Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

«Римский меч», разивший без устали

«Римский меч», разивший без устали

Марк Клавдий Марцелл воплощал в себе лучшие черты римского характера: он был опытным и храбрым воином, не раз одолевавшим противника в поединке один на один. Он возглавил римскую армию в наиболее тяжёлый для его родины момент после разгрома при Каннах и проявил себя осторожным и умелым военачальником. Грозный Ганнибалвысоко ценил его как противника, равного себе по силе, и называл Марцелла «римским мечом».

Происхождение и юность

По рождению Марк Клавдий Марцелл принадлежал к богатой и знатной семье изначально плебейского происхождения, относившейся к ветви могущественного рода Клавдиев. Первым известным консулом в семье был носивший то же имя прадед Марцелла. Консулом был также и его дед, но не отец — он не упоминается в капитолийских фастах. Марцелл, должно быть, родился около 268 года до н.э. Известно, что в 222 году до н.э., когда он был впервые избран консулом, ему было более 42 лет, а в 208 году до н.э., когда он стал консулом в пятый раз, ему было уже за шестьдесят.

Римский серебряный денарий, отчеканенный в 50 году до н.э. в память Марка Клавдия Марцелла одним из его потомков - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ru Римский серебряный денарий, отчеканенный в 50 году до н.э. в память Марка Клавдия Марцелла одним из его потомков

Плутарх упоминает, что у него был брат по имени Отацилий, которого тот спас в бою во время I Пунической войны.

Скорее всего, он соотносится с Титом Отацилием Крассом, претором 217 и 214 годов до н.э. Его имя означает, что они с Марцеллом были двоюродными братьями или же указывает на его усыновление представителем рода Отацилиев. О поколении, к которому принадлежал Марцелл, его биограф Плутарх писал, что с юности до самой старости им пришлось принимать участие в жестоких войнах:

«В молодости они воевали с карфагенянами из-за Сицилии, зрелыми мужами — с галлами, защищая самоё Италию, а уже в старости снова бились с карфагенянами и Ганнибалом, ибо старость не означала для них, как для простых граждан, отдыха от военной службы, но в силу их благородства, опыта и отваги римляне неизменно поручали им верховное командование и другие высокие должности в войске».

Марцелл был силён и крепок телом, тяжёл на руку и обладал воинственным характером. «Не было случая, — пишет Плутарх, — чтобы он не принял вызова или чтобы вызвавший его вышел из схватки живым».

Во время I Пунической войны Марцелл сражался против карфагенян на Сицилии, заслужив много наград и репутацию храброго воина за неоднократно проявленный героизм. Среди этих наград был «гражданский венок» (corona civica) — одна из высших наград Рима, которая вручалась за спасение жизни римского гражданина. Доблесть, проявленная в боях, сделала имя Марцелла известным народу. Около 226 года до н.э. он был избран вначале курульным эдилом, затем жрецом-авгуром и, наконец, предположительно в 224 году до н.э. — претором. Первой достоверно известной датой в биографии Марцелла стал консулат, которого он удостоился в 222 году до н.э.

«Тучная добыча»

Рим в это время вёл войну против галлов. Начало боевым действиям положили сами галлы, которые в 225 году до н.э. собрали огромную армию и вторглись в глубину римских владений в Этрурии. Две консульские армии смогли прижать галлов к морскому побережью и разгромить их в большом сражении при Теламоне. 40 тысяч галлов пало на поле боя, ещё 10 тысяч были захвачены в плен. В следующем году римляне перенесли боевые действия на территорию противника в долину реки По. Жившие здесь племена бойев и лингонов в 224 году до н.э. сложили оружие и капитулировали.

Инсубры, решившие в одиночку продолжать войну, в 223 году до н.э. потерпели поражение от консула Гая Фламиния. Их послы обратились в Рим с предложением мирных переговоров, но в это время сенат из-за дурных предзнаменований отстранил от власти Гая Фламиния и его коллегу Публия Фурия Фила и назначил командовать в войне новых консулов Марка Клавдия Марцелла и Гнея Корнелия Сципиона Кальва. Оба консула жаждали военной славы и потому убедили сенат отвергнуть мирные предложения.

Боевые действия возобновились в 222 году до н.э. Оба консула со своими армиями осадили город Ацерры в долине реки По. Инсубры призвали на помощь отряды наёмников-гезатов из-за Альп. Их предводитель Вирудомар (Бритомар) с 10 тысячами бывших при нём воинов принялся опустошать римские владения на правом берегу реки. Оставив Сципиона с основной частью армии осаждать Ацерры, сам Марцелл со всей конницей и 600 легковооружёнными пехотинцами бросился в погоню за гезатами.

Галльские воины. Терракотовый фриз святилища в Сассоферрато, II век до н.э. - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruГалльские воины. Терракотовый фриз святилища в Сассоферрато, II век до н.э.

Встреча противников произошла у города Кластидий (ныне Кастеджо). Имея значительное численное превосходство, галлы отнеслись к своему противнику с пренебрежением. Чтобы избежать окружения, Марцелл приказал своим всадникам растянуть фронт так, чтобы сравняться с вражеской боевой линией. Сам он верхом на коне находился впереди боевого строя, хорошо заметный как для своих, так и для чужих всадников. То, что произошло затем, Плутарх описывал следующим образом:

«В это время царь галлов заметил его и, по знакам достоинства узнав в нём полководца, выехал далеко вперёд, ему навстречу, громким голосом вызывая на бой; то был человек огромного роста, выше любого из своих людей, и среди прочих выделялся горевшими как жар доспехами, отделанными золотом, серебром и всевозможными украшениями. Окинув взглядом вражеский строй, Марцелл решил, что это вооружение — самое красивое и что именно оно было им обещано в дар богу, а потому пустил коня во весь опор и первым же ударом копья пробил панцирь Бритомарта; сила столкновения была такова, что галл рухнул на землю, и Марцелл вторым или третьим ударом сразу его прикончил».

Перебив потерявших своего предводителя и пришедших в расстройство гезатов, Марцелл взял богатую добычу и вернулся назад к своему коллеге Сципиону.

Тот в это время захватил Ацерры и перенёс военные действия в глубину территории противника в направлении столицы инсубров Медиолана. Здесь, впрочем, его дела шли не столь успешно, как раньше. Галлы отчаянно защищали свою столицу и даже осадили самого Сципиона в его лагере. С появлением Марцелла ситуация совершенно переменилась. Гезаты, узнав о поражении и гибели своего вождя, ушли обратно за Альпы. После этого инсубры сложили оружие и сдались.

По возвращении в Рим Марцелл был удостоен сенатом высшей почести полководца — триумфа. Украшением торжественного шествия являлся сам военачальник, который нёс на плече обтёсанный ствол дуба с надетым на него доспехом Вирудомара. После шествия Марцелл посвятил его в храм Юпитера Феретрия на вершине Капитолия. Доспехи вражеского предводителя, посвящённые убившим его римским полководцем, назывались «тучная добыча» (spolia opimia).

Столкновение римской кавалерии с галльской пехотой и колесницами - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruСтолкновение римской кавалерии с галльской пехотой и колесницами

Прежде в римской истории подобные дары приносились Юпитеру Феретрию лишь дважды. Основатель города Ромул посвятил доспехи ценинского царя Акрона. Вторым был Авл Корнелий Косс, посвятивший доспехи царя вейетов Ларса Толумния. Марцелл стал третьим. После него же, как писал Плутарх, не было никого.

Война с Ганнибалом

Немедленно после окончания войны с галлами в 218 году до н.э. началась II Пуническая война, ознаменовавшаяся для римлян разгромными поражениями их полководцев при Тицине и Треббии, Тразименском озере и, наконец, в битве при Каннах. Что делал Марцелл в эти годы, остаётся неизвестным. Вновь на страницах источников он появляется в 216 году до н.э., когда в должности претора он командовал римскими силами, предназначенными для отправки на Сицилию в Остии.

После разгрома при Каннах сенат постановил отозвать Марцелла с частью солдат в Рим и передать под его командование остатки армии, укрывшиеся в Канузии. Командование на Сицилии перешло к его коллеге Публию Фурию Филу. Это решение выдвинуло Марцелла на первые позиции в государстве.

Когда Марцелл прибыл в Кампанию, за помощью к нему обратился сенат Нолы, которой в это время угрожал Ганнибал. После отпадения Капуи плебс Нолы также был готов пойти на соглашение с карфагенянами, однако его удержали решительные действия римского военачальника. Марцелл расквартировал свои войска в городе и здесь на протяжении 216–215 годов до н.э. дал ряд успешных сражений карфагенянам. Скорее всего, размах этих стычек был сильно преувеличен римскими историками, но следует отметить их важное психологическое значение: эти незначительные победы были одержаны в то время, когда Рим отчаянно нуждался хотя бы в небольшом военном успехе.

Кампания и Самний, фронт военных действий в 216–214 годах до н.э. - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruКампания и Самний, фронт военных действий в 216–214 годах до н.э.

Эти события сделали Марцелла крайне популярным у римского плебса. Когда в 215 году до н.э. консул Луций Постумий Альбин погиб в сражении с галлами, Марцелл рассматривался как приоритетный кандидат на выборах консула-суффекта. Его избрание сопровождалось неблагоприятными предзнаменованиями, поэтому по настоянию политических противников из числа сенаторов (вероятно, их было немало) ему в итоге пришлось отказаться от консульства, сохранив при этом военные полномочия. Вместо него был выбран Квинт Фабий Максим, с которым у Марцелла сложились не самые простые отношения. В дальнейшем, очевидно, политические противники всё же смогли найти условия для компромисса, и оба были избраны консулами на следующий 214 год до н.э.

Во время второго консульства Марцелла в очередной раз возобновились бои за Нолу. По большей части они складывались удачно для римлян. В одном из сражений на их сторону перебежали три сотни всадников испанской кавалерии Ганнибала. Прежде такого ещё не происходило. Вскоре Ганнибал отказался от замысла захватить Нолу и увёл свою армию к Таренту. После этого, оставив в Ноле надёжный гарнизон, Марцелл пришёл на помощь Фабию Максиму, долго и безуспешно осаждавшему Казилин. Именно Марцелл убедил его продолжать осаду, и в конце концов Казилин был взят.

Война на Сицилии

Вскоре после этого Марцелл получил от сената новое командование на Сицилии. Здесь после поражения римлян в битве при Каннах подняли голову сторонники карфагенской партии. В 215 году до н.э. юный царь Гиероним разорвал союз с Римом, и его гарнизоны даже начали занимать сицилийские города. В следующем году Гиероним погиб от рук заговорщиков, но пришедшее к власти республиканское правительство сохраняло прежний курс. Тогда римский сенат отправил в Сицилию Марцелла, поручив ему разрешить конфликт. Ухудшению ситуации способствовали действия вождей карфагенской партии Гиппократа и Эпикида, занявших Леонтины и оттуда производивших набеги на римские заставы.

Марцелл взял Леонтины штурмом и обезглавил укрывавшихся здесь 2 тысячи римских перебежчиков. Гиппократ и Эпикид спаслись бегством и прибыли в Сиракузы. Их рассказ о судьбе Леонтин и творимых в городе расправах до крайности возмутил сиракузян и подтолкнул их к окончательному разрыву с Римом.

Осада Сиракуз римлянами в 214–211 годах до н.э. - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruОсада Сиракуз римлянами в 214–211 годах до н.э.

Марцелл немедленно начал осаду города. Со стороны суши римскими силами командовал претор Аппий Клавдий Пульхр. Сам Марцелл с флотом из 60 квинкверем обложил Сиракузы с моря. Он рассчитывал быстро взять город, который из-за большой протяжённости его стен было сложно охранять со всей бдительностью. Но уже при первом нападении римляне получили серьёзный отпор из-за машин Архимеда.

«В неприятеля, наступающего с суши, — пишет Плутарх, — понеслись всевозможных размеров стрелы и огромные каменные глыбы, летевшие с невероятным шумом и чудовищной скоростью, — они сокрушали всё и всех на своём пути и приводили в расстройство боевые ряды, — а на вражеские суда вдруг стали опускаться укреплённые на стенах брусья и либо топили их силою толчка, либо, схватив железными руками или клювами вроде журавлиных, вытаскивали носом вверх из воды, а потом, кормою вперёд, пускали ко дну (…) Нередко взору открывалось ужасное зрелище: поднятый высоко над морем корабль раскачивался в разные стороны до тех пор, пока все до последнего человека не оказывались сброшенными за борт или разнесёнными в клочья, а опустевшее судно разбивалось о стену или снова падало на воду, когда железные челюсти разжимались».

Когда римляне попытались подойти вплотную к стенам, чтобы попасть в «мёртвую зону» обстрела, на них сверху и сбоку обрушились другие машины, предназначенные для поражения противника на близком расстоянии. Попытка ночного нападения также не принесла им успеха. Видя, что римляне вконец запуганы и деморализованы, Марцелл, посмеиваясь над постигшей его неудачей, произнёс:

«Не довольно ли нам воевать с этим Бриареем от геометрии, который вычерпывает из моря наши суда, а потом с позором швыряет их прочь, и превзошёл сказочных сторуких великанов — столько снарядов он в нас мечет!»

Римляне с моря атакуют укрепления Сиракуз. Реконструкция А. Хука - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruРимляне с моря атакуют укрепления Сиракуз. Реконструкция А. Хука

В этих условиях римлянам пришлось отказаться от попыток штурма и прибегнуть к длительной блокаде Сиракуз, продлившейся больше года. В течение этого времени они мало-помалу восстановили свой контроль над большей частью острова.

В 212 году до н.э. Марцелл заметил, что одна башня и примыкавшая к ней часть стены охраняются не так строго, как остальные. Внезапной ночной атакой римлянам удалось захватить их, а затем занять ворота и внешнее кольцо укреплений. Защитники города отступили в старую его часть Ахрадину, окружённую особым поясом стен. Оборону здесь держали перебежчики, которые не могли надеяться на пощаду. В западной части города им удалось удержать в своих руках форт Эвриал. Бои за оставшуюся часть Сиракуз продолжились в течение следующего года.

Последние укрепления были взяты благодаря предательству командира защищавших Ахрадину наёмников, который таким образом сумел вывести своих людей из гибнувшего города. Взяв под контроль царский дворец и хранившиеся здесь сокровища, Марцелл отдал остальной город на разграбление своим воинам. Здесь, как пишет Ливий, «было явлено много примеров отвратительной жадности, гнусного неистовства». Одной из жертв погрома стал Архимед, который перед смертью успел сказать убившему его воину: «Не трогай моих чертежей!»

В конце лета 211 года до н.э. Марцелл сдал командование на Сицилии претору Марку Корнелию Цетегу, а сам вернулся в Рим. Его противники в сенате утверждали, что сицилийская кампания слишком затянулась, и на этом основании отказали полководцу в триумфе за эту победу. При въезде в город Марцелл удостоился лишь малого триумфа-овации. Сам он, возглавляя торжественную процессию, ехал верхом на коне, а не на колеснице, поднявшись на Капитолий, принёс на алтаре Юпитера в жертву овец, а не быков. Украшением шествия являлись многочисленные произведения искусства, захваченные и вывезенные Марцеллом из Сиракуз, которые в то время в Риме были ещё редкостью. За это Марцелла осуждал Фабий Максим, полагавший, что статуи и картины превратят римлян, до сих пор бывших народом тружеников и воинов, в бездельников, умеющих лишь тонко рассуждать об искусстве. Сам же Марцелл как раз похвалялся, что первым из римлян научил своих невежественных соотечественников ценить замечательные красоты Эллады и восхищаться ими.

Форт Эвриал в Сиракузах. Реконструкция Питера Коннолли - «Римский меч», разивший без устали | Warspot.ruФорт Эвриал в Сиракузах. Реконструкция Питера Коннолли

Последние годы

В 210 году до н.э. Марцелл вновь был избран консулом. Вначале он успешно воевал в Самнии. После поражения, которое проконсул Гней Фульвий Центумал потерпел от Ганнибала при Гердонии, Марцелл перенёс военные действия на территорию Лукании и здесь несколько раз сразился с Ганнибалом у Нумистрона и Венузии.

В следующем году война в Лукании продолжилась. В ходе тяжёлой двухдневной битвы у Канузия войска Марцелла понесли большие потери и снова не добились решительного успеха. Когда Ганнибал на следующий день после битвы ушёл в Бруттий, Марцелл не смог его преследовать из-за большого числа раненых и отступил на зиму в Кампанию.

В 208 году до н.э. Марцелл в пятый раз был избран консулом. В надежде навязать противнику решающее сражение он вновь повёл своих солдат в Луканию. Обе армии расположились друг против друга на берегу реки между Бантиями и Венузией. Между позициями обеих армий находилась цепь лесистых холмов. Марцелл, взяв с собой товарища по должности консула Тита Квинкция Криспина и своего сына, служившего при нём в качестве военного трибуна, в сопровождении 220 всадников отправился лично произвести рекогносцировку холма. Отряд угодил в засаду нумидийцев. Марцелл и 40 всадников погибли в бою. Криспин и сын Марцелла, оба раненые, спаслись бегством. Раны консула оказались смертельны, и он скончался два дня спустя. Ганнибал приказал сжечь тело Марцелла со всеми почестями, а прах в серебряной урне отправил его сыну.


Литература:

  1. Кораблёв, И. Ш. Ганнибал / И. Кораблёв. — М.: Наука, 1976.
  2. Лансель, С. Ганнибал / С. Лансель. — М.: Молодая гвардия, 2002.
  3. Ревяко, К. А. Пунические войны / К. Ревяко. — Минск, 1985.
  4. Голсуорти, А. Во имя Рима: Люди, которые создали империю / А. Голсуорти. — М.: АСТ, 2006.
  5. Williams, J. H. C. Beyond the Rubicon: Romans and Gauls in Republican Italy / J. H. C. Williams. — Oxford, 2001.
  6. Flower, H. I. The Tradition of the Spolia Opima: M. Claudius Marcellus and Augustus / H. I. Flower // Classical Antiquity. — 2000. — Vol. 37.

https://warspot.ru/9352-rimskiy-mech-razivshiy-bez-ustali

Картина дня

наверх