля какой бы то ни было нации недопустима, преступна и позорна. Совет Народных Комиссаров объявляет антисемитское движение и погромы евреев гибелью для дела рабочей и крестьянской революции и призывает трудовой народ Социалистической России всеми средствами бороться с этим злом. Национальная вражда ослабляет наши революционные ряды, разъединяет единый, без различия национальностей, трудовой фронт и на руку лишь нашим врагам. Совнарком предписывает всем Совдепам принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения. Погромщиков и ведущих погромную агитацию предписывается ставить вне закона. Подписи : Председатель Совета
Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин) – Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Вл. Бонч-Бруевич — Секретарь Совета Н. Горбунов. ( Постановление принято на заседании СНК 25 июля 1918 г. по предложению В.И. Ленина )

2* — Ж. Медведев. »Антисемитизм в России: от Сталина до олигархов». Еженедельник »Аргументы и факты», № 51, 2003 г. Из беседы с Дмитрием Макаровым 24 декабря 2003 года.

3* – Л. Троцкий. »Термидор и антисемитизм ». 22 февраля, 1937. The New International May 1941.

4* – П. Судоплатов. »Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы». М., 1997г.

5* — М. Джилас. »Беседы со Сталиным». М., 2002 г.

Советский Союз был первым государством в мире, признавшим Израиль де-факто и де-юре. Милован Джилас, с 1940 по 1954 год заместитель Тито, в 1988-м по этому поводу говорил: «Сталин правильно сделал, махнув рукой на арабов. Мусульмане не могут быть марксистами. А Израиль, пусть маленький, мог стать базой для советских товарищей на случай, если бы из Хайфы пришлось угрожать судоходству в Суэцком канале… Никакой любви у Сталина, Молотова и других большевиков к евреям не было. Как не было любви к сербам, болгарам, грекам. Был лишь стратегический замысел «вгрызться» в мягкое подбрюшье Великобритании. Но на первых порах Москва, безусловно, крепко помогла Израилю». Известно, что через Чехословакию Сталин передал Израилю значительное количество боевой техники.

6* — »Сталин спас страну от сионистского нашествия, агентура которого уже проникла во все сферы партийного, государственного аппарата, kарательных органов, профсоюзов и творческих организаций. Эта его победа может быть приравнена к победе над германским нашествием 1941-1945 годов. Сталин не дал им возможности разрушить Российское государство и создать на её территории свою Землю Обетованную». ( Вот так! Коротко и ясно, тут ни прибавить, ни убавить. Нет, это не выдумка и не бред пьяного невежды, а »глубокомысленные» рассуждения писателя и учёного мужа В.Карпова. Цитата взята из его книги »Генералиссимус», изданной в 2002 году )

7* — С. Аллилуева. » Только один год» . М., 1990 г.

8* — A. Микоян. »Так было. Воспоминания о минувшем» . М., 1999 г

9* – К. Симонов. »Глазами человека моего поколения». М., 1988 г.

10* — Э. Радзинский. »Иосиф Сталин». М., 1990г. Автор цитирует материалы из немецких протоколов допроса военопленных.

11* – Б. Бажанов. » Воспоминания бывшего секретаря Сталина». СПБ., 1992 г.

12* – В. Ленин. Полное собрание сочинений. Т. 30

13* — Ф. Чуевым. ,, Молотов: Полудержавный властелин ». М., 1999 г.

14* — Н. Хрущёв. »Воспоминания». М., Изд. Вагриус, 1997 г.

15* – Вячеслав Малышев был воспитанником сталинской школы и последовательным приверженцем своего покровителя. Рядовой инженер сделал блестящую карьеру – стал заместителем председателя Совета Министров, членом президиума ЦК. На груди генерал-полковника не хватило места для высочайших орденов. С февраля 1939-го по февраль 1953 года он вел дневник. Записи, если так можно сказать, были для себя, не предназначенные для печати. Генерал-полковник восхищался мудростью вождя и с любовью записывал его речи и указания. В дневнике нас интересует только одна запись, сделанная Малышевым по горячим следам. В тот день, 1 декабря 1952 года, состоялось заседание Президиума ЦК, на котором обсуждались вопросы вредительства в лечебном деле и положение в МГБ СССР. К сожалению, нет стенограмм того заседания президиума ЦК, на котором, по сути, решалась судьба еврейства в СССР. Не отказников, не отдельных врагов, а всего народа. Неизвестно, выступал ли Сталин, но его реплику восторженный Малышев записал. Именно все евреи националисты, агенты американской разведки, и поступать с ними следует как с врагами. Следовательно, дело не только в сионистах.

16* — Я. Этингер. »Это невозможно забыть. Воспоминания» . М., 2001 г.

17* — »Национальность деда Ленина по материнской линии всегда была загадкой для историков. Кто был по национальности окончивший Медико-хирургическую академию в Петербурге Александр Бланк? Следов об этом не сохранилось ни в одном историческом архиве. Очевидно, были предприняты все меры, чтобы скрыть то, что могло опорочить Ленина не только в глазах обывательских и необывательских антисемитов, но и больших верхов. Но неугомонная писательница Мариэтта Шагинян, тыкаясь по архивам и ничего не находя, решила заглянуть в забытый, никому не нужный, но сохраняющийся архив петербургской консистории. И там обнаружила в соответственной книге запись о крещении иудея Израиля Бланка, получившего при крещении имя Александр». ( Л.Э.Разгон. »Непридуманное». Москва. Издательство »Правда». 1988 )

Ещё хуже с подноготной вождя у писателя – русоблюда Солоухина: » Александр Дмитриевич, а вернее сказать, Израиль Бланк, женился, как известно, на шведке Анне Ивановне Гросшопф. Была ли она просто шведкой или тоже еврейкой, я не знаю. В ее родословной мелькают ювелир, шляпник, юрист. Но это, конечно, ни о чем не говорит. Ювелиром и шляпником могли быть как шведские евреи,так и просто шведы. Важно другое. В Марии Александровне (а вернее сказать, в Марии Израилевне), в матери Ленина, не было ни одного грамма русской крови. В одном случае, если Анна Ивановна Гросшопф была шведкой, в матери Ленина по 50 проц.еврейской и шведской крови. Если же Анна Ивановна была шведской еврейкой, то Мария Александровна, получается, чистокровная, стопроцентная еврейка». ( Из книги В. Солоухина »При свете дня».Текст 1998. По Солоухину зловредность характера Ленина и его пагубное влияние на организацию октябрьского переворота прямо пропорциональны содержанию еврейской крови в его организме. Таков писатель земли русской ! )

17** — Полина Семеновна Жемчужина ( жена Молотова с 1921г., офиц.разв. в 1946г.) в 30-е годы поддерживала тесные контакты с Михоэлсом. Пользуясь близостью к Молотову, содействовала Еврейскому антифашистскому комитету, передавала жалобы пострадавших от антисемитизма, летом 44-го вручила Молотову известное письмо об ужасающем положении украинских евреев, освобожденных из гетто. Терпение Сталина переполнили три поступка Жемчужиной: посещение в 1945 году хоральной синагоги в траурный день памяти жертв Катастрофы; присутствие на траурной панихиде по Михоэлсу, где она неосторожно поделилась с писателем Фефером своими сомнениями в истинности официальной версии гибели артиста; встречи с Голдой Меир, первым послом Государства Израиль в СССР, с которой Полина Семеновна беседовала на идише. Настоящие имя и фамилия Жемчужиной — Карповская Пери Семеновна (1897-1960). Короткое время была Наркомом рыбной промышленности СССР. Арестована и сослана в 1949. Реабилитирована в 1953. От первого брака имела дочь — Риту Ароновну Жемчужину.

18* — В. Кожинов. »Загадочные страницы истории XX века». “Наш современник”. 1999, № 9 . Продублировано в книге ‘Россия. Век ХХ. 1939-1964», Москва -1999, стр. 288 – 290.

19* — Справедливости ради следует отметить, что исследователям известны несколько вариантов этого письма. Мною обнаружено два варианта. Ни в одном из них нет никаких предложений о том, что делать с нами, евреями для нашего собственнго »спасения». Цитируемый мною текст с напечатанными фамилиями 58 потенциальных подписантов заканчивается следующим откровением: — Пусть все труженики евреи, которым дорого дело мира и демократии, объединят свои усилия и выступают единым широким фронтом против авантюристической политики еврейских миллиардеров и миллионеров, главарей Израиля и международного сионизма. — Учитывая важность сплочения всех прогрессивных сил еврейского народа, а также в целях правдивой информации о положении трудящихся евреев в разных странах, о борьбе народов за укрепление мира, мы считали бы целесообразным издание в Советском Союзе газеты, предназначенной для широких слоев еврейского населения в СССР и за рубежом. Мы уверены, что наша инициатива встретит горячую поддержку всех трудящихся евреев в Советском Союзе и во всем мире.

ВОЛЬФКОВИЧ С.И., академик, лауреат Сталинской премии; ДРАГУНСКИЙ Д. А., полковник, дважды Герой Советского Союза; ЭРЕНБУРГ И.Г., лауреат Международной Сталинской премии “За укрепление мира между народами”; КРЕЙЗЕР Я.Г., генерал-полковник, Герой Советского Союза; ХАРИТОНСКИЙ Д.Л., сталевар завода “Серп и молот”; КАГАНОВИЧ Л.М., член ЦК КПСС; РЕЙЗЕН М.О., народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ВАННИКОВ Б.Л., член ЦК КПСС, Герой Социалистического Труда; ЛАНДАУ Л.Д., академик, лауреат Сталинской премии; МАРШАК С.Я., писатель, лауреат Сталинской премии; РОММ М.И., кинорежиссер, народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; МИНЦ И.И., академик, лауреат Сталинской премии; РАЙЗЕР Д.Я., министр строительства предприятий тяжелой индустрии СССР; ЛАВОЧКИН С.А., конструктор, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии; ЦЫРЛИН А.Д., генерал-полковник инженерных войск; ЧУРЛИОНСКАЯ О.А., врач; ДУНАЕВСКИЙ И.И., ( * )композитор, народный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии; БРИСКМАН М.Н., председатель колхоза имени Ворошилова, Кунцевского района, Московской области; РАЙХИН Д.Я., преподаватель школы № 19 г. Москвы; ЛАНДСБЕРГ Г.С., академик, лауреат Сталинской премии; ФАЙЕР Ю.Ф., дирижер, народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ГРОССМАН В.С., писатель; ГУРЕВИЧ М.И., конструктор, лауреат Сталинской премии; КРЕМЕР С.Д., генерал-майор танковых войск, Герой Советского Союза; АЛИГЕР М.И., писательница, лауреат Сталинской премии; ТРАХТЕНБЕРГ И.А., академик; НОСОВСКИЙ Н.Э., директор Коломенского завода тяжелого станкостроения; ОЙСТРАХ Д.Ф., заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; КАГАНОВИЧ Мария, председатель ЦК союза рабочих швейной и трикотажной промышленности; ЛИПШИЦ М.Я., заслуженный врач РСФСР; ВУЛ Б.М., член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЛИВШИЦ С.В., начальник цеха завода “Красный пролетарий”, лауреат Сталинской премии; ПРУДКИН М.И., народный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии; СМИТ-ФАЛЬКНЕР М.Н., член-корреспондент Академии наук СССР; ЛАНЦМАН Н.М., инженер, начальник цеха завода “Машиностроитель”; ГИЛЕЛЬС Э.Г., заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; РОЗЕНТАЛЬ М.М., профессор, доктор философских наук; БЛАНТЕР М.И., композитор, лауреат Сталинской премии; ТАЛМУД Д.Л., член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЯМПОЛЬСКИЙ А.И., рабочий вагоноремонтного завода им. Войтовича; РУБИНШТЕЙН М.И., доктор экономических наук; РОГИНСКИЙ С.3., член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; КАССИЛЬ Л.А., писатель, лауреат Сталинской премии; ХАВИНСОН Я.С., журналист; ЛЕЙДЕР А.Г., инженер, начальник конструкторского бюро по механизации 1-го Господшипникового завода; ЧИЖИКОВ Д.М., член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ВЕЙЦ В.И., член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ФИХТЕНГОЛЬЦ М.И., лауреат всесоюзных и международных конкурсов музыкантов-исполнителей; КОЛТУНОВ И.Б., инженеру заместитель начальника цеха 1-го Господшипникового завода; ЕРУСАЛИМСКИЙ А.С., профессор, доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии; ГЕЛЬФОНД А.О., член-корреспондент Академии наук СССР, МЕССЕРЕР С.М., заслуженная артистка РСФСР, лауреат Сталинской премии; ШАПИРО Б.С., рабочий-наладчик 2-го часового завода; ЗОЛОТАРЬ К.И., зав. отделом народного образования Кировского района г. Москвы; БРУК С.И., член-корреспондент Академии наук СССР; СМИРИН М.М., доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии; ЛОКШИН Э.Ю., кандидат экономических наук; ШАФРАН А.М., главный зоотехник районного отдела сельского хозяйства Ленинского района, Московской области, Герой Социалистического Труда.

20* — И. Эренбург. »Люди, годы, жизнь». Т.1. М., 1990 г.

21* — » Вести » 4.03.2001. Из выступления на международной конференции в Иерусалимском университете по проблемам советского и постсоветского еврейства в декабре 2000 года.

В дополнение привожу следующую мысль Костырченко из другого источника: »Да, в сталинской империи существовал государственный антисемитизм и была завуалированно нагнетавшаяся властями бытовая юдофобия. Да, был жестокий, впадавший в безумие тиран и послушная ему обывательская масса, готовая по первому знаку свыше впасть в неистовство. Впрочем, из этого моря разливанного шовинистической ненависти выглядывали и островки интеллигентской порядочности и народного здравого смысла, с которых, хотя и приглушенно и не часто, но все же звучали голоса протеста и осуждения. Был также гнетущий еврейство страх, навевавший самые мрачные мысли и ожидания. Недаром 1948 – 1953 годы в этой среде были названы черными. Вместе с тем, со всей уверенностью, основанной на последних научно-исторических исследованиях, можно утверждать, что в тот период власть не разрабатывала планов депортации евреев, а все сведения о бараках, вагонах, печах – не более чем производное от слухов и домыслов, а также от спекуляций недобросовестных авторов. ( Г.В.Костырченко. »Еврейское слово» № 2/175 – 2004. »Реприза – на арене истории» )

22* — Интервью на радио Свобода 4.09.2003. » Из ада в рай и обратно» – книга о советском еврействе

Источник: »Евреи глазами именитых друзей и недругов» — www.zelikm.com

https://evreimir.com/59798/byl-li-stalin-yudofobom/

Картина дня

наверх