На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Фюрер приказал: «Ни шагу назад!» Как советские войска штурмовали Севастополь

Фюрер приказал: «Ни шагу назад!» Как советские войска штурмовали Севастополь

Фюрер приказал: «Ни шагу назад!» Как советские войска штурмовали Севастополь
Советские солдаты салютуют в честь освобождения Севастополя. В центре фотографии виден, предположительно, танкер «Продромос», а за ним правее вдалеке буксир «Гюнтер». Эти суда прибыли в Севастополь 9 мая в составе конвоя «Парсиваль» для эвакуации немецких войск и были уничтожены советской полевой артиллерией.

80 лет назад, 9 мая 1944 года, войска 4-го Украинского фронта освободили Севастополь. Немецкая 17-я армия была почти полностью уничтожена, 12 мая остатки гитлеровцев капитулировали на мысе Херсонес.

Севастопольская крепость

8 апреля 1944 года войска 4-го Украинского фронта (4-й УФ) под командованием генерала Толбухина начали Крымскую наступательную операцию. Взломав оборону немецкой 17-й армии на севере полуострова и на керченском направлении, советские войска 11 апреля освободили Керчь, 13 апреля вернули Феодосию, Симферополь, Евпаторию и Саки, 14 апреля – Судак, Бахчисарай и 15 апреля Алушту (Как 80 лет назад Красная Армия начала освобождение Крыма; Часть 2; Часть 3). Передовые части 19-го танкового корпуса, 2-й гвардейской и 51-й армий вышли к Севастополю.

Однако немецко-румынские дивизии, частично из-за ошибок советского командования, сумели избежать окружения и, бросив часть техники и запасов (сохраняя артиллерию), успели занять оборонительные рубежи Севастопольской крепости (так её назвал Гитлер).


15 апреля комфронта Толбухин поставил войскам 4-го УФ задачу овладеть Севастополем. Советское командование искало слабые места в обороне противника и перебросило 19-й танковый корпус с правого фланга на левый. Задействовали авиацию дальнего действия. 15–16 апреля она нанесла мощные удары по железнодорожной станции, складам, портовым сооружениям и плавсредствам противника.

В этот период советские войска в районе Севастополя не имели превосходства над немецко-румынскими силами ни в живой силе, ни в тяжелых вооружениях. Порядки наступающих армий были растянуты. Основные силы на втором этапе преследования неприятеля были оставлены в резерве командующих армиями, в 50–60 км от передовых отрядов.

В результате 4-й УФ не мог начать штурм Севастопольской крепости сходу всеми силами. Так, 13-й гвардейский стрелковый корпус 2-й гвардейской армии располагался в районе Ак-Мечеть – Евпатория – Саки; 10-й стрелковый корпус 51-й армии – в районе Симферополя. Отдельная Приморская армия ещё не вышла к Севастополю. Танки, артиллерия, авиация испытывали нехватку боеприпасов и горючего из-за отставания тыловых служб. 19-й танковый корпус в предшествующих боях понёс серьёзные потери.

К тому же Севастополь имел мощные укрепления, которые были сооружены ещё Красной Армией и состояли из трёх полос. Наиболее сильным узлом сопротивления была Сапун-гора, где было шесть ярусов сплошных траншей, прикрытых противотанковыми минными полями и другими заграждениями. Мощными узлами сопротивления также были Мекензиева гора, Сахарная головка и Инкерман.


Истребители Як-9Д 3-й эскадрильи 6-го гвардейского истребительного авиаполка ВВС Черноморского флота. Снимок сделан с борта бомбардировщика американского производства А-20G «Бостон». Май 1944 г.

Немцы отбивают первые попытки штурма

Мощную артподготовку и авиационный удар организовать при первом штурме не удалось. Короткий артналет не смог вывести из строя долговременные укрепления противника. Танкистам приходилось вести борьбу с мощными немецкими укреплениями. Люфтваффе организовала несколько сильных ударов по боевым порядкам 19-го танкового корпуса. В результате бои за Севастополь приняли затяжной характер. Советская пехота из-за сильного огневого противодействия также не смогла продвинуться. На плечах противника в Севастополь ворваться не удалось.

В конце дня 15 апреля Толбухин был вынужден отдать приказ о более тщательной подготовке к штурму Севастополя. 16 апреля маршалы Василевский и Ворошилов, которые также лично убедились в упорном сопротивлении войск противника, решили отложить штурм города до 18 апреля. При этом стрелковые части и 19-й танковый корпус при поддержке артиллерии и авиации продолжали наступление, медленно вгрызаясь в немецкие оборонительные порядки.

Отдельная Приморская армия продолжала наступление и 16 апреля при поддержке партизан Южного соединения освободила Ялту. Благодаря помощи партизан и подпольщиков удалось сохранить многие сооружения и объекты города в целости. Передовые силы армии к исходу дня 16 апреля захватили важный перевал Байдарские ворота и концу 17 апреля завязали бой за Балаклаву.

18 апреля была проведена артиллерийская и авиационная подготовка, и советские войска снова пошли на штурм немецких позиций. Отдельная Приморская армия продвинулась на 4–7 км, овладела селами Нижний Чоргунь, Камары, Федюхиными высотами, поселком Кадыковка, городом Балаклава.

Войска 51-й армии, наступавшие совместно с 19-м танковым корпусом, также имели некоторый успех. Однако Сапун-гору взять не удалось. Войска понесли большие потери и отошли на исходные позиции. 19-й танковый корпус на 18 апреля имел на ходу 71 танк и 28 самоходных артиллерийских установок, понес заметные потери, на 19 апреля в составе корпуса осталось 30 танков и 11 САУ. 19 апреля 19-й танковый корпус передали Отдельной Приморской армии.

2-я гвардейская армия в наступлении 18–19 апреля успеха не имела. Советские войска встретили упорное сопротивление врага, который опирался на сильные укрепления и переходил в ожесточённые контратаки.


Подбитый советский танк Т-34-76, застрявший на немецких позициях в районе Севастополя. 28 апреля 1944 г.

Гитлер: «Ни шагу назад!»

Советскому командованию стало очевидно, что к штурму надо подготовиться более тщательно. Требовалось сосредоточение сил артиллерии и авиации, подвоз боеприпасов. Расчёт советского руководства на то, что немецкое командование активно ведёт эвакуацию войск и не сможет организовать мощную оборону Севастополя, не оправдался. Приходилось привлекать к штурму все силы и средства фронта. Генеральный штурм назначили на 23 апреля.

В предшествующие дни бои продолжались. Советские войска активно прощупывали немецкую оборону, следили за её состоянием и были готовы при обнаружении отвода основных сил неприятеля немедленно перейти в наступление. 20–22 апреля отдельные отряды вели локальные бои. Шло пополнение 19-го танкового корпуса бронетехникой.

В ночь на 23 апреля советская авиация дальнего действия нанесла удары по немецким позициям. 23 апреля в 11 часов после часовой артподготовки и авиационного удара советские войска перешли в наступление. В результате упорных боев советские войска достигли небольших успехов, прорвать немецкую оборону не удалось.

24 апреля после часовой артиллерийской и авиационной подготовки Красная Армия снова пошла в наступление. Весь день шли ожесточенные бои. Немцы контратаковали при поддержке штурмовых орудий и авиации. Так, на участке севернее станции Мекензиевые Горы противник предпринял 20 контратак силами от батальона до полка. 25 апреля советские войска снова атаковали.

Однако, несмотря на яростные атаки, прорвать вражескую оборону не удалось. Советские войска достигли только локальных успехов. Как признавал Василевский: «…и это наше наступление должного успеха не принесло».

Пришлось приступить к новой перегруппировке сил и средств, подготовке войск к боям в горных условиях, созданию штурмовых групп, отработке взаимодействия между частями. Приняли решение перед очередным штурмом подвергнуть укрепления врага основательному артиллерийскому обстрелу и бомбово-штурмовым ударам.

29 апреля Василевский по этому вопросу разговаривал с Верховным главнокомандующим. Сталин был недоволен затягиванием штурма Севастополя, но был вынужден согласиться с доводами Василевского. Было решено 5 мая начать наступление 2-й гвардейской армии на вспомогательном направлении, чтобы ввести противника в заблуждение, а 7 мая – генеральный штурм Севастополя.


Командование 17-й армии, понимая, что Севастополь не удержать, и желая сохранить хоть часть боеспособного ядра армии, неоднократно обращалось к Гитлеру с просьбой об эвакуации войск. Фюрер по-прежнему требовал удерживать Севастополь. В приказе от 24 апреля 1944 года было сказано: «…ни шагу назад». Паникеры и трусы подлежали расстрелу.

Командующий германскими ВМС на Черном море вице-адмирал Бринкман и начальник военно-морского района Крыма контр-адмирал Шульц доложили фюреру, что флот способен снабжать Севастопольский гарнизон всем необходимым морем. Гитлер считал, что Севастополь необходимо удержать, как из политических, так и военных соображений.

Среди политических факторов выделялось положение Турции, которая после падения Севастополя могла перейти на сторону союзников, а также ситуация на Балканах. В военном отношении Севастополь был важен тем, что сковывал значительную советскую группировку. 17-я армия должна была оборонять Севастополь и наносить противнику максимально большие потери.

Верховное командование разрешило вывозить из Крыма только раненых, румынских солдат, коллаборационистов и пленных. Также практиковался насильственный вывоз советского населения, им немцы прикрывались от налетов советской авиации. Так, часто в трюм грузили технику и солдат, а на палубах располагали женщин и детей. Последних предупреждали, чтобы они при появлении советских самолетов поднимали вверх детей и выбрасывали белые простыни.

После приказа Гитлера об удержании Севастополя немцы усилили переброску морем и воздухом маршевых пополнений для боевых подразделений 17-й армии. Привозили и большое количество боеприпасов.


Представитель Ставки Верховного Главнокомандования, начальник Генерального Штаба РККА маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский (второй справа) и командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии Федор Иванович Толбухин (третий справа) наблюдают за ходом боевых действий на подступах к Севастополю. 7 мая 1944 г.

Подготовка генерального штурма

Советское командование напряженно работало, ведя подготовку к генеральному штурму. Особенно сложно было обеспечить подвозку боеприпасов и горючего, так как фронтовые и армейские склады были ещё за Сивашем и в районе Керчи. К Севастополю стягивали всю артиллерию фронта. Разведка проводила дополнительное изучение немецкой оборонительной системы и расположения войск противника. Проводились локальные операции по захвату или уничтожению отдельных важных пунктов, чтобы улучшить положение войск перед наступлением. По всему фронту советская авиация и артиллерия продолжали наносить удары по немецким позициям. К району боевых действий подтягивали корпуса, которые остались в тылу.

Советские войска постоянно тревожили немцев. Территориальные успехи были незначительными. Но немецкая оборона была частично ослаблена и хорошо изучена. Немцы в локальных боях теряли больше людей, чем получали пополнений. Не могли они пополнить и выбывающую из строя технику.

17-я армия представляла ещё значительную силу: на 5 мая в составе армии было 72,7 тыс. человек, 1 775 орудий и минометов, 2 355 пулеметов, 50 танков и штурмовых орудий. С учётом укрепленного района, это позволяло создать большую плотность оборонительных порядков и огневой мощи.

Севастопольский укрепрайон немцы создавали не один месяц. Уже после поражения вермахта под Сталинградом немецкие войска приступили к строительству оборонительных рубежей под Севастополем. Немцы восстановили часть старых советских дотов и дзотов, а также уделили особое внимание усовершенствованию системы огня с полевых укреплений и минированию территории.

Оборонительный рубеж проходил по нескольким важным высотам, которые из-за крутизны склонов были недоступны для танков и усилены инженерными сооружениями. Вся местность у них многократно простреливалась перекрестным и косоприцельным огнем. Глубоко в скалах устроили пулеметные точки, их можно было уничтожить только прямым попаданием.


Моряки Черноморского флота на Корабельной стороне освобожденного Севастополя

Немецкие войска получили приказ обороняться до последней возможности. Назначенный 1 мая новый командующий 17-й армией Карл Альмендингер 3 мая обратился к войскам и потребовал, чтобы «все оборонялись в полном смысле этого слова, чтобы никто не отходил, удерживал бы каждую траншею, каждую воронку, каждый окоп».

5 мая после полуторачасовой артиллерийской подготовки в районе Бальбек – Камышлы пошла в наступление 2-я гвардейская армия. Тактика применения небольших штурмовых групп (по 20–30 бойцов) себя оправдала, и армия достигла некоторых успехов. Наступление советской пехоты поддерживалось ураганным огнем артиллерии и непрерывными атаками авиации.

6 мая 2-я гвардейская армия возобновила наступление. Но и сопротивление немецких войск усилилось. Гитлеровцы ожесточенно дрались, и в течение дня провели 14 контратак. Советские войска продвинулись только на несколько сотен метров.

2-я гвардейская армия выполнила главную задачу – ввела немецкое командование в заблуждение относительно направления главного удара. Командование 17-й армии окончательно решило, что русские наносят главный удар в районе Мекензиевых Гор (повторяя немецкое наступление 1942 года).


Бойцы морской пехоты Черноморского флота на улице Фрунзе в Севастополе.

Прорыв обороны

7 мая 1944 года начался генеральный штурм. Главный удар нанесли на участке Сапун-гора – Карань. Атаке предшествовала мощнейшая артподготовка – на 1 км фронта было привлечено от 205 до 258 стволов артиллерии и минометов. Здесь были задействованы три из четырех гвардейских минометных бригад, имевших на вооружение РСЗО БМ-31-12, восемь из десяти гвардейских минометных полков и три отдельных гвардейских горно-вьючных минометных дивизиона. Также по немецким позициям наносила мощные удары советская авиация – самолеты 8-й воздушной армии совершили за день 2 105 самолето-вылетов.

Девять часов шёл яростный бой. Немцы ожесточенно обороняли многоярусные укрепления Сапун-горы, которые имели 63 дота и дзота. Бойцы 63-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Кошевого и 11-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора Рождественского шли на штурм вражеских позиций.

Быстрого прорыва нигде не было. То и дело русские и немцы сходились в рукопашных схватках. Многие позиции не раз переходили из рук в руки. Противник контратаковал, немцы дрались жестко и умело. На Сапун-Горе было четыре немецкие позиции, и каждую противник не хотел сдавать. Однако советские воины взяли эту неприступную позицию – ключ к Севастополю. Этот штурм предрешил исход всего сражения за Севастополь.


Советские бойцы переправляются на надувных десантных лодках во время боев за освобождение Севастополя.

После безуспешных ночных контратак, опасаясь окружения своих сил, немецкое командование начало частичный отвод войск к северу от Северной бухты (на участке наступления 2-й гвардейской армии). 8 мая по-прежнему шли упорные бои. К концу дня 2-я гвардейская армия пробилась к Северной бухте.

Войска 51-й армии, окончательно прорвав внешний обвод немецких укреплений, вышли к внутреннему обводу Севастопольской крепости. Отдельная Приморская армия захватила Караньские высоты и создала условия для ввода в бой сил 19-го танкового корпуса. Противник интенсивно вел эвакуацию.


Немецкий штурмовик «Фокке-Вульф» Fw.190 из 2-й группы 2-й эскадры непосредственной поддержки войск (II./SG2), захваченный на херсонесском аэродроме во время боев за освобождение Крыма. На заднем плане – истребитель «Мессершмитт» Bf.109.

В такой критической обстановке командующий группой армий «Юг» Фердинанд Шёрнер вечером 8 мая попросил Гитлера разрешить эвакуацию основных сил 17-й армии, так как дальнейшая оборона Севастополя была уже невозможна. 9 мая командование 17-й армии такое разрешение получило, но было уже поздно. Теперь приходилось бежать в условиях прорыва Русских войск.

Части 2-й гвардейской и 51-й армий вышли к Корабельной стороне. Части Приморской армии – в район слобода Рудольфова – Отрадный. 9 мая 3-й горно-стрелковый и 16-й стрелковый корпуса при поддержке 19-го танкового корпуса атаковали немецкий тыловой рубеж (рубеж прикрытия эвакуации). На всех участках немцы по-прежнему активно оборонялись, предпринимали контратаки.

К концу 9 мая Севастополь был освобожден от противника. Около часа ночи 10 мая по радио был передан приказ Верховного главнокомандующего Сталина, в котором подчеркивалось огромное значение освобождения Севастополя от немецких войск. Советским воинам была выражена благодарность. Одновременно Москва салютовала воинам-освободителям 24 залпами из 324 орудий. Стихийный салют провели и в Севастополе.


Советский танк Т-34-76 на улице города во время боев за освобождение Севастополя


Танк Т-34 на улице освобожденного Севастополя. Фотография сделана на пересечении современных улиц Ленина и Мокроусова. 9 мая 1944 г.

Конец 17-й армии

Бои ещё продолжались. Гитлеровцы оборонялись с отчаяньем обреченных и пытались эвакуировать свои силы из района мыса Херсонес. Здесь пролегал их последний рубеж обороны. Из остатков различных соединений, родов войск и служб были сформированы боевые группы, во главе которых поставили наиболее опытных командиров. В этот район стянули практически всю оставшуюся артиллерию, доведя плотность стволов до 100 на 1 км. Причем боеприпасов было неограниченное количество, и их не жалели.

Однако все усилия немецкого командования были напрасны.

Вечером 9 мая советская артиллерия начала обстреливать немецкий аэродром в районе Херсонеса. Командование люфтваффе было вынуждено перебросить последние истребители в Румынию. Таким образом, немецкие войска лишились поддержки с воздуха. Из Румынии немецкие ВВС решить задачу поддержки своих сухопутных войск уже не могли. Снизились и возможности по эвакуации. В ночь на 11 мая удалось вывезти только командование и штаб 17-й армии. К этому времени на полуострове оставалось ещё более 50 тыс. немцев и румын.

Нормальная эвакуация была нарушена. Машина вермахта стала давать сбои. Судов не хватало, они опаздывали, продолжали везти боеприпасы, которые были уже не нужны (их просто выбрасывали за борт). Многие суда не были загружены полностью, их капитаны боялись долго стоять под обстрелом. Люди толпились у пристаней в ожидании судов, были вынуждены ждать под ударами артиллерии и авиации.


Уничтоженная немецкая техника на берегу Казачьей бухты в Севастополе. Справа виден выброшенный на камни разбитый немецкий военный транспорт типа КТ БО-104. У транспорта оторваны кормовая и носовая оконечности.

Гросс-адмирал Карл Дёниц лично приказал вывести в море более 190 немецких и румынских судов (тральщиков, транспортов, барж, катеров и т. д.), которых хватило бы на 87 тыс. человек. Однако 8-балльный шторм вынудил часть судов вернуться, а другие – остановиться. Операцию вынудили перенести на 12 мая.

Немецким войскам в Крыму предстояло ещё сутки выдерживать удары противника. В ночь на 11 мая началась паника. Солдаты дрались за места на судах. Многие суда были вынуждены уйти, не закончив погрузки, чтобы их не утопили обезумевшие толпы.

Советская разведка добыла сведения, что немецкие войска получили приказ с четырех часов 12 мая начать отход на м. Херсонес для эвакуации. Поэтому командование фронта решило начать ночной штурм последнего немецкого оборонительного рубежа, чтобы воспрепятствовать отходу и эвакуации войск противника.

После короткого артиллерийского налета в 3 часа ночи Советские войска пошли на последний штурм. Немецкая оборона была прорвана. Эвакуация была сорвана.


Боец штурмовой группы 393-го отдельного Новороссийского батальона морской пехоты имени Куникова краснофлотец Г. П. Пивоваров водружает флаг Военно-Морского флота СССР на водной станции «Динамо» в освобожденном Севастополе.

К 12 часам 12 мая 1944 года Советские войска завершили пленение остатков немецких войск, которые стали массово сдаваться в плен. В районе м. Херсонес было пленено более 21 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено много техники, оружия и боеприпасов. Среди пленных были командующий войсками противника в Херсонском районе командир 73-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Бёме и командир 111-й пехотной дивизии генерал-майор Э. Грюнер. Командир 336-й пехотной дивизии генерал-майор Хагеман погиб.

Значительная часть немецких судов, которые прибыли для эвакуации, назначенной на 12 мая, были потоплены ударами артиллерии и авиации.

Всего немецко-румынские войска за период генерального штурма Севастополя и ликвидации остатков крымской группировки в районе Херсона 7–12 мая 1944 года потеряли убитыми более 20 тыс. человек и пленными более 24 тыс. человек. Командование сухопутных войск обвинило флот в трагедии. Много месяцев после гибели 17-й армии продолжалось расследование.


В освобожденном Севастополе. На переднем плане немецкая самоходная артиллерийская установка StuG III

Германский военный историк Курт фон Типпельскирх отмечал:

«Остатки трех немецких дивизий и большое число разрозненных групп немецких и румынских солдат бежали к Херсонесскому мысу, подступы к которому они обороняли с отчаянностью обреченных, ни на минуту не переставая надеяться, что за ними будут присланы суда. Однако их стойкость оказалась бесполезной. 10 мая они получили ошеломляющее известие, что обещанная погрузка на корабли задерживается на 24 часа.

Но и на следующий день напрасно искали они на горизонте спасительные суда. Зажатые на узком клочке земли, подавленные непрерывными воздушными налетами и измотанные атаками намного превосходящих сил противника, немецкие войска, потерявшие всякую надежду избавиться от этого ада, не выдержали.

Переговоры с противником о сдаче положили конец ставшему бессмысленным ожиданию помощи. Русские, в своих сводках обычно не соблюдавшие никаких границ правдоподобности, на сей раз, пожалуй, были правы, определив потери 17-й армии убитыми и пленными цифрой в 100 тысяч человек и сообщив об огромном количестве захваченного военного снаряжения».


Расчет советской 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1939 года 61-К на Историческом бульваре в Севастополе. На переднем плане дальномерщик с однометровым стереоскопическим дальномером ЗДН

Победа

Крымская наступательная операция завершилась полной победой Красной Армии. Если в 1941–1942 году вермахту понадобилось 250 дней, чтобы взять героически защищавшийся Севастополь, то в 1944 году Советские войска взломали сильные укрепления противника и очистили от него весь Крымский полуостров за 35 дней.

Цель Крымской операции была реализована. Советские войска взломали глубокоэшелонированную оборону противника у Перекопа, Сиваша и на Керченском полуострове, взяли штурмом мощный Севастопольский укрепрайон и фактически уничтожили немецкую 17-ю армию. Безвозвратные потери 17-й армии составили около 120 тыс. человек, из них более 61 тыс. человек пленными.

Большие потери немцы понесли во время эвакуации. Так, была фактически уничтожена румынская черноморская флотилия, которая потеряла 2/3 наличного корабельного состава. Советские самолёты утопили большие транспорты «Тотила», «Тея» (конвой «Патрия»). Считается, что на них погибло до 8–10 тыс. человек. Поэтому общие потери немецко-румынских войск оцениваются в 140 тыс. человек. К тому же в руки Красной Армии попала почти вся техника немецкой армии.

Советские войска и флот в этой операции потеряли более 17 тыс. человек убитыми и более 67 тыс. человек ранеными.


Бойцы морской пехоты у арки Приморского бульвара в освобожденном Севастополе

В стратегическом отношении Крымская победа вернула СССР важный экономический район, а флоту – главную базу Черноморского флота. Была окончательно снята угроза с южного стратегического фланга советско-германского флота. Красная Армия ликвидировала последний крупный немецкий плацдарм, который угрожал советскому тылу. Советский Союз вернул себе контроль над Чёрным морем, резко повысил оперативные возможности флота и авиации в регионе.

Политический вес Третьего рейха в Болгарии, Румынии и Турции ещё более понизился. Румыния стала серьёзно задумываться о сепаратном мире с СССР.


Советские солдаты с флагом на крыше разрушенного здания Панорамы «Оборона Севастополя» в освобожденном Севастополе

За героизм и умелые действия 160 соединений и частей Красной Армии получили почетные наименования Керченских, Перекопских, Сивашских, Евпаторийских, Симферопольских, Севастопольских, Феодосийских и Ялтинских. Десятки частей и кораблей были отмечены орденами. 238 советских воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, тысячи участников Крымской операции были отмечены орденами и медалями.

Крымский полуостров серьёзно пострадал от немецкой оккупации. Были сильно повреждены многие города и селения – особенно Севастополь, Керчь, Феодосия и Евпатория. Были разрушены более 300 промышленных предприятий и многие курорты. Существенный урон претерпело и сельское хозяйство, было выбито почти всё поголовье скота. Многих людей угнали в Германию.

Хорошо картину разрушений показывает численность населения Севастополя. Накануне войны в городе проживало более 100 тыс. человек, а к моменту освобождения города-героя в нём осталось около 3 тыс. жителей. В Севастополе уцелело всего 6 % жилого фонда.


Черноморская эскадра возвращается в освобожденный Севастополь. На переднем плане – гвардейский легкий крейсер «Красный Крым», за ним виден силуэт линкора «Севастополь». 5 ноября 1944 г.

Картина дня

наверх