На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Стоило ли умирать друг за друга и Британию? (5)

Стоило ли умирать друг за друга и Британию? | Warspot.ruСтоило ли умирать друг за друга и Британию?

У Британской империи всегда было много хлопот с колониями. Однако в конце XIX-начале XX вв. беспокойство насчёт Ирландии переросло в готовность к вооружённой борьбе за неё. Ирландские националисты с трибуны парламента, а потом и с оружием в руках отстаивали право на независимость «Зелёного острова».

Первая мировая война обнажила скрытые противоречия и дала ход давно назревшему процессу отделения. Каждый ирландец, живи он на родном острове или за его пределами, должен был сделать выбор, и многие из них пошли воевать за Соединённое Королевство на фронтах Великой войны.

Вопрос о гомруле и обстановка в Ирландии перед войной

К началу ХХ века вся Ирландия была и юридически, и фактически частью Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии. Парламент «Зелёного острова» был распущен в 1801 году, а ирландская элита получила возможность заседать в объединённом парламенте в Лондоне. Спустя примерно полвека наиболее радикально настроенная часть ирландского общества пришла к мысли о необходимости возвращения политической самостоятельности Ирландии, что вылилось в требование гомруля (англ. «home rule» — самоуправление). Умеренное крыло националистов, считавшее автономию в рамках королевства достаточной и вполне достижимой целью, преобладало и предпочитало бороться за гомруль легальными способами. Однако уже в 1880–1890-х гг. сторонники ирландской независимости, недовольные неуступчивостью Лондона и разочарованные стратегией лидера умеренных Чарльза Стюарта Парнелла (Charles Stewart Parnell), начали проводить террористические акты в Англии.

Национальная снарядная фабрика в Дублине ,1914 год. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

К началу ХХ века раскол по поводу ирландского вопроса, как в стане националистов, так и среди политиков в Лондоне, нарастал с головокружительной быстротой. В 1886 и 1893 гг. закон о гомруле дебатировался в британском парламенте и оба раза успешно был провален его противниками.

В 1912 году премьер-министр Герберт Асквит (Herbert Henry Asquith) внёс в парламент ещё один билль о гомруле, но на сей раз в дело вмешалась третья сторона, которая всеми силами старалась похоронить или, по крайней мере, радикально изменить этот законопроект. Этой третьей стороной были так называемые юнионисты. Центр их движения находился в Ольстере на севере Ирландии, где проживала наибольшая часть протестантов — потомков англичан и шотландцев, чьи предки попали на остров ещё в XVII веке при Оливере Кромвеле. Юнионисты-протестанты, в противовес националистам-католикам, выступали за безусловное сохранение Ирландии в составе Соединённого Королевства.

Сторонники сохранения статус-кво в Ирландии развернули под руководством сэра Эдварда Карсона (Edward Henry Carson) в 1912 году мощную кампанию в прессе, а также начали организовывать вооружённые отряды типа народной милиции для противодействия биллю о гомруле, если он будет-таки принят. Битва за гомруль в парламенте и активизация как националистического, так и лоялистского движения в Ирландии продолжались с 1912 по 1914 гг. Обе враждующие стороны, вопреки всем законам, ввезли из Германии огромное количество оружия. Общая численность бойцов с той и другой стороны в сумме составляла около 250 000 человек (при общей численности населения острова примерно в 4,4 млн человек, причём Ольстер был самым густонаселённым).

Слева ирландский плакат 1914 года с надписью «Стоит ли твой дом того, чтобы воевать за него? Может быть поздно сражаться, когда враги уже за дверью. Так что надо присоединяться к армии сегодня!» Справа другой плакат: «Во имя славы Ирландии. Пойдёшь ли ты или мне придётся?» На заднем плане горят дома, надпись поясняет — «Бельгия»

В марте 1914 года в Керраг Кэмп (Curragh Camp), крупнейшей британской военной базе на территории Ирландии, расположенной в 50 километрах к юго-востоку от Дублина, случился инцидент, известный как «Керрагский мятеж». В ходе мятежа выяснилось, что тамошние армейские части не намерены подчиняться приказам о подавлении юнионистского движения в Ольстере. Этот инцидент, а также настойчивость Карсона и его сторонников, сумевших в апреле нелегально ввезти в страну 25 000 винтовок, настолько впечатлили правительство, что оно пошло на уступки.

Принятый в мае 1914 года закон о гомруле, предусматривавший создание двухпалатного парламента в Ирландии, не должен был, согласно достигнутому компромиссу, распространяться на графства Северной Ирландии. Их число, а также сроки такого состояния должны были стать предметом дальнейших переговоров. Но даже этот компромисс не принёс облегчения и разрядки. В июле король Георг V констатировал: «Сегодня вопль о гражданской войне раздаётся из уст наиболее сознательных из моих людей».

Однако в августе 1914 года Великобритания оказалась в состоянии войны, и подписанный королём в сентябре 1914 года закон оказался отложен до конца войны, как и некоторые другие важные политические реформы. В прежнем виде, однако, он уже так и никогда не был возрождён.

Солдаты 16-й Ирландской дивизии помогают сдвинуть медицинскую машину, застрявшую в грязи леса Маметц, июль 1916 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Ситуация в Ирландии непосредственно перед 4 августа 1914 года, днём вступления Великобритании в войну, была нестабильной. В Дублине и его пригороде Хоуте в конце июля несколько человек были застрелены британскими солдатами и националистами, и похороны погибших вылились в массовую демонстрацию. Однако правительство Великобритании справедливо расценило начавшуюся войну как очень эффективное средство умиротворения конфликта.

И лидер ольстерцев Карсон и лидер национального движения Джон Редмонд (John Edward Redmond) публично поддержали «справедливую войну» против Германии. Выступление Редмонда раскололо националистов. На основе формирований «Ирландских добровольцев» (Irish Volunteers) возникла новая организация «Национальные добровольцы» (Irish National Volunteers), поддержавшая Редмонда. Наиболее же непримиримые противники англичан стали формировать свои независимые отряды, прообраз будущей Ирландской республиканской армии. Юнионистское движение и «Ольстерские добровольцы» (Ulster volunteer force) избежали подобного раскола. В условиях войны наличие подобных вооружённых формирований было чрезвычайно опасным для единства страны, но на словах обе стороны заявляли о своей готовности вместе защитить Ирландию от вражеского вторжения.

Кардинал Фрэнсис Борн, глава католической церкви в Англии и Уэльсе, во время визита в штаб-квартиру 16-й Ирландской дивизии в Эрвиллере, 27 октября 1917 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Бойцы с обеих сторон стали записываться в войска и отправляться на фронт. Объяснить подобное единодушие, по мнению историка Ричарда Грейсона (Richard Grayson), можно несколькими причинами.

Во-первых, обе стороны были более-менее убеждены, что их позиция не была поколеблена законом о гомруле, и всё ещё можно будет переиграть.

Во-вторых, обе стороны сохраняли уверенность, что, несмотря на компромисс и временную отсрочку закона, они сумеют завоевать поддержку короны благодаря лояльности и продавить свой вариант.

В-третьих, оба движения отстояли своё право на формирование на основе добровольческих сил двух подразделений — 36-й (Ольстерской) и 16-й (Ирландской) дивизий. Это выделяло их на фоне остальной армии и придавало дополнительный стимул для самоидентификации.

В-четвёртых, каждая сторона делала общее дело, но руководствовалась при этом разной идеологией: юнионисты воевали «за короля и страну», тогда как националисты за «права малых наций» и «католическую Бельгию». Парадоксально, но в начальные месяцы войны Ирландия была единой как никогда раньше.

Ирландские полки на фронте

Накануне войны в британской армии было около 20 000 ирландцев. Естественно, какое-то количество уроженцев острова также служило во флоте и молодом Королевском лётном корпусе, но в них не было специфически ирландских подразделений. Впрочем, и в армии ирландцы оказывались часто в английских или шотландских полках. Так, первый кавалер Креста Виктории в годы Великой войны — лейтенант Морис Джеймс Диз (Maurice James Dease) — был ирландцем, служившим в Королевском фузилёрном полку.

Солдаты 5-го батальона Королевского ирландского фузилёрного полка (10-я дивизия) в окопах Галлиполи, 1915 год. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Непосредственно с Ирландией были связаны девять пехотных подразделений: Ирландский гвардейский полк, расквартированный, однако, в Суррее, а также восемь пехотных полков, для которых традиционными центрами набора добровольцев были города Клонмел, Ома, Белфаст, Арма, Голуэй, Бирр, Трали и Нейс. В каждом полку было по два батальона постоянной службы (один, обыкновенно, в колониях и один дома), а также два-три батальона подготовки для резервистов. К этому также добавлялись шесть кавалерийских полков, из них два были запасными. Надо отметить, что название «ирландский», «коннахтский», «манстерский» и т.п. не означало, что офицеры или солдаты этого полка должны были быть исключительно ирландцами.

Первым на континент 13 августа 1914 года высадился 1-й батальон Ирландского гвардейского полка. К концу месяца все ирландские полки, включая запасные, оказались на Западном фронте и приняли участие в сражениях у Монса и Ипра. Некоторые из батальонов, бывшие в Индии и Бирме, были направлены в 1915 году в Галлиполи, а после эвакуации в 1916 году были также переброшены во Францию.

Вместе с регулярными частями воевали и вышеупомянутые добровольческие части. Интересно, что кроме 36-й Ольстерской и 16-й Ирландской возникла ещё одна Ирландская дивизия — 10-я, в которую попали как католики, сторонники национального движения, так и протестанты из Ольстера. 10-я дивизия своё боевое крещение прошла также в Галлиполи, где потеряла более 2000 человек ранеными и убитыми. Далее её путь пролегал по Македонии, Египту и Палестине, пока в 1918 году она не была переброшена на Западный фронт и не расформирована, а её солдаты распределены по другим частям.

Капеллан говорит с солдатами из 12-го батальона Королевского ирландского пехотного полка 36-й Ольстерской дивизии, 7 февраля 1918 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

36-я и 16-я служили только на Западном фронте, но попали туда в самое горячее для британцев время. Ольстерцы (в 36-й только артиллерия была набрана из лондонцев) вступили в своё первое крупное сражение 1 июля 1916 года, т.е. в первый день знаменитой битвы на Сомме. В тот день на поле боя дивизия потеряла 5000 человек, из них 2000 убитыми. 16-я дивизия, у которой из «Национальных добровольцев» состояла только одна 47-я бригада, оказалась на Сомме только в сентябре 1916 года.

Второй самой крупной битвой для 16-й и 36-й дивизий стала Мессинская операция в июне 1917 года, когда две дивизии сражались бок о бок. Солдаты обеих помогали друг другу и жертвовали своими жизнями ради тех, против кого они собирались сражаться в Ирландии.

Конечно, после Соммы, Мессинской операции, третьего сражения у Ипра 1918 года ни о какой политической ориентации дивизий не могло быть и речи. Соответствующих пополнений из Ирландии не было, а потому в дивизии вливали как ирландские, набранные уже без оглядки на политические пристрастия, так и чисто британские батальоны.

Надо заметить, что не только ирландцы из самой Ирландии образовали добровольческие части или служили в регулярной армии. Так, «приятельские батальоны» (pals battalions) из уроженцев Ирландии или людей ирландского происхождения стали 24-м, 25-м, 26-м и 27-м батальонами 103-й (Тайнсайдской Ирландской) бригады из города Ньюкасл-апон-Тайн (102-я бригада из этого же города стала Тайнсайдской Шотландской). 102-я и 103-я бригады сражались на Сомме и, как ирландские 16-я и 36-я дивизии, понесли огромные потери. Несколько батальонов из представителей ирландской диаспоры также были сформированы в Ливерпуле и Лондоне. В данном случае, правда, солдаты и офицеры были бесконечно далеки от ирландских распрей.

Военнослужащие Королевского ирландского пехотного полка, 36-я Ольстерская дивизия, 20 ноября 1917 года, близ Бертинкура, Франция. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Историк Дэвид Фитцпатрик (David Fitzpatrick) отмечает, что вклад Ирландии в победу был достаточно скромен по сравнению с Британией. Действительно, общее число участвовавших в войне мужчин из Ирландии оценивается приблизительно в 210 000 человек. Если же посчитать, как делают некоторые исследователи, жителей «Зелёного острова», «приятельские батальоны» из Британии и призванных там же в 1916–1918 гг., ирландцев из доминионов и даже ирландцев в армии США, то это число вырастет до 400 000–500 000 человек. Подсчёт потерь также затруднён, поскольку официальное число 49 000 погибших в ирландских подразделениях скалькулировано без учёта происхождения солдат и офицеров (многие там, как мы помним, вовсе не были ирландцами).

Исчезновение «единодушия 1914 года» и новый политический раскол

В 1915 году обозначились новые проблемы в диалоге ирландских националистов, юнионистов и британского правительства. Редмонд потерял политическое влияние после того, как лидер ольстерцев Карсон стал членом коалиционного правительства Асквита. Католическая церковь, традиционно очень влиятельная в Ирландии, перестала поддерживать рекрутскую кампанию и встала в оппозицию Редмонду.

Потрясением для Ирландии и Британии стало Пасхальное восстание 1916 года, осуществлённое группой радикалов во главе с отколовшимися от сторонников Редмонда лидерами «Ирландских волонтёров», получившими к тому же поддержку со стороны Германии. Размах восстания, борьба с правительственными войсками в Дублине, а потом быстрая и жестокая расправа над восставшими произвели огромное впечатление на ирландцев и привели к тому, что население острова (кроме Ольстера) всё больше склонялось на сторону бывшей до того маргинальной партии «Шинн Фейн» (ирл. Sinn Féin — «мы сами»), отстаивавшей идею полной независимости Ирландии. Положение усугубилось тем, что ирландские националисты-либералы так и не смогли добиться распространения гомруля на Северную Ирландию и потому стремительно теряли влияние и места в парламенте на промежуточных выборах во время войны.

Разрушенный во время боёв в ходе Пасхального восстания 1916 года Дублинский почтамт. Фото из коллекции Национальной библиотеки Ирландии

В 1918 году кризис разразился после смерти Редмонда и попытки Лондона распространить всеобщую воинскую обязанность на мужское население Ирландии (в самой Британии она действовала с 1916 года). Умеренные националисты, «Шинн Фейн» и церковь соединили свои усилия для того, чтобы воспрепятствовать этому. После серии демонстраций по всему острову им это удалось, но это настолько радикализовало массы, что «Шинн Фейн» достались практически все места, отведённые Ирландии в британском парламенте. Больше не было разговоров об автономии, ольстерской проблеме и т.п., речь шла только о полной независимости Ирландии.

Заключение

Вернувшиеся в Ирландию в 1918–1919 гг., ветераны застали новую войну уже у себя дома. Призрак Пасхального восстания, а также идея независимости, активно продвигаемая шинфейнерами, заслонили и полностью уничтожили всё, что было достигнуто в единодушном национальном порыве 1914 года, разрушили боевое братство и заставили ирландцев, сражавшихся и умиравших за своих противников в Галлиполи, на Сомме и под Ипром, вновь обратить оружие против своих земляков. Впереди у Ирландии было несколько лет кровавой и очень горькой междоусобной войны.


Литература:

  1. Fitzpatrick, David. The Logic of Collective Sacrifice: Ireland and the British Army, 1914–1918 // The Historical Journal. Vol. 38. No. 4 (Dec., 1995). pp. 1017–1030
  2. Grayson, Richard S. Ireland // 1914–1918-online. International Encyclopedia of the First World War / ed. by Ute Daniel, Peter Gatrell, Oliver Janz, Heather Jones, Jennifer Keene, Alan Kramer, and Bill Nasson – Freie Universität Berlin, Berlin 2014
  3. Mulvagh, Conor. Irish Home Rule // 1914–1918-online. International Encyclopedia of the First World War / ed. by Ute Daniel, Peter Gatrell, Oliver Janz, Heather Jones, Jennifer Keene, Alan Kramer, and Bill Nasson – Freie Universität Berlin, Berlin 2016
  4. Murphy, David. Irish Regiments in the World Wars – Oxford, NY: Osprey Publishing, 2007
  5. Невилл, Питер. Ирландия: История страны / пер. с анrл. Н. Омельянович под ред. К. Ковешникова – М.: Эксмо; СПб.: Мидrард, 2009
03 апреля '16
Русские большевики в Иностранном легионе
05 июня '16
Русская баня во французских окопах
26 июня '16
«Оззи» и «киви» на тропе войны
10 июля '16
Право умереть за европейскую «родину»
07 августа '16
Стоило ли умирать друг за друга и Британию?
16 октября '16
Краснокожие на тропе Великой войны
25 декабря '16
«Желтая армия»: рабочие вместо солдат
07 января '17
Наследники маккавеев
28 мая '17
«Чёрные бизоны» во Франции
13 августа '17
Армянский легион: история разочарования
14 апреля '18
Евреи на фронте и возле фронта
31 июля '18
Заложники происхождения
24 ноября '18
Чёрный ураган над Техасом
16 июня '18
Всколыхнувшаяся Африка  https://warspot.ru/6729-stoilo-li-umirat-drug-za-druga-i-bri...

Картина дня

наверх