На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Советско-Японское противостояние на Дальнем Востоке в предвоенные годы. (Часть II ). Не объявленная война.

Советско-Японское противостояние на Дальнем Востоке в предвоенные годы. (Часть II ). Не объявленная война.

Дальневосточный регион является одним из самых сложных в военно-политическим отношении районов мира в предвоенные годы. Этот громадный по своим размером регион стал объектом не только приствольного внимания императорской Японии, но и объектом подвергшимся после Первой мировой войны масштабной японской экспансии.

Готовясь к широкомасштабной агрессии в Азиатско Тихоокеанском Регионе японские милитаристы, старались обеспечить свою страну всем необходимым для войны промышленным и сельскохозяйственным сырьём, независимо от импорта, а также создать важный стратегический плацдарм на Азиатском материке. Не случайно японское правительство в программе покорении Северного Китая принятой советом министров в августе 1936 года, предусматривало создание в Маньчжурии антикоммунистическое, прояпонское квазигосударство, с полным подчинением промышленности и ресурсов и расширению транспортных сооружений.

Это являлось наиважнейшей задачей японского правительства, так как здесь было сосредоточено 35% угольных и 80% железорудных запасов Китая, имелись большие запасы золота, асбест и сера, а также марганцевые руды, выращивались пшеница, 76 миллионов человек проживающих в Северо-Восточном Китае были бы прекрасным рынком сбыта японских товаров.

Следуя букве параграфов Меморандума Танаки, Япония в начале 30 годов резко усилила свои агрессивные действия в Китае. Это было прежде всего связано стем, что руководство Страны восходящего солнца пришло к решению оккупировать наиболее развитую провинцию страны, Маньчжурию, которая к началу 1932 года оказалась в руках захватчиков, а Япония, в непосредственном пограничном соприкосновении с Советским Союзом.

Но ещё до полной оккупации Северо-Восточного Китая, японским Генеральным штабом в конце сентября 1931 года был разработан документ, получивший название «основное положение оперативного плана войны против России». Согласно этого плана, японская армия должна была выдвинуться к востоку от Большого Хингана и разгромить главные силы Красной армии. После этого предусматривалась оккупация Приамурья и Приморья.

Японские правящие круги и высшее армейское командование в лице военного министра генерала Минами, считали, что престиж Японии в Маньчжурии и Монголии благодаря действиям вооружённых сил был остановлен.

Торжественно провозгласив в марте 1932 года марионеточное государство Маньчжоу-Го, японская военщина, тут же выдвинула тезис о защите маньчжурских провинций от большевистской угрозы. Военный министр Японии генерал Садао Араки в своих мечтаниях пошёл ещё дальше. Он считал, что первая линия обороны Японии должна быть вынесена в юго-восточный район Байкальского озера и при этом, его совершенно не смущало, что это территория Советского Союза.

Японцы активно обустраивали Маньчжурию в военном отношении. За два года было построено свыше 1000 километров железных дорог и проложено 2000 километров шоссейных дорог. Большинство из них имели направление к дальневосточным границам СССР или шли вдоль её. Далеко не все они эти дороги имели хозяйственное значение. Большими темпами шло обустройство военных городков, различных складов и аэродромов. К 1937 году здесь же было 43 военных аэродрома и около сотни посадочных площадок.

В Маньчжурии на первых порах размещается на постоянной основе треть императорской армии, а это почти 130 тысячная Квантунская армия. Она состояла из 6 дивизий и имела свыше 400 танков, около 1200 орудий и до 500 различных самолётов. В качестве основного союзника предполагалось привлечь и армию императора Пу И. Численность его войск составляла115 тысяч человек.

Маньчжурия становится тем плацдармом на континенте, откуда японская военщина готовилась совершить военные походы для экспроприации территорий своих соседей. Ну а соседи по прежнему остались те же, это Китай, Монголия и Советский Союз. Фактическими хозяевами В Маньчжурии как ни парадоксально становятся не сколько токийское правительство, сколько высшее командование японской армии, так как марионеточное государство Маньчжоу-Го было её детищем.

Советская дальневосточная граница ещё со времён окончания гражданской войны и военной интервенции постоянно оставалась объектом различных провокаций. Сначала здесь имели место ожесточённые бои с белобандитами и многочисленными отрядами хунхузов. Потом им на смену пришли оголтелые завоеватели и подлые провокаторы, солдаты китайской армии и их белогвардейские прихвостни. Ну а после завоевания Маньчжурии, здесь основательно и надолго обосновались кровожадные японские захватчики. При этом резко возросло количество пограничных инцидентов, обострению которых способствовали отсутствие чёткой правовой базы, регулирующей территориальные отношения Советского Союза и Маньчжоу-Го, и ужесточение антисоветских позиций командования Квантунской армии, контролировавшей пограничную и таможенную службы в Маньчжурии.

Любая граница, даже между дружественными государствами, всегда будет являться, объектом повышенной опасности. Что же касалось границы между СССР и Маньчжоу-Го, а фактически с агрессивной Японией, то с учётом активно нараставшего военно-политического противостояния пограничных конфликтов здесь просто не могло не быть. При этом нарушения имели место с обеих сторон, что тщательно фиксировалось в документах министерств иностранных дел обоих государств.

Именно с началом оккупации Северо-Восточного Китая японскими войсками дальневосточная граница превратилась в район постоянных вооружённых провокаций, конфликтов и боевых столкновений, с люто ненавидящими русских японскими солдатами и офицерами.

В 1934 году японскими военнослужащими на участке Дальневосточного округа с июля по сентябрь было совершено 495 провокаций с применением различных видов оружия. За 7 месяцев 1935 года пограничники 24 раза вступали в вооружённые столкновения с японскими формированиями, в 24 случаях японские самолёты преднамеренно нарушали воздушные границы Советского Союза, углубляясь на его территорию, 33 раза была обстреляна советская территории с сопредельной стороны из различных видов оружия, было зафиксировано 46 случаев нарушения речной советской границы маньчжурскими судами. Особо тревожная обстановка складывалась на границе с Приморьем, на участках у озера Ханко и Турий Рог, Посьетского пограничного отряда, Полтавского и Городековского УРОВ, а также на реке Амур, близ городов Хабаровск и Благовещенск.

В свою очередь пограничная служба Маньчжоу-Го и командование Квантунской армии скрупулёзно зафиксировало 176 случаев нарушения своей границы советской стороной в 1935 году, а в 1936 их было всего 152. Японские военнослужащие многократно углублялись на советскую территорию целыми отрядами, откровенно провоцируя советских пограничников на огневую схватку.

На начальном этапе пограничного противостояния обе стороны стороны ещё пытались урегулировать пограничные споры. В августа 1935 года политический представитель СССР в Токио К.К. Юренев вручил министру иностранных дел Японии Хироте проект конвенции о создании смешанных пограничных комитетов на советско-маньчжурской границе. В ноябре того же года японскому правительству была вручена нота протеста в связи с происшедшими в октября нарушениями советской границы.

В ответном меморандуме Хирота основной причиной происходившего назвал неясность границ между Маньчжоу-Го и СССР и предложил провести их уточнение, особенно в районе озера Ханка до реки Тумень. Но Москва проявляя настойчивость считала, что границы СССР и Маньчжоу-Го достаточно давно и чётко определены рядом договоров между Россией и Китаем и приложенных к ним карт. Тем более, что обязательность этих договоров для Маньчжоу-Го была провозглашена его правительством при образовании Маньчжоу-Го . В результате обе стороны остались при своём мнении.

Японское руководство было убеждено и убеждало другие государства, что оккупация Маньчжурии в 1931 году и создание затем на ее территории марионеточного государства Маньчжоу-Го являются необходимыми для подготовки будущей войны против СССР. Они прекрасно понимало, что без изоляции Советского Союза никакие военные усилия не могут привести их к победе в Китае. Правительства западных держав всерьез поверили, что дальнейшая экспансия Японии будет направлена не на юг, а на север.

Но уже летом 1936 года японское правительство разработало программу установления господства Японии в Восточной Азии и районе стран Южных морей. Политические цели империи были сформулированы в принятом кабинетом министров 7 августа 1936 года документе «Основные принципы национальной политики». В нем провозглашалось превращение Японии «номинально и фактически в стабилизирующую силу в Восточной Азии». Одновременно была принята программа покорения Северного Китая, в которой говорилось: «В данном районе необходимо создать антикоммунистическую, проманьчжурскую зону, стремиться к приобретению стратегических ресурсов и расширению транспортных сооружений».

Германское руководство видело в Японии потенциального союзника, способного создать второй фронт при столкновении Германии с СССР или с США. Поэтому А. Гитлер и его окружение с самого начала после прихода к власти изучали возможность военно-политического или чисто военного союза с Японией. В 1935 году фюрер лично выступил с предложением заключить подобный альянс. Это предложение особенно пришлось по душе командованию японских сухопутных сил, которое нацеливалось на войну с Советским Союзом, но опасалось бороться с ним в одиночку. Военный атташе японского посольства в Москве настойчиво рекомендовал правительству вовлечь западных соседей и другие государства в войну против СССР.

Заключённый в 1936 году в Берлине сроком на пять лет Антикоминтеровский пакт имел неприкрытую антикоммунистическую направленность. 25 ноября 1936 году министр иностранных дел Японии X. Арита на заседании Тайного совета, который одобрил заключение Антикоминтерновского пакта, заявил: «Отныне Россия должна понимать, что ей приходится стоять лицом к лицу с Германией и Японией».

В 1936 году правительство и военное командование Японии приняли решение о необходимости активизировать подготовку к войне на двух ранее избранных направлениях: северном, против СССР и южном, против США, Великобритании, Франции и Голландии. Продолжение агрессивной политики в Китае рассматривалось как составная часть экспансии на юг.

Пользуясь своей безнаказанностью и при попустительстве западных стран, японская военщина вполне осознано встала на путь военной конфронтации с Советским Союзом. В связи с этим, напряжённость на советских дальневосточных рубежах продолжала стремительно нарастать. Всё чаще участниками вооружённых инцидентов становились не только пограничники, но и регулярные войска.

Разведывательно-диверсионные группы вероятного противника неоднократно проводили рейды в приграничной полосе советских укрепрайонов. Подобная акция в начале марта 1937 года была проведена в районе Благовещенска. Дело доходило и до боевых столкновений и неоднократными похищениями военнослужащих и гражданских людей. В свою очередь, советская сторона вынуждена было предпринимать превентивные меры по нейтрализации угроз исходящих с сопредельной стороны. Советское командование начало практиковать вылазки разведывательно-диверсионных групп под контролем НКВД на нейтральную территорию, с целью вскрыть огнём систему обороны японо-маньчжурских войск.

5 июня 1937 года на участке ответственности 21-й стрелковой дивизии японское подразделение заняло одну из приграничных сопок в районе озера Ханка. Командование дивизии, комбриг И.В. Боряев и полковой комиссар А.К. Матвеев получили приказ на «отражение нападения японских войск». На помощь пограничникам был направлен 63-й стрелковый полк под командованием полковника И.Р. Добыша, но к его приходу японцы уже освободили занятую территорию. Тем не менее Добыш за то, что опоздал с развёртыванием и наступлением полка на занятую японцами сопку, понёс наказание «в дисциплинарном порядке. Всего за 1937 год советские пограничники более 877 раз вынуждены били вступать в бой различной интенсивности с японскими и маньчжурскими нарушителями. В боевых действиях участвовало с обеих сторон от нескольких человек до батальона. То только весной 1938 военнослужащие Квантунской армии нарушали границу СССР 124 раза.

Не менее тревожной была картина и на море Здесь нарушения выражались прежде всего в незаконном, хищническом лове рыбы в советских прибрежных водах. Если в 1936 году было задержано всего 21 японское судно-нарушитель, то в следующем году их число достигло 77 рыболовецких судов-шхун Советские морские пограничники постоянно докладывали своему командованию о «наглом поведении рыбопромышленников» сопредельной стороны в наших территориальных водах и при их задержании.

В 1938 году японская сторона осуществила настоящее вторжение в рыболовную зону своего северного соседа Туда решительно вошла настоящая армада из 1500 рыбопромысловых судов под охраной двух десятков вооруженных разведывательно-дозорных шхун, около двух дивизионов миноносцев и нескольких подводных лодок Мировая история морской пограничной службы такого еще не знала.

Однако ухудшение отношений между двумя соседними государствами продолжалось. Перед Второй мировой войной порохом «запахло» не только в Европе, но и на Дальнем Востоке. Здесь началась война между чанкайщистским Китаем и Японией, которая в те годы стала олицетворением самого махрового азиатского милитаризма.

7 июля 1937 года началось новое вторжение Японии в Китай. В Токио рассматривали захват Китая как преддверие большой войны против Советского Союза. Показательно в этом отношении выступление начальника второго управления японского Генерального штаба генерала Т. Нагаты, в котором было сказано, что для войны против Советского Союза «необходимо иметь в тылу 500-миллионный Китай, который должен стоять за японскими самураями как громадный рабочий батальон, и значительно повысить производственные мощности Японии и Маньчжурии».

Поводом стали события всего в 12 километрах от Бэйпина, где пехотинцы 5-й смешенной бригады генерала Кавабэ разгромили местный гарнизон. Как обычно , что в эти времена было естественно для всех правительств ведущих Западных государств, эта вина за «пограничный» инцидент пала на китайскую сторону. Однако задуманная в Токио идея «одноактной войны» не осуществилась и японская армия стала вязнуть в Китае. К тому же правительство партии гоминьдана во главе с Чан Кайши обратилось за помощью к Советскому Союзу и такая помощь Китаю была оказана в полном объёме, не смотря на отвратительность этого режима в своей маниакальной ненависти к русским и большевизму. Истина стара как мир, враг моего врага мой друг.

Советский Союз срочно предоставил Китаю кредиты на льготных условиях на сумму 100 миллионов долларов. В Китай были направлены 477 самолетов, 82 танка, 725 пушек и гаубиц, 3825 пулеметов, 700 автомашин, большое число боеприпасов. Всего с октября 1937 года по октябрь 1939 года СССР поставил Китайской Республике 985 самолетов, более 1300 артиллерийский орудий, свыше 14 тысяч пулеметов, а также боеприпасы, различное оборудование и снаряжение.

По просьбе Чан Кай ши советское правительство направило в Китайскую Республику большое число советских военных специалистов и советников. Особенно много было военных летчиков, сразу начавших принимать активное участие в боевых действиях против японской армии. Эта военная и матеральная помощь Советской России китайскому народу в Японии вызывало чувство бешенной истерии и нескрываемой злобы.

Начиная с 1938 года на этом негативном внешнеполитическом фоне японо-советские отношения неуклонно ухудшались. Дело в том, что с этого времени помощь Советского Союза Китаю качественно усилилась. Это усложняло решение поставленных задач, что очень сильно раздражало правящий класс Японии. Вновь, как и в преддверии Русско-Японской войны 1904-1905 года, в Японии была развёрнута мощнейшая пропагандистская компания направленная против СССР.

Стремясь избежать наростающей конфронтации, в апреле 1938 года правительство СССР выступило с инициативой рассмотреть ряд накопившихся проблем, прежде всего пограничных, с Японией, по которым стороны не желали идти на взаимные уступки. Однако Токио по-прежнему стремился только к односторонним уступкам с советской стороны.

В 30 годы высшее японское командование уже имело выработанный оперативный план «Оцу», для военного вторжения в Советский Союз по трем направлениям; Приморскому, Амурскому и Хинганскому. Генеральный штаб Японии и штаб размещенной в Маньчжурии Квантунской армии имели большие надежды на успешное осуществление этого плана. Согласно этому плану первоначально планировалось захватить города Уссурийск, Владивосток и Иман, а затем Хабаровск, Благовещенск и Куйбышевку-Восточную. Надлежало отсечь советскую Особую Дальневосточную армию от войск Забайкальского военного округа и уничтожить. Одновременно намечалось вторжение в Монголию.

Обстановка на советской границе с Маньчжоу-Го, прежде всего в Приморье, продолжала накаляться. В конце 30 годов на Дальнем Востоке друг другу противостояли две мощные группировки японских войск и сил Красной Армии, каждая из которых включала около 25 процентов всех наличных армейских войск и боевой техники входивших в конфликт сторон.

Вскоре японская сторона с полной неожиданностью для себя получила в руки козырную карту в вопросе обвинения Москвы в ее «агрессивности» по отношению к себе. Ранним утром 13 июня 1937 года с советской территории в Маньчжоу-Го сбежал начальник управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар государственной безопасности 3-го ранга Г. Люшков. Выданные им секретные данные нанесли государству колоссальный урон и спровоцировали японскую военщину на широкомасштабный вооружённый конфликт на Советской границе.

К том уже японское правительство понимало, что немецкие союзники ждут от японской стороны самых активных действий в подготовке войны против Советского Союза. Японская военщина используя напряжённую обстановку сложившуюся в Европе в связи с подготовкой фашистской Германии к захвату Чехословакии, решило ускорить военное нападение на Монголию и Советский Союз.

В генштабе японской армии приняли решение продемонстрировать военную мощь, выяснить готовность СССР к войне с Японией. Вначале было решено проверить это нападением на советские войска, мобилизовав 19 дивизию Корейской армии, которая непосредственно подчинялась императорской ставке.

В июле 1938 года японцы обвинили СССР в нарушении границ с Маньчжоу-Го и развернули вокруг этого мощную пропагандистскую и дипломатическую компанию. Одновременно японское командование готовило вооружённую провокацию на границе в Приморье в районе озера Хасан.

13 июля 1938 года правительство Японии приступило к пропагандистскому обеспечению предстоящей военной операции спецподразделений Квантунской армии на хасанском направлении. В ряде японских и зарубежных газет была размещена информация о том, что «...11 июля около 40 красноармейцев вторглись в район, расположенный к западу от озера Хасан, и заняли местность, которая принадлежит суверенному государству Маньчжоу-го».

Командование Квантунской армии высоко оценивало стратегическое значение этого района и ещё в 1933 году провело там детальную топографическую съемку Здесь местность представляет собой узкую прибрежную полосу, тогда сплошь болотистую и низменную. Движение по ней возможно лишь по нескольким проселочным дорогам и тропам. Над этой болотистой равниной возвышались немногочисленные сопки, господствовавшие над местностью и дававшие хороший обзор По вершинам двух из них, Заозерной и соседней Безымянной проходила линия государственной границы. С сопок открывался обзор на Посьетский залив, а их склоны спускались к озеру Хасан. Совсем рядом начиналась советско-корейская граница, которая проходила по реке Туманган. Каждая из сторон конфликта в высоком темпе укрепляла свои пограничные рубежи.

С 29 июля по 11 августа 1938 года в районе озера Хасан, что в Приморском краю, в 130 км от Владивостока, на границе с Китаем и Кореей произошел военный конфликт, вызванный вторгшимися на территорию Советского Союза японскими войсками.

На небольшом участке сосредоточилось максимально возможное количество войск с той и другой стороны. Отдельные опорные пункты по несколько раз переходили из рук в руки. Огонь из всех видов оружия не прекращался сутками с 6 по 10 августа. Советская Армия впервые после Гражданской войны вступила в поединок с опытной, искусной кадровой армией вероятного противника. Тщательно подготовленная операция Корейской армии провалилась. Войска Квантунской армии, сосредоточенные на других участках границы, выступить не осмелились.

Боевые действия в районе озера Хасан продолжались всего 13 дней. Безвозвратные потери Советских Вооруженных Сил на озере Хасан составили 960 человек, из них: 152 командира, 178 младших командиров и 630 бойцов. А потери Японии составили 650 человек убитыми и 2500 ранеными.

Оглушительное поражение тогдашней Японии в районе озера Хасан, было серьезным ударом по ее захватническим планам на Дальнем Востоке и оказало большое влияние на все последующие события.

Бои у озера Хасан не рассматривались Светским правительством как пограничный инцидент. Они были заранее запланированные японским генеральным штабом и санкционированы пятью министрами и самим императором Японии. Нападение представляло чистой воды агрессивную акцию направленную против СССР, с глубоко идущими замыслами и планом.

Потерпев довольно чувствительное для самурайского духа поражение, Япония вынуждена была перенести главное направление боевых действий на Юг Китая. Стабилизировав к осени 1938 года свой фронт в Китае, японская военщина, несмотря на поражение у озера Хасан, вновь обратила своё хищническое внимание на Север, в сторону Советских и Монгольских границ. Им нужен был оглушительный реванш за столь унизительное поражение.

Проба сил на озере Хасан вынудила высшее японское командование признаться самому себе в том, что ранее выработанные стратегические планы наступательной войны против СССР «устарели» по времени. Японцы летом 1938 года смогли убедиться в неожиданно прочной обороне советской границы в Приморье и Поэтому императорский Генеральный штаб решил найти такое место для нового удара, «где бы противник не ожидал наступления».

Своеобразной прелюдией этих боев на монгольско-маньчжурской границе стало подписание 12 марта 1936 года в Улан-Баторе между СССР и МНР Протокола о взаимопомощи В нем правительства двух дружественных государств обязывались в случае нападения на одну из договаривающихся сторон оказать друг другу всяческую, в том числе и военную, помощь. Об этом советская сторона поставила в известность посла Японии в Москве.

После поражения японской армии в советском Приморье в районе озера Хасан япон-ский генеральный штаб с осени 1938 года разрабатывал план «Хати-Го». Считалось, что нанесение удара с западного направления необходимо предпринять до того, как Советский Союз укрепит здесь свою обороноспособность.

В японских оперативных планах Монгольская Народная Республика рассматривалась как ключ к Дальнему Востоку и щит, прикрывавший весьма уязвимую Транссибирскую железнодорожную магистраль. Вот почему после захвата Маньчжурии последовало вторжение японцев в китайские провинции Чахар и Суйюань, имевшие обширные границы с юго-восточной частью МНР. Сразу же началось и широкое строительство стратегически важных железных дорог в этих провинциях.

По варианту «Б» первоначальный главный удар планировался на западном направлении в Монголии, с целью выхода к южным берегам озера Байкал и перекрытия Транссибирской железнодорожной магистрали. Таким образом Забайкалье и Дальний Восток отрезались по суше от остальных районов СССР и черед японской армией открывались хорошие оперативные возможности для разгрома восточной группировки Красной Армии. Для реализации этого варианта предусматривалось использовать 40 пехотных и 5 механизированных дивизий с привлечением других армейских сил.

Принимая весной 1939 года решение об организации крупной военной провокации против СССР, японское военно-политическое руководство Японии считало, что международная обстановка позволяла рассчитывать на успех даже в случае перерастания конфликта в войну.

Причин, толкавших правящие круги страны Восходящего Солнца на новый, гораздо более крупномасштабный военный конфликт, было несколько. Но стремление взять реванш за Хасан было не самым главным. Главной было ценой «большой войны» вынудить СССР отказаться от помощи Китаю или, по крайней мере, Значительно ослабить ее. Победа давала Токио хорошую козырную карту в дипломатическом противостоянии Вашингтону и Лондону. Была и еще одна немаловажная причина требовалось поднять авторитет императорской армии, подорванный поражением на озере Хасан и невозможностью завершить войну в Китае. Помощь ему со стороны Москвы все возрастала. К середине февраля 1939 года в Китае находилось 3665 советских советников, инструкторов, военных летчиков и техников. Летом того же года туда прибыло более 400 летчиков-добровольцев и авиатехников, при этом свыше 200 советских летчиков погибло в боях на китайской земле.

К лету 1939 года вооружённая численность японской Квантунской армии составила болие 350 тысяч человек, имевших на вооружение 1052 орудия различных калибров, 385 танков, 3550 самолётов. В оккупированной Кореи находилось более 60 тысяч солдат, 264 орудия, 90 самолётов и 34танка.

Предполагая начать наступление в Монголии, командование Квантунской армией постаралось отвлечь как можно больше внимания советского военного руководства от берегов Халхин-Гола. С этой целью на советско-маньчжурской границе силами Квантунской армии и маньчжурских войск преднамеренно резко обостряется обстановка. Её нарушение следует одно за другим. Вот лишь некоторый их перечень.

14 февраля 1939 года японские военнослужащие нарушают государственную границу СССР на участке Ханкайского пограничного отряда в Приморье. В результате боевого столкновения был убит японский унтер-офицер Кимамура Эситами. Том же месяце, нарядом 53-го Даурского пограничного отряда был ранен при нарушении советской границы на острове № 268 на реке Аргунь и взят в плен унтер-офицер Томигава.

26 февраля в боевом столкновении на советской территории японскими военнослужащими был захвачен раненым пограничник красноармеец Моков, захвачен также труп красноармейца Гузеватого. С этими «трофеями» нарушители смогли беспрепятственно уйти на свою сторону, в Маньчжурию.

В марте японцы вновь нарушили советскую государственную границу в Приморском крае, на участке Гродековского погранотряда В ходе боевого столкновения были убиты капитан Хосисукэ Такисабура, ефрейтор Оцуба и солдат-маньчжур Ли Люнцзин.

Для обоснования правомерности своих необоснованных претензий на монгольскую территорию, Япония в 1935 году пошла на «картографическую агрессию», сфальсифицировав прохождение границы между Монголией и Маньчжоу-Го по реке Халхин-Гол, тогда как фактически она проходила в 20–25 км восточнее, о чем свидетельствовали многочисленные документы монгольской стороны. Многочисленные документы на сей счет, которые имелись в монгольской столице Улан-Баторе, японо-маньчжурской стороной во внимание не принимались. Для японской стороны жаждущей крови, этот вопрос был уже вторичный в своей значимости.

Инициатором вторжения на территорию МНР было командование Квантунской армии, действовавшее с ведома и по указанию генштаба императорской армии. 24 января 1935 года на границе начались военные столкновения. Японо-маньчжурские войска совершают нападение на монгольскую пограничную заставу в Халхин-Сумэ и затем захватывают близлежащую к ней территорию Это было только началом агрессивных действий Японии, ее Квантунской армии против МНР.

Ведя дело к открытому конфликту, японское руководство возлагало большие надежды на активную поддержку своих действий со стороны феодальной знати и высшего ламаистского духовенства Монголии, недовольных народной властью.

Вооруженные столкновения, носившие откровенно провокационный характер, на границе МНР и Маньчжоу-Го возобновились в 1939 году. 11 мая на монгольский пограничный пост на спорном участке совершил налет отряд японско-маньчжурской кавалерии численностью до 300 человек, поддержанный 7 бронемашинами. Впервые это нападение было совершено при поддержке авиации, которая совершенно беспрепятственно сбросила на расположение заставы 52 бомбы. В результате нападавшие сбили у Номон Кан Бурд Обо пограничную заставу в 20 конных бойцов «цириков» и вышли к восточному берегу реки Халхин-Гол.

С этого дня развернулись активные боевые действия японской авиации, проводившей разведывательные полеты и бомбометание Монгольские пограничные заставы и посты подвергались пулеметному обстрелу с воздуха. Командование Квантунской армии стремилось заранее подготовить своих летчиков к действиям в районе военного конфликта, ознакомить их с местностью Во главе японской авиации стоял опытный ас Моримото, успешно действовавший в китайском небе Под его командованием наносились многократные удары по военным аэродромам на монгольской территории.

В апреле командующий 1939 года командующий Квантунской армией генерал К Уэда отдал приказ № 1488 о действиях войск в пограничной зоне, так называемые «Принципы разрешения пограничных конфликтов между Маньчжоу-Го и СССР». Выполнение его неизбежно вело к сознательному нарушению японскими и маньчжурскими военнослужащими советской и монгольской границ Более того, подобные действия поощрялись.

Согласно этому приказу, командиры воинских частей и даже их подразделений Квантунской армии должны были сами, в случаях, если граница не ясна, определять в местах своей дислокации, где проходит государственная граница. При этом командирам всех степеней давалось право атаковать любого противника, который якобы нарушил границу Маньчжоу-Го.

Командование Квантунской армии заранее продумало и обустроило театр предстоящих боевых действий на восточных границах Монголии. Строились новые казарменные и складские помещения. Спешно достраивалась железная дорога из Салуня на Халун-Аршан и далее на Гуньчжур. Новая железная дорога велась через Большой Хинган, а затем шла параллельно монгольско-маньчжурской границе. Эти пути позволяли осуществлять быструю переброску войск к границам МНР и советского Забайкалья.

Группа войск Хайларского гарнизона Квантунской армии численностью около 2,5 тысяч человек при содействии танков, артиллерии и авиации 28 мая захватила часть территории суверенной Монголии и закрепилась на ней. То есть это было начало операции по овладению восточным выступом МНР между государственной границей Советского Союза, Монголии и горным хребтом Большой Хинган. Захват этого участка давал бы японским войскам удобный плацдарм для дальнейших действий в направлении Читы и озера Байкал, Транссибирской железной дороги.

Со стороны МНР для отражения этих налетов пришлось привлечь не только пограничников, но также части монгольских и советских войск. Использовалась и советская авиация, базировавшаяся на монгольских полевых аэродромах.

28 мая позиции монгольских и советских войск были атакованы более крупными силами с использованием частей, переброшенных из Хайлара. Им удалось выйти к реке Халхин-Гол и закрепиться.

Вплоть до конца конфликта войну никто никому не объявлял. Первое официальное заявление советского правительства последовало лишь 26 июня. Боевые действия начались малыми силами, шли с переменным успехом и развивались по нарастающей.

В монгольской столице Улан-Баторе был сформирован штаб корпуса советских войск, получившего наименование 57-го особого В его состав вошли 36-я мотострелковая дивизия, одна механизированная и две мотоброневые бригады, отдельный мотоброневой полк, кавалерийская и авиационная бригады, части связи и отчисленные инженерные и военно-строительные подразделения. Шесть автомобильных батальонов обеспечивали снабжение корпуса всем необходимым. Однако эти силы к началу халхингольских событий еще не были собраны воедино.

Создалась тревожная обстановка. В связи с этим советское руководство решило направить в МНР полномочную комиссию, чтобы оказать помощь командованию советского 57-го особого корпуса 97 . Вскоре такая комиссия во главе с комдивом Г. К. Жуковым была направлена в Монголию.

Через несколько дней Г. К. Жуков, сменивший на посту командира 57-го особого корпуса комдива А. В. Фекленко, представил наркому обороны СССР предложения об организации контрудара по японским войскам, для чего считал необходимым усилить находившиеся в Монголии авиационные части, пополнить артиллерию и выдвинуть к району боевых действий не менее трех стрелковых дивизий и одну танковую бригаду. Эти предложения наркомомобороны были приняты.

Бои, в которых с японской стороны были задействованы 19-я и 20-я дивизии, пехотная бригада, три пулеметных батальона, кавалерийская бригада, отдельные танковые части, численностью 75000 человек, имевших на вооружении 500 орудий различных калибров, 182 танка, 700 самолётов. С советской стороны принимали участие в боях 5, 6, 8, монгольские кавалерийские дивизии, 36, 57 стрелковые дивизии и отдельные механизированные и танковые бригады, объединённых в 57-й особый корпус, численностью 57 000 человек, имевших на вооружение 542 орудия и миномёта, 2255 пулемётов, 498 танков, 385 бронемашин, 515 самолёто, Ожесточённое сражение в моногольских степях продолжались с 29 июня по 11 августа 1938 года, и закончились полным разгромом японской группировки.

По официальным советским данным, потери японо-маньчжурских войск за время боёв с мая по сентябрь 1939 года составили более 61 тысяча человек убитыми, раненными и попавшими в плен, из них около 20 тысяч человек собственно японские потери. Советско-монгольские войска потеряли 9831 советских, вместе с ранеными, более 17 тысяч человек и 895 монгольских солдат.

Вхождение страны Восходящего Солнца в ряды противников Советского Союза перед Второй мировой войной связано с 25 ноября 1936 года. В тот день Япония подписала так называемый «Антикоминтерновский пакт» с гитлеровской Германией. Вскоре к пакту присоединилась фашистская Италия. Так возникла ось Берлин- Рим- Токио, основанная прежде всего на агрессивных устремлениях.

Затянувшаяся война в Китае и оглушительные поражения японских войск в боях с Красной армией подтолкнули правящие круги Японии к более теснму союз с фашистской Германией, триумфально шествующей по Европе. В августе — сентябре 1940 года в Токио велись непростые переговоры о заключении японо-германского военного союза. Германское руководство, подчеркивая антиамериканский характер союза, в большей степени исходило из его антисоветской направленности, ибо к этому времени Гитлер уже принял решение о нападении на СССР. Япония соглашалась с этим, хотя и стремилась обеспечить себе свободу действий при выборе направления и сроков вступления во Вторую мировую войну.

27 сентября 1940 года после согласования всех противоречивых вопросов, между представителями Японии и Германии был подписан пакт о политическом и военно-экономическом союзе сроком на 10 лет. 30 сентября к нему присоединилась фашистская Италия, после чего он получил название Тройственный пакт.

В Токио заключение Берлинского тройственного пакта посчитали большой внешнеполитической удачей, поскольку там прекрасно понимали, что стране Восходящего Солнца одной с Советским Союзом в случае войны не справиться. Этому свидетельствует и две пробы сил советской Красной Армии, у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, которые успеха японской Квантунской армии не принесли. Более того, ее войска, участвовавшие в боях, оказались наголову разгромленными, а императорская авиация понесла огромные потери в самолетах.

Заключение тройственного пакта вызвало однозначную реакцию мировой общественности. Государственный секретарь США К. Холл прокомментировал это событие так: «бандитские страны» наконец-то объединились. Министр иностранный дел гитлеровской Германии И. Риббентроп отметил, что «эта палка будет иметь два конца, против России и против Америки».

Нападение гитлеровской Германии и ее сателлитов на Советский Союз 22 июня 1941 годы вызвало в Токио острую правительственную дискуссию, которая затянулась на десять дней. На окончательное решение Японии повлияло известное высказывание Бисмарка о том, что для союза нужны два партнера: наездник и осел. Правительство страны Восходящего Солнца в новой ситуации могло быть только ослом, коим оно быть не пожелало.

Проведение такой острой дискуссии на правительственном уровне не помешало японской правящей элите уже на третий день вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз принять в императорском дворце в Токио «Программу национальной политики империи в соответствии с изменением обстановки». В засекреченной «Программе», в частности, говорилось, что императорская Япония скрытно завершая военную подготовку против Советского Союза, в нужное для страны время, прибегнув к вооруженной силе разрешит северную проблему. В «Программе» особо отмечалось, что Япония может вступить в войну против СССР только в случае, если «германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи».

В Москве понимали, что главный очаг военной напряженности кроется не на Дальнем Востоке, а в Европе. Именно оттуда Советскому государству приходилось ожидать вражеского нашествия. Это обстоятельство заставило И.В. Сталина и правительство СССР пойти 13 апреля 1941 года на подписание советско-японского пакта о нейтралитете сроком на пять лет. Это была выдающаяся победа не только Советской дипломатии, но и весомый вклад Красной армии в этом успехе, в преддверие Великой Отечественной Войны.

О ходе войны в Токио информация поступала не только из Берлина, но и из Москвы. В правящих кругах империи на Японских островах не оставили без внимания предупреждение своего московского посла генерал-лейтенанта Е. Татэкава, который накануне вторжения вермахта и других фашистских армий в СССР сообщал: «Советский Союз не покорится. Компромисс здесь невозможен. Война должна быть затяжной».

После провала попытки германских армий с ходу овладеть Москвой и нескольких сильных контрударов советских войск, в императорской ставке поняли, что о вступлении в войну против своего северного соседа в 1941 году по ранее составленному плану «Кантокуэн» не могло быть и речи. Хотя в Токио по-прежнему считали своими жизненными интересами следующие территории при разделе «побежденного» Советского Союза.

Присутствие на дальневосточных границах мощной группировки вооруженных сил Японии вынуждало Советский Союз на протяжении всей Великой Отечественной войны с Германией и ее союзниками держать на Востоке от 32 до 59 расчетных дивизий сухопутных войск, от 10 до 29 авиационных дивизий, до 6 дивизий и 4 бригад войск противовоздушной обороны страны. Всего войск общей численностью более 1 миллиона солдат и офицеров, 16 тысяч орудий и минометов, свыше 2 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, от 3 до 4 тысяч боевых самолетов и более 100 боевых кораблей основных классов. Так что помощь «невоюющей» милитаристской Японии «воюющей» гитлеровской Германии с 1941 по 1945 год была вполне ощутимой.

Война на Тихом океане не обошла стороной и Советский Союз, его морское приграничье. Прежде всего японская сторона стала затруднять любой проход советских судов через проливы Сангарский и Лаперуза. Появление дрейфующих мин из поставленных японцами у своих берегов минных заграждений ограничило советскую рыбопромысловую зону в Японском море. Военные корабли императорского флота под угрозой применения оружия стали останавливать советские грузовые суда и осуществлять их досмотры.

Затем советские гражданские корабли стали постоянным объектом нападения японских подводных лодок в открытом море. 1 мая 1942 года был торпедирован пароход «Ангарстрой». 17 февраля 1943 года по пути из Владивостока в Петропавловск-Камчатский был потоплен пароход «Ильмень». В тот же день вблизи Цусимского пролива двумя торпедами был потоплен пароход «Кола». Японскими военными моряками были пущены на морское дно советские суда «Кречет», «Свирьстрой», «Сергей Лазо», «Симферополь», «Перекоп», «Майкоп». Японские подводные лодки не только производили из-под воды внезапные торпедные залпы по советским судам, но и, всплывая, обстреливали их из орудий, как это было в случае с пароходом «Уэлен» у австралийских берегов.

Продолжались постоянные нарушения государственной границы Советского Союза в Приморье, Приамурье и Забайкалье. Так, в памятной записке наркомата иностранных дел СССР посольству Японии в Москве от 3 февраля 1943 года относительно случаев нарушения советской государственной границы японской стороной, говорилось следующее: 8 ноября 1942 года в 9 час. 30 мин., трое неизвестных в военной форме, из которых двое были вооружены винтовками, выйдя из маньчжурского полицейского кордона «Ука», направились к берегу р. Аргунь. На берегу один неизвестный без оружия отделился от группы, перешел реку Аргунь и остров и затем, нарушив государственную границу СССР, подошел к советскому берегу р. Аргунь в пункте, что примерно 5,5 км юго-восточнее советского населенного пункта Ново-Цурухайтуй, после чего вернулся к двум военным, оставшимся на маньчжурском берегу р. Аргунь.

21 ноября 1942 года, японский самолет, типа бомбардировщик, нарушил государственную границу СССР в пункте, что 15 км южнее погранзнака № 24. Самолет залетел в глубь советской территории на 60 км и, пробыв над территорией СССР один час 25 минут, в 12 час. 05 минут вылетел в Маньчжурию, в районе, что 13 км южнее маньчжурского города Дуннин.

24 ноября 1942 года, группа японо-маньчжурских солдат, численностью 25 человек, прибыла на подводах к маньчжурскому берегу Амура, в районе примерно 4,5 километре северо-западнее маньчжурского населенного пункта Шандагоан. Расположившись в указанном районе, группа открыла ружейно-пулеметный огонь в направлении советского острова. После обстрела японо-маньчжурские солдаты высадились на советский остров и, пробыв там до 15 часов, возвратились обратно на маньчжурскую территорию.

30 ноября 1942 года, один японский самолет нарушил государственную границу СССР в районе, что 1 километре севернее пограничного знака № 19. Самолет углубился над советской территорией до 60 километре и, пробыв над территорией СССР 56 минут, вылетел в Маньчжурию, в район населенного пункта Полтавка.

3 декабря 1942 года, японский самолет нарушил государственную границу СССР в пункте, что 4,5 км северо-западнее пограничного знака литера «П». Самолет, залетев в глубь советской территории на 25 келометров, вылетел в Маньчжурию, в пункте, что 30 км севернее пограничного знака литера «П».

15 декабря 1942 года, японский самолет, типа разведчик, нарушил государственную границу СССР в районе, что 39 км юго-западнее Хабаровска. Самолет залетел в глубь советской территории на 15 км, после чего вылетел в Маньчжурию, в районе взлета.

16 декабря 1942 года, , один японский самолет, типа легкий бомбардировщик, на высоте 1000 м нарушил государственную границу СССР в районе западнее населенного пункта Ново-Качаловское. Самолет залетел в глубь советской территории на 30 км, после чего обратным курсом вылетел в Маньчжурию.

16 декабря. 1942 года, один японский самолет, типа разведчик, на высоте 1000 метров, нарушил государственную границу СССР в пункте, что 18 келометров северо-западнее населенного пункта Комиссаровское.

26 декабря 1942 года, 5 неизвестных, вооруженных автоматами, одетых в белые халаты, с маньчжурского берега реки Аргунь, в районе, что в 2 км юго-западнее населенного пункта Онохаи, обстреляли несколькими очередями советский пограничный наряд.

В результате обстрела смертельно ранен старшина наряда, младший сержант Куропаткин. После обстрела неизвестные скрылись в тылу маньчжурской территории.

20 января 1943 года, с маньчжурской территории тремя артиллерийскими снарядами был обстрелян советский самолет, пролетавший над советской территорией, в районе, что в 12 километрах юго-восточнее погранзнака литера «И». Снаряды рвались над советской территорией, в 1 километре от государственной границы.

Высшее японское руководство не могло не знать о том, что стоявшие на прикрытии государственной границы советские дивизии и авиационные полки в большом количестве перебрасываются на запад. Но в Токио понимали, что военное столкновение с Советским Союзом неизбежно, хотя в Великой Отечественной войне еще не наступил решительный перелом, еще далеко было до Курской битвы. Поэтому Маньчжурия продолжала оставаться огромным плацдармом для будущего военного столкновения.

В начале 1945 года стало ясно, что остались считанные месяцы до падения гитлеровской Германии. Советская армия нацеливалась на ее столицу Берлин. Война же на Тихом океане близкой к завершению еще не была, хотя японский флот и авиация понесли огромные потери. Сухопутные же войска Японии такого ущерба не понесли, имея еще в качестве стратегического резерва почти миллионную Квантунскую армию в Маньчжурии.

11 февраля 1945 года, И. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль подписали соглашение об условиях вступления СССР в войну с Японией, восстановление статус-кво Монгольской Народной Республики, восстановление утраченных в 1905 году прав России на южную часть острова Сахалин и передачу Советскому Союзу Курильских островов.

5 апреля 1945 года Советское правительство заявило правительству Японии о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете. В заявлении народного комиссара иностранных дел СССР В.М. Молотова послу Японии в Москве Сато говорилось следующее: С того времени обстановка изменилась в корне. Германия напала на СССР, а Япония, союзница Германии, помогает последней в ее войне против СССР. Кроме того, Япония воюет с США и Англией, которые являются союзниками Советского Союза. При таком положении Пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл и продление этого Пакта стало невозможным.

Началась переброска на Восток значительного числа войск из состава фронтов и западных военных округов. По Транссибирской железнодорожной магистрали день и ночь непрерывным потоком шли воинские эшелоны с людьми, боевой техникой и военным имуществом. Эшелоны с запада шли часто друг за другом на расстоянии зрительной связи.

Наступление советских фронтов началось, как и планировалось, ровно в полночь с 8 на 9 августа 1945 года на земле, в воздухе и на море одновременно, на огромном фронте протяженностью в 5130 километров. Наконец то теперь, Япония сполна умоется кровью и по полной заплатит жизнями своих граждан за все свои зверства и провокации творимые на территории России, Китая и стран Юго Восточной Азии.

"Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы

воздать каждому по делам его. "   

https://cont.ws/post/393733

Картина дня

наверх