Шпаги наголо, дворяне! Англичане на краю света (2 статьи)

Шпаги наголо, дворяне!

В 1671 году Людовик XIV свёл роты лейб-гвардии, жандармов, мушкетёров и лёгкой кавалерии в отдельный корпус — Maison militaire du Roi. Эти войска считались наиболее престижными в королевстве. Какую роль играл этот воинский корпус на полях сражений: являлся ли истинной элитой — или выполнял представительские функции?

Тактика

Людовик XIV уделял большое внимание выучке своих элитных войск, благодаря чему они приобрели способности к маневрированию, недоступные большинству армейских конных формирований. В сражении при Кокерсберге в 1677 году будущий маршал де Виллар во главе двух эскадронов ловко обошёл неприятеля с фланга и внезапным ударом сбоку атаковал порядок из 12 имперских эскадронов. В сражении при Сенефе в 1674 году два гвардейских эскадрона герцога де Навайля были атакованы с фронта и с фланга пятью вражескими эскадронами. Навайль разделил свои эскадроны, чтобы встретить противника с фронта на обоих направлениях. Манёвр был исполнен аккуратно и с сохранением порядков, что позволило французам отразить атаку. В сражении при Лёзе в 1691 году имел место эпизод, когда французский гвардейский эскадрон был разделён на три части для того, чтобы атаковать три неприятельских эскадрона — и атака на всех трёх направлениях увенчалась успехом.

Клод Луи Эктор де Виллар - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ru Клод Луи Эктор де Виллар

Филипп де Монто де Бенак, герцог де Навайль - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ru Филипп де Монто де Бенак, герцог де Навайль

Гвардейские подразделения отличала способность поддерживать плотность строя и порядок, даже если обстоятельства или ландшафт не благоприятствовали этому. При Лёзе голландские эскадроны предпочли переждать за оврагом и атаковать французов уже после того, как те преодолеют это препятствие и будут вынуждены снизить темп движения. Даже в этом случае атака была отбита. Очевидец писал: «Войска сражались, сохраняя полный порядок в своих рядах, держа их рядом и не допуская ни малейшего просвета в своих линиях».

Офицеры и сержанты, естественно, вносили существенную лепту в сохранение порядка в эскадронах, однако не следует пренебрегать качеством и выучкой самих солдат. Во время всё того же сражения при Лёзе случилось так, что группа примерно из 30 гвардейцев действовала самостоятельно, без офицеров, не нарушая при этом боевой порядок.

Было достаточно всего нескольких плохих лошадей, чтобы порядок эскадрона нарушился. Ещё одним фактором, снижавшим эффективность атак, было малодушие всадников. Разрешение стрелять перед непосредственным контактом было, вероятно, способом придать солдатам уверенности, чтобы те в свою очередь не нарушали строй перед лицом неприятеля. Всадники двигались на врага с мыслью, что когда достигнут его порядков, неприятельские солдаты уже будут в достаточной мере потрёпаны их огнём.

Людовик XIV посещает французский лагерь во время осады Маастрихта. Художник Адам Франс ван дер Мейлен - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ruЛюдовик XIV посещает французский лагерь во время осады Маастрихта. Художник Адам Франс ван дер Мейлен

В войсках Королевского дома, однако, всё обстояло намного лучше. Качество лошадей, обучение наездников действию в составе подразделения, высокий моральный дух и желание проявить себя наилучшим образом перед взором короля делали эти подразделения существенно более боеспособными, чем общевойсковые кавалерийские части. Соответственно, среди описаний участия гвардейских конных рот в сражениях мы очень часто можем встретить рукопашные атаки и реже — использование огнестрельного оружия. В этом отношении тактика французских гвардейцев значительно отличалась от modusoperandi их противников: голландская и имперская конница активно использовала каракольи более полагалась на огнестрельное оружие, нежели на клинки. Гвардейская конница, во многом благодаря более качественным лошадям, атаковала существенно быстрее, чем французская армейская конница и войска противника. Таким образом, всадники Королевского дома имели моральное превосходство над противником за счёт того, что, продвигаясь с большой скоростью, не уклонялись от неприятельского огня, стремились скорее сблизиться и решить дело холодным оружием. Это производило на противника деморализующий эффект.

Предпоследний довод королей

Маршевый порядок, принятый в армиях первой половины XVII века, по-прежнему оставался трёхчастным: авангард, центр (или «баталия») и арьергард. Элитный кавалерийский корпус во Франции в то время составляли так называемые ордонансовые жандармские роты — рудимент ещё средневековой войсковой организации. Несмотря на то, что авангард считался наиболее почётной составляющей войска, элитная конница располагалась в центральной его части. Современник писал: «Корпус жандармов счастливо находится там ради благого исхода сражения, потому что он защищает пехоту, поддерживает её и помогает ей вновь сплотиться, если её строй сломан».

Однако ко времени единоличного правления Людовика XIV ситуация изменилась. Королевский дом хоть институционально и отличался от армии, но фактически являлся неотъемлемой частью военного аппарата. В «ордере баталии», составлявшемся в начале кампании, место каждого формирования в общем порядке было точно зафиксировано. В отличие от традиции 1640–1650-х годов элитная конница больше не располагалась в центре второй линии. Войска Королевского дома, пришедшие на смену ордонансовым ротам, размещались на правом фланге фронта, обращённого к неприятелю.

Схема битвы при Неервиндене 29 июля 1693 года - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ruСхема битвы при Неервиндене 29 июля 1693 года

Расположение частей самого Дома, если они все присутствовали на поле боя, тоже было строго регламентировано. Справа находились роты лейб-гвардии, левее — мушкетёры, затем — лёгкая конница и жандармы. До Людовика XIV гвардейцы практически никогда не были задействованы напрямую в боевых порядках, оставаясь элитным резервом или выполняя функции поддержки остальных войск. Однако с восшествием на престол великого короля взошло солнце и для его элитной конницы, которая отныне стала играть одну из главных ролей на поле боя.

В сражении при Сенефе гвардейская конница с самого начала находилась в эпицентре событий. Конде произвёл отвлекающий манёвр против авангарда армии Вильгельма Оранского, а затем ударил по её арьергарду. Судьбу этого сражения решали темп и скорость, и всадники Королевского дома стали ударной силой французов, увлёкшей за собой остальные полки. В сражении при Кокерсберге маршал Креки несколько раз бросал в атаку конных гвардейцев — жандармов и лёгкую конницу — против отборных кирасиров Карла Леопольда Лотарингского. Бой был кровопролитным и в целом равным, а позиции несколько раз переходили из рук в руки. Однако в итоге элитная конница Людовика XIV сумела опрокинуть своих имперских визави.

Впрочем, всадники Королевского дома нередко использовались и как резерв. В частности, в сражении при Неервиндене в 1693 году, когда маршал Люксембург ранним утром развернул войска для боя, подразделения Дома оказались, как и положено, закреплены на правом крыле первой линии. Однако затем их перебросили в центр, где они выполняли скорее вспомогательную функцию, пока армейские части штурмовали полевые укрепления армии Вильгельма Оранского. Затем именно гвардейская конница была брошена в бой, чтобы закрепить успех: всадники преодолели отбитые у неприятельской армии укрепления и сумели, находясь в меньшинстве, отразить контратаку кавалерии Оранского. Это позволило подойти другим подразделениям французской конницы и опрокинуть англичан и голландцев. Важно отметить, что изначально французская армия находилась в невыгодном тактическом положении. Если бы части Королевского дома не преуспели и не удержали плацдарм, оставшаяся французская конница не смогла бы выйти на оперативный простор и развить успех.

Статуя Д'Артаньяна в Париже - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ru Статуя Д'Артаньяна в Париже

Активно себя проявляли войска Королевского дома и во время осад. Правда, это в основном касалось мушкетёров, которые могли вести бой и в пешем строю. Одним из ярчайших эпизодов в истории их воинской славы стала, безусловно, осада Маастрихта в июне 1673 года. 24 июня рота «серых мушкетёров» (mousquetaires gris), ведомая своим капитан-лейтенантом Шарлем Ожье де Батцем де Кастельмором, графом Д’Артаньяном, в результате упорного и кровопролитного боя захватила демилюну — вид укрепления в форме полумесяца. Рота, по регламенту насчитывавшая 150 человек, потеряла убитыми 37 человек, а ранеными — 53. Сам же Д’Артаньян погиб от пули из вражеского мушкета буквально на следующий день. Мушкетёры также отличились при осадах Ипра в 1678 году и Монса — в 1691.

Ещё одной функцией, которую нередко выполняли гвардейцы, была разведка и добывание «языков». Благодаря высокому качеству лошадей и неоспоримым боевым навыкам всадники Дома могли успешно курсировать вблизи неприятельских позиций и затем отрываться от погони.

А la guerre comme à la guerre

Манёвренность, скорость и тактические качества сделали конницу Королевского дома эффективным и грозным оружием. Свидетельства как французов, так и их противников подтверждали, что присутствие войск Дома в первых рядах королевской армии придавало уверенности другим войскам и производило на них самое благоприятное впечатление. Однако хорошая боевая репутация гвардейцев оказывала им дурную услугу в тех нередких случаях, когда их командование бросало солдат под неприятельский огонь.

Сражение при Сенефе 11 августа 1674 года. Художник Никез де Кейзер - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ruСражение при Сенефе 11 августа 1674 года. Художник Никез де Кейзер

При Сенефе гвардейцы пять часов кряду находились под огнём орудий принца Оранского, бивших со стороны деревни Фэй. Аналогичные ситуации повторялись не раз. Вот что непосредственный очевидец и участник событий писал о гвардии в битве при Мальплаке (1709 год):

«Сила духа мушкетёров казалась твёрдой и незыблемой в этом нашем положении и в критические моменты и не позволяла им покидать строя, дабы скрыться от громовых раскатов, обрушившихся на них (…) Это естественное в своей сущности действие будет расценено как проявление слабости. Мы ожидали смерти, оставаясь недвижимыми перед ней, видели её, наблюдали её на протяжении часов — всегда готовую сразить нас и постоянно кружащую вокруг нас».

В этом бою мушкетёры, располагавшиеся на самом краю французского арьергарда, на протяжении пяти часов находились под огнём британской батареи из 30 орудий.

Полководцы зачастую бросали гвардию на самые трудные участки фронта, порой — против существенно превосходящего по численности неприятеля. Из-за этого элитные части французского короля иногда несли катастрофические потери: жандармы при Рамильи потеряли свыше 30% личного состава, лейб-гвардия и мушкетёры при Мальплаке понесли схожие по масштабам потери — приблизительно 30% и 25% соответственно. Оба эти сражения окончились неудачно для французов. Битва при Мальплаке является самой кровопролитной в XVIII веке, а саму деревню можно назвать «Бородино Фландрии», поскольку, несмотря на огромные потери, ни одной из сторон не удалось добиться решающего успеха, и победу союзников можно считать таковой лишь с натяжкой. Но даже когда дело оканчивалось победой, гвардейцы несли очень тяжёлые потери: при Лёзе лейб-гвардия лишилась до четверти своего состава, а лёгкая кавалерия — до трети.

Битва при Лёзе 19 сентября 1691 года. Художник Жозеф Парросель - Шпаги наголо, дворяне! | Warspot.ruБитва при Лёзе 19 сентября 1691 года. Художник Жозеф Парросель

Несмотря на элитный статус и дороговизну комплектования гвардейских частей, генералы и маршалы эпохи Людовика XIV не жалели их, стараясь использовать в бою в качестве козыря. Помимо высоких боевых качеств конницы Королевского дома это было обусловлено также и тем, что её присутствие становилось серьёзным психологическим фактором. Войска Дома воплощали несгибаемую волю их сюзерена и своим превосходством на поле боя доказывали превосходство Короля-Солнце над другими монархами Европы. Даже в эпоху, когда пехота всё увереннее доминировала на поле боя, французская гвардия доказывала на практике важность кавалерии и демонстрировала широчайший спектр её возможностей.

В то же время высокие потери, которые несла гвардия, во многом объяснялись именно развитием тактики пехоты, повышением её выучки и возрастающей скорострельностью мушкетного огня. С другой стороны, активно использовать гвардейские части на поле боя являлось слишком дорогим удовольствием для казны, что признавал даже сам Людовик XIV. После во всех смыслах катастрофической для Франции Семилетней войны гвардия использовалась сугубо в качестве охранных и представительских сил. Она по-прежнему блистала при дворе, но более уже не выходила на поля сражений, превратившись в типичные «паркетные» войска.


Литература:

  1. Boullier, M. Histoire des divers corps de la Maison militaire des rois de France jusqu’à l’année 1818 / М. Boullier. — 1818.
  2. Lacolle, N. Histoire des gardes-françaises / N. Lacolle. — 1911.
  3. Susane, L. Histoire de la cavalerie française / L. Susane. — 1874.
  4. Lynn, J. The Wars of Louis XIV, 1667–1714 / J. Lynn. — 1999.
  5. Lynn, J. Giant of the Grand Siècle: The French Army, 1610–1715 / J. Lynn. — 2006.
11 марта '18
Архитектор побед Короля-Солнце
12 мая '18
Разящие лучи Короля-Солнце
26 мая '18
Шпаги наголо, дворяне!

https://warspot.ru/11962-shpagi-nagolo-dvoryane

Англичане на краю света

В войне за Испанское наследство Людовик XIV поддержал своего родственника короля Испании Филиппа V, до вступления на престол — герцога Анжуйского. Однако выступившая на стороне Испании Франция не могла похвастаться сильным флотом. Впрочем, проблемы испытывали и её соперники — Англия и Республика Соединённых провинций. Как показали события, развернувшиеся в 1702 году у испанского города Кадис, разногласия между союзниками могут нанести всей военной кампании больший ущерб, нежели коррумпированность морских чиновников.

У кого больше проблем?

К началу войны флот Франции насчитывал:

  • 107 линейных кораблей (из них 26 имели от 80 до 110 пушек);
  • 17 фрегатов;
  • 21 лёгкий фрегат;
  • 10 брандеров;
  • 7 мортирных судов;
  • 18 флейтов;
  • 11 корветов;
  • 40 галер.

Основная часть кораблей находилась в Бресте — 64 линкора в Бретани против 28 в Тулоне. Ещё некоторое количество размещалось в Дюнкерке и Вест-Индии. Снабжался флот по остаточному принципу: коррупция в морском ведомстве расцвела пышным цветом.

Французский флот в бою. Слева флагман «Солей Руаяль». Художник Альбер Брене - Англичане на краю света | Warspot.ruФранцузский флот в бою. Слева флагман «Солей Руаяль». Художник Альбер Брене

В 1701 году Португалия расторгла с Людовиком XIV договор о дружбе и взаимопомощи, мотивируя это слабостью французского флота. Португальский король в случае возможной войны с Англией очень опасался за свою торговлю. «Я никогда не расторгнул бы договор, если бы вы держали 30 кораблей между Лиссабоном и Сетубалем», — писал он во Францию. Для Англии и Голландии Португалия, так беспечно брошенная Францией, оказалась очень ценным приобретением: они уже не могли пользоваться испанским портом Кадис, но зато перед ними открылись гавани Порто и Лиссабона, сыгравшие важную роль в грядущей войне.

Финансовое положение Англии и Нидерландов было далеко не блестящим. Англия в 1697 году уже находилась в состоянии дефолта: государство, старавшееся подорвать экономику противника, надорвалось само. К окончанию войны Аугсбургской лиги европейские банкиры объявили Британию несостоятельным финансовым партнёром. Выплаты по займам и счетам были заморожены, зарплаты не выплачивались, морское ведомство с трудом избежало банкротства. Пришлось обратиться к жёсткой экономии, и парламент просто игнорировал постоянные призывы Вильгельма Оранского увеличить расходы на флот. В итоге в 1701 году из 130 британских линейных кораблей только половина была годна к морской службе. Количество моряков сократилось с 15 000 до 7 000 человек.

Пришедшие к власти виги придерживались континентальной политики. Годолфин и Мальборо считали, что затраты на флот, выделявшиеся в 1690-х годах, надо уменьшить вдвое — это позволило бы развернуть 40 000 солдат во Фландрии. Оставшихся же кораблей должно было хватить для блокирования «серебряных флотов». На 1701 год Роял Неви насчитывал:

  • 131 линейный корабль (из них 21 имел от 90 до 110 орудий);
  • 31 фрегат;
  • 17 лёгких фрегатов (от 17 до 24 орудий);
  • 10 брандеров;
  • 4 авизо;
  • 10 шлюпов;
  • 13 мортирных судов;
  • 6 бригантин;
  • 35 мелких судов.

Бо́льшая часть кораблей была совершенно небоеготова.

Кадровые перестановки и морские планы

В 1701 году Вильгельм III, устав от бесконечных дрязг в Адмиралтействе, назначил лордом-адмиралом графа Томаса Пемброка — сластолюбца, обжору, вора и лентяя. Надо сказать, что эта должность была вакантна в Роял Неви с 1673 года, когда её был вынужден оставить герцог Яков Йоркский (будущий король Яков II), так как по закону католики не могли занимать высшие государственные посты. К великому ужасу адмиралов Пемброк заявил, что лично возглавит флот. Все знали графа как совершеннейшего профана в морском деле: по словам современников, «на его фоне даже герцог Бэкингэм выглядел бы маститым флотоводцем». Речь идёт о герцоге Джордже Вильерсе Бэкингэме, фаворите королей Карла I и Якова I, известном читателю по книгам Александра Дюма-отца. Бэкингэм возглавлял несколько морских экспедиций, и все они закончились ужасными провалами английского флота.

Конец морской карьере Пемброка положила принцесса Анна, ставшая после смерти Вильгельма в 1702 году королевой. Вместо графа должность лорда-адмирала занял её супруг — принц Георг Датский. Георг был добродушным человеком, флота не знал совершенно, но благоразумно не стал вмешиваться в дела Адмиралтейства и все права на принятие решений делегировал морскому совету, который возглавил брат Джона Черчилля — Джордж. Эту кандидатуру нельзя назвать хорошим выбором. По словам адмирала Джорджа Рука, новый главный советник «обладал всеми пороками своего великого брата и никакими из его талантов». К чиновнику прилепилась кличка Джордж Большой Карман из-за постоянных поборов купцов и громадных взяток. Как бы то ни было, Джордж Черчилль руководил Адмиралтейством до смерти Георга Датского в 1708 году.

Англо-голландский флот у Кадиса - Англичане на краю света | Warspot.ruАнгло-голландский флот у Кадиса

На новый 1702 год было решено вооружить огромный флот: 50 английских и 30 голландских кораблей, не считая фрегатов и брандеров. Но когда стало известно, что из-за неурядиц в морском ведомстве французы не смогут в этом году вооружить Флот Океана, мысль о комплектовании столь большого флота забросили. С началом боевых действий проект отправки сильной эскадры в Средиземноморье (тем более на этом настаивал английский посланник в Португалии Джон Метьюин) вновь всплыл на поверхность. Адмирал Рук возглавил экспедицию к Пиренейскому полуострову. На защите вод Метрополии остался адмирал Шовель, имевший 15 кораблей для конвойной и блокадной службы, а также голландский адмирал Гелейн Эвертсен с примерно таким же количеством кораблей.

Отправившаяся к побережью Испании эскадра Рука получила приказ захватить порт Кадис, чтобы обеспечить для Роял Неви базу на юге и затруднить межтеатровый манёвр французским эскадрам Океана (Атлантики) и Леванта. 30 мая 1702 года из Торбэя вышли 30 английских и 20 голландских линейных кораблей (соединённой эскадрой командовал адмирал Джордж Рук) с десантом в 13 800 человек (10 000 англичан, включая 2 400 морских пехотинцев, и 3 800 нидерландцев) под командованием герцога Ормонда. У мыса Сент-Винсент к эскадре присоединились австрийский представитель принц Георг Гессен-Дармштадтский и английский посланник в Португалии Джон Метьюин на Adventure. 20 августа флот Рука бросил якорь у гавани Кадиса. Испанский губернатор получил предложение сдаться, но отказался.

Английский десант

Порт Кадис, который византийцы называли «городом на краю света», расположен в южной части Пиренейского полуострова на длинной косе, вытянутой вдоль материка. Тонкий перешеек соединяет город с континентом. С одной стороны город омывает Атлантический океан, а с другой — воды Кадисской бухты. Изрезанные берега косы и континента образуют три гавани, две из которых являются внешними, а третья — внутренней. Гарнизон Кадиса, которым командовал дон Франсиско де Кастилья, маркиз де Вильярдариас, насчитывал 300 плохо вооружённых солдат. Однако сразу же после появления англо-голландского флота дворяне Андалусии по собственному почину сформировали ополчение, которое вооружили и снабжали вскладчину, за свои деньги. Многие представители знати вели торговые операции с Индиями, поэтому большой торговый порт Кадис был слишком для них важен. Ополчение дало Вильярдариасу 600 всадников и около 4 000 солдат.

В глубине бухты стояли восемь французских фрегатов, застигнутых в порту нападением англичан. Против англо-голландской армады Рука они никак не могли помочь. Правда, из их команд был сформирован сводный отряд морской пехоты, который влился в оборону города.

Напротив Кадиса на материке располагались форты Санта-Катарина, Санта-Мария и Порто-Реал, а на перешейке — сильно укреплённый бастион Пунталь. В глубине внутренней гавани находился город Каракка. Общее количество пушек крепостей Кадиса и фортов, прикрывавших город, насчитывало 320 единиц.

Кадис. Вид на кафедральный собор в наши дни - Англичане на краю света | Warspot.ruКадис. Вид на кафедральный собор в наши дни

21 августа союзники созвали военный совет, на котором пытались решить, как им действовать. Рук предлагал пройти внутрь бухты и высадиться в Пунтале, что позволяло отрезать Кадис от континента и атаковать и с моря, и с суши. Герцог Ормонд, напротив, предпочёл бы сначала взять форты Санта-Катарина и Санта-Мария, которые прикрывали вход в Кадисскую бухту, а уже потом высадиться на перешейке. Армейцы не были уверены, что без взятия этих бастионов флотские смогут снабжать десант провизией и припасами. Дебаты были довольно бурными, но в конце концов участники приняли план Ормонда.

26 августа, при свежем ветре, английские баркасы с десантом отплыли к бастиону Санта-Мария. Море оказалось довольно бурным: часть баркасов перевернулась, погибло 20 британских солдат. Испанская 4-пушечная полевая батарея, устроенная на холме, открыла по десанту сильный огонь, что заставило часть шлюпок отойти под прикрытие кораблей.

Всё же английским фрегатам удалось сбить орудия испанцев, и первые 230 гренадеров высадились на берегу напротив Кадиса. Их сразу же атаковали 50 испанских кавалеристов, однако командир гренадеров полковник Джон Стэнхоуп смог организовать оборону и отбить атаку всадников. Десант понёс большие потери — около 40 человек убитыми. Стэнхоуп позже признавался, что если бы кавалеристов было чуть больше, его гренадеры были бы просто сброшены в море.

Разорённая Рота

Усиленный ночью пехотными частями десант наутро совершил марш к городку Рота, находящемуся севернее форта Санта-Мария. Оказалось, что испанцы его покинули. Обрадованные союзники решили высадиться именно здесь. В течение двух дней англичане и голландцы выгружали с кораблей пушки, порох, ружья и провиант. Перед вернувшимися в Роту местными жителями с зажигательной речью выступил принц Георг Гессен-Дармштадтский, сообщив, что Филипп V не имеет прав на испанский престол, а настоящим королём Испании является эрцгерцог Карл. Принц призывал сбросить с плеч ненавистную хунту Филиппа. Однако его пафос пропал даром: возвратившиеся от Кадиса лазутчики сообщили, что сегодня для устрашения на городских стенах были повешены британские и голландские шпионы, после чего весь город присягнул Филиппу Французскому.

Эскадра Ормонда у Роты - Англичане на краю света | Warspot.ru Эскадра Ормонда у Роты

В Роте оказались достаточно большие запасы провизии и вина, что послужило причиной полного разложения союзной армии. Прежде всего войска перепились дармовой выпивкой. Далее настал черёд грабежей, убийств и изнасилований. Женский монастырь бенедиктинок в Роте был полностью разграблен, все сёстры подверглись насилию: английские морпехи отрубали несчастным монашкам большой палец на ноге «на память». Принц Георг Гессен-Дармштадтский был неприятно поражён выходками англичан. В письме императору он сообщал, что «особенно ужасно поведение офицеров Ормонда — Генри Белесиса, О’Хары и голландского полковника Спарра. Убийства и истязательства местных жителей стали каждодневной нормой».

В конце сентября англичане смогли взять форт Санта-Мария, который тотчас же был разграблен. Один из английских купцов, находившихся в это время в Роте, писал: «Наша эскадра оставила такие зловонные (a filthy stench) воспоминания среди испанцев, что вряд ли они даже через два поколения забудут это».

Союзники уходят

Поскольку армия полностью морально разложилась, все тяготы рытья траншей, возведения мостов и других инженерных сооружений упали на плечи флота. Рук на военных советах постоянно скандалил с Ормондом, доказывая, что использовать опытных моряков в качестве солдат — непозволительная роскошь. Моряка гораздо труднее подготовить к основной службе, а кроме того, он совершенно не знает армейской специфики. В конце концов, «кто же отвезёт вас домой, когда в округе закончатся все запасы хереса и малаги?» — вопрошал взбешённый адмирал.

На очередном совещании Ормонд предложил не высаживаться в Пунтале, а дойти до перешейка в обход, по суше. Несмотря на протесты адмирала именно это решение и было принято. Однако местность, по которой предстояло идти, оказалась крайне неудачной — болотистая низина и пески-плывуны не давали использовать лошадей, а орудия просто проваливались в трясину. Моряки навели понтоны, собранные из подручных материалов, которые позволили англичанам подойти к следующему форту — Порт-Руаяль. Но здесь их со стороны бухты начали обстреливать французские и испанские фрегаты под командой графа Фернандо Нуньеса. Вильярдариас же, глядя на вялые действия союзников, в одну из ночей перебросил 300 солдат к Порт-Руаялю. Они совершили форсированный марш к Роте и внезапным броском захватили городок, отрезав англо-голландский десант от магазинов и провианта.

Борьба английского флота с крепостями. На переднем плане линейный корабль «Тайгер». Художник Даниэль Шеллинкс - Англичане на краю света | Warspot.ruБорьба английского флота с крепостями. На переднем плане линейный корабль «Тайгер». Художник Даниэль Шеллинкс

Срочно был созван военный совет, на котором Рук настаивал на прекращении военных действий у Кадиса. Принц Георг напрасно убеждал адмирала, что надо бомбардировать Кадис и захватить форт Матагорда. Раздражённый Рук предложил принцу повнимательнее взглянуть на карту: даже при захвате упомянутого бастиона вход во внутреннюю гавань закрывает форт Пунталь, а его невозможно взять без десанта на перешейке. Десант же не получится снабжать, пока не взяты Матагорда и Пунталь. А провизии и ядер для такого штурма уже не было.

30 сентября 1702 года войска загрузились обратно на корабли и сняли осаду с Кадиса.

Союзная эскадра проследовала в Виго, где ей удалось сжечь «серебряный флот» Испании. Англичане смогли взять кое-какие призы, но бо́льшую часть драгоценного металла испанцы сумели выгрузить ещё до нападения. Несмотря на удачные действия в Виго, парламент подверг действия Рука жесточайшей критике. Депутаты гневно отмечали, что никакие миллионы не смогут заменить гавани Кадиса и что, захватив серебряные слитки, Рук проморгал главное — его флоту придётся идти на зимние квартиры в Англию, а вот французы могут опять беспрепятственно подбросить подкрепления в Левант из Атлантики.

Картина дня

наверх