Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

Диу: «чернота» под стенами крепости. Диу: бомбардировка и инженерная война (3,4)

Диу: «чернота» под стенами крепости

Юрий Тарасевич

Летом 1538 года гуджаратские войска осадили Диу — порт на западном побережье полуострова Индостан, с 1535 года принадлежавший португальцам. Осада с суши велась не слишком настойчиво: военачальники Гуджаратского султаната ожидали появления османского флота. Наконец, 4 сентября 1538 года корабли Сулейман-паши появились в виду Диу. На следующий день началась высадка войск. Положение португальского гарнизона под началом Антонио Сильвейры резко ухудшилось. Крепость, ранее блокированная с суши гуджаратскими войсками Сафара и Али-хана, теперь попала и в блокаду со стороны моря. Ситуация усложнялась тем, что османский корпус имел с собой сильную осадную артиллерию.

Крепость Диу в 1538 году

Известные описания и изображения Диу зачастую между собой не согласуются. Крепость не раз бывала в осаде, её укрепления разрушались, восстанавливались и перестраивались. Например, изображение крепости Диу в дневниках Кастро, использованное в данной статье, хотя и наиболее близко к событиям, но исполнено по наброску, сделанному 11 марта 1539 года, уже по завершении осады. Многие строения на этом рисунке разрушены или просто отсутствуют. Известная иллюстрация в истории Коррейры выполнена в середине XVI века, уже после осады 1546 года.

В пролив между островом Диу и материком, образованный устьем реки, постоянно попадали наносы, и очертания берегов и отмелей могли не совпадать даже в источниках одного, казалось бы, времени.

Часть голландского плана Диу, сделанного в конце XVII века и показывающего новые укрепления и несколько иные очертания береговой линии. Тем не менее это, видимо, ближайшее к событиям топографическое изображение, позволяющее оценить взаимные размеры и расстояния, значимость морского форта (единственный проход в порт — между ним и крепостью) и трудность защиты заречного укрепления (справа внизу). Длинные «стороны» крепостных стен — до 280–300 м. Направление на север — вниз - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruЧасть голландского плана Диу, сделанного в конце XVII века и показывающего новые укрепления и несколько иные очертания береговой линии. Тем не менее это, видимо, ближайшее к событиям топографическое изображение, позволяющее оценить взаимные размеры и расстояния, значимость морского форта (единственный проход в порт — между ним и крепостью) и трудность защиты заречного укрепления (справа внизу). Длинные «стороны» крепостных стен — до 280–300 м. Направление на север — вниз

В 1536 году крепость построили в три ронделя и две башни (полубашни, cubellas), с двумя большими цистернами для воды. В полубашнях «на земле» были установлены большие пушки, направленные на крепостной ров и на город.

Весной 1538 года в «турецкой слободе» был спешно возведён заречный форт — валы 20 футов ширины (около 6 м) и «прочный каменный дом капитана» с пятью большими пушками и шестью фальконами-камнестрелами. В крепости же соорудили цистерну для воды в 20 ладоней высоты (4,4 м) и такой же ширины, вмещавшую 300 больших бочек (свыше 120 тысяч литров).

Морской форт, расположенный на скалистом островке в проливе, при осмотре его Кастро включал рондель — примерно эллиптический в плане, 19×8 португальских саженей (42×18 м). Толщина его стен составляла восемь ладоней (1,76 м). Со стороны реки от «головы» того ронделя находилась прямоугольная в плане башня (7,5×4 сажени) со стенами дифференцированной толщины — 17 ладоней на восточной (морской) стороне, 12 на углу, обращённому к турецкой слободе, девять на городской стороне и до шести на прочих сторонах. Рондель и башня соединялись 8-ладонными стенами с бойницами. Расстояние от крепости до морского форта соответствовало примерно «выстрелу из ручницы», от морского форта до заречного форта — «дальнему выстрелу из берсо» (лёгкого орудия).

Карта гуджаратского и индийского берегов, составленная Самуэлем Торнтоном между 1720 и 1707 годами. Чаул (расстояние порядка 350 км) и Гоа (700 км) за нижним обрезом карты. Масштабная линейка 45 английских миль, то есть 72,5 км - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruКарта гуджаратского и индийского берегов, составленная Самуэлем Торнтоном между 1720 и 1707 годами. Чаул (расстояние порядка 350 км) и Гоа (700 км) за нижним обрезом карты. Масштабная линейка 45 английских миль, то есть 72,5 км

Рондель Сан-Тьяго не упоминается в связи с осадой 1538 года в историях современников Соузы и Коррейры. Возможно, будучи расположенным в труднодоступной для штурмов части полуострова, он не был первоочередной целью союзников.

Приготовления в крепости

Антонио Сильвейра заблаговременно выслал Мигуэля Васа на быстром катаре (catur, от малайского katar — малое парусно-гребное судно, поменьше фусты и побольше баркаса) к оконечности острова в двух лигах (8 км) от города, чтобы тот дождался прихода вражеского флота и принёс о нём точные сведения. Мигуэль Вас, обнаружив приближавшийся флот Сулейман-паши, несколько раз настолько близко подходил к османским кораблям, «чтобы точнее пересчитать», что оттуда его катар «поливали пулями» — впрочем, безрезультатно. Вас «презрительно ускользнул» со своими разведданными в Диу и далее в Гоа.

Ещё раньше из крепости в Чаул и Гоа были отправлены «семьи многих». К 4 сентября в крепости насчитывалось «3 тысяч душ», из них 800 португальцев, 600 «боевой черни»(escrauos homens pêra pelejar — буквально «боевые невольники», видимо, прообраз колониальных войск нового времени), 200 местных каменщиков, плотников, кузнецов и прочих ремесленников, а также множество замужних женщин и детей. В других источниках гарнизон считают в 700 человек португальцев, «из них 200 благородных».

Галера и парусно-гребные суда с одной мачтой (фусты, галиоты или катары) на рисунке в дневниках Кастро (1540–1541 годы) - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruГалера и парусно-гребные суда с одной мачтой (фусты, галиоты или катары) на рисунке в дневниках Кастро (1540–1541 годы)

Участки ответственности в крепости остались во многом теми же, что и при летнем наступлении гуджаратцев:

  • Антонио де Сильвейра, капитан Диу, осуществлял верховное командование и имел при себе небольшой отряд, в том числе конных;
  • на ронделе Сан-Томе начальствовал Гонсало Фалькао. На прилегающем участке стены от того ронделя к малому ронделю у излучины (заводи; cotouello) реки (пролива) находился Франсиско Энрикес, казначей, и Антонио Форейра. Далее на той стене командовал Мануэль де Васконселос, таможенный начальник;
  • на малом ронделе (baluarte menor) старшим был Гаспар де Соуза. На стене, которая шла от того ронделя вдоль реки оборону возглавлял Лопо де Соуза Коутиньо. Далее на той стене перед факторией начальником был назначен Антонио да Вейга, фактор. На укреплении Couraça a Payo (букв. «защита прохода») распоряжался Родригес де Араужо, главный судья, а на укреплении Barra (baluarte da Barra — букв. «отмель» или «заграждение») — Франсиско Гоувеа;
  • на неприступный участок стены вдоль скалистого берега (costa brava; это, собственно, и есть берег острова, обращённый к открытому морю) были выставлены лишь дозорные;
  • укрепление на островке в проливе, образованном устьем реки (оно же «морской»или «речной» форт — baluarte do mar; baluarte do rio), занял отряд в 35 человек с артиллерией под началом Антонио де Соуза;
  • заречный форт, известный в источниках как «укрепление в турецкой слободе»(baluarte da villa dos Rumes) или «бастион Гогала (Гогла)» (по позднейшему названию «турецкой слободы») защищал Франсиско Пачеко с отрядом численностью до 80 человек. По некоторым сообщениям, у них имелось четыре орудия;
  • защита городской части «реки» (пролива) оказалась невозможной с имеющимися 22 катарами и фустами (catures e fustas), на которых несли службу 300 стрелков. Поэтому суда были собраны в гавань, при них остались только моряки, а стрелки высадились на сушу.

Сильвейра приказал разрушить мост из города в крепость, снять все ворота, а проёмы замуровать, оставив лишь проходы, «достаточные человеку пройти согнувшись». Для приёма грузов, доставляемых морским путём, оставили «малую дверь» с подвешенной верёвочной лестницей на речной стороне укреплений, прикрываемой «морским фортом». Запасы воды в крепость доставляли 300 быков. На четырёх быков приходилась одна большая бочка (1 pipa = 420 л). Все запасы еды и воды, накоплявшиеся ещё с летнего наступления гуджаратцев, находились под личным контролем капитана Сильвейры.

Вообще же португальцы в Диу оказались в весьма неблагоприятных обстоятельствах. Укрепления были сильны, но в крепости отсутствовали собственные источники воды, а соотношение сил, даже без учёта гуджаратцев, складывалось не в пользу европейцев. Османы имели большое число галер с крупнокалиберной артиллерией, а быстрой помощи от индийского губернатора ждать не приходилось, в том числе и по причине погодных условий этой поры года в Индийском океане.

Рисунок Диу по наброскам Кастро, сделанным 11 марта 1539 года. Некоторые укрепления разрушены, некоторые строения уничтожены. Вертикальный масштаб преувеличен. Направление на север — примерно вниз. Источник: Roteiros de D. João de Castro: Roteiro de Goa a Diu (1538-1539). Album das tavoas. 2a ed. Pref. e anot. A. Fontoura de Costa. Lisboa, 1940. - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruРисунок Диу по наброскам Кастро, сделанным 11 марта 1539 года. Некоторые укрепления разрушены, некоторые строения уничтожены. Вертикальный масштаб преувеличен. Направление на север — примерно вниз. Источник: Roteiros de D. João de Castro: Roteiro de Goa a Diu (1538-1539). Album das tavoas. 2a ed. Pref. e anot. A. Fontoura de Costa. Lisboa, 1940.

Более того, местные жители относились к португальцам в лучшем случае прохладно. Ещё в августе, при подходе гуджаратского войска, в Диу у португальцев обнаружилось «множество врагов», недовольных тем, что португальцы вывозили всё продовольствие в крепость, и тем, что португальцы закрывали город, а с желающими бежать обходились сурово. И Сильвейра «был вынужден применить крайние меры»: «некоторых (врагов) казнил, а некоторых изгнал, и собрал (португальцев и местных лоялистов) в крепости, всегда (для своих действий) заручаясь единодушным согласием совета капитанов».

Вести о приближении османов были встречены в лагере гуджаратской рати великим празднеством, а «мавры (мусульмане) Диу» также «учинили шум и наших (португальцев) на стенах (крепости) дразнили и над ними насмехались».

Стратегические планы союзников

5 сентября Сулейман-паша высадил в Диу 600–700 янычаров, «хорошо вооружённых луками и ружьями и в блестящих панцирях, дабы устрашить смотрящих на них» португальцев. Подойдя к крепостной стене, янычары открыли огонь, убили шестерых и ранили ещё 20 человек. Однако ответный огонь трёхсот португальских стрелков уложил 50 янычар и многих ранил, а прочих «заставил отступить не столь самонадеянными». Раздражённые этой неудачей янычары оказались страшны и «маврам, которые на них надеялись»: в тот день они учинили в Диу «все бесчинства, какие солдаты учиняют», в том числе «не обошли и губернаторского дворца, забрав из него трёх прекрасных скакунов, все деньги и обстановку».

Однако подавляющее превосходство гуджаратско-османского союза в силах, вооружении и припасах было сильно подорвано коренными несогласиями относительно целей войны и способов их достижения.

Сулейман-паша намеревался устроить в Диу область Османского султаната с собой же во главе — на что, естественно, имел приказание султана. В дальнейшем с этого плацдарма планировалось расширять османские владения и в прочие земли Индии. Эти намерения не были, в общем, большой тайной для индийских владык и, в свете расправы над аденским шейхом, радости у них не вызывали. Письма Сулейман-паши индийским царям с призывами поддержать его священную войну были встречены в лучшем случае уклончиво. В любом случае Сулейман-паша учитывал потенциальную угрозу со стороны португальского наместника, стремился сохранить свои силы и старался действовать руками гуджаратских союзников.

Османские позиции, португальские укрепления и основные направления обстрела на рисунке Диу по наброскам Кастро, сделанным 11 марта 1539 года. Вертикальный масштаб преувеличен. Направление на север — примерно вниз - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruОсманские позиции, португальские укрепления и основные направления обстрела на рисунке Диу по наброскам Кастро, сделанным 11 марта 1539 года. Вертикальный масштаб преувеличен. Направление на север — примерно вниз

Али-хан (или Алам-хан; португальские истории называют его Алукам или «Обжора»Lurcão), воевода гуджаратского султана, страстно желал изгнания португальцев, но к османам относился с недоверием. Например, он запретил включать имя османского султана Сулеймана в официальную хутбу (молитву о здравии), читаемую в мечетях Диу. Более того, он фактически исключил из непосредственного участия в осаде возглавляемое им султанское (гуджаратское) войско и передвинул его так, что оно, будто и не враждебное османам, закрыло тем путь вглубь страны.

Сафар, сановник покойного султана Бадура (Сифр-ага у Уайтвэя, Ходжа-Сафар или Коджа-Сафар в португальских источниках), оказался главным местным союзником Сулейман-паши. Но Сафар вообще «желал чего угодно», что позволило бы ему удержать его собственную власть в Диу (а при случае и выкроить для себя здесь отдельное царство). Он всячески поддерживал в Сулейман-паше намерение захватить Диу, убеждая того, что крепость слаба людьми и без труда может быть захвачена, стоит лишь орудиям пробить стену. Из Диу Сулейман-паша сможет подчинить своей воле всё Камбейское царство (Гуджарат), а там и «все мавры Индии» поддержат этот великий почин.

Фактически именно личный корпус Сафара составил основу союзных сил, действовавших против крепости во время осады. Для португальцев же как османские (многонациональные) силы, так и гуджаратские войска — все были «мавры» и «турки» (rumes) и «чернота». Главным своим противником португальцы полагали Сулейман-пашу.

Передышка в Мадрефабаде

6 сентября разразилась сильнейшая буря, причинившая большой ущерб османскому флоту. На следующий день корабли под парусами, держась вне досягаемости выстрелов крепости, ушли на ремонт в Мадрефабад (Мадрафабад, ныне Джафрабад или Джафирабад) — город, расположенный в устье реки Ранай в 5 лигах (21 км) от Диу. Мадрефабад был «портом, более удобным», с глубинами в 2–4 сажени (1 сажень — 2,134 м), но всё равно его доковые возможности были ограниченными, поэтому османам пришлось ремонтировать галеры лишь по четыре единовременно и на каждые четыре тратить по два дня. Однако же им удалось привлечь к работам «множество местных мастеров и работников», так что за сентябрь с ремонтом удалось справиться. Всё это время одна из галер несла дозор в море в двух лигах от устья реки.

Португальские галеон, нефы (naõ), галера, а также некий малый парусник (вероятно, каравелла или альбетоса) и две лёгкие галеры — возможно, две фусты или фуста и галиот. Зарисовки Кастро 1540–1541 годов - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruПортугальские галеон, нефы (naõ), галера, а также некий малый парусник (вероятно, каравелла или альбетоса) и две лёгкие галеры — возможно, две фусты или фуста и галиот. Зарисовки Кастро 1540–1541 годов

В то же самое время решался вопрос о том, каким образом будет поведена атака на крепость. Сафар желал получить в своё распоряжение два десятка «самых быстрых» галер и намеревался с их помощью взять морской форт. После этого крепость лишилась бы прикрытия со своей уязвимой речной стороны, где только и возможно было высаживать войска. Сулейман-паша, однако, отказался разделять флот ввиду возможного прихода сил португальского наместника, так что Сафару пришлось вначале направить удар на заречный форт, прикрывавший морской форт. Его защищал отряд Пачеко.

В Мадрефабаде в помощь войскам Сафара с кораблей были выгружены три тяжёлых орудия («василиски»), которые собирались отправить по суше к Диу. Но из-за плохих дорог на позицию смогли перевезти лишь одно орудие, а два вернули на корабли. Также Сафару ещё до ухода флота на ремонт были приданы некий «турецкий капитан и с ним его люди», фактически — османская сапёрная часть, до тысячи человек.

Появление вице-короля

9 сентября в Гоа пришли катары из Диу с вестями о прибытии и высадке османов и начале осады. В тот же день губернатор Нуньо да Кунья приказал снарядить восемь катаров, на которых в Диу «в завтрашнюю ночь» должны были быть отправлены порох, свинец, фитиль и огневые гранаты (panellas), а также добровольцы из числа португальцев Гоа. Для большей безопасности сообщений с Гоа, как сообщал Сильвейра губернатору, один катар из Диу всегда будет находиться в море невдалеке от крепости, но вне видимости османских галер, а ночью станет нести огонь, открытый лишь в сторону моря, и к такому огню и должны сначала подходить суда из Гоа.

Вице-король Гарсиа де Норонья в «Легендах Индии» издания 1890 года - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ru Вице-король Гарсиа де Норонья в «Легендах Индии» издания 1890 года

В то время португальский губернатор в Гоа имел под своей командой около 60 парусников, «все большие», 2,5 тысячи солдат и моряков с «превосходным» стрелковым оружием (espingardaria), более тысячи пушкарей, а также хорошо снаряжённых сапёров (genie) и «всего снаряжения в достатке».

Португальские сановники в Индии предполагали, что да Кунья и возглавит собранные по Индии войска и флот «в 100–200 кораблей». Однако 11 сентября в Гоа прибыл, а 12 сентября высадился вновь назначенный португальский вице-король Гарсиа де Норонья. Смещённый да Кунья оказался в немилости и даже не получил казённого транспорта для возвращения в Португалию. По пути на родину он умер, и по его собственному желанию был похоронен в море.

Новый вице-король привёл с собой 11 больших каракк (não«неф», или каракка). На кораблях находилось две тысячи оружных, из них 800 благородных — «идальго, кавальеро и людей королевского двора». Однако «на всех прочих (людей вице-короля) не набиралось и 500 рейсов жалованья», и вообще моряков и солдат для флота вице-короля собирали, по причине безлюдья Португалии, якобы почти среди отбросов общества: «Безбородые юнцы и люди, ни к чему в мире не годные, и на всех вместе не приходится и одного меча».

Гарсиа де Норонья взялся за организацию отпора османам. Он обнадёживал подданных, что сбор войск и флота не займёт и 20 дней. Первым делом дон Педро де Кастелло Бранко отправился в Кочин за людьми и кораблями. Адмирала португальского флота в Индии (capitão mór do mar) Мартима Афонсо де Соузу сменил сын вице-короля дон Альваро. Сам де Соуза понимал неизбежность своего смещения, но желал чести возглавить передовой отряд флота на своей галере-бастарде с 400 отборными бойцами: он знал, как распознать галеру Сулейман-паши, и надеялся пленить того и послать в дар португальскому королю.

Мост, ведущий в крепость, в наши дни. Снимок сделан в примерном направлении на северо-восток (вдали материк и оконечность пролива). sq.wikipedia.org - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruМост, ведущий в крепость, в наши дни. Снимок сделан в примерном направлении на северо-восток (вдали материк и оконечность пролива).
sq.wikipedia.org

Подготовка португальцев натолкнулась, однако, и на серьёзные препятствия. Для флота не хватало тяжёлых орудий — всего их не набралось и 200 штук. Из-за поспешных сборов ощущалась нехватка в продовольствии. Более того, как полагают многие авторы, де Норонья был «человеком без военных амбиций» и опасался большой ответственности, поэтому на выручку осаждённой крепости не спешил, без конца высылая разведчиков и оттягивая выход под различными предлогами.

Восемь катаров, отправленных ещё губернатором да Кунья, пришли в Диу через два дня, то есть 12–13 сентября. Помимо припасов, они привезли 40 добровольцев, которым Сильвейра даже предложил вернуться в Гоа: все заслуги в грядущей победе над османами, несомненно, будут взяты войском и флотом, а крепости никакой славы не достанется.

Предварительная бомбардировка

По возвращении Сафара в Диу вместе с приданными ему османскими сапёрами и 20 орудиями (в других источниках — четыре больших орудия и четыре бомбарды), в числе которых были бомбарды, сапёры немедленно взялись за устройство позиций для осадных батарей, предназначенных бить по крепости «со всех сторон». Ради этого в Диу разрушили немало домов. Из уже имевшихся на месте орудий союзники начали обстрел крепости и заречного форта и вели обстрел «с большим тщанием». В один из дней «выстрел из большой мортиры» (вероятнее всего, бомбарды-мортиры) убил в форте четверых и 8–10 человек ранил, что «немало устрашило защитников». Крепость отвечала огнём. Один из выстрелов с форта попал по османскому орудию и разбил его, убив при том пятерых и ранив более 20 человек.

Однако Сафар лишь «удвоил» интенсивность огня по форту и по речной стороне крепости. Его защитники были вынуждены заделать ворота глиной и камнями, а сообщение крепости с фортом на несколько дней полностью пресеклось. Когда же Сильвейра послал за вестями в форт Фернана де Мораеша на катаре со снятой мачтой, в пути на судно напали две фусты и «много» альмадий (длинных и узких быстроходных лодок) со «множеством» стрелков. Мораеш же столь искусно отбивался стрельбой и огневыми гранатами, что заставил «мавров» бросить одну повреждённую фусту. Её он и привёл в крепость.

Парусник (não) и катар (catur). Реконструкция Telmo Gomes по рисункам Кастро. Источник: Gomes, T. Navios portugueses no Oriente. Século XVI. p. 29. - Диу: «чернота» под стенами крепости | Warspot.ruПарусник (não) и катар (catur). Реконструкция Telmo Gomes по рисункам Кастро. Источник: Gomes, T. Navios portugueses no Oriente. Século XVI. p. 29.

Впрочем, собственно укреплениям крепости этот обстрел вредил мало, поскольку орудия были сравнительно лёгкими. Опаснее для защитников оказались попадания по хранилищам воды, многие из которых были повреждены, а вода потеряна. В одну из ночей, однако, разразилась гроза с таким сильным ливнем, что «к большому неудовольствию мавров»крепостные цистерны наполнились до краёв, и вода заполнила даже ров, в котором вырубали камень для ядер (шириной три португальских сажени и длиной 30 саженей; 1 braça = 2,2 м). Для защиты цистерн Сильвейра приказал построить из дерева и земли внутренние стены в 20 футов ширины — фактически, валы (1 португ. фут = 0,33 м).

После вхождения «мавров» в город Диу Сильвейра дополнительно усилил морской форт 20 людьми в прибавку к тем 25 (или, возможно, 35), что уже были там под началом Антонио де Соузы. «На случай, если того убьют», Сильвейра послал на укрепление ещё и «доброго рыцаря Луиша Родригеша», чтобы важнейший опорный пункт не оставался без командования.


Литература:

  1. Castelbranco, E. E. Catalogo do Museu de Artilharia. 3a ed. Lisboa, 1903.
  2. Correa, G. Lendas da India. T. 3. Parte 2. Lisboa, 1863.
  3. Correa, G. Lendas da India. T. 4. Parte 1. Lisboa, 1863.
  4. Faria y Sousa, M. de. Asia Portuguesa. T. 1. Lisboa, 1666.
  5. Gazetteer of the Bombay Presidency. Vol. 8. Kathiawar. Bombay, 1884.
  6. Murphy, J. Travels in Portugal. London, 1795.
  7. Önalp, E. Hadım Süleyman Paşa’nın 1538 yılındaki Hindistan Seferi (Suleiman Pasha the Eunuch’s expedition to India in 1538)
  8. Rodrigues dos Santos, J. Sistemas defensivos das Ilhas de Tiswadi e Diu. Ocupação e fortificação de dois territórios insulares da Índia portuguesa (Séc. XVI–XVIII) / J. Rodrigues dos Santos, S. L. Mendiratta: vitruvius.com.br
  9. Sousa Coutinho, L. de. Historia de Cerco de Diu. Lisboa, 1890.
  10. Vidyanagar, V. Portuguese maritime power and Gujarat (1500 A.D. to 1548 A.D.): a study into historical perspective. Sardar Patel University, 1992.
  11. Whiteway, R. S. The rise of Portuguese power in India 1497–1550. Westminster, 1899.

https://warspot.ru/11184-diu-chernota-pod-stenami-kreposti

Диу: бомбардировка и инженерная война

После предварительной бомбардировки крепости Диу со стороны города настал черёд османского флота включаться в осаду. Завершив ремонтные работы на кораблях в Мадрефабаде, Сулейман-паша и его военачальники стали стягиваться к португальской крепости. Первым османский удар принял на себя «заречный» форт под командованием Франсиско Пачеко.

Возвращение османского флота

24 сентября к Диу из Мадрефабада вернулся Сулейман-паша. 27 сентября (Коррейра называет 28 сентября, а османские источники — и вовсе 30 сентября) оттуда же возвратились и османские галеры под началом Юсаф-Ахмада, второго по команде. Они медленно прошли под парусами («а на ведущем галиоте паруса выкрашены в белые и красные четверти (…) видимо, то был адмиральский корабль…») в виду крепости и, выйдя на траверз конца отмели (perto da lagea que está na barra), разрядили орудия по форту и отвернули. В крепость попали 30 железных ядер в три ладони в окружности (калибр около 20 см), но погиб лишь один защитник.

Панорама на старую крепость и город (слева), морской форт (в центре; проход в порт слева от него, справа сплошные отмели) и заречный форт (вдали справа), сделанная англичанами в 1788 году с расстояния 0,25 мили (400 м) от (оконечности) «замка», то есть от старой крепости - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruПанорама на старую крепость и город (слева), морской форт (в центре; проход в порт слева от него, справа сплошные отмели) и заречный форт (вдали справа), сделанная англичанами в 1788 году с расстояния 0,25 мили (400 м) от (оконечности) «замка», то есть от старой крепости

В свою очередь, португальцы открыли огонь по галерам: «два василиска, один железный и один бронзовый» с ронделя da Barra под началом Гоувеа и «один василиск и два больших орудия» с ронделя Сан-Томе, которые лично наводил капитан Фалькао. Им приписываются попадания в корму одной из галер, после чего она затонула «с двумястами людьми». Ещё две галеры были поражены и выбросились на берег. В этой перестрелке, однако, взорвались «некоторые» крепостные орудия — якобы потому, что в запасах пороха, захваченных в 1537 году, пушечный порох был смешан с аркебузным. В других историях в ронделе Barraвзорвались «оба василиска и ещё другие орудия» из-за превышения допустимого заряда. От взрывов погибли семеро и были ранены 15 человек.

Падение заречного форта

Вскоре прибыл и был установлен на позиции против заречного форта «василиск». 27 сентября на рассвете он и другие орудия («шесть больших орудий», пять из них, видимо, более лёгкие) открыли огонь, который «не смолкал ни днём, ни ночью», о чём «неустанно заботился турецкий капитан». Около 4 часов пополудни было разрушено некое строение, стоявшее близко к валу форта. Его обломки образовали насыпь, по которой на штурм под прикрытием сильного ружейного огня бросились 600–700 «турок» под «большим красным знаменем», которое нёс их командир (alferez).

Португальское длинноствольное камнестрельное орудие (вероятно, камелло) калибром 38 фунтов, сделанное в царствование Мануэля, то есть до 1521 года - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruПортугальское длинноствольное камнестрельное орудие (вероятно, камелло) калибром 38 фунтов, сделанное в царствование Мануэля, то есть до 1521 года

Штурмующие ворвались на стены и подняли на них три своих знака (guiões). Но после ожесточённого боя, длившегося два часа до захода солнца, португальцы отбросили противников с большими потерями. Ночью Пачеко письменно запросил у Сильвейры или помощи, или разрешения вступить с османами в переговоры о сдаче, поскольку в форте при артобстреле было убито от 10 до 15 португальцев, все оставшиеся в живых имели раны, почти весь порох сгорел, а запасы воды были уничтожены обстрелом. Пушкари не могли стрелять из-за того, что пушки были разбиты.

После не вполне определённого ответа Сильвейры Пачеко начал переговоры и сдался под обещание свободного ухода в крепость. Утром 28 сентября из крепости увидели, что над фортом вместо португальских подняты два белых флага. Капитана морского форта Соузу, посланного Сильвейрой на альмадии (длинной узкой лодке) под белым флагом, чтобы «узнать, в чём дело» (а вернее, повлиять на решение капитана Пачеко), турки не пропустили к форту. Около полудня 28 сентября над заречным фортом поднялось «большое красное знамя с турецкими знаками».

Де Соуза и Коррейра, португальские историки–современники осады, приписывали огромное значение в обороне крепости «огневым гранатам» (panellas de poluora), наполняемым порохом и, вероятно, некими добавками, и уделяли много внимания в своих рассказах подвозу в Диу «корпусов» для них. Возможно, корпусами таких снарядов были небольшие деревянные бочечки (toneletes), как в центре приводимого рисунка из книги Колладо - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruДе Соуза и Коррейра, португальские историки–современники осады, приписывали огромное значение в обороне крепости «огневым гранатам» (panellas de poluora), наполняемым порохом и, вероятно, некими добавками, и уделяли много внимания в своих рассказах подвозу в Диу «корпусов» для них. Возможно, корпусами таких снарядов были небольшие деревянные бочечки (toneletes), как в центре приводимого рисунка из книги Колладо

Сдавшиеся же, 64 португальца и «сколько-то невольников», выйдя без оружия и сев в поданные им альмадии, были в нарушение обещания отвезены не в крепость, а в город и там пленены. Сулейман-паша насмешливо заметил, что этим португальцам лучше быть вне крепости, чем внутри неё, где ему их придётся убить.

В позднейших пересказах пишут, что среди солдат форта оказались такие, которые «не согласились» сдаваться, в частности — «старый солдат Жоао Переш». Современник Коррейры описывает этот эпизод несколько иначе. Пятеро португальцев, бывших позади прочих, увидели, что вышедших забирают в плен. Они вернулись в форт, вооружились, сбросили османский и вновь подняли португальский флаг, а затем объявили туркам, что скорее умрут, чем сдадутся людям бесчестным, нарушающим обещание. В бою все пятеро погибли, и османы, отрубив им головы, бросили тела в реку, где течение поднесло их к крепости. Их выловили и похоронили. Тогда же узнали, что среди этих пятерых был последний сын одной из португалок, Барборы Фернандеш, а первый её сын погиб, «когда проходили галеры». Но Фернандеш «не бросила работу (на оборону крепости), которую все (женщины крепости) делали». Над фортом же потом «многие видели пять огненных столпов, которыми Бог указывал другим удел небесный, ждущий мучеников за веру».

Португальское длинноствольное камнестрельное орудие (вероятно, камелло) калибром 25 фунтов, сделанное в царствование Мануэля, то есть до 1521 года - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruПортугальское длинноствольное камнестрельное орудие (вероятно, камелло) калибром 25 фунтов, сделанное в царствование Мануэля, то есть до 1521 года

Об обстоятельствах сдачи в крепости стало известно лишь на следующий день, 29 сентября. Тогда же в ответ на предложение сдать крепость было написано знаменитое письмо капитана Сильвейры османскому главнокомандующему Сулейман-паше:

«Высокочтимый капитан-паша. Прочёл я твоё письмо, и письмо капитана форта, коего ты захватил вероломством и лживыми словами, кои ты скрепил своею печатью. Как же ты думаешь договориться со мною, коли на глазах моих учиняешь вероломство и обман? Так я тебя ни во что не ставлю, ибо ты как иудей вероломный. Коли тебя оружным увижу, так может, ты мне чем и повредишь, ныне же знаю я, что ты иудей вероломный, и таковы же те были, что Родос и Белград взяли, ибо битвы страшились; а были бы на Родосе таковы рыцари, кои в загоне (curral) сём пребывают, не сомневаюсь, что не был бы взят. И твёрдо знаю, что есть здесь португальцы, привычные многих мавров побивать, а среди них капитан Антонио да Сильвейра, и у него-то есть парочка, да покрепче ядер твоих василисков, и не боится он таких, которые лживы, и иудеи вероломные. Вот пред тобою загон наш, а в нём таковый скот, коего ты уже страшишься и учиняешь договор, дабы вероломство учинить. Да учини я с тобой договор, здесь таковы рыцари, что меня в море сверзят, а защищаться будут. С сим оставайся и не сбегай, коли не хочешь сказывать своему господину, что не смог загона взять; а не шли мне более посланников, ибо приказал я стрелять из пищалей, разве будут то португальцы, коих ты вероломством забрал».

Получив такой ответ, Сулейман-паша был «немало изумлён» и сказал Сафару, что не о таких португальцах тот ему рассказывал, «а Сафар на то смолчал». Немедленно же Сулейман-паша приказал перебить раненых пленных, а прочих отправить на галеры. Ещё позже, на обратном пути в Красное море, османы истребили пленных португальцев с заречного форта, оставив в живых лишь немногих.

Два португальских длинноствольных камнестрельных орудия (вероятно, камелето) калибром 14 и 12 фунтов, сделанные в царствование Мануэля, то есть до 1521 года - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruДва португальских длинноствольных камнестрельных орудия (вероятно, камелето) калибром 14 и 12 фунтов, сделанные в царствование Мануэля, то есть до 1521 года

Османские батареи

К 4 октября османы установили шесть осадных батарей со следующим общим составом артиллерии в них (по понятиям португальцев):

  • 9 «василисков небывалой величины», стрелявших железным ядром в 96–105 аррателей (португальских фунтов, примерно равных испанскому и английскому — 0,45 кг);
  • 5 бомбард-камнестрелов (espalhafato), стрелявших каменными ядрами в 5, 6 и 7 ладоней (1 ладонь = 22 см) в окружности (35–50 см диаметра, от 100 до 350 фунтов камня);
  • 15 «львов» (возможно, ствол до 65 квинталов, то есть калибром до 65 фунтов железа) и «орлов» (вероятно, длинноствольные камнестрелы, если название означает то же, что у испанцев);
  • 80 «эсперов» (возможно, ствол до 25 квинталов, то есть калибр до 25 фунтов), «дикарей» (selvagem), «полу-эсперов» (ствол предположительно 12–15 квинталов) и «фальконов» (4–6 фунтов).

Орудия всё время охраняли и защищали 2 тысячи «турок». Большое внимание они уделили и инженерным заграждениям вокруг позиций артиллерии. Осадные батареи были устроены не далее 150 шагов от крепости (около 250 м; 1 passo geometrico = 5 португальских футов = 1,65 м), а многие орудия (видимо, лёгкие) османы поставили даже ближе 60 шагов (до 100 м).

Те же орудия в источниках с османской стороны (писал венецианский аноним, поэтому и фунты венецианские) названы «кулевринами» в 150 и 100 фунтов, «пассаволантами» в 16 и 12 и «фальконами» в 6 фунтов.

Артиллерией командовали некий «Июк-Фамед» из Александрии и Сафар, «знавший, куда (в крепости) бить». Сулейман-паша осуществлял общее командование с борта галеры и на берег даже не высаживался.

Большая кулеврина (василиск) «Лайлам», железное ядро 105 португальских или 150 венецианских фунтов. Снимок 1895 года. Автор F. Nelson. bl.uk - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruБольшая кулеврина (василиск) «Лайлам», железное ядро 105 португальских или 150 венецианских фунтов. Снимок 1895 года. Автор F. Nelson.
bl.uk

До новейшего времени сохранились по меньшей мере два тяжёлых орудия из этих батарей. Пушка «Лайлам» (или «Найлам», или «пушка Сулеймани») в 1884 году стояла близ мечети в форте Упаркот в индийском Джунагаде. На стволе сделана арабская надпись о том, что изготовил орудие Мухаммед Хамза в царствование султана Сулеймана, царя Аравии и Персии, сына Селим-хана. Длина ствола 5,2 м, диаметр у казны 72,1 см, калибр канала 24,1 см. Ядро было, таким образом, примерно 105 португальских или 150 венецианских малых фунтов (около 45 кг). Это как раз один из «василисков» Сулейман-паши, или большая кулеврина.

Пушка «Чуданал» (или «Каданал») в наше время, по сведениям Видьянагара, находится в юго-восточном углу форта Упаркот в Джунагаде. Её изготовил Али-бин-Хамза, брат Мухаммеда Хамзы. Ствол (очевидно, камнестрельный) длиной 4 м, калибр канала — 35,6 см, вес каменного ядра, окружность которого действительно составит «5 ладоней», можно оценить в 110 португальских или 165 венецианских малых фунтов (около 50 кг).

Бомбарда «Чуданал», каменное ядро «5 ладоней в окружности», 110 португальских или 165 венецианских фунтов. Снимок 1895 года. Автор F. Nelson. bl.uk - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruБомбарда «Чуданал», каменное ядро «5 ладоней в окружности», 110 португальских или 165 венецианских фунтов. Снимок 1895 года. Автор F. Nelson.
bl.uk

Бомбардировка и инженерная война

5 октября начался обстрел. Чтобы уменьшить урон в людях, на позициях португальских орудий были устроены щиты-прикрытия из толстых брусов. У османов же такие прикрытия были сделаны сразу. Часовые на стенах следили за ними и давали знать, когда османы эти прикрытия поднимали: за этим следовал выстрел из тяжёлого орудия.

Вначале огонь главных калибров османской артиллерии был направлен следующим образом. По морскому форту стреляли три «василиска» и две бомбарды. Они сбили часть башни и разрушили стену с воротами. «Подобным образом» (возможно, имеется в виду состав орудий) обстреливался малый рондель, где командовал Гаспар де Соуза (он же «бастион Гарсиа де Са»). За пять дней укрепление получило такие повреждения, что «турки могли бы (по обломкам) на стену взойти».

Подвижные укрытия для сапёрных работ в книге Флориани (1626 год) - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruПодвижные укрытия для сапёрных работ в книге Флориани (1626 год)

И те действительно пошли на штурм по получившейся насыпи и подняли на стенах два знака. Португальцы их отбросили стрельбой и огневыми гранатами. Тогда турки начали пробивать стены для закладки мин, и четверо стрелков, высланные в ров «посмотреть, что делают мавры», застали за работой шестерых сапёров: двоих убили, остальные смогли убежать. Португальцы пытались активно противостоять попыткам минировать стену, и их вылазки были достаточно успешными. Но вскоре союзники стали прикрывать свои работы огнём, что повлекло неприемлемые при имеющемся соотношении сил потери европейцев. Сильвейра приказал спешно выстроить по периметру полубашни внутреннюю «пизанскую» стену толщиной в 8 ладоней (около 1,7 м) и высотой «человеку по грудь».

Орудие, выставленное в форту Упаткот. Судя по цапфам на оси канала, оно по крайней мере может относиться к описываемому периоду - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruОрудие, выставленное в форту Упаткот. Судя по цапфам на оси канала, оно по крайней мере может относиться к описываемому периоду

Кроме того, Сильвейра, чтобы сберечь людей, приказал разложить большой костёр по верху пролома в стене и держать при этом костре людей день и ночь и подпитывать огонь деревом и маслом, так что «турки не могли ни загасить тот костёр, ни подойти к нему». И «многие дела осады оказались связаны с этим костром»: защитники с помощью длинных крючьев его поддерживали, нападающие с помощью крючьев же пытались его растащить. И «случалось, что два крюка сцеплялись, и начиналась борьба, где противники пытались затащить друг друга в огонь». Вообще же с 10 по 26 октября, под подсчётам Монтейро, на малый рондель были направлены пять значительных штурмов, отражённых с потерями союзников, измеряемыми «в сотнях».

Мина, подводимая под малый рондель, была раскрыта и испорчена, а португальцы не прекращали действенного ружейного огня с фактории, позиций Лопо де Соуза и капитанского двора. Поэтому турки натащили на край рва хлопковых кип и подпёрли их камнями, устроив себе хорошее укрытие от португальских стрелков. После этого они построили щиты, поставленные на колёса, покрытые кожами и с бойницам. Эти щиты османы подкатили ночью к подножию ронделя Сан-Томе и под их прикрытием начали бить минную галерею. Португальцы же применили масло и огневые гранаты, выгнав сапёров под обстрел, так что тем пришлось укрыться за хлопковыми кипами. Тогда Сильвейра отрядил Гаспара де Соузу с 80 бойцами сжечь хлопковое прикрытие и защитить португальских сапёров, которые должны были разрушить «турецкий» подкоп. Это и было исполнено.

Крепостной ров Диу, вырубленный в песчаниковой скале - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruКрепостной ров Диу, вырубленный в песчаниковой скале

К тому времени рондель Сан-Томе был столь серьёзно побит тяжёлой артиллерией, «что ничем туркам не грозил». То же можно сказать и о стене, ведшей к полубашням (cubellos), где были разбиты многие берсо и фальконы, там стоявшие, а также железная пушка, «лучшая в крепости», и камелло, и леао (лев; скорее всего, 65 фунтов калибра). Да и в других частях крепости разбиты были разные орудия. Но Сильвейра объявил, что оно и к лучшему: можно сэкономить порох, который для иного нужен — для огневых гранат и мин.

Османы после приведения к молчанию орудий Сан-Томе и прилегающего участка стены перенесли огонь на стену «морской» (речной) стороны крепости, где стоял камелло Фернана Вельо. «Скоро они побили ту стену до самого моря», перенесли огонь на факторию и на позиции Лопо де Соуза, быстро пробив брешь и там. За брешью защитники выстроили из обломков внутреннюю стену, которая, хотя и прикрывала их от ядер, но была отлогой и открывала возможности для приступа. Эту насыпь Сильвейра приказал одной ночью убрать, пользуясь лишь корзинами и заступами. Португальцы проделали это так, что османы ничего и не заметили. За стеной позиции Лопо де Соуза капитан приказал возвести внутреннюю деревянную, «весьма прочную», стену, стены капитанских домов подпереть брусами, а за стеной у капитанских домов возвести стену в восемь ладоней толщины (около 1,7 м), заполнив землёй пространство в 12 ладоней (около 2,5 м) между ней и крепостной стеной.

Дерево-земляные укрепления в книге Флориани (1626 год) - Диу: бомбардировка и инженерная война | Warspot.ruДерево-земляные укрепления в книге Флориани (1626 год)

Всеми этими инженерными работами занимались невольники и женщины, числом более тысячи, которые способны были из обломков выстроить за полтора дня более 20 шагов (до 35 м) внутренней стены.

Каждый день турки обстреливали церковь, стоявшую на высоком месте, и в конце концов начисто её разрушили. С позиции на морском (речном) берегу они обстреливали морской форт и окоп у «локтя» (излучины пролива) и неоднократно пробивали стену у крепостных ворот. Те бреши капитан со своими людьми лично закрывал деревянными клетями, заполненными землёй и камнями.

  1. Castelbranco, E. E. Catalogo do Museu de Artilharia. 3a ed. Lisboa, 1903.
  2. Correa, G. Lendas da India. T. 3. Parte 2. Lisboa, 1863.
  3. Correa, G. Lendas da India. T. 4. Parte 1. Lisboa, 1863.
  4. Faria y Sousa, M. de. Asia Portuguesa. T. 1. Lisboa, 1666.
  5. Gazetteer of the Bombay Presidency. Vol. 8. Kathiawar. Bombay, 1884.
  6. Murphy, J. Travels in Portugal. London, 1795.
  7. Önalp, E. Hadım Süleyman Paşa’nın 1538 yılındaki Hindistan Seferi [Suleiman Pasha the unuch’s expedition to India in 1538]
  8. Rodrigues dos Santos, J. Sistemas defensivos das Ilhas de Tiswadi e Diu. Ocupação e fortificação de dois territórios insulares da Índia portuguesa (Séc. XVI–XVIII) / J. Rodrigues dos Santos, S. L. Mendiratta: vitruvius.com.br
  9. Sousa Coutinho, L. de. Historia de Cerco de Diu. Lisboa, 1890.
  10. Vidyanagar, V. Portuguese maritime power and Gujarat (1500 A.D. to 1548 A.D.): a study into historical perspective. Sardar Patel University, 1992.
  11. Whiteway, R. S. The rise of Portuguese power in India 1497–1550. Westminster, 1899.

https://warspot.ru/11187-diu-bombardirovka-i-inzhenernaya-vo...

Картина дня

наверх