На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Вторая война диадорхов (2)

Вторая война диадохов | Warspot.ruВторая война диадохов

После смерти Александра Великого между его военачальниками немедленно начались конфликты. Регент Пердикка отстаивал права на трон сводного брата Александра Филиппа-Арридея и малолетнего сына Александра Геракла и стремился к сохранению целостности созданной македонским завоевателем мировой державы.

Другие диадохи желали большей степени свободы в своих владениях, а некоторые прямо рассматривали себя в роли самостоятельных правителей. Первое военное столкновение между ними завершилось летом 320 года до н.э. в связи с насильственной смертью Пердикки и новым перераспределением сатрапий в Трипарадисе. Вне границ этого соглашения остались бывшие сторонники Пердикки, которые, несмотря на гибель своего вождя, сохраняли при себе значительные силы.

Война Антигона против Эвмена и Алкеты

По результатам соглашения диадохов в Трипарадисе старейший из них, Антипатр, был назначен регентом. Взяв с собой царей, он отбыл с ними обратно в Македонию в сопровождении части войска и царских сокровищ. Перед отбытием в дорогу он передал Антигону 8 500 пехотинцев и всадников и 70 слонов для войны с Эвменом и другими сторонниками Пердикки в Малой Азии.

Эвмен располагал значительными силами, насчитывавшими 20 000 пехотинцев и 5 000 всадников. Он также надеялся привлечь к союзу сторонников Пердикки брата Алкету и его зятя Аттала, однако не преуспел. Отказались к нему присоединяться также и брат Аттала Полемон, который требовал для себя единовластного командования, и бывший правитель Вавилонии Доким. Оставшись один со своими войсками, Эвмен отступил из Фригии в Каппадокию, где надеялся снискать поддержку местной знати.

Балканский полуостров, Малая Азия и Ближний Восток, ставшие основной ареной событий войн диадохов

Весной 319 года до н.э. Антигон вступил в Каппадокию, ведя за собой 10 000 тяжеловооруженных пехотинцев, 2 000 всадников и 30 слонов. При помощи тайной переписки Антигон сумел склонить к предательству военачальника Эвмена Аполлонида. Во время решающего сражения при Оркинии Аполлонид со своими воинами перешел на его сторону, что спровоцировало панику в остальных войсках. Эвмен потерял 8 000 человек убитыми, небольшим утешением для него была лишь поимка и казнь предателя. Большая часть его солдат дезертировала. С оставшимися у него 600 всадниками и пехотинцами Эвмен укрылся в замке Нора на границе Каппадокии и Ликаонии, где имелись большие запасы продуктов.

Антигон значительно пополнил свою армию за счет беглецов из лагеря Эвмена. Поручив осаду Норы своему помощнику, сам он выступил против Алкеты и Аттала, отправившись в Писидию. К концу лета 319 года до н.э. у Антигона было уже 40 000 пехоты и 7 000 всадников против 16 000 пехотинцев и 900 всадников его противников. Совершив форсированный марш из Каппадокии и пройдя за 7 дней почти 450 км, он сумел застать их врасплох и нанес поражение в битве у Кретополя. Войска Алкеты были совершенно разбиты, Аттал, Доким и Полемон попали в плен.

Сам Алкета бежал и укрылся в Термесе, жители которого упорно отказывались его выдать. Когда Антигон пригрозил, что разрушит город, термесцы арестовали Алкету. Чтобы не попасть живым в руки своего врага, он успел заколоться. Его тело было брошено без погребения. С пленными Антигон поступил милосердно, приказав их распределить по своему войску.

 Могила Алкеты в Термесе

Окончив таким образом войну, осенью 319 года до н.э. Антигон отвел войска на зимние квартиры в Келены во Фригии. Здесь к нему явился прибывший из Македонии Кассандр, сообщивший о смерти Антипатра.

Смерть Антипатра, война Полиперхонта и Кассандра

Антипатр умер осенью 319 году до н.э., перед смертью назначив регентом не своего алчного сына Кассандра, а старого товарища Полиперхонта. Соображение, которые им при этом двигали, остаются неизвестными. Кассандр вовсе не собирался мириться с этим решением и, тайно ускользнув от царского двора, отправил начальникам македонских гарнизонов в Греции письма с требования перейти под его начало. С аналогичной просьбой о поддержке Кассандр обратился также к Птолемею и другим диадохам. Сам же он зимой 319 – 318 годов до н.э. лично прибыл к Антигону в Келены, чтобы заручиться его помощью. Антигон, располагая к тому моменту самым большим войском и всеми богатствами Азии, полный гордости и честолюбия, решил, что в его интересах будет не подчиняться Полиперхону, а поддерживать его врагов, чтобы еще больше усилиться за их счет. Поэтому он снабдил Кассандра деньгами, воинами и кораблями и летом 318 года до н.э. отправил его в Грецию. Сам он тем временем лишил власти и изгнал сатрапа Лидии, победителя афинского флота Клита, и сатрапа Геллеспонтийской Фригии Арридея.

Чтобы предотвратить переход на сторону Кассандра македонских сил в Греции, осенью 319 г. до н.э. Полиперхонт издал от имени царей манифест, с помощью которого надеялся заручиться помощью греков. В манифесте провозглашалось восстановление политических порядков, уничтоженных Антипатром после Ламийской войны. Изгнанники получали право вернуться на родину, конфискованные владения возвращались прежним собственникам.

Современный Пирей. Линия древних укреплений указана красным цветом. Город имел две торговые гавани: Котон и Флалер, а также военную гавань Зею в которой находились доки и ангары для кораблей. Длинные стены соединяли Пирей с Афинами

Когда этот манифест был оглашен, он произвел эффект разорвавшейся бомбы. Афиняне потребовали вывода из Мунихии македонского гарнизона, во главе которого стоял друг Кассандра Никанор. Последний попросил несколько дней отсрочки, после чего немедленно занял гавань Пирея, а также соединявшие его с городом Длинные стены. В начале 318 года до н.э. в Афины прибыл сын Полиперхонта Александр с приказом выбить Никанора из Пирея. От активных действий Александр воздержался, завязав с противником переговоры. Тем временем в Пирее высадился Кассандр с 4 000 полученных от Антигона наемников. Узнав о случившемся, Полиперхонт сам подступил к Афинам с 20 000 пехоты, 1 400 всадниками и 65 слонами. Осада сильно укрепленного Пирея затянулась до конца года без существенного изменения состояния сторон.

Осенью 318 года до н.э. Полиперхонт, стремясь удержать Антигона, стоявшего со своей армией на берегу Босфора, от переправы в Европу, обвинил его в отпадении от царей и передал должность стратега-автократора Азии его врагу Эвмену. Чтобы нейтрализовать своих противников в Македонии при царском дворе, он заручился поддержкой царя Эпира Эакида. Вместе в начале 317 года до н.э. они сумели уговорить Олимпиаду, мать Александра и двоюродную сестру Эакида, жившую в это время в изгнании в Эпире, вернуться в Македонию, чтобы заняться воспитанием своего царственного внука. Огромное уважение к ней в среде македонян должно было сыграть на руку Полиперхонту. Олимпиада также горячо ненавидела Кассандра, как до того его отца Антипатра.

Эти фигурки, вырезанные из слоновой кости, происходят из могилы Филиппа II в Вергине. Если в образе Диониса здесь представлен сам Филипп, то женщина, на которую он опирается, возможно изображает Олимпиаду. В таком случае перед нами, возможно, прижизненное изображение матери Александра

В столице Македонии Пелле в это время всем заправляла жена Филиппа-Арридея Эвридика, ненавидевшая Полиперхонта и уговорившая своего безвольного мужа передать регентство Кассандру. Получив известие о возвращении Олимпиады, царица собрала войско и вышла ей на встречу, однако ее солдаты заявили, что не станут сражаться против матери Александра. Филипп и Эвридика были арестованы, Олимпиада вновь вернулась в царский дворец в Пелле. Здесь она, наконец, дала волю своей долгие годы копившейся мести. Прах Антипатра был выброшен из могилы вместе с прахом его сына Иолла, другой его сын Никанор был схвачен и убит, а вместе с ним около сотни знатных македонян, в основном сторонников Кассандра. В конце 317 года до н.э. Олимпиада распорядилась убить и находившегося в тюрьме Филиппа-Арридея, а его супругу принудила покончить с собой, прислав ей на выбор веревку, кинжал или яд.

Возвращение Кассандра в Македонию

Весной 317 года до н.э. Полиперхонт все еще продолжал осаждать Кассандра в Пирее. Чтобы помочь последнему, Антигон вознамерился сам переправиться через проливы со своей армией. Кассандр отправил ему в помощь Никанора с ранее полученными им от Антигона 35 кораблями. Навстречу Никанору Полиперхонт выслал Клита с македонским флотом. В июле или августе в проливах произошли два сражения. Вначале Клит победил Никанора, захватив или потопив его 70 кораблей. Вслед за тем на место прибыл Антигон и, заручившись поддержкой со стороны города Византия, переправил часть своих солдат на европейский берег. Ночью они атаковали не ожидавшего нападения Клита, а Никанор тем временем сжег стоявшие на якорной стоянке корабли. Войско Клита было уничтожено, сам он погиб.

Во время морского сражения противники пытались таранить корабли противника или взять их на абордаж. Реконструкция Р. Олтяну

Этот разгром на море явился тяжелым ударом для Полиперхонта. Его престиж в Греции сильно пострадал, повсюду стали вновь поднимать голову сторонники Кассандра. Мегалополь в Аркадии отказался возвращать своих изгнанников. Полиперхонт сам выступил в поход, чтобы наказать строптивый город. Штурм города завершился неудачно. Горожане бросали под ноги боевых слонов доски с гвоздями, а затем выпустили на них стадо свиней, обмазанных горящей нефтью. Слоны бежали, приведя лагерь в невообразимый хаос. Этот удар для репутации регента оказался еще сокрушительнее предыдущего. Союзники стали оставлять его и переходить к Кассандру.

Летом 317 года до н.э. ворота Кассандру открыли Афины. Он получил возможность поставить в городе свой гарнизон. Править здесь от его имени должен был ученик Аристотеля Деметрий Фалерский. Сам Кассандр, до которого доходили слухи о творимых Олимпиадой расправах, решил, что пришла его пора возвращаться в Македонию. Миновав по морю занятые этолийцами Фермопилы, он высадился в Фессалии, откуда далее продолжил путь посуху. Полиперхонт потерпел ряд поражений и оказался заперт военачальником Кассандра Калласом в Этолии. Значительная часть его воинов, будучи подкупленной, перешла на сторону противника.

 Мраморная статуя македонского офицера, найденная в Мунихии и, первоначально, возможно, изображавшая Кассандра. Археологический музей Пирея

Другой военачальник Кассандра, Ликиск, занял горные проходы, чтобы помешать эпирскому царю Эакиду прийти на помощь Олимпиаде. Сама Олимпиада заперлась со своими воинами в Пидне и на протяжении 316 года до н.э. мужественно переносила тяготы осады. В крепости кончилось продовольствие, большинство солдат перебежало к Кассандру, который охотно принимал их в свое войско. Вся Македония, за исключением Пеллы и Амфиполя, также перешла на его сторону. Потеряв надежду на спасение, весной 315 года до н.э. Олимпиада сдалась Кассандру, который приговорил ее к смерти. Воины, посланные убить Олимпиаду, не осмелились поднять на нее руку. Тогда Кассандр отдал ее родственникам убитых ею македонян, которые побили ее камнями. Жена Александра Великого Роксана и их 6-летний сын Александр были заключены под стражу в Амфиполе. Кассандр, чтобы упрочить свое положение, женился на побочной дочери Филиппа II Фессалонике.

Эвмен в Киликии и Сирии

Пока Антигон был занят македонскими делами, весной 318 года до н.э. Эвмен сумел ускользнуть из Норы, обманув охранявших его солдат. Из Каппадокии он со своим отрядом перешел в Киликию и отсюда написал Полиперхонту, предлагая ему и царям свои услуги по защите от гордыни Антигона. Полиперхонт вернул ему прежние сатрапии и титулы, поручив «не оставлять вражды с Антигоном».

На военные нужды Эвмену передавались 500 талантов, хранившихся в сокровищнице в Келенах. На эти деньги друзья Эвмена в самые короткие сроки набрали для него в Писидии, Ликии, Киликии и даже на Кипре 20 000 пехотинцев и 2 000 всадников. Кроме того, Эвмен получил под свое командование находившийся в Келенах отборный корпус из 3 000 ветеранов македонской гвардии аргираспидов. Их командиры Антиген и Тевтам ненавидели чужеземного выскочку Эвмена, но вследствие полученных распоряжений «царей, регента и матери Александра» были вынуждены беспрекословно ему подчиняться.

Батальная сцена с фриза героона IV века до н.э. из Трисы, Ликия

Весной 317 года до н.э. Эвмен покинул Киликию и двинулся оттуда вначале в Сирию, а затем в Финикию. Здесь по его приказу начали строить корабли для переправы армии в Европу. Эти военные приготовления встревожили Птолемея, недавно самовольно захватившего Сирию и изгнавшего управлявшего ею Лаомедонта, но еще больше Антигона, в этот самый момент собиравшегося открыть второй фронт против Полиперхонта, переправившись в Македонию. Антигон отправил в Финикию корабли Никанора, только что одержавшего победу в проливах над навархом Полиперхонта Клитом. Навстречу ему Эвмен послал своего наварха Сосигена с финикийскими кораблями и крупной суммой денег для набора наемников. Оба флота встретились у берегов Киликии, где Сосиген, увидев триумфальные украшения кораблей Никанора, без боя перешел на его сторону. Выполнив поставленную ему задачу, Никанор вернулся с увеличившейся эскадрой в Пирей, где был торжественно встречен Кассандром.

Антигон идет в погоню за Эвменом

Оставив войну с Полиперхонтом одному Кассандру, Антигон отобрал из своей армии 20 000 пехотинцев и 4 000 всадников, с которыми через Малую Азию устремился в Сирию против Эвмена. Чтобы не оказаться зажатым между армиями Антигона и его союзника Птолемея, Эвмен решил двигаться на восток, в Месопотамию, надеясь получить поддержку и силы у правивших здесь сатрапов. Пифон, владевший Мидией, отказался примкнуть к его делу и присоединился к Антигону. Селевк, правивший Вавилонией, заявил, что не прочь помочь царям, но не желает сражаться под командованием Эвмена. Наместники индийских и среднеазиатских провинций Певкест, Тлеполем, Стасанор и Сибиртий, враждебно относившиеся к Пифону и Селевку, обещали Эвмену свою помощь.

Осенью 317 года до н.э. Эвмен пересек степь на севере Месопотамии, форсировал Тигр, несмотря на попытки Селевка помешать переправе, и направился к Сузам, где хранилась казна восточных сатрапий. Сюда к нему также прибыли войска его восточных союзников. Общая численность объединённого войска составила 37 000 пехотинцев, 6 000 всадников и 125 слонов.

Кампания 317 – 316 годов до н.э. в Мидии, Сузиане и Персии

Антигон провел зиму 317 – 316 годов до н.э. в Месопотамии, а затем устремился по следам уходящего все далее на восток Эвмена. Весной 316 г. до н.э. его армия вступила в Сузиану, однако наместник Суз закрыл перед ним ворота цитадели. Эвмен, между тем, двигался в Персиду. Он разбил свой лагерь на берегу Копрата, западного притока Паситигра. В конце июня Антигон попытался форсировать реку, однако во время переправы его силы были атакованы внезапно появившимся Эвменом. Множество воинов были при этом убиты, а 4 000 оказались захвачены в плен. С остававшимися у него войсками Антигон отступил в Мидию, где предоставил солдатам необходимый отдых. Эвмен тем временем продолжал отступать в Персиду, сатрап которой Певкест, по слухам, был готов перейти на сторону противника.

Битва при Перитакене

Поздней осенью противники, наконец, сошлись друг с другом в сражении при Перитакене. У Антигона было 28 000 тяжеловооруженных пехотинцев, 10 600 всадников и 65 слонов, тогда как Эвмен располагал 35 000 тяжело- и легковооруженными пехотинцами, 16 300 всадниками и 125 слонами. В центре своей армии Антигон построил фалангу, тяжелую кавалерию поставил на правом, а легкую – на левом фланге, слоны были расставлены по всей линии. Эвмен расположил своё войско сходным образом. Оба военачальника возглавляли свои правые фланги, которые должны были наносить главный удар.

 Аргираспиды в битве при Перитакене, реконструкция Дж. Шумейта. Аргираспиды были ветеранами корпуса гипаспистов, которых Александр пожаловал особым знаком отличия – посеребрёнными щитами. В 318 году до н.э. их было 3 000 человек, причем большинству из них было далеко за 40 лет. Несмотря на свой возраст, аргираспиды оставались непобедимыми на поле боя

Битва началась, когда Пифон, вопреки предостережению Антигона, со своей многочисленной легкой кавалерией левого фланга напал на отборную конницу Эвмена. Тот контратаковал и обратил противника в бегство, затем аргираспиды опрокинули стоявших против них наемников. Конница Антигона, вклинившись в брешь, открывшуюся между центром и левым флангом противника, зашла ему в тыл. Это движение удержало Эвмена от преследования уже бегущей пехоты Антигона. Обе стороны отступили назад, чтобы привести расстроенные ряды в порядок. Затем Эвмен снялся с лагеря и продолжил марш на зимние квартиры в Габиену. Контролировавший поле битвы Антигон провозгласил свою победу. Тем не менее, его потери были гораздо более серьезными, чем у противника. 3 700 его солдат было убито, еще 4 000 ранено в то время как у Эвмена погибло лишь 540 человек и еще 1000 была ранена.

Битва при Габиене

Зимуя в Мидии, Антигон в декабре 316 года до н.э. решил незаметно пройти степями в Габиену, где зимовал Эвмен, и по одиночке уничтожить разбросанные на большом расстоянии друг от друга отряды. В походе солдатам было запрещено жечь костры, чтобы не выдать своего приближения противнику. На пятый день похода стояли такие холода, что солдаты осмелились ослушаться приказа. Местные жители, увидев зажженные ими в степи огни, сообщили о об этом Эвмену, который быстро понял, что происходит. Чтобы выгадать время, необходимое ему для сбора войск, он приказал устроить на пути Антигона ложный лагерь, в котором зажечь большое количество огней. Антигон, увидев огни, понял, что обнаружен и решил, что противник уже собрал свои войска вместе, приготовившись к сражению. Он приостановил своих солдат, чтобы они могли отдохнуть перед решающим сражением, дав тем самым противнику необходимое время.

Для сражения Антигон располагал 22 000 тяжеловооруженных пехотинцев и 9 000 всадников, а также 65 слонами. У Эвмена было 36 700 тяжело- и легковооруженных воинов, 6 000 всадников и 114 слонов. Построение и тактика противостоящих армий были теми же, что и во время предыдущей битвы. Само сражение началось со стычек легковооруженных и слонов в центре, затем в атаку пошла тяжелая кавалерия Антигона на правом фланге, которая подняла такое облако пыли, что командовавший здесь Певкест в страхе сбежал, не приняв боя. На крайнем левом фланге легкая конница Антигона далеко обошла правое крыло противника и внезапно натолкнулась на лагерь Эвмена. Всадники разграбили обоз и захватили в плен многочисленных жен и детей солдат, которых увели в свой лагерь. Наконец, в центре обе фаланги столкнулись друг с другом и аргираспиды прорвали ряды своего противника и устремились его преследовать. Чтобы сдержать их продвижение, Антигон приказал своей коннице левого фланга, все еще не участвовавшей в сражении, напасть на фланги и тыл победоносной пехоты Эвмена, и этот маневр заставил ее остановиться. Обе стороны отступили на исходные позиции для переформирования.

Сражение при Габиене

В лагере Эвмена военачальники спорили, что делать дальше. Сатрапы говорили, что следует идти далее на восток, Эвмен советовал оставаться на месте, чтобы добиться полной победы над противником, фаланга которого была разбита в бою. Тем временем аргираспиды, обнаружив, что лагерь разграблен, а их жены и дети находятся у Антигона, тайно послали к нему гонцов просить вернуть захваченное. Антигон встретил их ласково, обещал им свою милость, но требовал взамен выдать ему Эвмена. Аргираспиды согласились принять эти условия, арестовали Эвмена и отвели его в лагерь Антигона. Войско при известии о случившемся охватил шок, затем солдаты сложили оружие и также перешли на сторону Антигона.

Сын Антигона Деметрий и наварх Неарх советовали сохранить Эвмену жизнь, остальные единодушно требовали его казни. Антигон три дня держал Эвмена в темнице, а когда войско снималось с лагеря, приказал убить. Его тело было отдано друзьям, сожжено, а прах в серебряной урне отправлен жене и детям.

Продолжение


Литература:

  1. Дройзен И. История эллинизма. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 1995. – Т. II. – 544 с.
  2. Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. – М: Наука, 1982. – 392 с.
  3. Хабихт Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху. – М: Ладомир, 1999, – 416 с.
  4. Шофман А. С. Распад империи Александра Македонского. – Казань, 1984. – 223 с.
  5. Anson E. M. Eumenes of Cardia: a Greek among Macedonians. – Leiden, 2015 – 297 p.
  6. Billows R. A. Antigonos the One-Eyed and the Creation of the Hellenistic State. – Berkeley, 1997 – 453 p.
  7. Grainger J. D. Alexander the Great Failure. The Collapse of the Macedonian Empire. – London, 2007. – 236p.
  8. Romm J. Ghost on the Throne: Death of Alexander the Great and the War for Crown and Empire. – Knopf Doubleday Publishing Group, 2011. – 368 p.
  9. Waterfield R. Dividing The Spoils. The War for Alexander the Great’s Empire. – Oxford University Press 2012. – 304 p.
  10. Bennett B., Roberts. M. Wars of Alexander's successors 323–281 BC. Vol. 2, Battles and Tactics. – Pen and Sword, 2009. – 224 p.
  11. Peter Green, Alexander to Actium: The Historical Evolution of the Hellenistic Age. –Berkeley: University of California Press, 1990. – 498 p.
07 августа '17
Первая война диадохов
14 августа '17
Вторая война диадохов
21 августа '17
Третья война диадохов и Вавилонская война
28 августа '17
Четвертая война диадохов
11 сентября '17
Последние конфликты диадохов  https://warspot.ru/9647-vtoraya-voyna-diadohov

Картина дня

наверх