На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Уничтожение боевых кораблей ВМС Великобритании неопознанными безэкипажными катерами – сигнал для всех стран НАТО (2 статьи)

Уничтожение боевых кораблей ВМС Великобритании неопознанными безэкипажными катерами – сигнал для всех стран НАТОУничтожение боевых кораблей ВМС Великобритании неопознанными безэкипажными катерами – сигнал для всех стран НАТО

Боевой корабль со стремительными обводами и надстройками пирамидальной формы вышел из военно-морской базы (ВМБ) Портсмут – это был британский эскадренный миноносец тип 45 Daring. Вопреки обычному английскому ненастью в этот раз в небе сияло яркое солнце, в воздухе проносились и громко кричали чайки. Новейший эсминец был в полной боевой готовности, его радиолокационные станции ощупывали небо, начиная от кромки воды и заканчивая ближним космосом, гидроакустическая станция всматривалась в глубины – никто бы не смог подобраться незамеченным.
В универсальных пусковых установках ждали своего часа закупленные в США малозаметные противокорабельные ракеты (ПКР) LRASM, от средств воздушного нападения корабль защищали зенитные ракеты Aster. Носовая 114-мм пушка, две 20-мм и две 30-мм скорострельные автоматические пушки обеспечивали ближнюю оборону корабля от надводных и воздушных целей.
В непредвиденной ситуации корабль мог спрятаться за облаком защитных металлизированных дымов, дипольных отражателей, тепловых ловушек и активных станций постановки помех.

Вблизи от родных берегов экипаж корабля чувствовал себя достаточно спокойно, основной проблемой было не протаранить какой-нибудь гражданский сухогруз – трафик движения судов в районе зашкаливал. Радары и гидроакустическая станция корабля не фиксировали никаких движущихся в его сторону угроз.
Внезапно радар показал, что в сторону эсминца, одновременно с нескольких сторон, со скоростью порядка 50 узлов движутся восемь объектов, причём расстояние до них было уже минимальным – всего несколько сотен метров. Откуда они взялись? Что собой представляли? Означали ли они угрозу для корабля?

Судя по всему, объекты дрейфовали в воде на пути следования корабля, а в момент, когда он находился от них максимально близко, пришли в движение. Учитывая характер и направление их движения, сомнений не оставалось – это атака.

Взревели сигналы тревоги, экипаж корабля стал готовиться к отражению нападения. Для противокорабельных ракет расстояние было слишком мало. Ожили скорострельные автоматические пушки, системы постановки защитных завес выбросили облака металлизированных дымов и дипольных отражателей.

Однако всё было тщетно. Приближающиеся безэкипажные катера (БЭК) были слишком малы, частично их корпус был скрыт под водой. Автоматическим пушкам эсминца удалось остановить шесть атакующих БЭК, оставшимся двум удалось прорваться к его борту.

Прозвучало несколько мощных взрывов. Судя по всему, боевая часть (БЧ) БЭК-камикадзе была вполне сравнима с БЧ ПКР. Удар пришёлся практически в одну точку по центру эсминца. В корпусе корабля образовалась огромная пробоина, в которую хлынула вода, выше ватерлинии в отсеках корабля бушевал огонь, по воде расплывалось маслянистое пятно.

Очень быстро корабль стал крениться, после чего была отдана команда на эвакуацию. Спастись удалось не всем, почти две трети команды эсминца – более сотни человек, затонули вместе с кораблём.

Реакция на агрессию

Мюнхенская речь Президента Российской Федерации Владимира Путина, война в Грузии 08.08.08, государственный переворот на Украине в 2014 году и присоединение Крыма к России, поддержка Россией Донбасской и Луганской народных республик, ну и наконец, начало Российской специальной военной операции (СВО) на Украине – всё это стало лакмусовой бумажкой, которая наглядно показала всю глубину ненависти стран Запада к России и русскому народу (к которому, с точки зрения западных обывателей, относятся все жители бывшего СССР).

На наших глазах происходит «расчеловечивание» русских, политики многих стран Запада уже в открытую говорят о наказании всех россиян, принимаются дискриминационные законы, позволяющие властям стран Евросоюза отбирать у граждан России всё имущество, включая личные вещи и одежду – что-то подобное уже было в 1914 году, когда с началом Первой мировой войны в Германии массово и безнаказанно грабили, насиловали и убивали русских. Позже это повторилось в 1941 году в значительно большем масштабе, только уже организованно и под контролем государственных структур нацистской Германии.

Сейчас Великобритания и ещё ряд стран Западной и Восточной Европы проводят антироссийскую политику особенно агрессивно, в том числе осуществляя поставки Украине новейших вооружений, обеспечивая информационную и интеллектуальную поддержку вооружённым силам Украины (ВСУ), службе безопасности Украины (СБУ) и главному управлению разведки (ГУР) министерства обороны Украины. Результатом их действий становятся удары, наносимые по российской инфраструктуре и объектам Вооружённых Сил Российской Федерации (ВС РФ).

Вину за такие теракты необходимо возлагать в первую очередь не на Украину, а на страны Запада
Проблема в том, что мы на эти удары никак не отвечаем.

Да – это утверждение вполне обоснованно. Справедливо по той причине, что ВСУ/СБУ/ГУР – это всего лишь инструмент, а голова, управляющая процессом, находится отнюдь не на Украине. Поэтому удары, которые ВС РФ наносят по объектам на территории Украины, нельзя считать адекватным ответом на скрытую атаку стран Запада, в первую очередь Великобритании и США.

Но нанесение ударов по странам НАТО приведёт к развязыванию полномасштабной войны, которая с высокой вероятностью окончится обменом ядерными ударами?

Но ведь мы же не развязываем войну, несмотря на то, что удары наносятся оружием США, Великобритании и других стран НАТО, специалистами стран НАТО, с использованием инфраструктуры разведки, управления и связи стран НАТО? Да и США не развязали третью мировую, когда мы фактически сбили их беспилотный летательный аппарат (БПЛА). А Иран вообще делает это, не стесняясь, а США лишь утираются и вновь плетут против него козни, но напрямую не атакуют, несмотря на то, что ядерного оружия у Ирана нет.

Какой из этого можно сделать вывод?

Да такой, что мы ещё даже близко не приблизились к границам, за которыми может начаться глобальный конфликт с применением ядерного оружия. Особенно если подойти к этому с присущей странам Запада циничностью. Можно с высокой степенью уверенности утверждать, что США глубоко наплевать на страны Европы, особенно Восточной. Конечно, можно предположить, что Великобритания имеет для США несколько большую ценность, но вряд ли большую намного.

Неподконтрольность

Именно так можно охарактеризовать тот факт, что страны Запада зачастую не контролируют те технологии, которые создали, несмотря на все вводимые ими ограничения. Проблема в том, что чем сложнее технология, тем она дороже. А чем она дороже, тем сложнее её окупить, и тем большее количество продукции, выполненной с использованием этой технологии, необходимо реализовать для обеспечения её окупаемости.

Это наглядно видно на примере радиоэлектронной промышленности. Чем сложнее процессор, микросхема памяти или матрица фотокамеры, тем выше её себестоимость, тем выше процент брака на производстве. Всё это можно компенсировать только огромными тиражами производства, миллионами – десятками и сотнями миллионов изделий. А при таких тиражах отследить их все просто нереально: при любых санкциях кому надо их купить, тот их и купит, пусть и дороже – что там говорил Карл Маркс (процитировавший Томаса Даннинга) про капиталистов и 300 % прибыли?

Сейчас одной из таких технологий является спутниковая связь. Компании SpaceX необходимо захватывать рынок со своей сетью Starlink, другие тоже рынок терять не хотят – в затылок им дышит Китай. Это означает, что рынок будет перенасыщен, что предложение в определённый момент превысит спрос, и поставщики услуг будут бороться за клиентов, впаривая им свои услуги, как это делали российские операторы сотовой связи некоторое время назад, когда SIM-карты только что не раздавали насильно.

Оборудование и услуги Starlink быстро распространяются по планете, использовать их могут далеко не только ВСУ и страны Запада

В свою очередь, глобальная или даже региональная высокоскоростная спутниковая связь – это один из критических компонентов, позволяющих создавать комплексы вооружений, способные работать на огромных расстояниях от точки запуска, комплексы, которых фактически нет даже у вооружённых сил многих продвинутых в техническом отношении стран.

А это открывает для нас весьма интересные возможности, в конце концов, как говорил Владимир Ильич Ленин – «Капиталисты сами продадут нам веревку, на которой мы их повесим».

Удары из тени

Какое ключевое отличие имеют атаки украинских безэкипажных катеров (БЭК) на объекты инфраструктуры РФ и корабли Черноморского флота ВМФ РФ?

Это их фактическая анонимность.

Если бы официальные лица Украины не заявляли бы прямо о том, что атаки осуществляют именно они, то как бы мы смогли это доказать?

Российские объекты атаковали БЭК неизвестного происхождения, комплектующие в них американские, британские, японские, китайские – всех стран и не перечислить, система связи американская – Starlink. Они могли бы отпираться от любых атак, а всё «цивилизованное мировое сообщество» им бы только поддакивало. Впрочем, Украина сейчас как радикальные исламские группировки из 3,5 человека: они взяли бы на себя ответственность даже в том случае, если бы на Россию упал астероид.

Реальность такова, что неспособность стран Запада контролировать реализуемые ими технологии и высокотехнологичную продукцию позволяет реализовать сценарии нанесения ударов по ним фактически их же собственным оружием.

Это может быть готовая модель БЭК-камикадзе, набор комплектующих или даже просто инструкции по их приобретению и сборке. Ни одной российской комплектующей – это ведь несложно? Набор спутниковой связи Starlink или её аналог. В качестве боевой части что-то распространённое, импортное, то, что смогут достать «борцы за свободу».

Большая часть компонент нашего, точнее – неизвестно чьего перспективного оружия, предназначенного для борьбы с флотами стран Запада, должна продаваться свободно и без ограничений пересылаться международными транспортными компаниями. Используя опыт той же Украины, за основу могут быть взяты какие-либо современные модели гидроскутеров.

Гидроскутер вполне может стать основой БЭК-камикадзе для нанесения ударов по военно-морским силам стран Запада

Или же это могут быть более оригинальные решения, с корпусами, напечатанными на 3D-принтере / сделанными из фанеры / склеенными из стеклоткани, конструкция которых изначально будет оптимизирована именно для боевого применения. Дальность в несколько сотен, а может быть, и тысяч километров, возможность ускорения до 50 узлов на коротком отрезке пути, боевая часть массой несколько сотен килограмм и возможность прямого управления с трансляцией видеосигнала в реальном времени.

Атаки с помощью таких БЭК могут осуществляться нашими спецслужбами, а может, и не нашими – в мире полно стран, наций, группировок и даже отдельных людей, которые ненавидят США, Великобританию и другие страны НАТО, причастные к колониальным конфликтам по всей планете – да на такое дело можно сбор на сайте Kickstarter объявлять. Будет забавно, если по кораблям Великобритании или США ударят украинцы, для того, чтобы обвинить нас – это будет легко понять по криво сделанным надписям типа «За Крым» или чего-то типа того.

Zа дело

Сейчас страны Запада живут «на расслабоне», война – это где-то там, далеко, в России. До тех пор, пока война не придёт к ним домой, поставки оружия и поддержка террористического киевского режима не прекратятся.

Предлагаемая схема использования неизвестных БЭК-камикадзе позволяет безнаказанно наносить удары по кораблям и военно-морским базам нашего реального противника по всей планете. Они сейчас не ждут нападения, они сконцентрированы на нанесении максимального ущерба нашей стране, они ещё надеются победить.

Необходимо изменить их приоритеты. Нужно, чтобы страны НАТО тратили огромные средства на защиту своих ВМБ, чтобы экипажи их кораблей нервно реагировали на каждый блик на экране радара, чтобы на планете для них не осталось безопасных мест – учитывая количество зарубежных ВМБ у стран НАТО, выбирать нам есть из чего.

Если Украина продолжит атаковать не только военные, но и гражданские объекты, то в территориальных водах Великобритании, США и других стран Европы тоже могут начать взрываться нефтегазовые танкеры, буровые вышки, сухогрузы с минеральными удобрениями и многое другое.

Настало время перенести красные линии на территорию противника – Великобритания, США и другие страны НАТО должны сполна расплатиться за Крымский мост, за Черноморский флот, за удары по российским городам и аэродромам.

Они должны или остановиться, или почувствовать войну на своей шкуре.


Автор:Андрей Митрофанов
 https://topwar.ru/226119-unichtozhenie-boevyh-korablej-vms-velikobritanii-neopoznannymi-bezjekipazhnymi-katerami-signal-dlja-vseh-stran-nato.html

Почему к тезисам Э. Блинкена в университете Джонса Хопкинса следует отнестись со всей серьезностьюПочему к тезисам Э. Блинкена в университете Джонса Хопкинса следует отнестись со всей серьезностью

19 сентября стартует «неделя высокого уровня» Генеральной Ассамблеи ООН, где на площадках и в кулуарах будут отшлифовываться те идеи и договоренности, которые были достигнуты на региональных и межрегиональных переговорных площадках. Высокий уровень подразумевает представительство первых лиц государств.

Резолюции ГА ООН носят рекомендательный характер, однако голосование по ним обычно отражает позиции международных коалиций, а также показывает изменения в их составе. Т. е. это мероприятие отчасти позволяет увидеть геополитическую карту по результатам прошедшего политического года. Это событие не стоит ни недооценивать, ни переоценивать – оно своеобразный маркер текущего состояния «игры престолов».

Мы за прошедший год увидели довольно значительные изменения не только в позициях сторон, но и в методах работы. Причем, как это ни покажется на первый взгляд странным, тема Украины здесь не является основной. Она – нить, которой сшивают повестку разных международных площадок в одно целое, но является не целью, а высокозатратным инструментом.

С точки зрения оценки главного геополитического противника России – США, мы в этом году наблюдали три наиболее важных шага.

Первый шаг – выступление 4 мая Дж. Салливана на симпозиуме WINEP, где им была представлена модель взаимодействия с Индией и арабским миром. Как мы могли проследить в ряде весенних и летних материалов на ВО, США претворяют ее жизнь с завидной настойчивостью и определенными результатами в отношении Израиля, Ливана, Сирии, Пакистана. Ближайшие же актуальные точки осени – Ирак, Иран и Закавказье.

Наиболее же медийно раскрученным у нас событием стал меморандум о создании единой торгово-транспортной системы Индии и аравийских стран. Но это вершина пирамиды, в основании которой лежит много других процессов.

Второй шаг – это подписание 9 июня Атлантической декларации и Плана действий для экономического партнерства США и Великобритании в ХХI веке (ADAT) между США и Великобританией. В ней не только очередной раз конкретизируются Китай и Россия как стратегическая угроза. Главное, что эта декларация возвращает Лондон и Вашингтон к отношениям периода Атлантической хартии времен Второй мировой войны.

Это означает, что борьба между Великобританией и США в плане построения особых схем в международной политике ушла на второй план, и они теперь договорились идти согласованно. Собственно, это даже видно по региональным узлам – ЕС, Турция и Закавказье – вошли в зону ответственности Лондона, а Ближний Восток, Индия, ЮВА, Украина и Центральная Азия – США.

Третьим важным шагом стала презентация 13 сентября Госсекретарем США Э. Блинкеном на конференции в Школе перспективных международных исследований университета Джонса Хопкинса принципов и методов построения отношений в рамках будущих международных проектов. С определенной точки зрения этот третий шаг даже в чем-то важнее первых двух, поскольку дает возможность понять сам комплекс идей, которые США закладывают в свою модель международных отношений.

Дипломатия с изменяемой геометрией

Это выступление и его тезисы необходимо разбирать очень подробно. Хотя бы потому, что уже речь Э. Блинкена начали связывать с «уступками по Украине», «фиаско саммита G-20», «признанием факта многополярного мира» и прочее и прочее.

На первый взгляд, это выступление действительно является своеобразной антитезой к другой речи американского Госсекретаря «Стратегический провал России и безопасное будущее Украины», которую он произнес 2 июня в Хельсинки. Она во многом перекликалась с нашумевшими в свое время заявлениями Б. Обамы, про «разорванную в клочья» экономику, и на ее бравурном фоне тезисы в университете Хопкинса кажутся чуть ли не сдачей позиций.

Но проблема в том, что это совсем разные речи, для различной аудитории и по разнообразным поводам. Если в июне Э. Блинкен констатировал, что какие-то соглашения вокруг Украины будут априори строиться вокруг сохранения ее государственности и текущей формы восприятия Киевом «национальной идентичности», то сентябрьские идеи относятся к принципам построения новой модели международной политики в целом.

Понятно, что «перемога» – это самая лакомая часть для информационной сферы, тем более что на Украине выступление Э. Блинкена вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию. Но в том-то и дело, что в этом случае есть опасность упустить важные концептуальные детали, и в итоге через некоторое время может оказаться, что провалы стратегического противника были не столь уж провальными, уступки – тактическими поворотами или хуже – ловушками и т. д.

На первый взгляд, Э. Блинкен действительно констатирует непривычные для американского дискурса тезисы. Начало положено в традиционном для США стиле («Сила и цель американской дипломатии в новую эпоху»), а вот дальше, кажется, идут от Вашингтона сплошные «зрады».

«Но то, что мы переживаем сейчас, – это нечто большее, чем проверка порядка, установившегося после окончания холодной войны. Это конец».

«Одна эпоха заканчивается, начинается новая, и решения, которые мы принимаем сейчас, будут определять будущее на десятилетия вперед».

«Технологии и глобализация, которые опустошили и вытеснили целые отрасли промышленности, и политика, которая не смогла сделать достаточно, чтобы помочь работникам и сообществам, которые остались позади».

«Смирение, потому что мы сталкиваемся с вызовами, с которыми ни одна страна не может справиться в одиночку. Потому что мы знаем, что нам придется заслужить доверие ряда стран и граждан, которым старый порядок не смог выполнить многие из своих обещаний. Потому что мы признаем, что лидерство начинается с выслушивания и понимания общих проблем с точки зрения других, чтобы мы могли найти точки соприкосновения».

Многие отметили и пассаж о необходимости жить в «мире, где каждая нация может выбирать свой собственный путь и своих партнеров».

«Конец», «смирение», «не справится в одиночку», «собственный путь», «заслужить доверие», звучит даже не очень привычно. Попасть в ловушку этих нарративов, особенно вне общего контекста выступления, очень просто.

Например. Казалось бы, Э. Блинкен говорит чуть ли не о крахе идеи глобализации, которая опустошила государства, однако зададимся вопросом, о каком конкретно проекте глобализации он говорит? О том, который с приходом Б. Обамы продвигают США, или о том, что долгое время строили в рамках Давоса, пусть не без участия Вашингтона? Это точно одни и те же идеи и, что не менее важно, участники и институты?

Идеи кабинета Б. Обамы запомнились по таким проектам, как Трансатлантическое (ТАП) и Транстихоокеанское (ТТП) партнерства. Их не довели до рабочего состояния, поскольку Д. Трамп их изрядно потрепал, у него и М. Помпео на это хватало полномочий. Сейчас эти соглашения в подвешенном состоянии, но это не означает, что США отказались от них.

Их особенность заключалась в создании между США и участниками особых торговых отношений, которые бы при необходимости выводились из-под норм ВТО. Это кажется довольно странным для идей глобализации, если не учитывать, что концепций глобализации две.

В данном случае мы имеем дело с так называемым подходом «дипломатии с изменяемой геометрией». И именно на нем в своей речи решил заострить внимание Э. Блинкен.

Этот странный термин был введен в оборот еще при обсуждении принципов расширения ЕС, который был вынужден каким-то образом лавировать, чтобы включать в свой состав страны, которые не соответствовали в реальности необходимым критериям.

В определенных случаях этот метод позволял формировать отдельные, особые интеграционные формы и статусы, причем сразу для нескольких участников интеграционного процесса. В принципе, сам по себе факт наличия США в ВТО – это уже своего рода элемент дипломатии с изменяемой геометрией, причем самый показательный. Другое дело, что в рамках Евросоюза и его торговых партнерств этот метод отрабатывался, а вот для США он не был в приоритете с конца 90-х.

Акценты Э. Блинкена на этом подходе надо наложить на географию, которая фигурирует в его тезисах. Отличие от прошлых лет заключается в том, что там практически не фигурирует Африка (искл. – проект трансафриканской железной дороги), Центральная и Латинская Америка. Все проекты, коридоры, инфраструктура, военно-техническое сотрудничество переместились на Евразийский континент.

США намерены бороться за полное освоение Евразии

Это очень важный момент, поскольку у нас довольно широко представлено в экспертизе мнение, что США будут вынуждены «уйти из Европы и с Ближнего Востока», чтобы целиком сосредоточить ограниченные ресурсы на Юго-Восточной Азии. Программная речь Э. Блинкена свидетельствует ровно об обратном: США намерены бороться за полное освоение именно Евразии в целом. Для этого предлагается перейти к системе индивидуальных союзов и ситуативных объединений стран, которые соединяют под конкретные задачи, не придираясь к особенностям экономической модели или ценностным установкам.

При этом Индия и аравийский Ближний Восток соединяют инфраструктуру в общий производственный блок, а как раз Юго-Восточная Азия будет представлять собой систему из различных ситуативных союзов, в том числе и в военно-технической сфере. Ю. Корея и Япония рассматриваются не как получатели инвестиций, а соинвесторы – им предлагается дословно «согласовывать наши глобальные инвестиции в инфраструктуру».

Соинвесторами они изначально предполагались в концепции PGII, которая, с одной стороны, отстыковывает торговые и производственные площадки ЮВА от Китая и пристыковывает их к Индии и США. Это новая итерация идеи Транстихоокеанского партнерства, только уже без Китая, с заменой его на Индию.

Собственно, тут мы видим отдачу приоритета в сторону индивидуальной дипломатии, индивидуальных настроек торговых объединений под конкретную региональную экономику. Не зря довольно большая часть речи Э. Блинкена была посвящена успеху переговоров с Саудовской Аравией, где это дало успех. Он откровенно спешит, но сдвиги в позиции Эр-Рияда действительно существенные. Об этом будет отдельный материал, сейчас же важно понимать общую модель.

Мы видим, как и в случае т. н. авраамовых соглашений, более глубокую и практичную переработку идей ТАП и ТТП с приоритетом на индивидуальную дипломатию и массу перекрестных ситуативных международных форматов. Модель стала сложнее по исполнению и администрированию, но гораздо практичнее. Но такая позиция, по сути, означает закат таких монструозных объединений, как МВФ или ВТО. И дело даже не в ликвидации этих макрорегуляторов – об этом речи нет. Это означает потенциально их новую сборку и апгрейд.

И вполне логично, что именно на полях ГА ООН Вашингтон планирует провести саммит США – Центральная Азия (С5+1), который впервые пройдет не в формате министерских встреч, а первых лиц. Собственно, это объединение, которое оформилось за предыдущий год и с которым Китай подписал грандиозную по масштабу Сианьскую декларацию, США попробуют у Китая если не увести из рук, то как минимум пошатнуть там его позиции.

По сути дела, Штаты, не обнуляя Вашингтонский консенсус, тем самим обнуляют Давос, но по большому счету в этом и заключались идеи второго проекта глобализации – пересборка институтов с созданием не единой системы, а нескольких – своеобразных «матрешек разных скоростей». Тем не менее отличие есть, и оно существенно. Идеи времен Б. Обамы не предусматривали альтернативных экономических центров равного масштаба. Более того, Ближний Восток планировалось раздробить и перекроить. В данном случае его, наоборот, склеивают с Индией в одно сырьевое, индустриальное и торговое объединение.

Такая модель для США, которые традиционно работали в позиции безусловного максимального выигрыша, довольно необычна. Такие идеи долгое время использовались только в виде абстрактных деклараций. В чем-то они повторяют идеи 1970–1980-х годов, когда США резко стали дружить с Пекином, и не зря в начале речи Э. Блинкен подчеркивает преемственность линии «Збига» (Бжезинский). Другое дело, что Штаты никогда не отставляли без прямого контроля политику аравийских монархий.

Фактически это попытка перехвата той самой повестки о многополярном мире, которая идет (вернее – шла) в противовес традиционной линии США. При этом Вашингтон в лице Э. Блинкена не отказывается от постулатов исключительности нации, исторически предопределенного лидерства, вождизма и т. п. Просто теперь Вашингтон будет лидер не однополярного, а многополярного мира. Пока это только декларации, концепция, но вопрос в том, какое время понадобится на то, чтобы это дало корни, в плане экономического развития для конкретных игроков.

Таким образом, в этом году мы увидели не просто тактическое изменение внешнеполитической линии США, но имеем дело в глубокой переработкой и фактически с рядом программных документов. Этого не было со времен второго срока Б. Обамы.

Списывать это на ситуативное фиаско на «Большой двадцатке» было бы попросту нелепо (а ведь так уже пишут, и довольно часто). Такие концепты не готовятся за неделю, тем более что до этого США сделали прорывы в отношении Саудовской Аравии, Вьетнама и Филиппин.

На очереди будет борьба с Ираном за Ирак и попытки интеграции центральноазиатской пятерки. Китаю, России и Ирану надлежит крайне серьезно подойти к этому вызову, а нашим СМИ не пытаться вольно использовать по случаю части формул из речи Э. Блинкена.

Тройке Китай + Россия + Иран следует весьма основательно готовиться к тому, что США не только не уйдут, но фактически планируют, образно выражаясь, всеобъемлющий десант на Евразийский континент.

Никакие мирные инициативы в плане той же Украины не должны вводить в заблуждение. Силы и средства для такого ответа пока у Большой континентальной тройки имеются.

* Полностью с речью Э. Блинкена в университете Джонса Хопкинса можно ознакомиться по ссылке.
Автор: Михаил Николаевский

https://topwar.ru/226247-pochemu-k-tezisam-jeblinkena-v-universitete-dzhonsa-hopkinsa-sleduet-otnestis-so-vsej-sereznostju.html

Картина дня

наверх