На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

К столетию СССР: наследие советской армии в ВС России. 2022 год — начало новой эпохи для Белоруссии? (2 статьи)

К столетию СССР: наследие советской армии в ВС России

Ровно 100 лет назад образовался Союз Советских Социалистических Республик (СССР), вооруженные силы которого впоследствии стали одними из самых могущественных в мире в XX веке. Что современные российские Вооруженные силы унаследовали от советской армии, что переосмыслили на новом уровне, от чего отказались, а к чему вернулись, РИА Новости рассказал военный эксперт Алексей Леонков.

«Первое, о чем стоит сказать, — это, конечно же, все традиции советской армии. Очень много частей и соединений сохранили звания гвардейские, они именные, прославленные еще в годы Великой Отечественной войны. Это было сохранено», — отметил Леонков.

Он добавил, что при этом Вооруженные силы России с 1991 года претерпели значительные изменения. По его словам, под сокращения попали военные вузы и аэродромы базирования, армия отказалась от некоторых объектов за рубежом, например на Кубе, во Вьетнаме, в Восточной Германии, Грузии.

«В этом отношении произошла именно ликвидация советского наследия», — сказал эксперт.

Структура и численность

«В то же время армия претерпела ряд реформ, она стала профессиональной. Хотя и сохранен призыв на срочную военную службу, срок срочной службы сокращен с двух лет в армии и трех на флоте до одного года как в армии, так и на флоте. Сейчас примерно 600 тысяч контрактников, около 300 тысяч призывников, остальные — иной служащий персонал», — напомнил Леонков.

Поменялась и структура — ликвидировались целые армейские корпуса, дивизии и полки, армия переформатировалась на бригадную структуру по примеру стран НАТО, так как прогнозировалось ее участие в локальных конфликтах низкой или средней интенсивности. Главной боевой единицей стала батальонно-тактическая группа (БТГр).

«До недавнего времени считалось, что это оптимальный вариант. Но в нынешних условиях этого оказалось мало — не всегда бригадная тактическая группа или БТГр способны решить весь спектр задач, которые ставятся перед войсками.

Поэтому сейчас снова воссоздаются полки, дивизии, армейские корпуса… Они являются самодостаточными структурами, и за основу было взято советское наследие, но с учетом современных реалий доработано и улучшено», — пояснил собеседник агентства.

По его словам, обстоятельства складываются так, что армия «среднего» состава не могла бы обеспечить решение всех задач с учетом обстановки вокруг российских границ, в особенности на западном и южном направлениях.

«Фактически мы частично возвращаемся к той структуре построения армии, ее родов и видов войск, которые были в советские времена. Из недавнего — анонсированные министром обороны преобразования, увеличивающие количество военнослужащих», — добавил эксперт.

Качество кадров

По мнению Леонкова, многое заложенное в советской армии необходимо было развивать.

«Тот же самый институт замполитов, политработников. Раньше они были выразителями идеологии коммунистической партии в войсках. Сейчас на политработника распространяется гораздо больше обязанностей — это разъяснение личному составу международной военно-политической и внутриполитической обстановки, чтобы военнослужащий знал, за что он сражается, за какие идеалы», — отметил эксперт.

Леонков также призвал учитывать и гарантированные в Советском Союзе вопросы качественного бесплатного образования, бесплатного медицинского обеспечения, бесплатного жилья. Это сильно влияет на качество военных кадров, их морально-психологическое состояние, отметил он.

«Вспомните, какое в 90-е — начале нулевых было морально-психологическое состояние войск, армия теряла профессионалов. Несмотря на принятые тогда законы, „О статусе военнослужащих“ и другие, возможность их реализовать появилась только начиная с 2012 года, вместе с масштабными реформами Вооруженных сил», — добавил Леонков.

Из того, что также было утеряно: начальная военная подготовка в школах, военные кафедры в вузах.

«Сейчас это также постепенно возвращают, формируются военно-учебные центры при вузах, заменяющие военные кафедры», — добавил собеседник агентства.

Технические возможности

Специальная военная операция показала, что против Вооруженных сил России воюет не одна украинская армия, а фактически весь блок НАТО, считает эксперт. По его мнению, хоть альянс явно не присутствует на театре военных действий, отчетливо наблюдается его тактика, оперативно-тактические приемы, стратегическое планирование.

«У нас сейчас есть уникальная возможность изучить их действия и на основе этого совершенствовать свою структуру, найти наиболее эффективные инструменты противодействия. Поэтому преобразования в перспективе коснутся не только структуры армии, ее системы боевого управления, логистики, но и самого характера вооруженных сил.

Это коснется и средств вооружения, так как корнями большинство российских комплексов уходят в советские разработки», — отметил Леонков.

Например, в основе сухопутных войск — модернизированные версии советских основных боевых танков Т-72, Т-80, и даже Т-90, который начали разрабатывать еще при СССР, артиллерия преимущественно вся также родом из советской армии как в количественном выражении, так и с точки зрения образцов вооружения и способов их применения.

ВКС России в массе своей полагаются на разработанные в СССР бомбардировщики-ракетоносцы Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3, транспортники Ил-76МД, истребители семейства Су-27, штурмовики Су-25, а армейская авиация — на линейку вертолетов Ми-8 и Ми-24 (и его модернизированной версией Ми-35), тяжелые транспортные Ми-26. Сейчас все они модернизированы для решения задач в современных условиях.

Демонстрирующие выдающиеся результаты в спецоперации комплексы и системы противовоздушной и противоракетной обороны — преимущественно все также разработаны еще в СССР.

Сейчас российское небо защищают модернизированные версии советских образцов или их дальнейшее развитие: С-400, С-300В4, «Тор-М2», «Бук-М3» и даже «Панцирь-С1» как эволюция ЗРПК «Тунгуска» и «Шилка». Помимо самого «железа», ПВО России унаследовала у предшественницы и сам принцип построения глубокоэшелонированной многоуровневой системы защиты от средств воздушного нападения.

«В наследство России достался и океанский флот, который, к глубокому сожалению, претерпел наиболее болезненные сокращения в 90-е. Списывались десятки кораблей, новейшие подводные лодки на американские деньги разбирались на металлолом, не хватало средств поддерживать в боеготовом состоянии даже те корабли, что остались в строю», — отметил Леонков.

Даже системы боевого автоматизированного управления войсками, которые создавались еще для советской армии, не были повсеместно внедрены в российских войсках в 1990-е годы.

Поэтому сейчас Вооруженным силам приходится экстренно наверстывать отставание, но уже на новом техническом уровне — специальная военная операция, в свою очередь, подсказывает векторы развития этого направления.

В качестве примеров уже реализованного советского научно-технического задела Леонков назвал, в частности, технологию управляемого гиперзвука, которая продвинула Россию далеко вперед конкурентов. На основе школы советского танкостроения и конструкторского опыта в стране создали принципиально новую схему танка следующего поколения на платформе «Армата». В РВСН в скором времени поступят новые межконтинентальные комплексы «Сармат», которые сменят советские Р-36М «Воевода».

«Грубо говоря, весь научно-технический задел Советского Союза был фактически реализован, реализуется или будет реализован уже в современной России, на современных материалах. Есть положительная тенденция сохранения советского наследия и создания на его основе прорывных систем», — подчеркнул Леонков.

Военная наука

В области разработки принципиально новых образцов вооружения фактически восстановлена цепочка создания, выстроенная в Советском Союзе: исследования, опытно-конструкторские работы, испытания, постановка на вооружение, серийное производство, поставки в войска.

«Однако отсутствует очень важный элемент военного строительства — полноценные научно-исследовательские военные институты, которые на уровне своих площадок определяли развитие технологий, видов вооружений, их типов на будущее.

Так у нас, например, появились поколения самолетов с первого по пятое, так же развивалось и по другим направлениям. То есть военная наука оперировала будущим и позволяла армии Советского Союза по своим технологиям опережать своих соперников из блока НАТО», — отметил эксперт.

Леонков добавил, что сейчас есть военные учебно-научные центры, например, у авиации в Воронеже. Там слиты воедино подготовка и по летным, и по летно-техническим специальностям, а также все «парты» подготовки для всех авиационных специальностей. По оценке Леонкова, хотя такой подход и дает преимущества в подготовке специалистов, он не позволяет сосредоточить усилия на прогнозировании развития военно-технической мысли на десятилетия вперед.

«Военная наука — это то направление, где российской армии еще предстоит переосмыслить опыт предшественников, адаптировать его под современные реалии, чтобы уверенно смотреть в будущее, прогнозировать угрозы и иметь в наличии все необходимые средства для адекватного и эффективного ответа на них», — заключил эксперт.

Читайте также: Армия России нанесла массированные удары по объектам врага, поражены десятки целей

https://rusvesna.su/news/1672420925                                                                                                                                                           

2022 год — начало новой эпохи для Белоруссии?

Иллюстрация: grodnonews.by

Прошедший год стал, безусловно, одним из самых важных в истории не только Восточной Европы, но и всего мира. Коренной перелом в международной системе, глобальные изменения торгово-экономических отношений, нарастание эскалации во всех уголках планеты — это и многое другое оказало серьезное влияние на развитие многих членов мирового сообщества. Не стала в данном случае исключением и Белоруссия, для которой 2022 год вполне можно считать началом новой эпохи.

Развитие Белоруссии на протяжении последних лет было непосредственным образом связано с событиями, которые произошли в стране еще в 2020 году, когда после президентских выборов, на которых победил Александр Лукашенко, страна оказалась под западным давлением, не оставившим белорусским властям никакого выбора в проведении внутренних реформ и переосмыслении внешнеполитической доктрины. К началу 2022 года в республике была развернута зачистка от радикальных элементов, в результате которой значительная часть оппозиции была изгнана из страны либо оказалась за решеткой. Относительная стабилизация внутренней ситуации позволила официальному Минску приступить к определенной трансформации политической системы государства, истоком которой стал проведенный в конце февраля референдум по изменениям Конституции. Принятый новый основной закон фактически ознаменовал окончание политического кризиса в республике и стал символом победы властей над оппозицией. Несмотря на ряд формальных уступок тем, кто всегда был недоволен Лукашенко, например введение ограничения на количество сроков нахождения на посту президента, Конституция только укрепила существующую власть, фактически закрыв любую возможность прихода к управлению страной нынешней прозападной оппозиции. Дополнительные законодательные акты, а также оформление Всебелорусского народного собрания в качестве нового представительского органа, окончательно закрепили за нынешней вертикалью власти рычаги управления государством. Одновременно удар был нанесен и по оппозиционным политическим партиям, так как, согласно заявлению Лукашенко, на политическом поле должны работать лишь те организации, деятельность которых соответствует основным принципам внутренней и внешней политики, а остальные будут отсеяны.

На этом фоне неутешительными оказались итоги года для белорусской оппозиции, которая была окончательно выброшена за пределы общественно-политической жизни страны, что стало причиной для дальнейшей ее маргинализации и радикализации. Противники Александра Лукашенко и в прошлые годы не демонстрировали особой сплоченности, однако 2022 год окончательно разбил их на мелкие и враждующие между собой за западное финансирование группировки. Способствовали этому как продолжающаяся чистка в Белоруссии, которая вылилась в непрекращающиеся судебные процессы над теми, кто тем или иным способом участвовал в протестах, так и снижение интереса к внутрибелорусской тематике со стороны Запада. Это привело к тому, что все попытки экс-кандидата в президенты Белоруссии Светланы Тихановской вернуть внимание к себе и своим сторонникам, которые бежали из страны, долгие месяцы оставались безрезультатными. Беглая оппозиционерка много ездила по странам Европы, посещала США и различные международные мероприятия, но особого результата ни ей, ни ее окружению это не приносило. Поэтому неудивительно, что белорусские оппозиционеры в погоне за привлечением к себе внимания решили пойти по единственному понятному им пути — радикализации своей деятельности. В частности, они вполне открыто приступили к формированию диверсионных групп на территории Белоруссии и подключились к созданию подразделений боевиков на Украине и в странах ЕС, которые, согласно некоторым планам Тихановской и компании, должны будут вторгнуться на территорию Белоруссии с целью государственного переворота и подготовки полномасштабной иностранной интервенции.

В свою очередь, действия белорусской оппозиции привели к ужесточению политики официального Минска, где осознали, что без кардинальных решений бороться с теми, кто пытается ввергнуть страну в хаос и устроить в ней кровавую бойню, не получится. В этой связи в Белоруссии продолжились аресты и судебные процессы над противниками власти, а также произошло изменение законодательства, в рамках которого было расширено применение смертной казни. С учетом складывающейся вокруг республики ситуации, данная тенденция, скорее всего, продолжится и в 2023 году, а белорусской оппозиции грозит если не полное уничтожение, то как минимум превращение в глубоко законспирированное подполье, деятельность которого будет сопряжена с прямыми рисками для жизни его участников. В любом случае, прошедший год показал, что внутриполитическая ситуация в Белоруссии полностью контролируется властями страны, которые готовы бороться с любыми попытками дестабилизации обстановки.

Немаловажные изменения произошли и в экономической сфере, которая после 24 февраля многим казалась катастрофической. Изначально в прогнозе социально-экономического развития на 2022 год устанавливалось, что экспорт товаров вырастет почти на 6% при незначительном сокращении европейского направления (на 2,4%). Однако развернувшееся санкционное давление на белорусскую и российскую экономики после начала специальной военной операции (СВО) изменило все, и уже к октябрю товарный экспорт в страны, не входящие в СНГ, уменьшился почти на четверть, а республика оказалась отрезана от западных инвестиции и финансов. Еще весной первый вице-премьер Николай Снопков отмечал, что прямое влияние санкций затронуло порядка 20% белорусской экономики. Более того, серьезный удар был нанесен и разрывом торгово-экономических отношений с Украиной, которая являлась премиальным рынком для белорусских нефтепродуктов, калийных удобрений и машиностроения (более 13% от общего объема экспорта, или порядка $ 5 млрд). Киев не только перестал торговать с Минском, но и занялся откровенным грабежом имущества и финансов Белоруссии. Были конфискованы сотни фур с товарами, несколько тысяч вагонов на сумму более $ 355 млн, имущество и счета топливных компаний («БНК-Украина», «Сервис-Ойл» и пр.) и т. п.

Вместе с тем апокалиптические прогнозы, которые многие давали еще весной, к концу года себя не оправдали. К декабрю ВВП Белоруссии уменьшился на 4%, что можно считать довольно неплохим результатом на фоне прогнозов с двузначными числами. Это стало возможно за счет углубления сотрудничества с Россией и переориентации значительной части белорусского экспорта на российский и азиатский рынки. Как заявил в декабре премьер-министр Белоруссии Роман Головченко, объем белорусского экспорта в РФ только за 10 месяцев 2022 года достиг рекордных $ 18 млрд, а по итогу года ожидается $ 22−23 млрд (средняя цифра ежегодного экспорта обычно составляла $ 12−13 млрд). Помимо этого, Белоруссия получила возможность использовать российские морские порты и даже заявила о строительстве собственного терминала на Балтике. С учетом продолжающейся переориентации внешней торговли республики последнее можно считать одним из важнейших компонентов ее дальнейшего развития.

В целом же за прошедший год торгово-экономическое сотрудничество Белоруссии и России вышло на новый уровень. Страны в 80% торговых сделок начали использовать национальные валюты, ускорили сближение законодательств, в первую очередь налогового, решили вопросы по поставкам нефти и газа и начали серьезную работу по импортозамещению. В частности, стороны уже определили 20 глобальных проектов, в первую очередь в области микроэлектроники и станкостроения, с общей сумой финансирования в 105 млрд рублей, которые выделит РФ. Все это, а также последние заявления лидеров двух стран говорят о решительности Минска и Москвы окончательно уйти от западной зависимости и наконец начать реализовывать заложенный еще в конце 1990-х годов потенциал Союзного государства (СГ), чего в прошлые годы по различным причинам сделать не удавалось.

Стоит заметить, что в будущем в Минске планируют закрыть образовавшиеся в нынешнему году прорехи в экономике не только за счет наращивания продаж в Россию, Китай, страны Латинской Америки и Африки, но и рассчитывают воспользоваться ситуацией, возникшей после начала российской СВО, приняв участие в восстановительных работах на территориях, пострадавших от военных действий. Здесь Белоруссия, по различным подсчетам, может заработать порядка $ 1,1−1,5 млрд, а на развитии торговли с новыми регионами РФ — еще $ 3 млрд. Если эти планы удастся реализовать, то это существенным образом нивелирует все негативные последствия от потери как украинского, так и западного рынков.

Существенные изменения произошли и в белорусской внешней политике. Из-за агрессивных действий Запада Минск был вынужден фактически отказаться от своей многолетней стратегии многовекторности, сделав ставку на развитие отношений с дружественными странами, в первую очередь Азии, и углубление интеграции с Россией. В результате Белоруссия стала активнее действовать на доступных ей международных площадках — в Евразийском экономическом союзе, Организации Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организации сотрудничества, где республика уже подала заявку на получение полноправного членства.

Наибольшую интенсивность в 2022 году носили белорусско-российские отношения. Стороны обменялись многочисленными визитами делегаций, а лидеры двух стран провели более десятка переговоров в личном формате. В результате, как заявили Александр Лукашенко и Владимир Путин в декабре, между странами не осталось практически никаких неразрешенных вопросов по всем сферам двустороннего сотрудничества, что еще несколько лет назад сложно было представить. В течение года стороны успели реализовать более половины запланированного в 28 союзных программах и подписали множество важнейших соглашений. В частности, соглашение о признании технологических операций в машиностроении, договора в таможенной сфере, о сотрудничестве в области микроэлектроники, а также об общих принципах налогообложения по косвенным налогам.

Кроме того, Минск и Москва усилили сотрудничество в рамках общей безопасности, проведя ряд крупных военных учений, в том числе «Союзная решимость — 2022», организовав центры совместного обучения военных, а также развернув в конце года региональную группировку войск. Белоруссия также получила самые современные типы российского вооружения, среди которых комплексы С-400 и «Искандеры», а Россия помогла переоборудовать белорусские самолеты для несения ядерных зарядов. Все это, а также многое другое стало прямым ответом на увеличение военной активности НАТО у западных границ СГ и ситуацию на Украине, где с 24 февраля проходит российская СВО. Несмотря на то, что официально Белоруссия не участвует в спецоперации, в белорусской столице не раз отмечали, что стоят и будут стоять на стороне своего союзника, оказывая ему всяческую поддержку. Последнее стало главной причиной самых глобальных изменений во внешнеполитической деятельности Минска — в отношениях с Украиной.

Киев, подталкиваемый западными хозяевами, за последний год сделал все возможное, чтобы окончательно разорвать все имеющиеся между двумя странами связи. В частности, были разрушены не только торгово-экономические отношения, но и денонсировано значительное число различных соглашений. Например, о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонной промышленности, о сотрудничестве в сфере молодежной политики, геодезии, картографии и дистанционного зондирования Земли, о научном сотрудничестве с Национальной академией наук Белоруссии и архивной службой республики, о сотрудничестве между МВД двух стран, об избежании двойного налогообложения, о воздушном сообщении и взаимных поставках вооружения и т. п. Одновременно Киев превратился в главного инициатора антибелорусской пропаганды на международной арене, сначала называя Белоруссию «соагрессором», а затем «оккупированной» Россией территорией. Стремление киевского режима дестабилизировать обстановку внутри соседней республики и поддержка белорусской оппозиции вместе с подготовкой боевиков (например, в составе так называемого полка имени Кастуся Калиновского) привели к тому, что сегодня в Белоруссии стали считать южное направление одним из самых опасных с точки зрения обеспечения национальной безопасности, что в очередной раз подтвердил инцидент 29 декабря с украинской ракетой, сбитой белорусскими силами ПВО. При этом в Минске неоднократно призывали Киев одуматься, предлагая сесть за стол переговоров, на что неизменно получали отказ. Даже попытки помочь Украине в сбыте зерна, для чего предлагалось организовать коридор через территорию республики в прибалтийские порты, не нашли отклика у украинских властей, которые назвали подобные предложения «провокациями» в интересах России.

В то же время практически полный разрыв отношений с официальным Киевом не изменил отношения белорусских властей к простым украинцам. В декабре стало известно, что за прошлый год по поручению Александра Лукашенко 4 200 украинцев в ускоренном режиме получили гражданство Белоруссии, а республика с февраля приняла у себя около 70 тыс. украинских беженцев. Все это свидетельствует о том, что Минск, несмотря на все нынешние проблемы, готов восстановить все прежние связи с Украиной, но лишь когда в Киеве появится договороспособное руководство, не имеющее агрессивных планов в отношении своего северного соседа.

В конечном счете можно констатировать, что прошедший год был для Белоруссии знаковым. Он серьезным образом сдвинул приоритеты страны как во внешней политике, так и во внутреннем ее развитии, окончательно закрепив путь на защиту суверенитета и независимости при поддержке России. Западный вектор, который в прошлые годы рассматривался как один из основных инструментов сокращения зависимости от РФ, был отложен до лучших времен, хотя и не забыт. Однако стоит признать, что в условиях разрастающейся русофобии, которая стала главным трендом уходящего года в западных странах и на Украине, у Минска практически нет иного выбора, как перестать смотреть в их сторону и сконцентрировать свое внимание на других направлениях. Именно это, по всей видимости, и станет определяющим фактором развития Белоруссии в предстоящем году.

Наталья Григорьева


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2023/01/01/2022-god-nachalo-novoy-epohi-dlya-belorussii    

Картина дня

наверх