На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Антисемитизм без границ (История) (8 статей)

"Чтоб не прослыть антисемитом, зови жида космополитом"
Лаврентий Берия. Фото: Википедия
Даже Александр Солженицын в своем энциклопедическом труде "Архипелаг Гулаг" ничего не говорит об урановых рудниках и очень мало — о заключённых, которые строили ядерные установки. Каждые три месяца, пишет он, заключённые в сверхсекретных лагерях атомной промышленности "обязаны были возобновлять подписку о неразглашении
Владимир ШАПИРО, Петах-Тиква

В 1949 году после успешного испытания атомной бомбы двум руководителям проекта — Л.П.Берии и И.В.Курчатову — было присвоено звание "Почётный гражданин СССР" с формулировкой "за выдающиеся заслуги в укреплении могущества СССР".

В дальнейшем звание "Почётный гражданин СССР" не присуждалось.
Какова роль Берии в осуществлении атомного проекта? Две цитаты из книги известного американского ученого Дэвида Холловея "Сталин и бомба":
"Берия не вмешивался в научные или технические решения. Его роль состояла в обеспечении проекта ресурсами — людьми, материалами, необходимой информацией — и в давлении на тех, кто руководил проектом, чтобы получить бомбу как можно скорее. Он посещал институты и заводы, источая угрозы и дух опасности. Все понимали, что его угрозы не пустой звук — доказательством их были миллионы жертв репрессий".
Берия был человеком системы, созданной Сталиным.
"Командно-административная система оказалась эффективной при создании атомной индустрии. Но система была жестокой, и цену которую она потребовала, следует отметить. Во-первых, система широко использовала труд заключённых. Большая часть работ и в шахтах и на стройках выполнялась ими. Они добывали уран в Средней Азии и других районах Советского Союза. Они принимали участие в строительстве новых городов, заводов и институтов на Урале и в строительстве лаборатории оружия в Арзамасе-16. Мало известно об условиях, в которых заключённые работали и жили. Даже Александр Солженицын в своем энциклопедическом труде "Архипелаг Гулаг" ничего не говорит об урановых рудниках и очень мало — о заключённых, которые строили ядерные установки. Каждые три месяца, пишет он, заключённые в сверхсекретных лагерях атомной промышленности "обязаны были возобновлять подписку о неразглашении. Это обстоятельство создало настоящую проблему — куда девать освободившихся заключенных, так как после работы на объекте они уже не могли вернуться домой. Летом 1950 года группу таких "освободившихся" заключенных отправили на Колыму. Там они были определены на вечное поселение как особо опасный контингент. Они были опасны потому, что помогли сделать атомную бомбу".
О том, какие отношения были между учеными и их покровителями из органов, свидетельствует история, почерпнутая из воспоминаний Сахарова. С одной из заключенных, строивших атомный объект, художницей Ширяевой, занимавшейся росписью стен и потолков в местном театре, сблизился Яков Борисович Зельдович. "…Однажды, уже летом, 3ельдович разбудил меня среди ночи… Я.Б. был сильно взволнован. Он попросил у меня взаймы денег. К счастью, я только что получил зарплату и отдал ему все… Через несколько дней я узнал, что у Ширяевой кончился срок заключения, и ее вывезли с "объекта" "на вечное поселение" в Магадан… Через несколько месяцев Ширяева родила. Я.Б. рассказывал, что в доме, где она рожала, пол на несколько сантиметров был покрыт льдом".
Через 20 лет, в 1970 году, Зельдович познакомил Сахарова с родившейся в Магадане дочкой Шурочкой. А тогда летом 1950 года ученый, по существу определявший в значительной степени судьбу термоядерного советского проекта, не мог предотвратить высылку любимой женщины, не мог повлиять на судьбу своего будущего ребенка.
Ученые, работающие на объекте, были практически изолированы от остального общества. Но не столько, чтобы совсем не представлять себе, что происходит в стране. Пик напряженной работы над водородной бомбой пришелся на пик безудержной государственной антисемитской кампании, инициированной лично Сталиным. За "врачами-отравителями" должны были последовать "физики-убийцы". Руководство готовило замену физикам-евреям. Вот что пишет Андрей Дмитриевич, на которого власти возлагали большие надежды, как на русского ученого, которого можно было противопоставить ученым — евреям:
berii993a"Формальной отставкой Малышева (министра среднего машиностроения) было недостаточное якобы внимание, которое он уделял организации "второго объекта" — аналогичной нашему объекту организации с такими же основными задачами. …Министерство явно протежировало второму объекту. Вероятно, далеко не случайно там была гораздо меньше еврейская прослойка в руководстве (а у нас Харитон, Зельдович, Альтшулер, Цукерман, я, грешный, хотя и не еврей, но быть может еще похуже, и многие другие). Министерские работники между собой называли второй объект "Египет", имея в виду, что наш — "Израиль", а нашу столовую для научных работников и начальства ("генералку") — синагогой".
Б.Л.Ванников (заместитель Берии), сам еврей, по воспоминаниям Сахарова, развлекал своих чиновных приятелей такими прибаутками как: "чтоб не прослыть антисемитом зови жида космополитом".
Крупнейшие и талантливейшие ученые находились все время в напряжении, они решали сложные научные и технические проблемы и при этом не имели права на ошибку. Перед первым испытанием термоядерной бомбы, на объект были направлены М.А.Лаврентьев и член-корреспондент академии А.А.Ильюшин, которые в случае неудачи должны были немедленно сменить провинившихся ведущих ученых. Что ожидало "вредителей" в сталинские времена, было очевидно. Особенно в двусмысленном положении находился научный руководитель объекта Юлий Борисович Харитон. Два года он пробыл за границей. Его мать была иностранной поданной, долгие годы жила в Тель-Авиве и похоронена на Масличной горе в Иерусалиме. Отец был выслан из России в 1922 году. Он покидал родину на том самом пароходе, пассажирами которого были около двухсот знаменитых философов, историков, литераторов, изгнанных советской властью навсегда, без какой-либо надежды на возвращение. Среди его родственников были и репрессированные — "враги народа". Обо всем этом Юлий Борисович честно писал в своей автобиографии и Берия закрывал на это глаза — до поры до времени, до первой неудачи в работе. Утверждение, что физиков-евреев спас от репрессий Берия, не совсем корректно. Физики сами себя спасли благодаря своему таланту и умению, благодаря успеху в создании ядерного оружия. Академик Виталий Лазаревич Гинзбург как-то прямо сказал:
"Меня спасла водородная бомба". http://www.isrageo.com/2016/11/21/beria-i-atom/ Уберите губернатора-юдофоба!
Фото: Wikipedia / Beyond My Ken
К властям Нью-Йорка обратились с призывом снести памятник губернатору-антисемиту
Бен СЭЙЛЗ, JTA
Роберт Э. Ли, Джефферсон Дэвис, «Каменная стена» Джексон … и Питер Стёйвесант? Один из этого перечня отличается от других.
На фоне страстных дебатов о том, когда, когда и как удалять статуи, увековечивающие память вождей Конфедерации, израильская некоммерческая организация предпринимает свои действия в этом направлении. Организация «Шурат а-Дин», которая представляет жертвы террористических актов в суде, призвала мэра Нью-Йорка Билла де Блазио удалить все памятники Стёйвесанту, последнему голландскому губернатору Нью-Амстердама (ныне Нью-Йорк), который был антисемитом.
Фото: Wikipedia / Tony«Питер Стёйвесант был экстремистским расистом, который ненавидел евреев и другие меньшинства, включая католиков, и энергично пытался запретить им селиться в Нью-Амстердаме», – говорится в заявлении президента «Шурат а-Дин» Ницаны Даршан-Лейтнер.
«Нью-Йорк – единственный из всех американских городов, который может похвастаться такой важной еврейской историей, имеет такую яркую еврейскую общину, которая сегодня должна играть ведущую роль в осуждении фанатизма Стёйвесанта».
Жалоба «Шурат а-Дин» затрагивает множество мест и учреждений по всему городу – от элитной средней школы «Стёйвесант» до района Бруклина «Бедфорд-Стёйвесант». Кроме того, на площади Стёйвесант возвышается памятник губернатору.
То, что Стёйвесант, мягко говоря, ненавидел евреев, правда. Он не хотел, чтобы евреи оставались в его колонии, когда они прибыли в 1654 году из Нидерландов через Бразилию. Когда это не сработало (потому что, к сожалению для него, некоторые из владельцев колонии, принадлежавшей тогда Голландской Вест-Индской компании, были евреями), Стёйвесант решил запретить им строить синагогу и служить в ополчении. Также он обложил их специальным налогом.
Стёйвесант также называл их «расой обманщиков, ненавистными врагами и богохульниками имени Христа». Итак, да, не фанат.
Но разве это роднит его с лидерами Конфедерации? Не так уж.
Статуи Ли, Дэвиса и Джексона снимаются не столько потому, что они расисты, хотя они, безусловно, были ими, сколько потому, что они возглавляли вооруженное восстание против Соединенных Штатов, чтобы создать государство, основанное на принципе порабощения целой расы.
Если бы активисты призывали к удалению какого-либо памятника любому расисту (или антисемиту), муниципальные работники могли бы полностью разрушить все памятники Джорджа Вашингтона (он владел рабами), Франклина Делано Рузвельта (который интернировал множество японцев-американцев), писательницы Эдит Уортон (которая была названа «яростной антисемиткой, даже по меркам ее среды и ее эпохи»). Несмотря на протесты президента Дональда Трампа, никто не требует этих действий.
Для поколений, живших после Гражданской войны, Ли и его команда стали символами не только военной чести, но и институционализированного расизма. Большинство мемориалов Конфедерации были сооружены во время действия «законов Джима Кроу» и возрождения Ку-клукс-клана в 1920-х годах, и в эпоху борьбы за гражданские права эти статуи взрывали как символы сегрегации и еще более худших практик.
Стёйвесант не является таким символом. Хотя он институционализировал антисемитизм на короткий период, его деятельность не рассматривается как призывы к ненависти к евреям. Вероятно, большинство евреев в Нью-Йорке даже не знают, что он был антисемитом (к примеру, я не знал об этом до сегодняшнего дня).
«Шурат а-Дин» призывает переименовать все места, связанные со Стёйвесантом, в честь Ассара Леви, видного члена первой еврейской общины в Нью-Йорке, который выступал за равные права для евреев. Но в честь Леви уже названы два городских парка, есть школа, названная его именем – и вряд ли будет возможно переименовать все, названное в честь Стёйвесанта. Примечательно, что «Шеарит Исраэль», все еще существующая община, основанная первыми нью-йоркскими евреями, не присоединилась к кампании «Шурат а-Дин».
Кроме того, название «Бедфорд-Леви» звучит не очень хорошо.
Перевод — lechaim.ru http://www.isrageo.com/2017/09/04/stuyvesant/
Кучерявая евгейка
Автор и ее младший брат Саша в детстве
К вопросу о всепобеждающем советском интернационализме
Марина ЯНОВСКАЯ
Только что прочла публикацию Рами Юдовина "Перекличка по национальностям" о том, как в советской школе в классных журналах учителя регистрировали национальность учеников, а еще и нередко в начале учебного года уточняли "пятую графу" во время переклички. При упоминании слова "еврей" реакция была, мягко говоря, нездоровой. Так было и в Ленинграде, естественно, тоже. Во всяком случае там, где я училась.
Хочу поведать несколько эпизодов из жизни — моей и моих близких.
О том, что я еврейка, узнала рано, лет в 5-6. Дома родители и бабуся Сима объясняли мне, кто такие евреи, какой вклад они внесли в историю человечества, и кто я есть. Относилась к этому спокойно.
В первом классе мы на переменках ходили парами по кругу в коридоре. Не помню, с кем я была в паре. Был в классе мальчик Коля Кашурин, его мама работала дворником. Когда он со своей парой проходил мимо меня, то произносил, картавя:
"Евгейка".
Сначала я молчала, а потом до меня дошло, и я ответила:
"А ты русский".
Уже на следующем повороте он молчал.
Я была кудрявой (желающие проявить свое особое отношение называли "кучерявая"), с 10 лет в очках, в руках нотная папка. Типичная еврейская девочка.
Классе в 6-м моя одноклассница попросила у меня какой-то предмет (не помню, что). Дело было в гардеробе. Я не дала (просто не захотела). Тут же услышала от нее "жидовка". Девочка была выше меня на голову и крупнее. Я вцепилась ей в волосы и разодрала меховую шапку в клочья. Она от неожиданности отпрянула и даже не дала мне сдачи.
Дело кончилось тем, что учительница вызвала родителей, пришла моя бабуся, ей было велено починить шапку. Она чинила и приговаривала нечто вроде "вот не надо было тебе так делать", а мне слышалось затаенное одобрение.
Мой покойный отец, Иосиф Юльевич Глозман, ветеран Великой Отечественной, инвалид, 10 последних лет прожил в Израиле. Однажды (мне было лет 12) он вернулся домой весь белый от ярости. Они с мамой ехали в автобусе, и какая-то пьянь мужского пола, увидев их, прицепилась к евреям:
"Вот они, жиды, в Ташкенте отсиживались, а я — (бьёт себя в грудь) — воевал на войне!".
Отец, кипя от ярости, стал продвигаться к алкашу, но мама силой вытащила его из автобуса.
У меня с младшим братом разница в возрасте 9,5 лет. Когда он был маленьким, я иной раз отводила его в садик. Вот однажды мы идём, ему два годика, он маленький, хорошенький такой, упирается, всхлипывает — ну не хочет он в садик! Я его тащу упрямо — мне же надо ещё и в школу успеть. Тут от углового магазина отделяется мужичок, пьяный в хлам (8 утра!), на полусогнутых подползает к нам и на всю улицу:
"Ах ты жидовская морда ты ж ребёнка чево тащишь"… и т.д.
Ребёнок испуганно замолчал, а я, беспомощно дрожа от ненависти и боясь за дитятю, поволокла его дальше…
Мой муж Михаил Яновский (только что отметили 45 лет совместной жизни!) жил на Расстанной улице, в самом сердце уголовного района. И он, и его старший брат Григорий были каждый единственным евреем в своем классе. Кудрявые еврейские мальчики, старший учился на виолончели, младший на скрипке — о ужас! — имели много проблем. Миша даже учился боксу, дошел до третьего разряда.
Много лет спустя, когда Миша работал в Государственном Камерном оркестре под управлением Эдуарда Серова, музыканты были на гастролях где-то в глубине России. Почему-то в гостинице на регистрации у них потребовали записать свою национальность. Как вы понимаете, многие музыканты были евреями. И тут один оркестрант подал идею:
"А давайте все запишемся евреями".
Все с восторгом поддержали, за исключением одного. Этот один под давлением всё же написал "еврей", но рядом в скобках добавил "русский". Дама на ресепшен была потрясена настолько, что кому-то позвонила и спросила, не из Израиля ли этот оркестр.
Марина в восемнадцать летНаш старший сын, ныне преподаватель английского в сети "Wall Street", учился в музыкальной школе на скрипке. Однажды он выходил из общеобразовательной школы, и тут к нему подбежал мальчишка из другого класса и ударил ногой в пах. Толик успел закрыться рукой, и тот сломал ему кисть. Мальчишку учителя "не нашли"…
Будучи в 9-м классе, Толик подрабатывал вожатым на каникулах. Однажды слегка сцепился с другим парнем. Оба пошли смывать следы драки в туалет. Толик снял очки и наклонился над краном, и тут парень, стоявший рядом, сказал:
"А, так ты еврей! Если бы я сразу увидел, я б тебе ещё не так врезал!"
И, наконец, наш младший, которому было 9 лет в момент нашего исчезновения из СССР. Он уже учился в 3-м классе, в приличной школе, классной учительницей была бывшая балерина. У него были друзья, имён уже не помню. Они общались, бывали и у нас, мы знали их родителей. В один прекрасный день Лёня пришёл домой и сообщил, что его друзья стали называть его "еврей". Я спокойно прокомментировала:
"Ты и на самом деле еврей, как мы все".
Собственно, он это и так знал. Но дело не кончилось только "определением национальности". Парни стали лезть на Лёньку с кулаками. К тому времени мы уже почти сидели на чемоданах. Несколько дней ребёнок просидел дома. Учительница позвонила, чтобы узнать, что случилось. Я спокойно объяснила ей, в чём дело, и сообщила, что Лёня больше не придёт в школу.
"Ах, я понимаю, я рада за вас", — такова была её реакция.
ОТ РЕДАКЦИИ
Любая наша публикация об антисемитизме в СССР обязательно вызывает отклики, в которых от нас требуют не очернять советскую действительность. В том числе с такими призывами обращаются и евреи. Кому-то, быть может, везло, и они не сталкивались с юдофобией — как государственной, так и с бытовой. Но у большинства есть свои воспоминания о всепобеждающем советском интернационализме, который оставил болезненный след на наших сердцах. И никто не имеет права заставлять нас забывать о мрачных страницах нашего бытия. http://www.isrageo.com/2017/09/02/evgey219/
Ирина АФРЕМОВА . "Прости, я сказала, что ты — еврейка…"
Автор и ее внучка, которая едва ли когда-нибудь поймет, что такое - еврейский вопрос в советской школе
Из цикла "Школьные годы… советско-еврейские"
По следам публикации под заголовком "Перекличка по национальности", а еще более вслед к фейсбучным комментариям к этой публикации, я вспомнила случай из своей уже такой далекой школьной жизни.
Фамилия у меня "неговорящая". Имя в школьный журнал вписали не по метрике, там-то было Есфирь, а записали Ирина. Я понятия не имела, знают ли мои одноклассники, что я еврейка. Да и сама, к примеру, узнала, что Паша Викторов, с которым учились мы в одном классе, — еврей.
Вообще, у меня были другие причины для того, чтобы покомплексовать. Я была самая высокая, порядком полная, совершенно не спортивная, а еще и с довольно рано появившейся грудью, что меня саму дико смущало. Так что я больше переживала, о том, что Вася, сосед по парте , был ниже меня на голову. А еще мне хотелось убить одного соученика, жирного двоечника, который подлавливал меня на перемене и с гаденькой улыбочкой тыкал своим пальцем мне в грудь. Желание его убить пропало у меня только тогда, когда я случайно узнала, что его надолго посадили в тюрьму.
Но я же о другом, я же о еврейском вопросе.
В классе пятом или шестом к нам пришел новенький. Красивый мальчик, довольно высокий, в хорошо сшитом костюмчике, аккуратный, на руке часы, портфель классный, звали Эдиком. Девчонки, как это обычно бывает, влюбились. Косы стали заплетать старательней, воротнички и манжеты менять чаще, и даже гладить свои черные фартуки .
Я на своей предпоследней парте как-то отстала от общего обожания, может быть потому, что мне очень нравился наш учитель истории, а вовсе не, как мне казалось, недоразвитые одноклассники.
На большой перемене ко мне подошла девочка по имени Люда. Симпатичная, всегда причесанная волосок к волоску, милая девочка (подруг особых в школе у меня не было, но со всеми был довольно ровные приятельские отношения). Люда мялась, желая что-то сказать, мямлила, и, наконец, со слезами на глазах стала просить у меня прощения. Я не могла понять, за что. Пока она, наконец, не выдавила из себя:
— Ира, я сказала Эдику, что ты еврейка!
Я не знала, как реагировать. Обидеться у меня не получилось. Получилось удивиться.
— Это правда, чего ж ты извиняешься?
Теперь пришел черед Люды не понимать меня. Она ж призналась в ужасном поступке, рассказала всеобщему любимчику страшную ужасную тайну Иры Афремовой, а та просто пожала плечами.
У меня было странное чувство, а точнее желание не слушать и вообще забыть эти дурацкие признания.
Самое смешное случилось в конце дня. По-видимому, страшная весть о моей национальности уже стала предметом обсуждения в классе. Так вот в конце дня ко мне подошел мальчик с очень говорящей фамилией Айзенберг и предложил идти домой вместе.
P.S.
Имена и фамилии я немного изменила. Но вот Эдик он и был Эдик, и как выяснилось много позже, когда мы все уже подросли, он был русским, правда, наполовину, а на вторую половину — евреем. А по Галахе — просто евреем… http://www.isrageo.com/2017/09/03/prost219/
Расстреляли и Изика, и двухлетнего Борю…
Место где были убиты выданные нацистам евреи. Фото из газеты "Орловская правда"
Нацисты и полицаи не пощадили даже детей, попытавшихся спастись на Орловщине. Ведь дети были еврейскими…
Зелик БОНКС, инвалид войны с нацистами
Первый мемориал жертвам Холокоста открыт в Орловской области
20 мая 1942 года в деревне Погорельцево Шаблыкинского района Орловской области нацистами были расстреляны 14 евреев, которых укрывали жители деревни .Среди погибших было пятеро детей, самому младшему из которых исполнилось всего два года. Этот факт был зафиксирован еще в 1944 году актом о злодеяниях нацистов и их приспешников.
Непосредственным свидетелем этой трагедии был Евгений Курбатов, ныне пенсионер.
Тогда простому деревенскому мальчишке было всего 10 лет. Боль от увиденного он пронес через всю жизнь. Работа по увековечиванию памяти погибших началась именно с его обращения в орловский Еврейский конгресс
Вот что он рассказал (этот текст опубликован в газете "Орловская правда"):
«Во время войны наши жители все в деревне остались, никто не ушёл в эвакуацию. Евреи прибыли осенью 1942 года откуда-то из-под Брянска и расквартировались рядом с нашей хатой. Они приехали на двух волах, но животных сразу порезали из-за отсутствия корма, а мясо бесплатно раздали местным жителям. Зимой мы питались этим мясом. Их дети вместе с нами бегали на улице. Мы, деревенские ребята, хорошо знали мальчика Изика. Он был со мной примерно одного года рождения. Помню, в мае было тепло, и мы пошли на речку купаться. Побарахтались, он и говорит:
«Я кушать захотел».
Поднялись мы на горку, а там — немец верхом на лошади, офицер. Мы ничего не подозревали, разошлись по домам. Потом тот немец вместе с полицаями стал собирать евреев. Выстроили их возле стенки одного дома. Полицай стал что-то зачитывать по бумаге, может, приговор. У одной женщины во время читки подкосились ноги. Потом их завели в хату. Позже по три человека их стали выводить в овощехранилище. Оно было примерно в 300 метрах от того дома.
Евреев сопровождали двое вооружённых винтовками полицаев. Они были чужими, не с нашего района. В гражданской одежде, с белыми повязками на руках. Нам немцы запретили выходить из домов. В дверную щель я увидел, как повели Изика, — пенсионер заплакал. — Ещё двое евреев — Гриша и Яков — в это время по приказу немцев пилили лес. Гриша был парикмахером, а Яков учился в Москве на фельдшера. Он приехал к родственникам ещё в Брянск, но в Москву вернуться не смог и отправился с ними в Погорельцево. Когда евреев из деревни расстреляли, за этими двумя ребятами послали полицая. Он их привёл. Гриша посмотрел на селян и спросил:
«А где моя семья?»
Ему ничего не ответили. Обоих немцы повезли в Шаблыкино, заставили рыть могилу и убили. Судя по тогдашним разговорам, их расстреляли где-то на окраине посёлка».
На месте расстрела, возле кладбища в деревне Погорельцево, по просьбе Орловского еврейского конгресса местные орловские молодёжные поисковые объединения «Огненная дуга» и «Костер» в апреле 2016 года произвели раскопки, которые подтвердили уже известный трагический факт и добавили некоторые детали. Несчастные были застрелены из винтовок и пистолета и сброшены в овощехранилище рядом с кладбищем. Рядом с захоронением евреев могут покоиться останки местного жителя по фамилии Аксютин (его имя и отчество пока установить не удалось). Родственники этого мужчины рассказали поисковикам, что накануне расстрела евреев он укрыл в подвале своего дома еврейскую семью с двумя маленькими детьми. После доноса фашисты расстреляли его на пороге собственного дома. Та же участь постигла и еврейскую семью.
Вот имена расстрелянных евреев
Нихашкин Яков Абрамович, 1920 г.р.
Ниполищенцев Григорий Моисеевич, 1905 г.р.
Ниполищенцева Ева Исааковна, 1907 г.р.
Ниполищенцев Борис Григорьевич, 1940 г.р.
Ниполищенцев Роман Григорьевич, 1935 г.р.
Абчитиева Софья Исааковна, 1884 г.р.
Абчитиев Исаак Давидович, 1884 г.р.
Черномордин Борис Моисеевич, 1890 г.р.
Черномордин Мария Григорьевна, 1890 г.р.
Черномордин Сара Борисовна, 1930 г.р.
Черномордин Исаак Борисович, 1932 г.р.
Гуревич Яков Романович, 1893 г.р.
Гуревич Рива Григорьевна, 1893 г.р.
Гуревич Фира Яковлевна, 1929 г.р.
На месте расстрела и захоронения был установлен памятный знак, а 8 августа 2017 года в мемориальном сквере недалеко от братской могилы погибших советских воинов в районном центре Шаблыкино был установлен памятник этим невинным жертвам. На церемонии открытия памятника выступила Евгения Михалёва, генеральный директор Федеральной еврейской национально-культурной автономии орловский раввин Леви-Ицхак Шпендик и Вера Чернякова, зам. главы администрации Шаблыкинского района. Была прочитана поминальная молитва Кадиш, и по древней еврейской традиции к подножию памятника каждый из присутствующих положил небольшой камешек.
Возложение венков
Раввин г. Орла Леви-Ицхак Шпендик выступает на открытии памятника жертвам расстрела в Погорельцево
Минута молчания
Леви-Ицхак Шпендик рассказал, что его прадед пропал без вести, поэтому для него поиски захоронений евреев и увековечение их памяти — еще и личная миссия. Стараниями Российского еврейского конгресса при поддержке спонсоров, местных властей и добровольцев в минувшем году в рамках проекта по увековечиванию памяти жертв Холокоста по всей России там, где были массовые казни евреев в годы Великой Отечественной войны, было установлено 15 мемориалов. В этом году их будет уже 20.
ОТ РЕДАКЦИИ
Мы не забываем тех, кто стал жертвой нацистов.
Мы проклинаем убийц и их приспешников.
Но не меньших проклятий достойны те, кто выдал нацистам евреев.
А тем жителям деревни, кто, рискуя жизнью, приютил этих людей, — низкий поклон и вечная память!
Использованы фотографии из газеты "Орловские новости" http://www.isrageo.com/2017/09/02/oryol219/
Натали ЭЛЬМАН. "Она еврейка, но она в этом не виновата!"
На всю жизнь Натали сохранила любовь к лошадям и презрение к антисемитам
Из цикла "Школьные годы… советско-еврейские"
Я как-то была в лагере. И не в просто лагере, в Артеке. Дали мне путёвку, как чемпионке по выездке среди юниоров (конный спорт). Ехать я жутко не хотела, но пришлось.
На знакомстве в отряде услышала знакомые гаденькие смешки, когда я назвала свою фамилию.
Травить меня начали через неделю примерно. Пинок исподтишка непонятно от кого при выходе из столовой, подножки, "эй, жидовка!" вслед.
Юная Натали с отцом Владимиром Эльманом (да будет светла его память!), которому тоже не раз приходилось столкнуться с юдофобами — в том числе облеченными властьюВожатая все видела и знала.
Дней через десять днём в нашу комнату ворвались два придурка, вытащили вещи из моей тумбочки с криками "Бей жидов, спасай Россию", бросали их и топтали ногами.
Но они не учли мою спортивную подготовку, завязалась драка, в ходе которой я разбила одному дебилу нос, а второму сильной ногой наездника ударила в живот и он долго задыхался. Тем не менее меня таки избили до крови и синяков.
Вожатая собрала нас и начала собрание отряда сакраментальной фразой:
"У нас в отряде есть девочка Наташа Эльман, она еврейка, НО ОНА В ЭТОМ НЕ ВИНОВАТА!"
На следующий день я позвонила родителям и папа приехал, чтобы меня забрать. Папа был профессором истории, пострадал от пятой графы. Что он тогда сказал этой вожатой, не знаю, но когда я собиралась, видела, как он реально отхлестал ее словами… Когда она провожала нас до ворот, у неё тряслись руки. http://www.isrageo.com/2017/09/05/natelman/
Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ. Мужество отца
Автор и его внучки, которым сложно будет понять, как их дед мог жить в атмосфере постоянного советского страха, не прошедшего даже после смерти усатого юдофоба
Вызов "безродного космополита"
Видимо, январь 1952 г. Год еврейского ужаса в СССР перед новым Холокостом. Питерский переполненный трамвай. И вдруг мой отец начинает громко говорить с мамой на идише.
"Левушка, — испуганно шепчет мама. — Не надо, тише".
А отец будто не слышит ее.
Помню мёртвую тишину в трамвае. И взгляды те, полные изумления и ненависти, помню.
Всё обошлось. Возможно, военная форма на отце спасла тогда нас.
Считаю: многое передуманное, решенное, написанное мной в этой жизни связано с тем, на первый взгляд случайным эпизодом.
Ничто так не воспитывает нас, как мужество отцов. http://www.isrageo.com/2017/09/05/krasil219/
Дети "Эксодуса"
В лагере перемещённых лиц, Германия
Их матери беременными взошли на корабль, а затем родили на "Эксодусе" и на английских военных плавучих тюрьмах, возвративших евреев обратно в Германию, в лагеря перемещённых лиц
Михаил КРАКОВ, Гиватаим
Фотографии из семейного архива автора, увы, ныне покойного
ОТ АВТОРА
Среди пассажиров судна "Эксодус" была и семья Сегал — Эршл, его жена Шошана на последнем месяце беременности, одиннадцатилетняя Фрума, десятилетняя Фрида, а уже на английской плавучей тюрьме родилась и Ривка.
Чтобы на примере семьи Сегал рассказать читателям о трагедии на "Эксодусе", мне не понадобились ни художественный вымысел, ни домыслы, я только обобщил всё, что мне рассказала семья моей супруги Сегал и другие участники тех трагических событий — Ривка Блат, доктор Вашиц. Газета "Едиот ахронот" 9 сентября 1987 года опубликовала фотографию о встрече "Детей "Эксодуса". В первом ряду слева улыбается Ривка Мордух (Сегал), дитя "Эксодуса", младшая сестра моей жены Фрумы.
Французский журналист Жак Дерожи в своей строго документальной книге "Тайна судна "Эксодус-1947" (библиотека "Алия", 1982, стр. 155) пишет, что во французском порту Сет на пароход погрузили 4515 пассажиров, в том числе мужчин 1561, женщин 1282 (свыше 400 беременны), юношей и девушек 1017, детей 655.
Детьми "Эксодуса" называют всех малых детей, которые были на судне. Но особенно выделяют тех, чьи матери беременными взошли на корабль, а затем родили на "Эксодусе" и на английских военных плавучих тюрьмах, возвративших евреев обратно в Германию, в лагеря перемещённых лиц. Насколько мне известно, их 11, точных данных нет.
БЕЖЕНЦЫ
Небольшой польский городок Менджызец-Подляски (более известен в еврейском мире как город Межирич) расположен в ста двадцати километрах от Варшавы, и в шестидесяти километрах от Бреста. Это типичный городок, в котором евреи составляли абсолютное большинство населения, разговаривали на идиш, лишь немногие знали польский язык, были известны умением обрабатывать щетину. Изготовлением щёток занималось полгородка, но и другие ремесленники славились своим мастерством.
Все четыре сына Матетьягу Сегал работали с отцом в его слесарной мастерской. Эршл слыл в городке первоклассным мастером, он умел делать не только слесарную, но и любую работу, связанную с металлом. Среднего роста, широкоплечий и плотный, он своими пудовыми кулаками не раз обращал в бегство антисемитов-хулиганов, которых не мало было в городке.
В лагере перемещённых лиц, ГерманияПервого сентября 1939-го года нацистская Германия напала на Польшу, польская армия не могла долго сопротивляться, и немцы приближались к Варшаве.
Эршл понял, что Польша обречена, стал убеждать близких родственников и знакомых бежать на восток, подальше от войны. Из всей многочисленной семьи очень немногие согласились уехать.
Немецкая авиация бомбила городок, из горящего дома семьи Сегал удалось вынести накопленное тяжёлым трудом имущество, в основном одежду. В дальнейшем эта одежда очень пригодилась, её обменивали на продукты питания.
Бомбёжка и пожар ускорили отъезд. Брат жены Элиезер Блуштейн занимался извозом, одну повозку и пару лошадей он отдал семье Сегал.
Эршл погрузил на повозку беременную жену Шошану, её семнадцатилетнюю сестру Фруму, двух своих дочек — трехлетнюю Фруму, двухлетнюю Фриду, спасённые вещи и двинулся на восток. Рядом, на другой повозке, ехали родители жены и Элиезер с женой и сыном, они навсегда оставили родной городок.
Так, держась вместе, они прошли многолетний путь страданий и мучений, хороня близких в далёкой, чужой им земле. http://www.isrageo.com/2017/09/06/detex688/

Картина дня

наверх