На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Мы победим, нам не оставили других вариантов.Гражданская война как грань СВО. Новые старые вызовы на море (3 статьи)

Мы победим, нам не оставили других вариантов — об атаке БПЛА на МосквуМы победим, нам не оставили других вариантов — об атаке БПЛА на Москву | Русская весна

Вице-спикер Мосгордумы и журналист ВГТРК Андрей Медведев прокомментировал атаку вражеских беспилотников в Москве и Подмосковье.

«Налет БПЛА на Москву был вполне предсказуем. Но похоже, что в этот раз ВСУ готовили его в спешке, буквально лепили на коленке.

Срочность была обусловлена тем, что возникла необходимость как-то поменять информационную повестку на Украине.

После нескольких удачных ударов по складам вооружений, и после того, как в ответ на удары по Шебекино полетело в Киев, причём среди бела дня, и, судя по всему, прилетело куда надо, нужно было срочно создать внутриукраинский позитивный фон.

Ну вот его и создали. Сейчас все украинские паблики, СМИ, телевидение наперебой рассказывают об ударах по столице клятого москалького ворога.

Влияет ли эта всерьёз на ход войны? Вообще нет.

Я писал уже как-то довольно неприятные слова, но готов их повторить. Даже если прилетит сразу 150 БПЛА, это не окажет влияния ни на ход войны, ни на жизнь города, ни на функционирование городских систем транспорта, водоснабжения и всего остального. Уже просто потому, что долетит едва ли треть.

Ну и поверьте, в Багдаде, который месяц бомбили ВВС США (а там были не БПЛА), не было ни хаоса власти, ни явных проблем с энергетикой и всем остальным. Если и были, то они решались довольно быстро. Современный город — это сплошные дублирующие системы.

Но да, пиар-акция у противника вполне получилась. Правда, повторю, для внутреннего пользования и для коллективного CNN. Там уже все западные медиа, построившись „свиньей“, идут в атаку и пишут про хаос и панику в российской столице и Подмосковье. Вот так. Мы правда не в курсе этого.

Читайте также: Атака дронов на Москву: мэр Собянин сообщил о ходе работ в пострадавших домах

Вообще, стоит понимать, что пиар-атака БПЛА сейчас в принципе будет сопровождаться вбросами и разгонами всякой дезинформации по соцсетям и мессенжерам, по чатам особенно. Со ссылкой на брата жены друга будут писать, скажем, что на самом-то деле ещё 10 БПЛА попали, скажем, в военный госпиталь, а власть скрывает. Ну и прочее. Информационная гигиена — дело такое.

Понятно, что враг у нас такой, что не успокоится. При первой же возможности подготовит новую пакость и новые атаки.

Сейчас они явно прощупывали нашу ПВО. Ну что же, будем готовы. Будем бодрствовать.

И каждый такой налет убеждает нас, что без ликвидации существующего режима на Украине, увы, проблема не будет окончательно решена.

А Москва за всю свою историю чего только не видела. Даже врагов в Кремле, и налеты, и врага в считаных километрах от города. И ничего. Все пережила. Всех победила. Всех врагов прожевала и выплюнула.

И сейчас город нормально работает, что повредили — все быстро восстановим. И московские добровольцы и мобилизованные, наши на фронте. И московские строители восстанавливают Донбасс. И москвичи посылки на фронт шлют, и сети плетут, и носилки шьют, и коптеры сами собирают. Так что пугать москвичей — дело бестолковое и бессмысленное. Неприятно, да. Психологически для многих некомфортно. Но что же теперь. Такие времена.

Москва, как вся страна. Сражается. И так всегда будет, пока есть такая задача. И мы победим. Нам вариантов других не оставили».

Читайте также: Гладков рассказал о вторжениях ДРГ и предложил присоединить Харьковскую область к России (ВИДЕО)

https://rusvesna.su/news/1685438954

Гражданская война как грань спецоперации: кто с кем воюет внутри РоссииГражданская война как грань спецоперации: кто с кем воюет внутри России | Русская весна

Мы прекрасно понимаем, что воюем с США, с их западным миром, с их новым постмодернистским проектом, как воевали, впрочем, со старым. Но есть особенности, наши местные, потому что на поле боя наша армия воюет с армией украинской, да, инструментом, да, накачанным, да, с инструкторами и присоединившимися идейными, безыдейными сторонниками и западным планированием, но это люди с окраины Руси.

И в нашем всемирном конфликте мы имеем свой, прямо-таки внутриисторический и внутринациональный уровень. Иногда нужно отвлечься от глобального уровня и рассмотреть наш местный внутрисистемный.

Мы имеем дело с двумя геополитическими историческими проектами на канонической территории русской истории. Первый — наш российский имперский исторический проект, обусловленный и исходящий из всего нашего предыдущего существования. Второй — узко национальный, националистический и, в конечном итоге, нацистский украинский.

Имперский проект — итог длительного естественного развития, вбирает все выработанные способы ответа на исторические вызовы, все способы взаимоотношений и взаимодействий.

Он из этой глубины и объёма всеохватный, наиболее действенный и лучший. Ему противостоит нацистский украинский. Как и всякий узко национальный, националистический проект, он не обладает той широтой предложений и охвата, как имперский.

Усугубляет ситуацию то, что в украинском варианте этот проект развился в исключительно нацистскую форму, максимально узкую и нетерпимую.

Националистический нацистский проект играет на очень тонких материях самоопределения человека, якобы защиты обижаемого, комплексах неполноценности и, конечно же, будит и поднимает из глубин человеческого подсознательного и бессознательного самые тёмные дочеловеческие порывы, стремления и мотивы.

Просто без такого пробуждения у него как у проекта не будет силы, поддержки; база всегда ограничена не только у крайностей, а у крайностей, которой является нацистский проект, в особенности.

В этом сила националистического нацистского проекта, его способность мобилизовывать, яростно мотивировать людей. Чем более яростно, тем менее надо людей для выполнения задачи.

При том, мы видим, что подобные идеи могут вовлекать совсем не малые массы людей. Имперский проект — для всех, он может всё уравновесить, всем предложить искомое. Он историчен, может позволить себе действовать по модели, бывшей когда-то, он может на что-то опираться и предложить опору.

За ним традиция легитимности и сладость воспоминания. Историзм нашего имперского проекта перебивает даже проблемы текущей российской государственности. Его, проекта, достоинства выше её, нынешней российской государственности, недостатков. Это — его сильные стороны, перебивающие все возможности узко национального нацистского проекта.

Сутью борьбы является победа в головах одного из них, которая невозможна без классической военной победы.

Победа в головах: сплочение одних и переход на сторону имперского проекта части других — приближает классическую военную победу. Военная победа, её постепенное шествование меняет сознание не сплотившихся (по крайней мере, некоторых) в одном лагере и не перешедших ранее на сторону имперского проекта в другом.

Война многогранна. Войной, действительно, стало всё по выражению Сергея Кургиняна. Одним из её проявлений является война гражданская. Идущая сейчас война, в том числе, и такова. Эта её природа объясняется тем, что Украина для нас не заграница, а мы для Украины тоже.

Поэтому противостояние между восемьюдесятью процентами за Путина, то есть, за спецоперацию, то есть, за Россию и её историю и двадцатью процентами против (каждый пятый россиянин, немало) — гражданское противостояние, проявляющееся здесь мягко, и приобретающее там суровый военный характер. Речь не только о борьбе армий. Сейчас не очень видно.

Позже мы узнаем подробности совсем не мирной гражданской борьбы внутри Украины. Одна сторона не может выступить открыто, другая не афиширует свои зачистки.

По словам Ильи Кивы, бывшего жёсткого националиста и депутата Рады, сказанным в эфире Первого канала (Большая игра), в первые месяцы спецоперации на Украине было уничтожено несколько десятков тысяч человек по причине их пророссийскости. Возможно, некоторых людей, выступавших экспертами на российских каналах в былые годы, нет уже в живых.

Эта война чем-то похожа на войну между Севером и Югом США. Юг США не был так долго отделён от Севера, не был 30 лет отдельным государством. Однако Юг был изначально отделён экономически, социально и мировоззренчески и развивался так в рамках США первые восемьдесят с лишним лет существования этой страны, не говоря уже о ста семидесяти годах существования колоний в Северной Америке до образования США.

Эта неодинаковость существования также напоминает разные пути Русского государства и земель Западной Руси в средневековье. Север приходил на Юг США, основываясь на какой-никакой истории недолгой американской государственности, он не изобретал новое государство (Конфедерацию южных штатов), как Юг.

И он приходил как промышленное государство с зарождавшейся имперской идеей (наследственность от Британской империи). В свою очередь, сепаратизм, сельскохозяйственный характер хозяйства и мышления в ту эпоху и местные (местечковые) особенности южных штатов, сохранившиеся и по сей день, очень напоминают хуторское украинское мировоззрение. Надо отметить, оно присуще не всем украинцам.

Гражданская война в США не очень освободила всех негров. И не это было целью.

Однако какое-то освобождение она принесла. Рабство было отменено, а расизм остался. Наше продвижение и освобождение территории бывшей Украины даёт свободу всем: и тем, кто подвергался геноциду в Донбассе, и тем, кто жил 30 лет на националистической и затем нацистской Украине и ждал прихода своих, то есть, наших.

И чисто внешне теперешняя война — это война между нашим имперским Севером и их националистическим Югом на нашей исторической территории.

Это некоторое сходство также даёт нам понять, что после нашей победы не скоро и не до конца будут преодолены различия между нашим Севером и Югом. Однако наша история и особенности ответа на вызовы дают нам надежду, что наше воссоединение, в конечном итоге, явит более гармоничную систему, нежели Америка с их извечным противоречием между северными и южными штатами до сих пор.

По мере нашего продвижения на освобождённых территориях будут проводиться референдумы по модели состоявшихся в четырёх новых регионах, и новые старые регионы будут входить в Россию.

Разным будет лишь количество голосов, где-то оно будет очень высоким, где-то не столь высоким. Нет худа без добра. Нам на руку играют два обстоятельства. С одной стороны, как и после Гражданской войны 1920-х годов, как после любой гражданской войны люди, измотанные нестабильностью, в данном случае, та их часть, которая нас не очень жалует (исключим самых рьяных), с радостью примут любую власть, именно потому, что она власть, наконец.

С другой стороны, то, что сделали и сделают с Русской православной церковью на Украине, отчётливо прибавит нам сторонников. И количество тех, кто встретит нас и примет наш приход теперь будет явно выше, чем было бы при нашем гипотетическом приходе в 2022 году.

А на такой наш если и не приход, то возвращение на Украину явно рассчитывали в нашем руководстве в начале Спецоперации, но чуда не произошло, внутренних сил, способных свергнуть режим не нашлось, Украина не превратилась в дружественное государство, наподобие Белоруссии.

Тогда можно было бы рассчитывать на возвращение к естественным российским имперским границам по Советской модели союзных республик, которая не так нелогична, как может показаться в теперешнюю эпоху.

Такая модель позволяет легко включать любую готовую к этому страну — Болгарию, такие разговоры велись, Афганистан, такие мысли были. Для наших восточнославянских земель такой способ — разделения на страны — не самый мудрый. Но история пошла иначе 2022 году.

И естественный и закономерный процесс возвращения к границам, восстановления полноценной империи и воссоединения земель свершится иным путём. История восторжествует. Она жива. Она жива здесь, в России!

Читайте также: Почему Америка поддержала атаку на Белгородскую область и что за этим может последовать

Вадим Воробьёв, специально для «Русской Весны»
Источник: https://rusvesna.su/news/1620155352

Новые старые вызовы на море. Почему флот не может или не хочет догонять пехотуНовые старые вызовы на море. Почему флот не может или не хочет догонять пехоту

Просматривая многочисленные материалы российских, украинских и западных СМИ о том, что же в действительности произошло с российским разведывательным кораблем «Иван Хурс», невольно в голову приходят мысли о... сомалийских пиратах. Точнее – о том, как была решена сама проблема.

Понимаю, что кто-то сейчас усмехается. Там нападению подвергались гражданские, безоружные суда. Здесь же атакован военный корабль. Да и задачи у нападавших были разные. Для одних – это добыча, возможность ограбить судно, а при удачном развитии событий ещё и продать его кому-нибудь. Для других корабль – это цель, которую необходимо поразить.

Все так. Только и там и там проводится атака на судно. И это судно должно суметь защититься. Как это будет происходить – не важно. Важен результат. И то, чтобы враг был уничтожен, а наши моряки вернулись в родной порт. Потому и настораживают мысли о том, с какой радостью мы обсуждаем уничтожение нападавших дронов одним из самых современных кораблей Российского военного флота.

А что могло бы произойти, будь на месте военного корабля гражданский? Мы бы опять писали о подлости украинских моряков? О том, как будем мстить, и о «не забудем, не простим»? Нет, проблемы надо решать до того, как они начнут покрываться человеческой кровью. И проблемы эти уже понятны. украинцы стали применять новую тактику, на которую необходимо отвечать.

Новое – это хорошо забытое старое с современным наполнением

Брандеры применялись флотами с давних времен. Это достаточно эффективное оружие для уничтожения вражеских кораблей. Корабль-мина! Причем не катер или лодка, а именно корабль. Упоминания о брандерах известны с XVI века. В некоторых флотах мира, например в британском, даже появились специальные руководства по использованию брандеров.

Правда, применение брандеров было ограничено. Дело в том, что эти корабли-мины чаще всего использовались как зажигательное оружие. А поджечь корабль, сделанный из металла, довольно сложно. Потому жгли чаще всего деревянные суда. Взрывные же брандеры применялись чаще для подрыва мостов и других, как сейчас говорят, инфраструктурных объектов.

Разница между взрывными и зажигательными брандерами была лишь в одном. В количестве пороха, которым они были заряжены. Взрывные заряжались «под горлышко», а вот зажигательные заряжались только наполовину от максимума. Все дело во взрыве. Большое количество пороха сбивало пламя.

Была у брандеров и ещё одна особенность, которая делала их применение довольно сложным. Это сам момент подрыва. Нужно была взрывать корабль не раньше и не позже срока. А это либо матрос-смертник, либо мастерский расчет экипажа при использовании шнура.

В XIX веке значение этого оружие упало. Корабли мало того, что стали металлическими, так ещё и отказались от парусов. А зажигали брандерами как раз не корпуса кораблей, а такелаж, паруса. Взрывные брандеры уже не могли наносить ущерб большим каменным мостам и другим объектам.

Возродились брандеры во время Второй мировой войны. Те самые управляемые мины-торпеды японского военного флота. Но развития эта тема не получила.

Сегодня мы увидели новое рождение брандеров. На сей раз это подрывные брандеры с наведением с помощью современных технологий, но сохранившие один важный недостаток. Маломощный заряд.

Для серьезной атаки на военный корабль нужно не только большое количество катеров-брандеров, но и, как когда-то время подрыва, очень скоординированная работа всех брандеров одновременно. Как мы увидели в случае нападения на «Ивана Хурса», такой координации не было. Брандеры нападали не одновременно, а по очереди. Что резко уменьшило эффективность атаки.

Да, атака была проведена бездарно. Но украинцы прекрасные ученики и, как я думаю, уже учли уроки. Потому, если мы будем долго тянуть резину с решением, в опасности не только гражданские суда, но и боевые корабли. Причем, как показало нападение, практически по всей акватории Черного моря.

Американцы опять ни при чем

Я прекрасно понимаю, что сейчас уже написано или высказано множество анализов, объяснений и прочих материалов, убеждающих нас в том, что это операция проводилась без американцев. Возможно, даже без украинцев. Опять какая-то левая антироссийская банда. Как это уже случалось ранее.

Но позволю себе, как совершенно сухопутному человеку, задать пару вопросов таким аналитикам.

Первый и, наверное, самый простой. Каким образом украинцы смогли обнаружить российский корабль в море? Это у причала такой корабль выглядит огромным, а в море – это всего лишь точка. Так как украинские моряки его нашли?

Да не просто нашли, а ещё и вычислили курс, скорость и возможное место нахождения на момент атаки. Не сработали ли это американские военные спутники вместе с американскими же аналитическими центрами. Их возможности как раз позволяют это сделать.

Кроме этого, пару дней в этом районе активно крутился американский же беспилотник-разведчик. Судя по карте полетов, прямо шнурки завязывал именно в месте атаки. Тоже, наверное, случайность…

И второй вопрос.

Нападение произошло примерно в 140 километрах от пролива Босфор. Я видел видеокадры уничтожения катера-брандера. Даже у человека, далекого от флота, возникают сомнения, что судно с такими мореходными качествами сможет полторы сотни километров пройти по морю и благополучно выйти в точку назначения.

Конечно, можно предположить, что первоначально было запущено больше дронов. Но до цели добрались лишь три. Но ВМФУ не настолько богат, чтобы просто так выбрасывать в море морские дроны. При этом прекрасно понимая, что три дрона корабль класса «Ивана Хурса» вряд ли потопят.

Рискну предположить, что дроны не бродили по морю так долго. Их доставили в место атаки и запустили уже оттуда. Тогда и рисков меньше, и управление проще. Сразу две проблемы решены.

Интересно, какой корабль мог бы это сделать, с учетом того, что у Украины таких кораблей просто нет?

Флот вам не пехота какая-нибудь

Действительно, флот не пехота. И не артиллерия, не танковые войска. Это сухопутные части уже давно используют не только визуальное наблюдение, но и тепловизоры, и целый спектр различных видов разведки. А в море главным был и, как показал этот бой, остается человеческий глаз. Увидел опасность, доложил и тогда...

Все-таки хорошо, что на корабле-разведчике такие глазастые матросы и офицеры. Вовремя заметили, точно доложили. Командир своевременно принял решение. Я нисколько не умаляю подвиг экипажа «Ивана Хурса». Наоборот, считаю их действия доблестью, граничащей с героизмом. Но почему мы всегда вынуждены быть героями?

Почему на разведывательном судне нет тепловизионной системы наблюдения? Или мы считаем, что радиолокация – это достаточно для защиты корабля? В пехоте тепловизор давно уже обычное дополнение к другому вооружению. Это не прихоть командира или излишество для показухи. Это то, что необходимо кораблю.

Далее. Опять героизм. Но уже стрелков. Попасть в быстро движущуюся цель, при приличном волнении да без стабилизатора, в ручном режиме – это мастерство высшего класса. Только вот уже давно существуют модули с пулеметами, способные стрелять по данным стабилизированной оптико-электронной прицельной системы. Этим системам качка не страшна.

И ещё. Почему жизнь корабля так плохо охраняется? Почему так мало тех же пулеметов и модулей? Будет серьезная атака десятком дронов, справятся ли герои-стрелки? Только без лозунгов. Успех боя зависит не только от героизма личного состава, но и от вооружения, снабжения. Даже от бани и прачечной.

Боевой корабль должен быть оснащен как спецназовец в пехоте. От и до. До зубов, как раньше говорили. Почему мы этого не увидели на «Иване Хурсе»?

И последнее, уже не касающееся военного корабля.

Я начал материал с сомалийских пиратов. Те методы, что использовал гражданский флот у берегов Сомали, вполне могут быть использованы и в Черном море. Пусть не полностью, но частично.

Думаю, эффективность ЧВК сегодня оспаривать никто не будет. Музыканты показали всему миру, что они по боевым возможностям не уступают самым подготовленным подразделениям ведущих армий. А ведь о ЧВК заговорили именно после их успехов в борьбе с пиратами.

Почему бы для охраны гражданских судов не использовать такие морские ЧВК?

Выводы пусть делают моряки

Не хочу и не буду делать какие-то выводы. Просто потому, что для этого есть специалисты. Только тот, кто знает службу изнутри, может сделать правильные выводы о необходимых изменениях. Просто иногда становится обидно за то, что мы продолжаем быть тем самым мужиком, для которого поводом перекреститься остается гром.

Да, сегодня обошлось. Но противник точно не оставит своих попыток в будущем. Иначе зачем морские дроны сегодня активно поставляют на Украину? А если дело обстоит так, то нам просто необходимо, во-первых, защитить своих, а во-вторых, уничтожить чужих. Как, впрочем, на любой войне. Нам надо просто победить...
Автор: Александр Ставер https://topwar.ru/218046-novye-starye-vyzovy-na-more-pochemu-flot-ne-mozhet-ili-ne-hochet-dogonjat-pehotu.html

Картина дня

наверх