Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Шведская «Игра Престолов» Статьи 1-3

Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках

Богатых и сильных не любили нигде и никогда. Именно поэтому разжиревшая немецкая Ганза встала поперёк горла Бургундским Нидерландам, Дании, Норвегии и России. Почти всё Новое время прошло под знаком борьбы за рынки сбыта и за покупателей, готовых платить нормальные деньги за нормальные товары. С одной стороны, покупатели искали, где купить подешевле, а с другой — продавцы искали, где продать подороже. В начале XVI столетия столкновение экономических интересов стран Северной Европы привело к военному конфликту и затейливым дипломатическим манёврам, сравнимым с поворотами сюжета в любимом многими сериале «Игра Престолов».

Соль как причина войны

До 1490-х годов ситуация в Северной Европе оставалась более или менее спокойной. На смену ярмаркам в Шампани пришли гигантские ярмарки в Сконе. В этой датской провинции страны Кальмарской унии, а также Польша и Россия бойко сбывали мясо и шкуры, меха и сельдь, железо и зерно, а также множество иных товаров. В те времена ценилась именно датская сельдь: голландцы1 в деле рыбной переработки были пока совершенными младенцами, да и сельдяные косяки ещё не ушли из Балтики в Северное море.

За три недели ярмарки продавалось до 300 000 бочек только сельди, добываемой в проливе Эресунн. Но весь сельдяной промысел Дании держали за горло ганзейские города Любек и Гамбург, ибо они поставляли необходимую для засолки рыбы знаменитую люнебургскую соль.

Ганзейская лига Балтики - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ruГанзейская лига Балтики

Примерно в конце XV века Ганза решила, что торговую наценку скандинавов и русских надо уменьшить, увеличив стоимость издержек при производстве продукта. Для этого она планомерно начала поднимать цены на люнебургскую соль. Для засолки 3,5 бочек сельди требуется одна бочка соли — то есть стоимость соли играет очень большую роль в себестоимости солёной рыбы. Кроме того, ганзейские города имели исключительное право на закупку товаров в Сконе, причём по фиксированным ценам. А это ещё больше снижало рентабельность датских и норвежских товаров.

Этой ситуацией сполна воспользовались Нидерланды, которые начали закупать французскую соль в Бретани (из-за наличия магния она была горькой) и продавать сельдь дешевле датчан и норвежцев. Конечно, такая ситуация ударила по Любеку, но ещё сильнее — по датчанам и норвежцам. В конце концов, датский король Иоганн (Ганс) решил разрубить гордиев узел с Ганзой военным путём.

Начало войны

В конце XV века вокруг Дании сложилась очень непростая ситуация. Шведы, стремившиеся выйти из-под влияния Кальмарской унии, на тот момент были враждебны датчанам. У власти в Швеции находился регент Стен Стуре Старший. Его безмерно поддерживал Любек, верный принципам древней римской политики «разделяй и властвуй». В этой ситуации Дания вступила в довольно странный альянс, найдя союзников в Бургундских Нидерландах и далёкой России.

Регент Швеции Стен Стуре Старший - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ru Регент Швеции Стен Стуре Старший

Русский царь Иван III едва ли не пинком выгнал из Московии все ганзейские представительства, а в 1495 году осадил Выборг, принадлежавший в то время Швеции. Эта осада не увенчалась успехом. Однако на следующий год русские с ходу взяли Нейшлот и огнём и мечом прошлись по южному побережью Финляндии и Ботнического залива. В ответ войска Стена Стуре переплыли на кораблях к Нарве и внезапно атаковали Ивангород, предав его жителей поголовному истреблению. Русские были вынуждены заключить перемирие со шведами на шесть лет.

Ну а в 1501 году в войну со Швецией вступила Дания. Вялотекущий конфликт продолжался восемь лет. Зато в 1509 году на поле подтянулись новые игроки: на сторону Швеции встал Любек, а на сторону Дании — Нидерланды.

Летом 1509 года пять любекских судов застали у Фюна датский 48-пушечный корабль «Сван» и взяли его на абордаж несмотря на жаркий огонь, который открыли датские моряки. Немцы включили захваченный корабль в свой флот, переименовав в «Энгел». 8 августа любекцы высадились на Борнхольме, у крепости Хаммерсхус. Но тут неожиданно появился датский флот из девяти кораблей и атаковал немецкую флотилию. Бой длился весь день. Корабли маневрировали, изредка стреляли из пушек, но на ближнюю дистанцию ни один из противников так и не пошёл. Ночь развела сражающихся, а наутро обе стороны объявили о своей победе. Три дня спустя датчане ещё раз атаковали немцев. На этот раз им сопутствовал успех: четыре датских корабля смогли окружить и захватить обратно «Энгел», повредив ему во время боя руль. Судно было взято на буксир и отведено в Копенгаген.

Датский боевой корабль (предположительно «Энгелен»), 1500-е годы - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ruДатский боевой корабль (предположительно «Энгелен»), 1500-е годы

В сентябре 1509 года 18 любекских кораблей снова напали на датский Борнхольм, где реквизировали домашний скот и провиант, чтобы срочно передать их шведам. Дело в том, что союзники Любека в этот момент терпели большой голод, а их армия едва ли не вымирала. 12 сентября германские корабли зашли в Стокгольм, сгрузили припасы и повернули к Эресунну: пришли вести о том, что на Балтику пытаются прорваться нидерландские пираты. Немцам удалось перехватить четыре голландских капера, однако ещё 12 успели миновать узости пролива и стали нападать на гамбургские и любекские торговые корабли. Базы для отдыха и сбыта товаров голландцы находили в Дании и Сконе.

Большое датское войско высадилось недалеко от Травемюнде, осадило Любек и разорило все окрестности, захватив Бад-Ольдесло и полностью его разграбив. 13 сентября 1509 года Иоганн Датский написал письмо императору Максимилиану, где разъяснял мотивы своего нападения на Любек, агитировал против Ганзы и просил поддержки. Неожиданно эту поддержку он получил от Якова IV Шотландского. Тот послал датскому королю в помощь 2 000 солдат, а через пять месяцев — ещё 1 500 человек. Более того, английский король Генрих VIII также решил принять сторону Дании. Он планировал весной 1510 года послать к немецким берегам свой военный флот, объединив его предварительно с бургундцами и датчанами. Над Любеком и Гамбургом нависла реальная угроза даже не поражения, а уничтожения.

Союз Швеции и Ганзы

Стремясь избежать беды, в сентябре 1509 года Любек заключил со Швецией союзный договор. По этому договору ганзейские города Штральзунд, Любек, Висмар, Росток и Люнебург поставляли скандинавам оружие, боеприпасы и провиант, которые оплачивались серебром и шведским железом. Ганзу поддержал и император Максимилиан, который настроил против Иоганна Датского Брабант, Фландрию, Голландию, Ватерланд (Нижнюю Голландию) и Фрисландию. Шлезвиг-гольштейнский герцог Фридрих вызвался быть посредником между Данией и Ганзой. Переговоры начались 23 января 1510 года и продолжались до конца марта, но закончились они ничем.

Казалось, Дания вынуждена заключить мир. Однако на её сторону неожиданно встали ганзейские же города Гамбург и Данциг, начав поставки вооружения и продовольствия Иоганну. В этих действиях не было никакого внутреннего раскола: просто бравые парни хотели подзаработать не хуже Любека и союзных ему городов. 10 марта 1510 года Ганзейский союз (за исключением Гамбурга и Данцига) решил сформировать и профинансировать отряд в 4 700 человек: 1 200 наёмников оплачивал Любек, а остальные подписанты пакта финансировали 3 500 человек.

Той же весной ганзейская эскадра из шести больших кораблей неожиданно атаковала 12 мелких датских судов и отогнала их от острова Мён у южной оконечности Зеландии. Далее ганзейцы проследовали к Ферман-Бельту, а миновав его, войска высадились на острове Лангеланн. Другая ганзейская эскадра, из 14 нанятых кораблей, вышла в крейсерство к Хельсенборгу, где захватила 11 торговых датских судов и доставила их как призы в Любек.

Ратушная площадь в Любеке - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ruРатушная площадь в Любеке

27 марта император обратился с письмом к графу Нассау с тем, чтобы тот помогал Любеку, как только возможно. Нассау не стал вмешиваться в военные действия, а просто ссудил Ганзу деньгами. Это позволило Любеку выставить в море 36 кораблей, которые 17 июля подошли к Борнхольму и высадили большой десант. Датчане на острове были не в силах сопротивляться и решили откупиться от наёмников. Согласно договору борнхольмцы выплатили солдатам 8 000 серебряных крон и поставили на корабли заявленное продовольствие.

Ганзейский флот взял курс на Готланд. Здесь к нему присоединились девять шведских кораблей. Теперь общая численность флота составила 45 единиц. Объединённая эскадра прошлась по провинции Блекинге (Сконе) и разграбила селения на острове Лааланд. Однако от высадки на хорошо защищённый остров Фюн наёмники, отягощённые серебром, отказались. Флот развернулся обратно.

Любекский городской совет выразил крайнее неодобрение. Бургомистр писал: «Никогда ещё такие большие силы не достигали столь малого результата». Деньги были потрачены, а цели, поставленные перед флотом и десантом, так и не были достигнуты. Кто остался доволен сложившейся ситуацией — так это наёмники. Они получили оплату вперёд за четыре месяца, а кроме того, из 8 000 крон, взятых на Бронхольме, сразу же «освоили» половину. Теперь они снова требовали оплаты, угрожая либо уйти к датчанам, либо награбить искомое в любекских окрестностях.

Что касается шведских кораблей, то один из них получил повреждения, сев на мель у Лааланда, а восемь остальных с любекским войсковым транспортом двинулись к острову Эланд. Здесь они намеревались захватить датскую крепостицу. Осада началась 15 августа. Датчане не сдавались, и 17 сентября шведы не солоно хлебавши отплыли в Стокгольм. В этот же день посланники шведского Риксдага подписали в Любеке союзный договор с Ганзой, открывая свои порты для ганзейских контор и участвуя деньгами в создании нового ганзейско-шведского флота. После войны этот флот должен был полностью отойти в собственность Любека и компании.

Ганза складывает оружие

3 февраля 1511 года император Максимилиан произвёл полный дипломатический разворот. По его словам, «было бы неправильно, если бы Ганза получила какое-то преимущество в торговле с Северными Странами, которым она бы несомненно злоупотребила». Этот манёвр в дипломатии происходил под оглушительные действия бургундских каперов, которые тоже внезапно поменяли «партнёров» и теперь выступали на стороне Дании, в пику Ганзе. В течение марта каперы захватили до 40 любекских судов. В свою очередь Дания выслала из портов свои эскадры лишь в июне. 20 датских кораблей крейсировали у Травемюнде и атаковали как береговые укрепления, так и само побережье. Около Висмара датчане разграбили несколько сёл, в Варнемюнде разбили и пленили ростокский отряд, прошлись огнём и мечом по Рюгену. В ответ Любек выслал в море 18 своих кораблей под командованием членов городского муниципалитета Фрица Граверта и Германа Фальке. Перед ними стояла одна задача: уничтожить датский флот, а после этого прогнать бургундских каперов из Балтийского моря.

Георг Гиз, коммерсант из Данцига, позднее — член Любкеского городского совета. Именно такие коммерсанты и решали судьбы мира на Балтике - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ru Георг Гиз, коммерсант из Данцига, позднее — член Любкеского городского совета. Именно такие коммерсанты и решали судьбы мира на Балтике

Вскоре к любекской эскадре подошли на подмогу три штральзундских корабля. 9 августа 1511 года у Бронхольма, который ганзейцы только что разграбили в отместку за датские налёты, состоялся бой между датским и любекским флотом. Бой вёлся без какой-либо тактики и вскоре распался на отдельные схватки кораблей. Апогеем битвы стал поединок между флагманами противоборствующих сторон. В результате любекский корабль «Святая Мария» потерял руль и бушприт. Сражение закончилось вничью.

Ганза отошла от Бронхольма и попыталась напасть на большой бургундский конвой из 250 судов, который сопровождали датские и нидерландские корабли. Около полуострова Хелла Фальке приказал произвести атаку. Ганзейцы смогли захватить 18 кораблей, груженых рожью, воском и медью, а также потопили ещё два торговых судна. Датчане и бургундцы, в свою очередь, смогли захватить два неприятельских корабля в качестве призов, а ещё один упустили, и он смог сбежать.

14 августа голландский конвой миновал Эресунн, и, нагруженный балтийскими товарами, взял курс на Антверпен. Датчане атаковали корабли Ганзейского союза. 11 датских кораблей, используя тяжёлую артиллерию, внесли сумятицу в ряды противника, а семь гребных судов ринулись на абордаж такого же количества немецких кораблей и смогли их захватить. Любек отвёл корабли. Тем самым он открыл для датчан возможность перехвата торгового конвоя, шедшего на подмогу шведским инсургентам с оружием и провиантом. 11 любекских купцов были захвачены без малейшего сопротивления, лишь трём судам удалось сбежать и достичь Стокгольма. Это вынудило Ганзу через две недели послать новый конвой в Швецию, который смог проскочить датские заслоны и счастливо дойти до союзных берегов.

Король Дании Иоганн - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ru Король Дании Иоганн

Совет Любека выступил с предложением повысить налоги, чтобы построить новые корабли для борьбы с датчанами. Однако в этот момент как снег на голову свалилась новость: 2 января 1512 года умер регент Швеции Сванте Нильсон Стуре. Тайный Совет утвердил новым регентом сына покойного — Стена Стуре Младшего, которому было 18 лет. Его соперником по выборам был Эрик Тролле, ратовавший за заключение мира с Данией. И Совет уже, в принципе, склонялся к тому, чтобы предпочесть именно Эрика. Поэтому Стуре, дабы сохранить власть в своей семье, был вынужден начать переговоры с датчанами.

Любек опасался остаться один на один с Данией и Бургундией. Поэтому 23 апреля 1512 года в Мальмё был заключён мир с Иоганном Датским, согласно которому Ганза выплачивала Дании гигантскую сумму в 30 тысяч рейнских гульденов, распределённую на 12 лет — по 2 500 гульденов в год. Помимо этого, Ганза разрешала Дании торговать с Бургундией по своему усмотрению. Дания, в свою очередь, позволяла Ганзейскому союзу вести торговлю со Швецией — при условии, что Ганза признает возвращение Швеции в унию, а Швеция останется союзной Дании. В случае же, если Швеция когда-либо начнёт военные действия против Дании, торговля Ганзы со шведами должна быть прекращена.

Таким образом, датско-ганзейская война 1509—1512 годов завершилась в пользу датчан. Ганзе не удалось в военном противостоянии отколоть Швецию от Дании и восстановить контроль над датской торговлей. Более того — согласно договору, Ганза фактически соглашалась с тем, что в её заповедных водах теперь орудовали и прямые конкуренты — нидерландцы.

Регент Швеции наводит свои порядки

Король Дании Иоганн I умер 20 февраля 1513 года. Ему наследовал Кристиан II, коронованный в Копенгагене 11 июня 1514 года. Чуть позже коронация прошла и в Осло — тем самым на Кристиана была возложена ещё и норвежская корона. Оставалось лишь провести коронацию в Стокгольме, чтобы подтвердить Унию, но… внезапно шведский Тайный Совет отказался признавать Кристиана своим королём. Тем самым начался новый этап противостояния Швеции и Дании.

Между тем Стен Стуре Младший схватился за власть с семейством Тролле. Стуре был сторонником независимости Швеции, тогда как Тролле придерживались Унии. Стуре выступал за чёткую вертикаль власти и самодержавие, Тролле — за главенство Тайного Совета.

Регент Швеции Стен Стуре Младший - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ru Регент Швеции Стен Стуре Младший

В конце 1514 года стокгольмский архиепископ Якоб Ульфссон сложил с себя полномочия. Его преемником стал Густав Тролле. До этого Густав долгое время не жил в Швеции: он учился в Германии, потом ездил в Рим и вернулся на родину только после войны. Не стоит забывать, что Тролле были одними из крупнейших помещиков. После избрания своего родственника архиепископом они получили доступ и к бенефициям с церковных земель. В такой ситуации естественно, что политика, проводимая Стеном Стуре, Густаву крепко не нравилась — Стуре как раз выступал за отчуждение церковных земель в государственную казну.

Собственно, сам конфликт произошёл из-за земель в Стекете, около озера Меларн, которые Стуре хотел передать в государственную казну. Словесная перепалка на заседаниях Совета вылилась в противостояние памфлетов. Затем Стуре обратился к «административному ресурсу»: он бросил в тюрьму отца Густава Тролле. Архиепископ сбежал в Стекет, который представлял собой настоящую крепость: одна сторона замка упиралась в озеро Меларн, а другие были обнесены крепкими стенами. При этом Тролле заблаговременно снабдил Стекет оружием, припасами, сильным гарнизоном, а также любекскими и штральзундскими наёмниками.

Монета с изображением Стена Стуре Младшего - Шведская «Игра Престолов»: сельди в бочках | Военно-исторический портал Warspot.ru Монета с изображением Стена Стуре Младшего

Стуре с войсками осадил архиепископский замок в октябре 1516 года. Он объявил Густава мятежником и тайным агентом Кристиана II. Несколько раз к Стену приезжали посредники, которые пытались помирить его с Тролле, но Стуре оставался непоколебим. К концу 1517 года у осаждённых закончился провиант, и Стекет сдался. После этого Густав Тролле был препровождён в замок Вестерос, где был заключён в тюрьму и под угрозой казни сложил с себя сан архиепископа. Стекет же по решению регента был снесён, просто стёрт с лица земли. В тексте решения говорилось, что Стекет, который со времён Ёнса Бенгтссона Уксеншерны был причиной «большого зла», должен быть

«до основания разрушен и уничтожен, чтобы он больше не мог служить убежищем для изменников родины, как это было до сих пор, надеждой и опорой для чужеземцев и датчан. Мы все в этом поклялись единодушно возгласами «да» и поднятием рук и обещали, что никогда, пока мы живы, не будем иметь его (Густава Тролле) архиепископом в нашей стране».

Избитый архиепископ отправился в тюрьму, многие из его сторонников были обезглавлены и колесованы. Церковная собственность в Швеции была упразднена.

1Герцогство Бургундия в 1477 году было разделено между Францией и Священной Римской империей. Отошедшая к Габсбургам территория до 1549 года называлась Pays-Bas bourguignons (Бургундские Нидерланды). Прагматической санкцией Карла V эти земли были выделены из состава Священной Римской империи под названием Семнадцати провинций (dix-sept provinces). Позже, во время Восьмидесятилетней войны, они разделились на Испанские Нидерланды и Республику Соединённых Провинций Нидерландов. В связи с этим в статье автор называет жителей этих провинций иногда бургундцами, иногда голландцами.

https://warspot.ru/10363-shvedskaya-igra-prestolov-seldi-v-b...

Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля

После того, как в 1517 году регент Швеции Стен Стуре Младший взял верх над архиепископом, ему требовалось упрочить свою власть в стране. Ничто не могло способствовать этому лучше, чем война. У датского короля были свои задачи. Для того, чтобы подтвердить Кальмарскую унию и закрепить верховную власть датского трона над всеми скандинавскими государствами, Кристиану II необходимо было короноваться в Стокгольме. Стен Стуре намеревался помешать этому.

Датское вторжение

Стен Стуре Младший хотел опереться в борьбе с церковью на купцов и горожан. Для этого он созвал риксдаг, парламент Швеции, где произнёс речь, которую начал со слов: «То, что касается всех, должно получить согласие всех». Первое заседание риксдага произошло в ноябре 1517 года, и на нём действия Стуре получили полную поддержку. Вторгшийся в страну датский король Кристиан II был отброшен молниеносным ударом Стуре обратно. Так регент смог утвердить свою власть над страной. Кристиан же не оставлял мыслей о восстановлении Кальмарской унии. Зимой он вновь набрал немецких наёмников, и уже в мае 1518 года вторгся из Сконе (в те времена это была датская провинция) в Швецию и осадил Стокгольм.

Сражение при Бреннчурке. Фреска в Уппсальском соборе - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ruСражение при Бреннчурке. Фреска в Уппсальском соборе

Стен Стуре быстро собрал войска и двинулся на юг. Около монастыря Бреннчурка (чурка = кирха) обе армии встретились. Согласно шведским источникам, Стуре двинул войска в атаку, которую датчане отбили довольно легко. Однако во время второй атаки шведам удалось прорвать левый фланг противника. С тыла на датчан напал отряд, заблаговременно посланный Стеном в обход. Противник дрогнул и побежал. Датская (а на самом деле немецкая шлезвиг-голштинская) рыцарская конница застряла в болотах. Стуре смог взять в плен до трёхсот знатных датчан.

Датские источники совсем по-другому описывают сражение. Шведы атаковали первыми, были отброшены и бежали в лес. Наёмники преследовали их, в погоню ринулись и рыцари. Однако в лесу обнаружились отставшие подразделения шведов, которые внезапно атаковали наёмников, разбили их, а рыцарей загнали в болото, где большинство из них нашло свою смерть.

Датское описание кажется более правдоподобным. В нём нет возникающего из ниоткуда запасного полка, который неожиданно бьёт в спину, синхронизировавшись по времени со второй атакой лучше, чем это делают армии в XXI веке. И конечно же, рыцари хороши на открытом пространстве, но бой в лесу — явно не их конёк.

Так или иначе, потерпев поражение при Бреннчурке, Кристиан с остатками армии был вынужден вернуться в Сконе. Ингвар Андерссон, автор «Истории Швеции», рассказывал: «Во время перемирия, после длительных переговоров о мире, Кристиан захватил в качестве заложников шесть шведских баронов и увёз их с собой на корабль, а затем отплыл вместе с пленниками и всем своим флотом в Данию, расторгнув перемирие. Стену Стуре удалось зато получить поддержку папского легата — Джана Анджело Арчимбольди, который во время путешествия по Швеции организовал торговлю индульгенциями; в уплату за данное ему разрешение торговать индульгенциями он высказался против Густава Тролле и Дании. В отношениях между Швецией и Данией продолжало господствовать прежнее напряжение: война продолжалась с новой силой и жестокостью. Предательское поведение датского короля, увезшего шесть знатных шведов, среди которых были Хемминг Гад и пять молодых дворян, в том числе один принадлежавший к знатному роду Ваза, по имени Густав Эрикссон, дало Стену Стуре благодарный материал для его антидатской полемики».

Утомительные родственные связи

Кристиан же вновь начал готовиться к войне за Швецию. Помог ему в этом банкирский дом Фуггеров, который имел большие виды на месторождения меди в Бергслагене. Якоб Фуггер ссудил датскому королю 140 тысяч флоринов под обещание передачи ему рудников после завоевания Швеции. Денег выделил и папа римский: в конфликте Стуре и Тролле он принял сторону архиепископа, ибо считал, что «негоже правителям свергать владык церкви по своему усмотрению». Помимо финансовой поддержки папа наложил на шведов интердикт (отлучение от церкви), а исполнить волю Святого Отца было приказано датскому королю. 39 тысяч флоринов дала и Ганза, согласно договору 1512 года обязавшаяся не поддерживать Швецию вне Унии.

Король Дании Кристиан II. Художник Карл Генрих Блох - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ru Король Дании Кристиан II. Художник Карл Генрих Блох

Обращался к Любеку Кристиан II не напрямую, а через своего шурина — испанского короля и германского императора Карла V (Кристиан женился на Изабелле Габсбургской, сестре Карла, в 1515 году). Для найма армии и вторжения в Швецию Кристиан отчаянно нуждался в деньгах и искал любые источники финансирования: даже попросил Карла V досрочно выплатить ему приданое — 250 тысяч флоринов. Этим он, наверное, единственный раз в жизни ввёл Карла в состояние бешенства.

История с приданым имела продолжение в 1521 году. 21 июля Карл V послал в Любек замечательный документ, требовавший у Ганзы… выплатить приданое Кристиана за Карла. Это письмо вызвало взрыв негодования в Любекском совете. К императорскому двору в качестве переговорщиков отправились бургомистр Николаус Бремзе и член муниципалитета Ламберт Виттингхоф. Они потребовали у Карла V разъяснений. Император, которого к тому времени датский король уже просто утомил, неожиданно попросил всего лишь внеочередных установленных выплат и встал на сторону Ганзы. Он отправил Кристиану требование отпустить захваченные любекские корабли и купцов, а также возместить стоимость присвоенных товаров. Более того, ссылаясь на договор, заключённый в Бад-Зегеберге в 1459 году между датским королём Кристианом I и Ганзой, император потребовал не вводить по отношению к Любеку новые налоги, отменить уже введённые и восстановить старые привилегии Ганзы в Дании.

Как ошибки и случайности решают исход битвы

В январе 1520 года 10-тысячное войско датчан под командованием Отто Крюмпена вторглось в Швецию, форсировав замёрзшую реку Этран. Датское войско состояло из 4 000 наёмников, навербованных в Германии, 2 000 французов, которые, как пишет хронист, «не боялись сражаться с самим дьяволом», а также до 1 500 шотландцев, преступников и убийц, которым смертную казнь шотландский король заменил вербовкой в войско датского короля. Кроме того, удалось купить шесть пушек с комплектом боеприпасов и нанять артиллеристов. Это, в принципе, и решило исход сражения со шведами.

Летом передвигаться в этом районе помешали бы нескончаемые болота и озёра. Однако зима 1520 года была холодной, водоёмы промёрзли, поэтому датчане быстро добрались до Вестерготланда. Стен Стуре собрал ополчение из примерно 1 500 дворян и их оруженосцев. Но всё-таки основную часть его войска составили вооружённые крестьяне. Регент перекрыл дорогу датчанам в самом узком месте озера Эсунден, причём оба фланга шведского войска упирались в горные кручи и обойти Стуре не представлялось возможным. В центре были установлены восемь орудий для противодействия возможной атаке конницы. Однако шведская разведка донесла, что численность войск вторжения достигала 20 тысяч человек. Так как в распоряжении Стуре было только 10 тысяч воинов, он отошёл к городу Бодесунд и укрылся за городской стеной, пробив лёд и разрушив мосты выше и ниже по реке. Все 700 жителей города также были мобилизованы на оборону.

Вскоре диспозиция изменилась. По уточнённым данным, датский корпус состоял всё-таки из 10 тысяч человек и уже шёл по льду озера Эсунден. Поэтому Стен спешно привёл войска на прежнюю позицию. Конницу он поставил на левый фланг, пехоту — на правый, от возможной атаки рыцарской кавалерии прикрыл правый фланг флешами и завалами из брёвен, на высотах же расположил артиллерию.

Утром 19 января появились первые отряды датчан. Стуре, дабы воодушевить войска, в сияющей броне выехал перед своими отрядами и начал было произносить речь. Внезапно лошадь закусила удила и начала метаться, еле сдерживаемая своим седоком. В этот момент прозвучал первый выстрел из датской пушки. Пущенное по пологой траектории ядро ударилось об лёд и, отскочив, попало Стену в колено и в живот лошади. Стуре упал, его срочно положили на сани и увезли в тыл. Перед шведским войском встала проблема: кто теперь главный? Решить этот вопрос надо было быстро, ибо датчане уже разворачивались для атаки. На старшинство претендовали главный судья Вестерготланда Туре Йонссон и начальник ополчения Вестерготланда Эрик Абрахамссон. Прийти к соглашению так и не успели — Крюмпен пошел в атаку. Датские и французские рыцари атаковали шведскую конницу, которая бежала с поля боя, обнажив фланг пехоты. Шведские крестьяне выдержали две фронтальные атаки, но дрогнули и побежали, когда вражеская конница зашла им в тыл. Далее настал черёд резни и добивания. В этом деле особенно отличились шотландцы, сжёгшие Бодесунд и убившие всех его жителей.

Шотландские наёмники издеваются над мирным населением - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ruШотландские наёмники издеваются над мирным населением

Остатки шведской армии отступали к Тивенду — лесистому дикому району, где они могли бы перевести дух и перегруппироваться. Туда же шла и повозка со Стеном Стуре, уже пришедшим в себя, испытывавшим дикие боли, но не утратившим мужества. Приведя свои войска в чувство и наладив в них взаимодействие, Стуре отбыл к Стокгольму за подкреплениями. Солдатам он оставил единственный приказ — держаться изо всех сил.

Крах шведских надежд

1 февраля шведов атаковал Крюмпен — и это был дикий, кровавый бой. Шведам ценой больших потерь удалось отбить атаку датчан. Гигантские потери понесли французские наёмники, а их капитан, Жакоб Валль (Valles), был поднят на пики. Шотландцы, сходив в одну атаку, отказались идти в остальные, ибо, по словам их предводителя Стюарта, «они пришли сюда стать богатыми людьми, а не мёртвыми». В принципе, ситуация была бы патовой… если бы не Эрик Абрахамссон. Начальника ополчения очень задело то, что Стуре оставил главным Йонссона, а не его. Вместе с преданными людьми он дезертировал к датчанам. Даже более того — он открыл им путь в обход Тивенда, сдав замок Эребро. Из-за этого шведская армия продолжила спешное отступление.

Стуре узнал о предательстве уже на следующий день, будучи на пути в Стокгольм. Он приказал нещадно гнать лошадей, несмотря на дикие боли в раздробленной ноге и начавшуюся горячку. Сани успели пересечь озеро Меларен и пройти полпути к Стокгольму, когда Стен Стуре скончался. Ему было 27 лет.

Смерть Стена Стуре. Художник Карл Густав Хелльквист - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ruСмерть Стена Стуре. Художник Карл Густав Хелльквист

Таким образом, судьбу кампании 1520 года решили шальное ядро и предательство одного из дворян Вестерготланда. Простые шведы лишились своего вождя, а шведское дворянство не на шутку испугалось за свои земли и состояния. В этой ситуации Тайный Совет быстро признал Кристиана королём Швеции в обмен на обещание датчанина, что тот будет действовать и править милостиво.

Сопротивление оказала только вдова Стена Стуре Кристина. Она навербовала наёмников в Польше и Данциге и заперлась в Стокгольмском замке. Войска датчан и Кристины встретились у Упсалы. После ожесточённого сражения Кристина была разбита, и в сентябре остатки Стокгольмского гарнизона капитулировали. 4 ноября 1520 года Кристиан был коронован в Стокгольмском соборе. Корону на его голову возложил восстановленный в правах Густав Тролле.

Церковный суд и сладкая месть

Кристиан II стал королём, чем не преминули воспользоваться Тролле, чтобы свести счёты со своими противниками. 7 ноября 1520 года в присутствии членов Тайного Совета и короля была зачитана жалоба архиепископа. В ней Тролле просил справедливости относительно «покойного еретика Стена и его приспешников». Прегрешения Стуре против церкви в жалобе объявлялись ересью. В качестве доказательства приводилась булла папы Льва X, выданная датскому королю. Соответственно, король Кристиан дал слово еретикам, а оно не имеет силы. Вдова Стуре Кристина заявила, что вообще все здесь находившиеся, кроме Кристиана и Тролле, подписывали документ, лишавший Густава сана архиепископа. Этим самым она не оправдывала действия Тайного Совета, а наоборот — просто добавила его членов в число обвиняемых. Новый король ясно дал понять всем, что амнистировать он тут не вправе, ведь он — светская власть, а Тролле выступает с позиции церкви. Схвачено было довольно много народу, поскольку высшая знать королевства съехалась на коронацию Кристиана: предполагалось много пиров, турниров и светских раутов. А в итоге часть дворян была внезапно взята под стражу и препровождена в тюрьму архиепископства.

Как и следовало ожидать, Тролле попросил отдать всех обвиняемых на суд церкви и сам возглавил его. Вскоре после допроса обвиняемых в присутствии короля им был вынесен приговор. Он устанавливал, что подсудимые отказались признать своё отлучение от церкви и поклялись, что архиепископ «никогда больше не получит свободы и своей церкви». Их «нечестивый союз» был со всей очевидностью направлен против римской церкви. На основании этого церковный суд вынес своё решение: виновны в явной ереси. Такой приговор, согласно каноническому праву, распространялся и на сторонников осуждённых.

Стокгольм, 1520-е годы - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ruСтокгольм, 1520-е годы

Церковь осудила «заблудших», но приводить приговор в исполнение могла только светская власть, которую представлял Кристиан II. Приговор же церкви гласил: умерщвление путём сжигания. Согласно каноническому праву, Кристиан II не имел права пересматривать постановление духовного суда. Но являлась ли ограниченная группа священников действительно церковным судом — это был вопрос дискуссионный. Кристиан точно знал одно: если он откажется выполнять решения архиепископа, проблемы возникнут уже у него, а не у сторонников дома Стуре. Вполне естественно, что король просто умыл руки и решил выполнить постановления Тролле в полном объёме.

Более того, пользуясь случаем, Кристиан внёс в списки осуждённых несколько человек, которых он считал своими личными врагами. Среди прочих осуждённых были епископы Маттианс и Винсент. Казнить епископов Кристиан права не имел — то была прерогатива Рима. Но Маттиас и Винсент были для него бельмом на глазу, ибо чуть ранее они обвинили короля в ограблении каноника Арчимбольди. Тот с позволения Стуре продавал в Германии индульгенции и был задержан в Дании, когда возвращался в Швецию. Все его деньги были конфискованы датским королём и пущены на подготовку к вторжению в Швецию. Именно этот инцидент предрешил участь епископов.

Казни начались утром 8 ноября 1520 года на главной площади под свист, улюлюканье и радость горожан. Пусть это не вызывает удивления: Стокгольм в то время был больше немецким городом, чем шведским, и его жители не испытывали никакой национальной сплочённости. Первыми взошли на эшафот епископы Маттиас и Винсент, которым отсекли головы мечом. После этого таким же образом были казнены 15 дворян — сторонников Стуре. Мэр и олдермен Стокгольма чести погибнуть от меча не удостоились и были повешены. Далее происходили казни менее значимых персонажей. 10 ноября в Сёдермальме сложили большой костёр, на котором сожгли тела казнённых. В тот же костёр бросили выкопанное из могилы тело Стена Стуре. Всего было убито 82 человека. Кристина Юлленшерна, вдова Стуре, была брошена в тюрьму: Кристиан объявил её «мёртвой при жизни». Всё имущество убитых было конфисковано в пользу короля.

Стокгольмская кровавая баня. Гравюра на дереве, художники Корт Стейнкамп и Ханс Крузе (1520-е годы) - Шведская «Игра Престолов»: регент Швеции против датского короля | Военно-исторический портал Warspot.ruСтокгольмская кровавая баня. Гравюра на дереве, художники Корт Стейнкамп и Ханс Крузе (1520-е годы)

При этом Кристиан сделал ход конём. Чтобы совсем уж обелить себя в этой ситуации, он написал письмо папе Льву X, в котором рассказывал, что в погребе Стокгольмского замка были обнаружены большие запасы пороха. Без сомнения, это сторонники Стуре хотели произвести взрыв и убить и его, нового короля, и архиепископа.

Андерссон в «Истории Швеции» подводит итоги:

«Казалось, что мечта о великой скандинавской империи действительно близится к осуществлению. В одном из королевств этой империи, в Швеции, Кристиан уже утвердил свою неограниченную королевскую власть. Теперь его планы шли ещё дальше. Он хотел создать скандинавское торговое общество, чтобы при поддержке голландцев вытеснить Ганзейский союз, и сломить воинственные настроения шведского крестьянства соответствующими законами.

Король отправился обратно в Данию через Эстерйётланд и Смоланд, где на рождество и в новый год была учинена кровавая расправа. Он полагал, что покончил со всяким сопротивлением, хотя в некоторых местах, главным образом в Смоланде и Далекарлии, ещё происходили восстания под руководством сторонников партии Стуре, избежавших резни.

Фактически Кристиан вовсе не уничтожил партию Стуре. Стокгольмская резня дала в руки его сторонников такой благодарный материал для привлечения к себе симпатии, каким не обладала ни одна партия в Швеции. Юридические тонкости допроса и суда над «еретиками» ничего не говорили простому человеку, но образ действий победителей вселял в сердца ужас и страх.

Всеобщее восстание назрело, вопрос заключался теперь лишь в том, кто его возглавит. Ещё до того как Кристина Юлленшерна была брошена в тюрьму, она получила письмо от далекарлийцев, в котором они писали, что им «кажется совсем скверным и жалким, что ни один добрый человек из благородных рыцарей не желает помочь шведскому крестьянству и наказать этих врагов, королевских слуг, которые забрались в нашу страну, убивают, жгут, грабят…» Кристина и её сыновья были в тюрьме, их ближайшие сторонники и друзья из низшего дворянства и горожан были перебиты или изгнаны, а высшее дворянство перешло на сторону Кристиана».

Шведская «Игра Престолов» Статьи 1-3
Ручное огнестрельное оружие Европы в 1515–1525 годах

https://warspot.ru/10364-shvedskaya-igra-prestolov-regent-sh...

Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король!

Будущий король Швеции Густав Ваза состоял в родственных связях с уже знакомыми нам героями. Его отец, Эрик Йохансон, приходился племянником Стену Стуре Старшему. По матери, Сесилии Масдоттер, Густав Ваза был связан с семействами Кнутсонов и Юлленшерна. Правда, после коронации Кристиана в Стокгольмском соборе в 1520 году такое родство скорее мешало, чем помогало в жизни. Путь к шведскому трону Густаву Эриксону пришлось прокладывать самостоятельно.

Грандиозные планы

Вторгшись в Швецию в 1518 году, Кристиан II решил схитрить. После своего поражения при Бреннчурке он предложил Стену Стуре встретиться в Эстреханнинге на переговорах, чтобы обойтись без продолжения войны. Но датский король поставил условие: он попросил предоставить ему шесть заложников из знатных фамилий, в числе которых оказался и Густав Ваза. Как только заложники прибыли, Кристиан вдруг охладел к идее переговоров, а пленников окружили солдаты и затолкали на корабли, шедшие в Данию. По прибытии на берег их распределили по разным местам. Густав попал в замок Кало, недалеко от Орхуса, к своему родственнику Эрику Эриксону Баннеру. Он устроил Вазе весьма комфортные условия плена, взяв лишь честное слово, что тот не попытается бежать.

Густав Ваза - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ru Густав Ваза

Однако Густав слово своё нарушил. В 1519 году он бежал из Дании, переодевшись в платье погонщика быков. Однако побежал не в Швецию, а в Любек, где появился в сентябре того же года. В городе он прожил восемь месяцев, ведя переговоры с ганзейскими толстосумами.

В это время в Швеции у власти находилось правительство во главе со Стеном Стуре. Непонятно, почему Ваза не вернулся на родину. Если он хотел воевать против датчан, готовивших вторжение в непокорную страну, то ему следовало ехать сразу в Швецию. Не было денег? Но отец Густава тогда ещё был жив и решил бы этот вопрос. Боязнь, что его вернут датчанам, ибо он нарушил слово? Но ведь и датский король покривил душой, взяв заложников для переговоров, а затем пленив их и угнав в Данию. Боялся, что поймают? Но между Данией и Швецией пока ещё был мир, да и на любом нейтральном судне вполне можно было попасть в Швецию.

Похоже, остаётся только одно: Густав Ваза сам хотел править Швецией — без Стена Стуре, без Кристиана. Ну или по крайней мере поднять восстание, чтобы на мутной пене гражданской войны выторговать себе какой-нибудь лакомый кусок. Потому он и рванул в Любек. Густав Ваза знал: революция — это прежде всего деньги, деньги и ещё раз деньги. Без них любое восстание обречено на провал.

Густав заявился сразу не куда-нибудь, а в магистрат города, где сообщил кто он такой и попросил милосердия и помощи. Некоторые члены магистрата были против, они предлагали даже отдать беглеца Дании, потребовав за это большой выкуп. Но Вазу взяли под опеку купцы из «Компании Круглого Стола» (Zirkelgesellschaft или Zirkelkompanie) — местного торгового братства. Они предложили мятежнику помощь — но не бесплатно.

Беглец перед советом Любека. Художник Йохан Густав Сандберг - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruБеглец перед советом Любека. Художник Йохан Густав Сандберг

Условия договора, который составили любекские купцы и Густав Ваза, были кабальными для Швеции. Во-первых, если Ваза победит в шведской «Игре Престолов», все выделенные ему деньги он должен будет вернуть с большими процентами. Во-вторых, он должен отдать под контроль любекских купцов всю добычу меди и железа. Также Ваза подписал декларацию с Любеком о «свободной торговле» и обещал либо не вводить таможенные тарифы на любекские товары, либо же обложить ганзейские товары минимальной пошлиной. Соглашение это было заключено лишь в мае 1520 года, то есть тогда, когда Кристиан II уже разбил шведов, Стен Стуре погиб, а Кристина Юлленшерна заперлась в Стокгольмском замке.

Посеешь ветер — пожнёшь бурю

31 мая 1520 года Густав Ваза высадился на мысе Стенсё, к югу от Кальмара — на тот момент только замок в Стокгольме и Кальмар не были подконтрольны Дании. Вскоре, однако, ему пришлось бежать из города, поскольку призывы начать войну с датчанами не нашли понимания у местного гарнизона: Густава даже чуть не заперли за решёткой. Скорее всего, гарнизон крепости поддерживал Стуре. В этом случае совершенно понятной становится и угроза тюрьмы, и бегство Вазы.

В июне он объявился в Смоланде, где избегал больших городов и замков, а больше ездил по деревням и селеньям. Похоже, что, потерпев неудачу в переговорах с баронами, Густав решил изменить тактику и теперь агитировал крестьян. Вероятнее всего, свои слова он подкреплял денежными подачками, полученными в Любеке.

Кальмар сдался датскому королю через три месяца после бегства Густава, в августе. 5 сентября пал Стокгольм. 7 сентября Кристиан разослал всем знатным людям приглашение на свою коронацию, назначенную на 4 ноября.

Густав Ваза скрывается от датских солдат. Художник Йохан Фредрик Хёкерт - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruГустав Ваза скрывается от датских солдат. Художник Йохан Фредрик Хёкерт

Позвал король и Густава Эриксона Вазу. Нашему «революционеру» передал приглашение Йоахим Брага, его двоюродный брат. Кузен звал Густава ехать в Стокгольм и помириться с королём, но тот отказывался. Несмотря на уговоры прозорливого родственника, Йоахим всё же поехал на мероприятие и 8 ноября был казнён, так же как и отец Вазы, во время «Стокгольмской кровавой бани». Густав узнал о произошедшем в середине месяца: его отец, двое дядей и двоюродный брат были казнены, трое сестёр и бабушка брошены в тюрьму, все имения секвестрированы, а он сам объявлен в розыск с формулировкой «поймать живым или мёртвым».

В этой ситуации Густав решил бежать в Даларн (Даларна, Далекарлия), который славился непокорностью своих жителей. Провинция являлась одним из центров шведской металлургии. На медных рудниках здесь трудились подённые рабочие, которых можно было легко поднять на восстание. Кроме того, в Даларне почти все имели оружие. О том, насколько благодатной оказалась почва Даларна для семян мятежа, писал Ингвар Андерсон в своей «Истории Швеции»:

«Согласно написанной со слов короля летописи Педера Сварта, как только до далекарлийцев дошёл слух о действиях Кристиана II, они немедленно послали гонцов на розыски Густава Вазы; гонцы нашли его в одной из деревень у Лимы, в Западной Далекарлии. Далекарлийцы избрали Густава Вазу своим вождём, а в январе 1521 года король Кристиан, который тогда находился в Смоланде, на обратном пути в Данию, уже услыхал о нём.

Вскоре восстание в Далекарлии было в полном разгаре. К восставшим присоединились горняки из медных копей, и уже по всей Швеции, из области в область, из уст в уста, передавался лозунг восставших: «Присоединяйтесь к нам, чтобы освободить себя и своих детей, как поступали и раньше верные люди Швеции!» Правительство Кристиана в Стокгольме и прежде всего Дидрик Слагхек, Ёнс Андерсен Бельденакке и Густав Тролле были очень обеспокоены успехами Густава Вазы. Почти вся северная часть Центральной Швеции вскоре присоединилась к нему, и он завязал связь с корсарами — сторонниками Стуре, которые вели в то время на Балтийском море каперскую войну с датчанами. Весной 1521 года восстание охватило уже Вестерос и Упланд. Отряды Густава Вазы приближались к самому Стокгольму. В Вермланде во главе восставших встал местный лагман Нильс Улофссон; к восставшим вскоре примкнули и смоландцы. В начале лета к Густаву Вазе присоединился его родственник, один из наиболее знатных людей в Швеции, некий Туре Ёнссон по прозвищу «Три розы» из Вестерйётланда. Туре заявил: «Лучше быть в своём отечестве заодно с достойнейшими, чем просить милостыню в чужой стране». Примеру Туре Ёнссона последовал в конце лета также епископ Ганс Браск из Линчёпинга, а вскоре после этого Густав Ваза был избран в Вадстене правителем Швеции».

Время решительных действий

На самом деле всё было не так просто. Начнём с того, что к концу 1520 года только-только короновавшийся Кристиан II уже начал терять в Швеции остатки авторитета. Поддержав в ноябре требования Тролле о казнях конкурентов, самого его король наверх не поднял, в должности архиепископа не восстановил, а развернул беззастенчивую конфискацию церковного имущества. При этом в Швецию он вторгся под лозунгом «Восстановим власть папы» — ведь тот выделил Кристиану на поход деньги, мотивируя своё решение тем, что «негоже правителям свергать владык церкви по своему усмотрению». Однако не прошло и года, как монарх снял все медные колокола в Швеции и отправил их на переплавку в Данию, ибо медь можно выгодно продать. Та же судьба постигла все церковные позолоченные и посеребрённые двери: экономика должна быть экономной.

В ответ на гневное письмо папы, требовавшего остановить беспредел, восстановить Тролле в сане и вернуть на место церковную утварь, Кристиан запланировал новое вторжение. Он перевёз 10 тысяч наёмников в Норвегию и приказал им пройтись по северу Швеции огнём и мечом.

Густав Ваза выступает перед жителями города Мора. Художник Йохан Густав Сандберг - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruГустав Ваза выступает перед жителями города Мора. Художник Йохан Густав Сандберг

Каноническая версия выглядит так: в город Раттвик приехали до 100 вооружённых солдат, чтобы разыскать и арестовать Густава Вазу. Однако по пути на них напали вооружённые крестьяне. Наёмники понесли тяжёлые потери, укрылись в какой-то церкви, отбивались полдня и в конце концов капитулировали.

Более достоверные источники говорят о том, что «восстание Вазы» всё же началось в городе Мора. Густав выступил перед народом у церкви, особой поддержки — как, впрочем, и обычно — не получил, покинул Мору и шёл уже к границе с Норвегией, когда его догнали два лыжника и сообщили, что горожане решили начать восстание. Уже к декабрю Густав Ваза на ганзейские средства смог навербовать себе небольшой отряд в 200 человек и наконец-таки приступить к военным действиям. Но денег не хватало. Чтобы хоть как-то решить проблему финансирования своих отрядов, он решил… конечно же, изъять церковные ценности. Правда, обещал потом расплатиться.

И здесь Ваза нашёл неожиданную поддержку у Густава Тролле и Дидриха Слагхека. Первый был обижен на Кристиана за то, что тот не вернул ему сан и земли, второй — за антипапскую позицию датского короля и казнь Арчимбольди. Позже эти убеждения дорого обошлись Слагхеку: в 1522 году он был обвинён в измене и публично сожжён на Старой Площади в Копенгагене.

Провозглашённый «капитаном Даларна и всей прилегающей Швеции» Густав Ваза имел 16 личных телохранителей, которые стали прообразом его будущей гвардии. Первым делом банда Вазы произвела налёт на Фалун, где ограбила склады и сам город. Немецкие купцы, державшие лавки в Фалуне, были убиты, а их имущество конфисковано. Население обложили двойным налогом, «поскольку они предали шведские интересы и служили тирану».

В немецкие ткани, захваченные в городе, Ваза приказал нарядить своих солдат. С этим эпизодом связана одна из версий появления шведского флага. Дело в том, что на складах в основном лежали ткани либо жёлтого, либо синего цвета. Густав приказал жёлтые отрезы пустить на жакеты, а синие — на штаны. Потом уже его сын, Йохан III, в память об отце утвердил сине-жёлтый флаг в качестве государственного.

К февралю 1521 года Ваза имел «под ружьём» уже до 1 500 человек, в основном вооружённых крестьян и шахтёров. Следующим пунктом в программе его завоеваний стал Вестерос, столица провинции Вестманланд. Густав подошёл к Хельсингланду, который просто присоединился к восставшим, а далее вторгся в Вестманланд.

Кристиан, понимая, что на севере разгорается что-то нехорошее, послал небольшой отряд наёмников под командованием Хенрика Слагхека (брата Дидриха) против восставших банд. У парома Бруннбёк отряд датчан встретился с большим соединением бунтовщиков. Противников разделяла река. Шведы начали обстреливать датчан из луков, и те отступили в укреплённый лагерь (по другим данным, в близлежащую деревушку). Там наёмников атаковали шведы, вырезав почти всех датчан. Спаслись только те, кто сумел добраться до реки и сбежать вплавь.

Кристиан II Датский - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruКристиан II Датский

Опять-таки, эта шведская версия вызывает сомнения: чуть позже, 23 апреля, то есть через 17 дней, мы видим такой же отряд наёмников в 700 человек под командованием того же Хенрика Слагхека. Скорее всего, то была обычная стычка на переправе, и закончилась она отступлением датчан. Далее шведы с разных сторон направили свои отряды к Вестеросу, имея в общей сложности 3–4 тысячи человек. Слагхек, как мы уже говорили, располагал силами раза в четыре меньшими и попытался навязать встречный бой одной из шведских колонн. В результате его наёмники были отброшены, а сам Хенрик укрылся в Вестеросе.

28 апреля туда же подошёл и Густав Ваза с основными силами. Датчане в течение месяца вели активную оборону. Но постепенно они теряли силы, да и купечество города высказывало недовольство превратностями осады. Поэтому 20 мая 1521 года датский отряд удалился в городскую цитадель и держался там до 31 января 1522 года, ожидая помощи. Но подмога так и не пришла.

Ганзейский интерес

Обнаружив, что его проект под названием «Густав Ваза» неожиданно оказался многообещающим, Любек стал готовиться к войне. К октябрю 1521 года Данциг и Любек могли уже выставить в море до 25 судов с 2 тысячами солдат на борту. При этом у ворот Любека стояла очередь из добровольцев: Ганза платила 6 марок в месяц во время военных действий, 5 марок — при стоянке в порту и 4 марки — при перевозке морем.

7 февраля 1522 года начались переговоры о союзе между Данцигом и Любеком. 14 апреля их соединённый флот из 28 кораблей уже крейсировал у Рюгена, перехватывая датские торговые корабли. В мае флот Ганзы начал блокаду Стокгольма. 23 июня были обстреляны порт и Стокгольмская крепость. В гавани же Любека у Травемюнде из-за халатности рабочих начался пожар: сгорели пять датских военных кораблей, оснащённых и готовых к выходу в море.

Любек в XVII веке - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruЛюбек в XVII веке

3 августа любекская эскадра под командованием Германа Фальке и Иоахима Гиркина (13 орлогшипов и четыре малых корабля) отправилась к побережью Швеции. По пути к ней присоседились ещё четыре корабля из Штральзунда и 13 «шведских» кораблей Ганзейского союза. Дело в том, что часть флота, согласно договору с Вазой, Любек использовал под шведским флагом. Понятно, что и команды, и сами корабли были немецкими, но флот считался как бы «шведским», а по сути был сдан в аренду.

Войска Ганзы высадились на Борнхольме, полностью опустошили остров и взяли крепость Хаммерсхус. 23 августа у Борнхольма к союзникам присоединился данцигский флот из 11 кораблей. Далее вся армада проследовала к Копенгагену и Хельсингеру, а часть флота отделилась для блокады Стокгольма.

В этих условиях Кристиан не мог помочь своим гарнизонам на севере: всё его внимание было обращено на юг. Ваза получил возможность атаковать немногочисленные разрозненные датские отряды и спокойно наращивать и готовить свою армию.

Ганза блокировала побережье Дании до 1 октября, Стокгольм же, страдавший от недостатка припасов, сидел в морской блокаде до ноября. 29 ноября 1522 года с Фюна вышел большой датский конвой из 31 судна с грузами для Стокгольма. Флот Ганзы атаковал его у Борнхольма. Датчане потеряли 70% кораблей: лишь девяти из них удалось дойти до Кристиана II, остальные же были либо сожжены, либо захвачены.

Ганзейский корабль. Художник Олаф Рахардт - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ru Ганзейский корабль. Художник Олаф Рахардт

Видя, что Дания стоит на грани поражения, в дело вмешался император Священной Римской империи Карл V. Он пригрозил Любеку штрафом в 2 000 золотых марок, если тот не прекратит враждебные действия против его свояка и одного из маркграфов-выборщиков. Любекский магистрат затеял с Карлом судилище, а военные действия продолжил.

Кристиан в этой ситуации с подачи шурина пошёл на переговоры с Бургундскими Нидерландами, попросив у голландцев два десятка кораблей. Слухи об этих переговорах дошли до Ганзы, причём многократно искажённые и усиленные: мол, Кристиан договорился с Бургундией и готовит высадку в Германии и Швеции 20 тысяч солдат и 5 тысяч кавалерии, которых перевезут голландцы, предоставившие для этого 150 кораблей. Ввиду этого Любек предпочёл свернуть активную морскую войну, ограничившись лишь поддержкой Густава

Сколько стоят амбиции

Ваза к тому моменту уже успел создать армию в 10 тысяч пехоты и 3 тысячи конницы и расширить своё господство на половину провинций страны. В мае 1523 года он начал осаду Кальмара. 27 мая датский адмирал Сорен Норби издал приказ о том, что в случае нападения на Кальмар всех шведов в городе вырежут. Это, естественно, возмутило жителей города, и ночью они открыли ворота отрядам Густава. В результате шведы убили всех датских и немецких наёмников. Кальмар пал. Остатки датского флота отошли к Готланду, где были заблокированы, а на остров высадились шведские десанты. В результате Готланд был захвачен, а датский флот уничтожен.

Чуть ранее, 23 февраля 1523 года, герцог Шлезвиг-Гольштейна заключил союзный договор с Ганзой и вторгся в Данию. Теперь положение Кристиана стало совсем незавидным. К июню было ясно, что Швеция бесповоротно проиграна.

Густав Ваза на шведской банкноте - Шведская «Игра Престолов»: да здравствует король! | Warspot.ruГустав Ваза на шведской банкноте

Любек, как основной спонсор восстания, получал согласно договору с Вазой и главные сливки: Ганза имела теперь право беспошлинной торговли в четырёх главных городах королевства — Стокгольме, Або, Кальмаре и Сёдерчёпинге. Ганзейские корабли исключались из таможенного досмотра и имели право на ввоз в Швецию предметов роскоши и изделий из благородных металлов. Кроме того, Швеция должна была расплатиться за «аренду» любекского флота, а это ни много ни мало 116 482 золотые марки. В обеспечение долга Ганза забирала себе остров Борнхольм на 50 лет — либо, если шведы смогут расплатиться раньше, до полной выплаты суммы. Такова была цена независимости и восшествия на трон Густава Вазы.

Но любекские купцы не были бы купцами, если бы не предъявили счёт и Дании — на 120 817 золотых марок. Правда, Кристиан II к тому времени уже был низложен (это произошло 26 марта 1523 года). Королём Дании стал Фредерик I, которому пришлось расплачиваться за все деяния предшественника. Кристиан же бежал в Голландию, к своему свояку Карлу V.

6 июня 1523 года в Стренгнесе Густав Ваза был избран королём Швеции. 17 июня пал Стокгольм. 12 января 1524 года в Упсальском соборе состоялась коронация. Швеция стала независимым королевством. Эпоха Кальмарской унии закончилась.


Литература:

  1. Fritze, K. Seekriege der Hanse / Konrad Fritze, Günter Krause. — Militärverlag der DDR, Berlin, 1989.
  2. Larsson, L.-O. Gustav Vasa — landsfader eller tyrann? / Lars-Olof Larsson. — Stockholm: Prisma, 2002.
  3. Sundberg, U. Svenska krig 1521–1814 / Ulf Sundberg. — Stockholm, 1998.
  4. Watson, P. B. Swedish revolution under Gustav Vasa / P. B. Watson. — Boston: Little Brown Co, 1889.

https://warspot.ru/11275-shvedskaya-igra-prestolov-da-zdravs...

Картина дня

наверх