Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

Диу: город в подарок. Диу: недружественный визит. (1,2)

Диу: город в подарок

В начале XVI столетия Португалия приступила к активной колонизации Индостана. В скором времени, в 1520–1530‑х годах, её экспансия в бассейне Индийского океана встретила упорное сопротивление со стороны местных мусульманских владык. «Неверные» стремились захватить или хотя бы поставить под свой контроль важнейшие торговые порты Индии. Одним из них был Диу — город и крепость в Гуджаратском султанате на западном побережье Индостана, весьма выгодно расположенный на торговых путях в Аравийском море.

По дороге к цели

Крепость Диу в описываемое время состояла из укреплений («башен»), защищавших цепное заграждение на входе в гавань. Мощные цепи прикрывали и поддерживали баркасы, «полные лучников и стрелков». Одна из этих башен размещалась на скалистом острове посреди устья реки, доступном для высадки лишь в прилив.

Первую серьёзную попытку овладеть Диу португальцы предприняли в 1531 году. В начале 1530 года губернатор Нуньо да Кунья перенёс свою штаб-квартиру из Кочина в Гоа. Арсеналы и верфи работали полным ходом, а все желающие могли строить или нанимать корабли за свой счёт. Португальцы созывались сюда «по всей Индии» и даже с тюремного Корондельского берега под гарантию освобождения.

На одном из прибывших кораблей находился историк Фернан Лопес де Кастаньеда, а другой историк, Гаспар Корреа, даже сам «поддался всеобщей глупости» и снарядил за 150 золотых судно с латинскими парусами. В итоге в Гоа собрался флот в 400 единиц, включая мелкие и «обозные» суда. Португальцев на кораблях было не более 2 700 человек. К ним присоединились ещё 2 тысячи «местных инородцев».

Диу, Даман и Гоа на карте современной Индии - Диу: город в подарок | Warspot.ru Диу, Даман и Гоа на карте современной Индии

6 января 1531 года флот вышел из Гоа и направился к Диу. У да Кунья, засылавшего в Диу агентов, имелись некоторые надежды на то, что комендант крепости Малик-Туган сдастся без боя, устрашённый португальскими силами, — или хотя бы воспользуется этим предлогом. Сам же да Кунья, чьи лучшие годы остались далеко позади, уже не считался в то время «воеводой, который сможет в Диу войти».

На пути к желанному городу португальский флот встретил небольшое гуджаратское укрепление, в котором находилось 800 солдат, а ещё тысяча человек была занята на фортификационных работах. Укрепление размещалось на близком к берегу скалистом острове в 40–45 км (7–8 лиг) к востоку от Диу. Уайтвэй полагает, что это был один из трёх островов: Шиаль, Савай или Бенсла. Военного значения в предстоящей экспедиции эта крепостца не имела ни для одной из сторон, однако да Кунья, едва ли не единственный из военачальников, настаивал на её захвате.

Ввиду неравенства сил гарнизон готов был сдаться при условии свободного выхода с семьями и добром. Однако да Кунья потребовал сдачи на милость победителя, намереваясь забрать всех в рабство. От такого предложения солдаты отказались, и стороны принялись готовиться к штурму. Флот окружил остров, надёжно его заблокировав. Гуджаратцы перебили свои семьи, лишь бы те не попали в руки к ненавистным португальцам. На следующий день европейцы пошли на приступ и, имея превосходство в силах, «всё живое на острове истребили». Потери португальцев составили 150 убитых и раненых. После этих драматических событий они назвали этот клочок суши «Островом Мёртвых» (Ilha dos Mortos).

Да Кунья безрезультатно дожидался на острове возвращения своих агентов из Диу. На всём этом предприятии он потерял восемь дней, которых ему впоследствии и не хватило для взятия Диу.

Карта гуджаратского и индийского берегов, составленная Самуэлем Торнтоном между 1707 и 1720 годами. Остров Диу, Даман и Бассейн. Обозначен район вероятного местонахождения «Острова Мёртвых». Масштабная линейка 45 английских миль, то есть 72,5 км - Диу: город в подарок | Warspot.ruКарта гуджаратского и индийского берегов, составленная Самуэлем Торнтоном между 1707 и 1720 годами. Остров Диу, Даман и Бассейн. Обозначен район вероятного местонахождения «Острова Мёртвых». Масштабная линейка 45 английских миль, то есть 72,5 км

Буквально за шесть дней до атаки на «Остров Мёртвых» в Диу из Красного моря пришёл отряд кораблей Мустафы — египетского флотоводца, племянника султана Сулеймана, поступившего на службу к османскому правителю после захвата Египта. В 1529 или 1530 году Мустафа попал в немилость. После безуспешных попыток выкроить для себя в Йемене небольшое царство он ушёл в Индию со всей семьёй, «немалой казной», двором и войском, состоявшим из 600 «турок» и 1 300 «арабов». Кроме того, при Мустафе было «некое число отборных пушек».

Мустафа (Амир-Мустафа) фактически отобрал командование в Диу у малодушного Малик-Тугана, распределил войска и умело расставил свои пушки, «лучше всяких, какие тогда делались в Индии».

Неудачная атака

Португальский флот подошёл к Диу 11 февраля 1531 года и был встречен тремя хорошо нацеленными выстрелами «из василиска», поднявшими «фонтаны воды, какие кит поднимает». Под сильным орудийным огнём, прикрывавшим все подступы к цепному заграждению, атака с моря оказалась исключена. Десантирование же достаточных для взятия крепости сил оставило бы корабли без людей, поэтому португальцам пришлось всё-таки атаковать с моря, направляя свой удар на укрепления при концах цепи.

На рассвете следующего дня в атаку против «морского укрепления» (baluarte do mar — «укрепление на берегу») пошли три больших португальских корабля. Первым командовал капитан Васко да Лима, под «большим чёрным флагом с нарисованной смертью», вторым — Хорхе да Лима, третьим — Тристан Хомем. На каждый корабль установили по одному тяжёлому орудию, возможно, не из обычного их вооружения: «…бомбарда… …лев… …великая пушка…» (espalhafato, leao, outra peca grossa), а также погрузили большое количество ядер и дроба. Согласно плану, после ликвидации «морского укрепления» цепь была бы отведена или утоплена, и тогда в прорыв должны были пойти 30 фуст и бергантин Антонио да Сильвейры, державшиеся поодаль.

Виды острова и крепости Диу, а также карта острова и обвода укреплений по состоянию на 1788 год. Примечателен узкий проход в гавань между отмелями. Первый вид — от точки C на запад-северо-запад (на южный берег острова, крепость за правой оконечностью). Второй вид — от точки B на запад-север (на южный фас укреплений, достроенная старая крепость справа). Третий вид — от точки E на юго-запад — запад-юго-запад (на северный фас стены старой крепости и проход в гавань) - Диу: город в подарок | Warspot.ruВиды острова и крепости Диу, а также карта острова и обвода укреплений по состоянию на 1788 год. Примечателен узкий проход в гавань между отмелями. Первый вид — от точки C на запад-северо-запад (на южный берег острова, крепость за правой оконечностью). Второй вид — от точки B на запад-север (на южный фас укреплений, достроенная старая крепость справа). Третий вид — от точки E на юго-запад — запад-юго-запад (на северный фас стены старой крепости и проход в гавань)

Против «укрепления при заграждении» (baluarte da barra — видимо, башня или рондель на островке; второй конец цепного заграждения) также направились три больших корабля: галера-бастарда (Франсиско де Са), галера-реал (Нуньо Фернандес Фрейре) и альбетоса (Антонио де Са). Последний из них (albetoça, albatoça, albitoça, от арабского аль-бутса) был грузовым парусно-вёсельным палубным судном, которое применялось как португальцами, так и арабами в Средиземноморье и бассейне Индийского океана.

Против третьего укрепления были посланы ещё девять кораблей с шестью «василисками и другими крупными орудиями». Один из кораблей назван «галеасом». Парусники пришлось буксировать фустами.

Защитники Диу открыли столь плотный и точный орудийный огонь, что начали поражать выходившие в атаку корабли задолго до того, как те достигали указанных им позиций. Выйти на место удалось одному лишь кораблю господина Васко. Португальцы также открыли огонь, но он оказался далеко не столь точен, как обстрел из крепости. Орудийные залпы защитников нанесли европейцам такой урон, что к вечеру они вынуждены были отступить. Уайтвэй говорит о приближении парусников к укреплениям «на 50 ярдов» (почти 46 м) и ведении ими огня из тяжёлых орудий двойными зарядами, «пока все эти орудия не повзрывались». Важнейшую роль в успешной защите Диу сыграли два больших орудия Мустафы, называемые «Лайла» и «Маджнун».

Потери португальцев в людях не оглашались, но Уайтвэй полагает, что они были тяжёлыми. Настроение на отступивших кораблях было таково, что при звуках салюта, который приказал дать Мустафа, команды бросили самые повреждённые корабли. С большим трудом удалось их заставить вернуться. И если бы в тот час защитники крепости атаковали своим флотом, наверняка смогли бы захватить несколько португальских кораблей.

Город и крепость Диу на португальской карте 1865 года. Старая крепость и городские укрепления значительно перестроены и расширены по сравнению с 1538 годом. Канал между островом и крепостью расширен позже описываемых событий. Масштабная линейка 400 м - Диу: город в подарок | Warspot.ruГород и крепость Диу на португальской карте 1865 года. Старая крепость и городские укрепления значительно перестроены и расширены по сравнению с 1538 годом. Канал между островом и крепостью расширен позже описываемых событий. Масштабная линейка 400 м

Европейцы не решились повторить атаку. После починки португальский флот, причинив некоторые разрушения в окрестных прибрежных землях, повернул назад. Да Кунья вернулся в Гоа 15 марта 1531 года.

Гуджаратский султан Бахадур-хан (Бахадар, Бадур) высоко оценил вклад Мустафы в защиту Диу и наградил его титулом руми-хана. В дальнейшем руми-хан Мустафа отличился как командующий артиллерией в операциях при Манду, Рантамбхоре и Читоре, но уже при осаде Мандасора амбиции Мустафы довели его до измены и перехода на сторону моголов.

После предательства Мустафы командование над его турками на гуджаратской службе принял Ходжа-Сафар-Салмани, прибывший вместе с Мустафой из Египта и Йемена. К нему же перешли все имения Мустафы, а в 1535 году и верховная власть в Диу. От Махмуд-шаха он получил титул худаванд-хана, построил знаменитый замок в Сурате, но наиболее прославился осадами португальского Диу в 1538 и 1546 годах.

Неожиданный союз и большое строительство

В 1532–1533 годах португальцы захватили в Гуджарате значительные территории на побережье, а также порты Бессейн, Тану, Бандру, Махим и Бомбей. Взять Диу им снова не удалось.

Однако то, что европейцы не смогли взять силой, всё же попало им в руки путём дипломатии. Натиск государства Моголов в 1530‑х годах вынудил гуджаратских владык искать помощи у вчерашних врагов. В 1535 году Бахадур-хан передал португальскому королю ряд прибрежных территорий, в том числе и Диу, в обмен на оборонительный и наступательный военный союз.

Вступив во владение крепостью, португальцы получили в распоряжение городские укрепления и «башни»-рондели на входе в гавань. На скалистом полуострове, граничащем с городом, на господствующих над гаванью и портом высотах они начали строительство новой крепости. С октября 1535 по март 1536 года португальцы спешно возводили новые и достраивали старые укрепления Диу. Губернатор да Кунья замечал султану Бахадуру, что «португальцы бьются как герои и работают как нанятые», «и низшие, и высшие», в надежде, что эта крепость закроет для турок последний доступный им в Индии порт.

Рисунок города и крепости Диу, исполненный по зарисовкам 1538–1540 годов. Наблюдатель смотрит примерно с севера на юг - Диу: город в подарок | Warspot.ruРисунок города и крепости Диу, исполненный по зарисовкам 1538–1540 годов. Наблюдатель смотрит примерно с севера на юг
Фрагмент рисунка с крепостью и «морской башней» - Диу: город в подарок | Warspot.ruФрагмент рисунка с крепостью и «морской башней»

По описанию Филиппа Бальдеуса, «всё было сделано в 49 дней». Крепость имела треугольный обвод стен (возможно, только его и касалось замечание Бальдеуса) и три «башни», или «укрепления» (baluarte). Имея в виду поперечник новых «башен» и сохранившуюся фортификацию Диу, речь идёт скорее о ронделях — переходном к бастионам типе укрепления, представлявшем собой, по сути, широкую и низкую башню с мощными перекрытиями, рассчитанными под установку артиллерии.

«Стена от моря до горы» имела 20 футов высоты и 17 футов толщины (6,6 м и 5,5 м соответственно). На горе со стороны города высился рондель, а «на другом конце» этой стены, вероятно, у моря, была поставлена каменная башня. От неё к другому концу острова шла стена с прикрывавшим её рвом переменной ширины, а «в её середине ворота Сан-Тьяго (Святого Иакова) с двумя привратными башнями». Рондель Сан-Томе (Святого Фомы) имел 90 футов (27,5 м) в поперечнике у основания, Сан-Тьяго (Святого Иакова) — 60 футов (18,3 м). Рондель Сан-Жоао (Святого Иоанна) был башней, «из трёх слабейшей».

В дальнейшем за устьем реки, отрезавшем остров Диу от материка, было возведено внешнее укрепление, точный тип которого непонятен. Позже оно было перестроено в бастионную крепостцу. В новых источниках это укрепление называется «башней», укреплением или бастионом Гогала — по названию пригорода Диу. В крепости обосновался гарнизон из 900 португальцев с 60 орудиями, в том числе крупнокалиберными, «и многими ружьями и вдоволь припасов». Капитаном (комендантом) был назначен Мануэль де Соуза.

Династические проблемы Гуджарата

Несмотря на то, что португальцы в первую очередь преследовали собственные цели, их присутствие и упомянутый военный союз привели-таки к отказу, пусть и временному, династии Тимуридов от наступления на Гуджарат. И всё же вынужденный альянс с португальцами там воспринимался тяжело. В том же 1536 году султан Гуджарата попытался начать постройку стены, отгораживающей крепость от города, на что португальцы согласия не дали. В городе вспыхнули антипортугальские волнения, для помощи в подавлении которых Нуньо послал султану 50 конных и 100 стрелков.

Анонимная португальская иллюстрация в рукописи «Codice Casatenense» XVI века, изображающая султана Гуджарата - Диу: город в подарок | Warspot.ruАнонимная португальская иллюстрация в рукописи «Codice Casatenense» XVI века, изображающая султана Гуджарата

С другой стороны, султан Бахадур, не забывавший об утраченных прерогативах, оказался не самым удобным для португальцев правителем Гуджарата, заставлявшем европейцев не единожды задуматься о его убийстве или пленении. Португальцы смотрели на Бахадура и на его сокровищницу, «как на галеон, который до́лжно ограбить».

Однако де Соуза, комендант Диу, не проявил надлежащего старания исполнить эти намерения, чем заслужил неприязнь губернатора и других высокопоставленных особ. Более всего ставили де Соузе в вину то, что он отпустил живым «нового друга португальцев»,султана, явившегося вечером 13 ноября 1536 года без предупреждения в крепость. Собственные офицеры упрекали де Соузу «за нерешительность». По словам Корреа, «по грехам нашим не выпало нам воспользоваться случаем» — убить султана во время дружественного визита.

13 февраля 1537 года в Диу пришёл португальский флот из 300 кораблей под началом Антонио да Сильвейры и губернатора Нуньо да Кунья. Во время торжественного пира на берегу океана, устроенного султаном в честь губернатора Нуньо, произошёл известный «инцидент» — а фактически провокация и бой, — в результате которого султан Бахадур, тяжело раненый в бою с португальцами, утонул. Погиб и капитан Диу Мануэль де Соуза. Таким образом, удалось устранить потенциального сильного соперника Тимуридов в Индии и противника португальской экспансии.

Гибель султана Бахадура от рук португальцев в миниатюре в «Акбар-наме» (конец XVI века) - Диу: город в подарок | Warspot.ru Гибель султана Бахадура от рук португальцев в миниатюре в «Акбар-наме» (конец XVI века)

Губернатор да Кунья немедленно захватил султанский дворец, казну и арсенал. Он «взял управление над городом», а впоследствии объявил над ним власть португальского короля. В бумагах султана Бахадура португальцы якобы нашли приглашения султану Сулейману взять власть над Гуджаратом, что, естественно, оправдывало любые их действия.

В арсенале обнаружилось «множество» бронзовых и железных орудий, а среди них «три василиска такой величины», что один из них Нуньо отослал в Португалию для демонстрации королю. Впоследствии это орудие стало известно как «пушка Диу» (или «гром Диу»Tiro de Diu).

Поскольку со смертью Бахадур-хана династия прервалась, претендентом на трон Гуджарата выступил Мухаммад-Заман-мирза из династии Тимуридов. Собрав у сановников покойного султана 2 млн золотых, он нанял большое войско и одновременно попытался купить поддержку португальцев в своих притязаниях. И действительно, Нуньо да Кунья вступил с Мухаммад-Заманом в переговоры и 27 марта 1537 года получил от того Мангрол и Даман с прилегающими землями. Португальцы устроили его коронацию в Диу.

Портрет Нуньо да Кунья в книге Гаспара Корреа и цветная интерпретация этого рисунка в «Истории костюма» Розенберга (1905 год) - Диу: город в подарок | Warspot.ruПортрет Нуньо да Кунья в книге Гаспара Корреа и цветная интерпретация этого рисунка в «Истории костюма» Розенберга (1905 год)

Однако знать Гуджарата выступила против свежеиспечённого хана и, разбив его войска под Уной («три ко от Диу»), пригласила на трон племянника Бахадура — Миран-Мухаммада, правителя Хандеша. Тот недолго царствовал под именем Мухаммад-шаха III и вскоре умер от излишеств в еде и питье. У покойного Бахадура нашёлся ещё один племянник — Махмуд-хан. Его гуджаратская знать и возвела на трон под именем Махмуд-шаха III.

Череда марионеточных правителей привела к возмущениям среди знати Гуджарата. Один из вельмож, Али-хан (Алам-хан), собрал сильное войско, подошёл с ним к Диу и блокировал город, хотя в осаду и не взял. В июле 1537 года с Али-ханом было заключено перемирие, но войска тот не распустил. Установилось напряжённое затишье.

Техника: «гром Диу»

Отосланное в 1538 году губернатором да Кунья в Португалию орудие долгое время стояло в Лиссабонском замке. Позже, в годы правления Жоао IV (1640–1656), оно было перенесено в крепость Сан-Жульяо-да-Барра в устье реки Тагу, где его поставили на станок, специально построенный инженером Антонио Перейра. Ныне «гром Диу» находится в Военном музее Лиссабона, на Пушечном дворе.

Диу: город в подарок. Диу: недружественный визит. (1,2)«Tiro de Diu», 110-фунтовое орудие-«василиск» из арсенала султана Бахадура. Наши дни.
commons.wikimedia.org

Орудие едва не погибло при подготовке к изготовлению конной статуи португальского короля Жозе в 1775 году: вместе с бронзовым ломом его предназначали в переплавку. Спас пушку тунисский посол при португальском дворе. Увидев надпись на стволе, он тут же разъяснил её значение отцу де Соуза, переводчику. После этого орудие поместили в арсенал как историческую редкость. Если верить другим историям, эту надпись случайно увидел и прочитал другой священник, Хосе де Санто Антонио Моура.

Диу: город в подарок. Диу: недружественный визит. (1,2)«Tiro de Diu», 110-фунтовое орудие-«василиск» из арсенала султана Бахадура, общий вид. Рядом второе, меньшее орудие, схожей конструкции и того же происхождения.
commons.wikimedia.org

Пушка имеет ствол без цапф. Её длина — 6,06 м, масса — 19,494 кг. Калибр канала соответствует железному ядру в 110 португальских фунтов (1 португальский фунт, или арратель, равен 459 г). Украшений нет — кроме надписи, гласящей, что орудие изготовлено повелением султана Бахадура, защитника веры и воплощения всех достоинств, и прочая, и прочая, по грегорианскому календарю 29 мая 1533 года.


Литература:

  1. Удалова, Г. М. Йемен в период первого османского завоевания (1538–1635) / Г. М. Удалова. — Москва, 1988.
  2. Castelbranco, E. E. Catalogo do Museu de Artilharia / E. Castelbranco. — 3a ed. — Lisboa, 1903.
  3. Correa, G. Lendas da India / G. Correa. — T. 3. Parte 2. — Lisboa, 1863.
  4. Faria y Sousa, M. de. Asia Portuguesa / M. de Faria y Sousa. — T. 1. — Lisboa, 1666.
  5. Gazetteer of the Bombay Presidency. — Vol. 8. Kathiawar. — Bombay, 1884.
  6. Murphy, J. Travels in Portugal / J. Murphy. — London, 1795.
  7. Önalp, E. Hadım Süleyman Paşa’nın 1538 yılındaki Hindistan Seferi [Suleiman Pasha the Eunuch’s expedition to India in 1538]
  8. Rodrigues dos Santos, J. Sistemas defensivos das Ilhas de Tiswadi e Diu. Ocupação e fortificação de dois territórios insulares da Índia portuguesa (Séc. XVI–XVIII) / J. Rodrigues dos Santos, S. L. Mendiratta: vitruvius.com.br
  9. Sousa Coutinho[, de]. Historia de Cerco de Diu (pt-1890).
  10. Vidyanagar, V. Portuguese maritime power and Gujarat (1500 A.D. to 1548 A.D.): a study into historical perspective / V. Vidyanagar. — Sardar Patel University, 1992.
  11. Whiteway, R. S. The rise of Portuguese power in India 1497–1550 / R. S. Whiteway. — Westminster, 1899.

https://warspot.ru/11161-diu-gorod-v-podarok

Диу: недружественный визит

В 30-х годах XVI столетия над португальскими владениями в Индии нависла новая опасность. В 1535 году, одержав победу над персидским государством Сефевидов, османский султан Сулейман задумал осуществить проект своего предшественника Селима I: выбить португальцев из Индии и установить султанскую монополию на индийские торговые пути. Будущие завоевания традиционно обосновывались «спасением мусульман-единоверцев от разбоя христиан».

Направление — Индия

Одно из первых свидетельств долгосрочных османских приготовлений относится как раз к 1535 году. Город Шахр в области Хадрамаут (современный Йемен) был базой португальских пиратов, действовавших у выхода из Красного моря в Индийский океан. В 1535 году шейх Шахра устроил облаву на пиратов и отослал пленных в подарок султану Сулейману. В султанате наиболее знающих из них назначили навигаторами на флот, а прочих отправили гребцами на османские галеры в Средиземном море. После того, как в 1536 году Андреа Дориа захватил несколько этих галер, вести о готовящемся турецком вторжении через адмирала дошли до португальского короля. Но в тот момент им никто не придал особого значения.

Португальские (синий цвет) и испанские (белый) торговые пути в XVI веке - Диу: недружественный визит | Warspot.ruПортугальские (синий цвет) и испанские (белый) торговые пути в XVI веке

В султанате не забывали об Индийском океане. О смерти султана Бахадура в 1537 году в Константинополе стало известно задолго до того, как туда прибыл гуджаратский посланник. Это событие послужило сигналом для приведения в действие планов вторжения. Снаряжение похода было поручено египетскому бейлербею Сулейман-паше аль-Хадыму Албанскому, евнуху возрастом «80 лет», столь толстому, «что встать с кресла сам не может, и четверо должны его поднимать», а главное, «жестокому и вероломному».

В то время, как португальский король не планировал слать подкрепления в Индию, османская подготовка к вторжению в португальскую Индию началась как раз после смерти султана Бахадура. В военно-политическое руководство экспедиции вошли некоторые сановники покойного гуджаратского правителя.

Сулейман-паша на гравюре де Бри в книге, изданной через полвека после смерти Сулейман-паши - Диу: недружественный визит | Warspot.ru Сулейман-паша на гравюре де Бри в книге, изданной через полвека после смерти Сулейман-паши

Имея в виду формулировку султанского указа: «Немедленно после получения приказов готовиться в Суэце и отправляться на священную войну», Сулейман-паша финансировал экспедицию не только за свой счёт, но и за счёт жёстких поборов. В Каире отливались орудия, а на верфях Суэца ускоренно строились корабли экспедиционного флота, дерево для которых доставлялось из Южной Анатолии. В 1538 году флот для индийской экспедиции (галеры средиземноморского типа) получил с египетских заводов два десятка 20-окковых (примерно 50 нюрнбергских или 75 венецианских фунтов) «бальемез» (в данном случае это аналог усиленной немецкой картауны или итальянской «пушки»–canone), 30 средних «дарбзен», а также 40 малых «дарбзен» и «колунбурна». Скорее всего, и эти орудия все были отлиты в Каире в 1537–1538 годах. Таким образом, объём производства тамошней литейни составил 90 стволов за неполных два года.

К весне 1538 года строительство флота в Суэце в целом было завершено. Из-за сложных навигационных условий мачты и орудия планировалось установить по прибытии в Джидду. Команды были доукомплектованы опытными венецианцами: моряками, пушкарями, плотниками и прочими специалистами, которых сняли с венецианских торговых кораблей, арестованных в 1537 году в Александрии и других портах Леванта.

Рисунок города и крепости Диу, исполненный по зарисовкам 1538–1540 годов. Наблюдатель смотрит примерно с севера на юг - Диу: недружественный визит | Warspot.ruРисунок города и крепости Диу, исполненный по зарисовкам 1538–1540 годов. Наблюдатель смотрит примерно с севера на юг
Фрагмент рисунка с крепостью и «морской башней» - Диу: недружественный визит | Warspot.ruФрагмент рисунка с крепостью и «морской башней»

Чтобы избежать утечки сведений о флоте, в начале 1538 года порты Красного моря были закрыты для торгового судоходства.

Надвигается гроза

Несмотря на всю секретность готовящейся операции, новости добрались и до португальцев. В феврале 1538 года в Диу снова прибыл из Гоа губернатор Нуньо да Кунья с приказом ускорить работы по усилению укреплений.

Вид на море с многократно перестроенного укрепления Сан-Тьяго в наши дни. de.wikipedia.org - Диу: недружественный визит | Warspot.ruВид на море с многократно перестроенного укрепления Сан-Тьяго в наши дни.
de.wikipedia.org

Весной 1538 года из Ормуза пришёл корабль, на борту которого находился некто Дуарте Катаньо, купец-венецианец, проживший 20 лет «среди турок», но заверявший всех, что он христианин. Катаньо принёс вести о закрытии портов Красного моря и о прочих признаках надвигавшейся войны. «Всех его новости весьма взволновали». Однако ещё более португальцы в Диу были озабочены тем, что Катаньо, человек большого ума и наблюдательности, немало увидел и вызнал в Диу такого, что португальцы охотно оставили бы скрытым. Некоторые предлагали отравить Катаньо, лишь бы не выпустить его с этими сведениями из города.

Сифр-ага, один из сановников султана Бахадура, прибывший в Диу ещё в 1531 году вместе с руми-ханом Мустафой и до сих пор сотрудничавший с португальцами, тайно выслал из города семью, а 27 апреля 1538 года сбежал сам. Гуджаратские сановники пришли в смятение и окончательно убедились в том, что война не за горами.

Османский флот

15 июня 1538 года Сулейман-паша аль-Хадым, имея в виду перспективу стать бейлербеем в богатой области Индии, сложил с себя полномочия бейлербея в Египте и 22 июня вышел с флотом в море из Суэца.

Остров и тюрьма, в которую было превращено «морское укрепление» - Диу: недружественный визит | Warspot.ru Остров и тюрьма, в которую было превращено «морское укрепление»

Современник событий, историк-португалец Гаспар Корреа подробно перечислил состав флота, обратив особое внимание на артиллерийское вооружение. Он утверждал, что все подробности ему сообщил «некий учёный христианин, сбежавший с галер по приходе в Диу и после заключения мира переселившийся в крепость».

Перечень Корреа относится к началу океанского перехода флота и первыми называет 15 галер-бастард (bastarda или basta — «неправильная», увеличенная галера), вооружённых следующим образом:

  • на носу — один «василиск» и два «крупных орудия»;
  • на корме — два полу-камело. Сamelo, или «верблюд» — португальское длинноствольное камнестрельное орудие. Фиксированного калибра они не имели, а к новому времени этот тип орудий стали огульно называть pedreiro«камнестрел», но ориентировочно можно считать калибр камело в 24–30 фунтов камня, а полу-камело — 12 фунтов (примерно 5,5 кг);
  • на каждом борту — по четыре рокейро, лёгких железных орудия с пороховницами, стрелявших каменными ядрами (roqueiro (de camará));
  • на продольной платформе-ко́рсии (coxia) — три фалькона на вертлюгах (pião).

Далее названы ещё 40 больших галер (reaes), в их числе девять «тонких, узких» (soty), имевших три камело в носу и несколько рокейро и фальконов в корме. «Все эти галеры имеют по 25 (рядов) скамей, и от мачты до кормы по три весла на скамью, а от мачты до носа по два».

Португальские каракки у скалистого берега на картине, написанной около 1540 года. Также показаны каравеллы и галеры в португальских цветах - Диу: недружественный визит | Warspot.ruПортугальские каракки у скалистого берега на картине, написанной около 1540 года. Также показаны каравеллы и галеры в португальских цветах

Затем приводится перечень:

  • 6 галиотов, «слабые артиллерией, ибо узкие очень, как делают галеры в Мохе»: несколько рокейро и фальконов в носу;
  • 5 галеонов, каждый с четырьмя мачтами (есть бизань и контр-бизань) и тремя прямыми парусами (gauea; имеются в виду прямые паруса второго яруса, который в то время входил в употребление). Каждый из них имел по четыре крупных орудия на каждом борту, а на верхней палубе — 20 фальконов под каменное ядро. Это были «корабли, весьма опасные для плавания, ибо сидят глубоко и не имеют киля». Вероятнее всего, киль был, но развитый слабо;
  • 5 альбето́с (albetoça, albatoça, albitoça, от араб. аль-бутса — грузовое парусно-вёсельное палубное судно, использовавшееся португальцами и арабами в Средиземноморье и бассейне Индийского океана), «каждая с тремя мачтами с прямыми парусами». Вооружение: в носу — полу-василиск (или, возможно, два), на бортах — ещё четыре крупных орудия и шесть камнестрельных фальконов;
  • 6 камбайских фуст: несколько рокейро в носу и шесть версо (если этот тип такой же, как у испанцев, то мельче эсмериля, калибр 1/4–2/3 фунта свинца) на бортах;
  • 2 бергантины (bragantim, bargantym) на 15 рядов скамей, «весьма узкие», на каждой по четыре фалькона;
  • 6 транспортов-нефов (não) с провизией. В качестве балласта они были загружены артиллерией, в том числе снятыми с бастард василисками.

Всего османский флот насчитывал 85 единиц (velas) и 400 крупных орудий. В составе флота находился отряд в десять галер под началом некоего Франсиско-венецианца, своей волей пришедшего некогда под турецкую руку и великого знатока галерной войны. Венецианские источники утверждают, что «турки заставили» его воевать за них. У него на жалованье состоял отряд в 800 наёмников-христиан из разных народов.

Португальский галеон «Ботафого» во время осады Туниса (1535 год) - Диу: недружественный визит | Warspot.ruПортугальский галеон «Ботафого» во время осады Туниса (1535 год)

Всего на кораблях находилось 6 тысяч солдат, 10 тысяч моряков и гребцов. Среди гребцов — 1 500 невольников-христиан, «пленённых в разное время на востоке и на западе».

«Солдаты в панцирях и кольчугах, в шлемах и со щитами, с мечами широкими и длинными, с топориками и булавами железными, с длинными дротиками и луками, из которых стрелять турки великие умельцы, и у них много аркебуз и (таких больших) эспингард (крупных гаковниц), что стрелок еле может в одиночку зарядить и лишь однажды выстрелит, пока наш выстрелит дважды или трижды».

На всех галерах-бастардах были подняты большие красные флаги с вышитыми изречениями пророка Магомета, а на адмиральской такой флаг красовался выше прочих. Главнокомандующий же Сулейман-паша «переходил с одной бастарды на другую, не говоря, где будет, а адмирал за ним следовал».

Португальские галеон, нефы (naõ), галера, а также некий малый парусник (возможно, каравелла) и две лёгкие галеры — вероятно, фуста и галиот. Зарисовки Кастро 1540–1541 годов - Диу: недружественный визит | Warspot.ruПортугальские галеон, нефы (naõ), галера, а также некий малый парусник (возможно, каравелла) и две лёгкие галеры — вероятно, фуста и галиот. Зарисовки Кастро 1540–1541 годов

В новейшее время численность сил османской экспедиции подвергается пересмотрам. По перечню Удаловой флот на выходе из Суэца включал:

  • 70 галер всех типов (число из истории Катиб-Челеби) с 7 тысячами десанта;
  • 33 «лёгких манёвренных судна» (очевидно, бергантины или их аналоги);
  • 100 транспортов, на которых находились ещё 20 тысяч человек, в том числе 7 тысяч янычар.

Уайтвэй говорит о 72 единицах. У Ональпа называются 76 единиц, из них шесть галер-бастард, 17 обычных галер, 27 фуст, два галеона и четыре барзы (очевидно, османские аналоги), остальные — мелкие суда. Личный состав оценивается в 9 тысяч пехоты, из них 2 тысячи янычар, а кроме того, до 20 тысяч ополчения, моряков, пушкарей, сапёров и прочих, не считая гребцов и невольников. Одна из часто повторяемых оценок численности сухопутных сил — «1 500 янычар, 2 000 турков» (речь может идти о мамелюках) и 3 000 «прочих солдат». Известны оценки общей численности личного состава и в 40 тысяч человек.

Расхождения можно объяснить тем, что флот на переходе, с одной стороны, пополнялся, а с другой — нёс потери. Например, венецианский аноним, один из участников похода, называл число в 74 корабля на выходе из Адена. Кроме того, источники XVI века не всегда согласованы по терминологии как друг с другом, так и с современным пониманием терминов.

Корреа сообщал, что в Джидде Сулейман-паша конфисковал, включил в свой флот шесть транспортов с пряностями, пришедших из Индии, и загрузил их провизией, в Мохе — пять «малых галеонов» и шесть альбето́с, флотилию камбайской царицы Левары в шесть фуст, а также две только что построенные на верфях Мохи бергантины.

Португальские галеоны и нефы (naõ). Зарисовки Кастро 1540–1541 годов - Диу: недружественный визит | Warspot.ruПортугальские галеоны и нефы (naõ). Зарисовки Кастро 1540–1541 годов

Флот Сулейман-паши обрастал и искателями индийской удачи. Наследный принц Балагата в изгнании, Меале, с семьёй и приближёнными принёс вассальную клятву султану и получил квартиры на одном из транспортов. У Корреа упоминаются некие йеменские купцы, заплатившие Сулейман-паше 10 тысяч золотых ашрафи (стар.-португ. xarafin) за право ехать на транспортах и набрать пряностей в новых султанских владениях в Индии после их захвата.

Флот Сулейман-паши продвигался по Красному морю и далее вдоль йеменского берега. 3 августа флот прибыл в Аден. Там Сулейман-паша учинил неожиданно жестокую массовую расправу над местным шейхом и его приближёнными. Город подвергся разграблению.

Под стенами Диу

24 июня 1538 года сановник покойного султана Бахадура Сифр-ага и гуджаратский вельможа Али-хан осадили Диу во главе 19-тысячного войска. В некоторых источниках говорится о 5 тысячах конных и 10 тысячах пеших, собранных Махмуд-шахом в Чампанеле, а также 3 тысячах конных и 4 тысячах пеших, которых Сифр-ага содержал за свой счёт, — всего 22 тысячи человек. Осаду начал именно корпус Сифр-аги, а султанский корпус под началом Али-хана подтянулся позже. В первых атаках на укрепление Гогала, где защищался Франсиско Пачеко с 14 португальцами, Сифр-ага был ранен в руку и отступил, дожидаясь Али-хана.

Фуста в Португальской Индии на рисунке в книге ван Линшотена (конец XVI века) - Диу: недружественный визит | Warspot.ruФуста в Португальской Индии на рисунке в книге ван Линшотена (конец XVI века)

К началу атаки Антонио да Сильвейра Менесес, капитан Диу, имел под началом 800 португальских солдат и 600 вооружённых невольников. Всего же в крепости насчитывалось до 3 тысяч людей, в их числе «200 мастеров из Гоа, много женщин, детей и невольников».

9 августа португальцы из-за недостатка сил отступили из городских укреплений в крепость. При отступлении они потеряли «несколько судов», «значительное число пушек» и «много припасов». 10 августа в осаду были взяты сама крепость и укрепление Гогала. Но и теперь осада велась не слишком настойчиво, поскольку гуджаратцы ожидали прихода могучего османского союзника, а сами были практически лишены артиллерии.

При всех материальных потерях, как полагает Уайтвэй, эта операция оказалась полезной для португальцев, потому что показала и дала возможность исправить некоторые недостатки их укреплений и системы обороны.

Османский флот вышел из Адена 19 августа, основательно пополнив запасы провизии. Через некоторое время сильный ветер, способствовавший хорошему ходу, сменился сильным штормом. Флот рассеялся, и четыре корабля, отнесённые к западному побережью Индии, погибли. В других источниках названы потери в шесть кораблей.

Рисунок османского автора XVI века, изображающий владычество османского флота в Аравийском море. Три горных вершины в левом нижнем углу символизируют Аден - Диу: недружественный визит | Warspot.ru Рисунок османского автора XVI века, изображающий владычество османского флота в Аравийском море. Три горных вершины в левом нижнем углу символизируют Аден

Вместо Гоа Сулейман-паша направил флот к Диу, намереваясь отнять у португальцев важный порт и крепость, ворота в Гуджарат. Тем самым он нарушил имевшийся у него приказ найти и уничтожить португальский флот в Индии, а себя лишил быстрой победы. Уайтвэй полагает, что в прямом столкновении португальцы были бы разбиты. Кроме того, выбрав в качестве цели самую мощную крепость португальцев в Индии, Сулейман-паша существенно ухудшил свои шансы. Однако военачальник имел сильный корпус пехоты и «прекрасную артиллерию и пушкарей» и не без оснований надеялся победить. В войске поддерживалась жесточайшая дисциплина. Когда 400 солдат, посаженные на вёсла, выразили недовольство, Сулейман-паша приказал половину из них повесить.

4 сентября 1538 года османский флот достиг Диу и встал на якорь в трёх милях (5,5 км) от берега.


Литература:

  1. Удалова, Г. М. Йемен в период первого османского завоевания (1538–1635) / Г. М. Удалова. — Москва, 1988.
  2. Castelbranco, E. E. Catalogo do Museu de Artilharia / E. Castelbranco. — 3a ed. — Lisboa, 1903.
  3. Correa, G. Lendas da India / G. Correa. — T. 3. Parte 2. — Lisboa, 1863.
  4. Faria y Sousa, M. de. Asia Portuguesa / M. de Faria y Sousa. — T. 1. — Lisboa, 1666.
  5. Gazetteer of the Bombay Presidency. — Vol. 8. Kathiawar. — Bombay, 1884.
  6. Murphy, J. Travels in Portugal / J. Murphy. — London, 1795.
  7. Önalp, E. Hadım Süleyman Paşa’nın 1538 yılındaki Hindistan Seferi [Suleiman Pasha the Eunuch’s expedition to India in 1538]
  8. Rodrigues dos Santos, J. Sistemas defensivos das Ilhas de Tiswadi e Diu. Ocupação e fortificação de dois territórios insulares da Índia portuguesa (Séc. XVI–XVIII) / J. Rodrigues dos Santos, S. L. Mendiratta: vitruvius.com.br
  9. Sousa Coutinho[, de]. Historia de Cerco de Diu (pt-1890).
  10. Vidyanagar, V. Portuguese maritime power and Gujarat (1500 A.D. to 1548 A.D.): a study into historical perspective / V. Vidyanagar. — Sardar Patel University, 1992.
  11. Whiteway, R. S. The rise of Portuguese power in India 1497–1550 / R. S. Whiteway. — Westminster, 1899.

https://warspot.ru/11164-diu-nedruzhestvennyy-vizit

Картина дня

наверх