На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Десять пакетов санкционного ада.Тонкая линия: как отличить дискредитацию от здоровой критики (2 статьи)

Десять пакетов санкционного адаДесять пакетов санкционного ада

Сколько ударов мы уже выдержали?

Пакетное наступление продолжается, при этом фронт наступления меняется почти кардинально. Одиннадцатый пакет западных санкций реально работать против России ещё не начал, однако первые последствия уже есть. Так, банки даже в дружественных странах зашевелились из-за массы сложностей в расчётах с российскими партнёрами.
Прямые меры приняты в отношении компаний «Металлоинвест» и «Мегафон», а также лично строительного вице-премьера Марата Хуснуллина, который осмелился восстанавливать Донбасс, и в первую очередь Мариуполь. Они дополняются продлением ещё на год уже действующих десяти пакетов.

Под санкциями Россия живёт ещё с начала 2010-х годов после принятия в США небезызвестного закона Магнитского. И вроде бы нет серьёзных оснований связывать всё с конфликтом на Украине. Весной 2022 года он только перешёл в острую фазу.

Начиная с прошлогодней весны санкции буквально посыпались на нас, пакет за пакетом. Всего за год Россия получила свои десять порций разного рода ограничений, как в отношении конкретных лиц, так и по бизнесу. Практически пущен в ход весь возможный арсенал мер, способных загнать нашу экономику в угол.

Однако она категорически отказывается скатываться в рецессию. В первую очередь потому, что слишком много в мире завязано на российские ресурсы и предприятия, а во-вторых – потому что не только внутри страны на сегодня нет недостатка в желающих обойти санкции против России.

Именно с последним обстоятельством и призван бороться новый 11-й пакет, о котором ещё предстоит написать. Пока же – о первой десятке и о том, принесла ли она Евросоюзу и США сколько-нибудь реальные результаты в экономическом и слабо закамуфлированном военном противостоянии с Россией.

Нормальные герои не сразу идут в обход

Итак, первые три пакета санкций Россия получила в феврале 2022 года, причём первый пакет был запущен даже ещё до начала СВО, сразу после признания независимости ДНР и ЛНР – 22 февраля. Тогда были запрещены сделки с облигациями российских займов, с ВТБ, ВЭБом, банком «Россия» и Промсвязьбанком, а также с оператором «Северного потока-2».

Под санкции также попал 351 депутат нашей Госдумы. Всего через пару дней, 24 февраля, когда началось российское наступление на всех направлениях, в соответствии со вторым пакетом США и ЕС депутатский список пополнили чиновники из правительства и ещё ряда структур.

К банкам под санкциями добавили ещё пять из числа крупных, в том числе и лояльную Западу негосударственную «Альфу», а среди предприятий пострадавшими оказались «Алмаз-Антей», РЖД, КАМАЗ и Ростех. России закрыли небо и запретили продавать ей самолёты.

Третий февральский пакет – уже от 26 февраля ударил по нашим резервам – именно по ним: у нас умыкнули 300 миллиардов долларов, тихо подраставших на чёрный день в западных структурах. А чёрный день случился как-то не так и где-то не там.

А ещё Россию отключили от международной системы расчётов SWIFT, к чему мы вообще-то готовились, и пока по большому счёту так и не почувствовали. Среди прочего и поэтому сейчас на Западе так озабочены противодействием обходу санкций.

Весеннее обострение

Судя по тому, что четвёртого санкционного пакета пришлось ждать почти месяц (до 15 марта), на Западе многие, очевидно, тоже думали, что всё на Украине закончится намного быстрее. Однако режим Зеленского не без попустительства Москвы как-то устоял, да и на фронте у русских всё пошло не совсем так, а точнее – совсем не так.

В итоге чиновники ЕС вместе с американскими коллегами не без какого-то садистского удовольствия выбрали для себя новые жертвы. Среди персоналий – Герман Хан, Константин Эрнст и Роман Абрамович, который не раз играл во что-то там с принцем Чарльзом, тогда еще наследником британского престола. Бизнес дружбы не признаёт. Среди предприятий – все сталевары и все предприятия, связанные с оборонкой.
Пятый пакет (5 апреля 2022 года) стал лишь дополнением к четвёртому, и его демонстративно привязали к дешёвому спектаклю с «невинно убиенными» и нежданно оживающими в Буче – ради лёгкой прибыли на что только не пойдёшь. Ещё две сотни российских военных и чиновников пополнили списки персоналий, а главной мишенью в бизнесе стали русские газовики.

Точнее, производители сжиженного газа – прямые конкуренты американцев, которым запретили поставлять оборудование. Не совсем понятно, а наверное, как раз ясно, почему всё это развели по времени со взрывами на «Северных потоках». Напомним, что они случились уже осенью.

К подсанкционным банкам западные оппоненты наконец-то пристегнули и Сбербанк, руководителю которого Герману Грефу не помогло многолетнее игнорирование Крыма, как места для работы отделений и филиалов Сбера. Сейчас Сбер уже на полуострове и даже не избегает обслуживания клиентов из ДНР, ЛНР и новых областей России.

Лето без надежды

Лето началось с шестого пакета от 3 июня 2022 года и включения в «чёрные списки» основателя «Яндекса» Аркадия Воложа, а также отключения от SWIFT уже засвеченного под санкциями Сбербанка. Но эти меры блекнут на фоне запрета импорта российской нефти морем, хотя потолок цен тогда ещё, кажется, никому в голову не приходил.

Однако танкерный флот переоформлять и строить новый это Россию всё-таки заставило. Трубы наши геополитические противники не тронули, но этот нефтяной «фокус» через три недели подкрепили запретом на импорт российского золота. После этого индусы просто накинулись на него. Продажи в Индию выросли в разы.

Седьмым пакетом антироссийских санкций (21 июля 2022 года) с новыми фамилиями и отраслями на Западе очень хотели дёрнуть и наш аграрный сектор. Но получилось не очень – в это же время под пинками из ООН, чуть ли не лично от Антониу Гутерриша, началась возня с зерновой сделкой, которая продолжается и сегодня.
Тут же как-то разрешился вопрос с транзитом в Калининградскую область, но России перекрыли старые традиционные каналы поставок высокопроизводительных чипов. Похоже, что новые каналы наши топ-менеджеры (а на самом деле – стоп-менеджеры) ищут до сих пор.

В восьмом пакете (6 сентября 2022 года), как и в предшествующем ему седьмом, санкционеры снова и снова уточняли то, что натворили до этого, чтобы устранить обходные пути. Помогло снова плохо, иначе зачем бы сейчас была нужна такая маета с одиннадцатым пакетом.

Из конкретики стоит напомнить, что США лишили Россию статуса страны с рыночной экономикой, хотя понять, чем это нам грозит, могут только уж очень продвинутые экономисты. Но именно в восьмом пакете был обозначен по срокам – 5 декабря, но не уточнён по цене, пресловутый потолок цен на российскую нефть.

И два контрольных выстрела

Девятый пакет от 16 декабря это решение легализовал, уточнив и то, что потолок – это 60 долларов за баррель. Потолок цен на газ был запланирован на 2023 год, и пока ждём. Помимо этого, пополнились списки подсанкционных персон и компаний.

Последний на данный момент из действующих пакетов санкций – десятый, вступил в силу уже в феврале 2023 года – 25 числа, на день позже годовщины СВО. В санкционных списках окончательно и уже, кажется, бесповоротно обосновался «Альфа-Банк», и даже, о ужас – банк «Тинькофф».

«Атомфлоту» и Фонду национального благосостояния от санкций, надеемся, ни холодно ни жарко, как и Общероссийскому народному фронту. Жёсткое «нет» сказано поставкам и транзиту товаров двойного назначения и тем, которые могут быть направлены на поддержку военных действий.

Получается, вплоть до воды и продовольствия, но на этом пока всё, а на повестке дня сейчас – одиннадцатый пакет, потолок цен на русский газ и продление или непродление зерновой сделки.Автор: Алексей Подымов, Виктор Малышев
Использованы фотографии: flomaster.club, shnyagi.net, clubfactov.ru https://topwar.ru/215649-desjat-paketov-sankcionnogo-ada.html

Тонкая линия: как отличить дискредитацию от здоровой критикиТонкая линия: как отличить дискредитацию от здоровой критики

Новые времена – новые нравы

Когда государство ведет, так скажем, крупномасштабные боевые действия, в обществе должно быть хотя бы минимальное понимание всей серьезности ситуации. Но так как сейчас в России очень далеко до этого самого понимания, приходится прибегать к нетривиальным решениям.

В длинном списке ужесточений одним из последних стал одобренный Советом Федерации закон о пожизненном лишении свободы за госизмену, а также о лишении приобретенного гражданства за дискредитацию армии. Сейчас за распространение заведомо ложной информации об армии грозит штраф до 1,5 млн рублей, принудительные работы до 5 лет или лишение свободы на срок до 15 лет.

Для кого-то в России такие новости стали аналогом конца света, кто-то воспринял спокойно, а кто-то поприветствовал. Всем сомневающимся стоит напомнить о горьком историческом опыте дискредитации Российской армии, возврат к этому грозит катастрофой. Для начала вернемся к Афганской войне, которая закончилась как раз в разгар горбачевской гласности. Тогда и в помине не знали о понятии «дискредитация армии», и все помнят, к чему это привело. Десятки тысяч ветеранов войны оказались не просто не нужными своей стране и народу, афганцев еще и унижали на каждом шагу:
«Мы вас туда не посылали!»
Такое общество не могло долго протянуть, и все мы знаем, чем закончилась история.

В средствах массовой информации, не стесняясь, называли солдат агрессорами, а офицеров – рвачами и контрабандистами. Яркий пример уже из современности – фильм «Братство» образца 2019 года, после которого хочется плюнуть в режиссера Павла Лунгина. Четыре года назад также не знали, что такое «дискредитация армии».
Но либеральной общественности было мало Афганистана – в 90-е годы «пацифисты» добрались и до ветеранов Великой Отечественной войны. «Два миллиона изнасилованных немок», зверства НКВД, тотальное разграбление фашисткой Германии и вишенкой на торте – отождествление Сталина и Гитлера. Если бы так пошло и дальше, мы бы уже к середине нулевых платили бы немцам репарации. И здесь тоже никто не вспоминал о последствиях дискредитации армии.

Примерно в это же время стало модным в либеральной тусовке цитировать якобы мнение Вольтера:
«Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить».
Этакая квинтэссенция свободы слова и толерантности к чужому мнению, прикрытое непререкаемым авторитетом мыслителя. Мода на высказывание не прошла до сих пор – вражеские каналы транслируют его с завидным постоянством. Только вот автором сентенции была писательница Эвелин Холл, вставившая крылатое выражение в биографию «Друзья Вольтера». Нет ни одного доказательства, что Франсуа Мари Аруэ, которого мы знаем под псевдонимом Вольтер, сказал что-то подобное. Это еще одна квинтэссенция, демонстрирующая сущность и уровень современной либеральной общественности. Особенно в молодежной среде.
Поэтому когда очередной «правдолюбец» с экрана охает об ужесточении наказания, напомните ему, что было в нашей стране еще несколько десятков лет назад. Сейчас в спецоперации несколько сотен тысяч наших бойцов – какую Россию мы покажем им после Победы? Насквозь прогнившую после вороха «разоблачений» и фейков о военных преступлениях?

Сейчас не конец 80-х годов, когда самая лютая ложь нередко не выходила за пределы кухонного разговора. Сейчас любой идиот в состоянии состряпать фейк, и он тут же разлетится по всему миру – за счет таких же идиотов-распространителей. Идет второй год спецоперации, а в России до сих пор функционирует беспрепятственный доступ к вражеской пропаганде. Речь об интернет-ресурсах, которые как процветали, так и продолжают вполне комфортно себя чувствовать в нашей стране.

Для острастки немного пофантазируем. Пример грубоватый, но современная ситуация немного похожа на распространение нацисткой Völkischer Beobachter в СССР в 1941–1945 годах. Само собой, в хорошем литературном переводе. Нужно ли было бить по рукам раскаленной кочергой тех, кто разносил газету по домам и школам в те времена? Гипотетически, конечно. И что сейчас делать с теми, кто плодит фейки о Российской армии?

Не выплеснуть с водой ребенка

Все вышесказанное не отменяет простой вопрос – как нам теперь отличать факты дискредитации армии и здоровую конструктивную критику?

Законы функционирования общества очень сложны, но ясно одно – каждый гражданин, чрезмерно ощущающий себя спасителем Отчизны, будет пытаться искать предателей в каждом встречном. Показателен пример с героем спецоперации, военным врачом Юрием Евичем, на которого накатали донос за «утверждения, которые направлены на создание негативной оценки ВС РФ ввиду проведения СВО». Здравый смысл, к счастью, восторжествовал, и с хирурга сняли все обвинения.

С одной стороны, такие примеры показывают, что справедливость в любом случае восторжествует, но с другой, теперь некоторые восемь раз подумают, прежде чем публично доложат о проблемах армии.

Если следовать букве закона, то по статье 207.3 УК РФ уголовное наказание может наступить после публичного распространения под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании ВС РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности. Статья 280.3 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности.

По воплям вражеской общественности можно подумать, что сейчас каждого второго пакуют по статье о дискредитации. Число действительно поражает воображение – едва ли более 150 уголовных и административных дел на 147-миллионную страну. Причем в суд пока передали целых 53. Нет, я ни в коем случае не призывают гнать на скамью подсудимых каждого, кто ляпнул лишнее, но цифры реально показывают состояние дел.

Страна, которая, так сказать, ведет крупномасштабные боевые действия, за четырнадцать месяцев СВО реально судит чуть больше полусотни предателей и паникеров. Такие вот дела.

Тем не менее каждый из нас должен чувствовать внутреннюю тонкую линию, разграничивающую критику от дискредитации. Как говаривал один отъехавший из страны франко-американский гражданин и ведущий «Первого канала»:
«В России нет цензуры, но у каждого есть внутренняя самоцензура».
Каждый из нас понимает, что события в Ирпени и Буче весной прошлого года – это дикая инсценировка и ложь, а обнародование фактов нехватки медикаментов и снарядов на фронте – это критика, которая должна привести к адекватным последствиям. Причем не только со стороны Министерства обороны, но и от волонтеров, собирающих средства на современные аптечки.

Может ли общественность влиять на работу военного ведомства через публикацию критических материалов? Не только может, но и должна. Во многом именно для этого и родился институт военных корреспондентов. О том, насколько важна для России и нашей Победы работа наших военкоров, столь яро ненавистных Западу, красноречиво проиллюстрировал теракт в Петербурге, унесший жизнь Владлена Татарского. Автор: Евгений Федоров https://topwar.ru/215755-tonkaja-linija-kak-otlichit-diskreditaciju-ot-zdorovoj-kritiki.html

Картина дня

наверх