Свежие комментарии

  • Валерий Протасов
    Закрадывается мысль, что евреям, избегавшим физического труда со времён Исхода, нечего было делать. А энергии хорошо ...Ярон Ядан. ЗАПРЕ...
  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)

«Эстония уже полностью очищена от евреев»

В балтийской республике, где в свое время "решение еврейского вопроса" было доведено до "полного совершенства", вновь хотят установить памятник эсэсовцам

Входящая в парламент Эстонии (семь мест из 101) Консервативная народная партия намерена восстановить в городе Лихула памятный камень в честь эстонских солдат, воевавших на стороне нацистской Германии. Об этом сообщает Лента.ру со ссылкой на Delfi.

Как отмечается, члены партии намерены провести торжественное мероприятие под названием «День памяти монумента в Лихула», участники которого «будут петь близкие им по духу и патриотические песни». В ходе мероприятия будет также установлен временный памятник, дизайн которого копирует снесенный в 2004 году камень.

Памятник легионерам 20-й эстонской дивизии СС был установлен в Лихула 20 августа 2004 года. На камне был изображен солдат в немецкой форме, с немецким Железным крестом и с немецким автоматом в руках. Надпись под барельефом гласила:

«Эстонцам, сражавшимся в 1940-1945 годах против большевизма и за восстановление независимости Эстонии».

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Фото: Wikipedia / Sirujs Enobshttps://www.
panoramio.com/photo/25176490

Никто из официальных лиц на церемонии открытия памятника не присутствовал.

Установка памятника вызвала протесты среди русскоязычного населения страны. Соответствующее заявление сделал и МИД России. Правительство Эстонии пришло к выводу, что нельзя устанавливать в стране памятники, «смысл и значение которых истолковывается как попытка возродить память о тоталитарных режимах, оккупировавших страну». 2 сентября 2004-го памятник был демонтирован.

Спустя пять дней после демонтажа этой славящей нацизм композиции старейшина волости Лихула выступил с позиции отрицания Холокоста и утверждал, что иудаисты и многие тайные общества пытаются захватить контроль над миром. Как в свое время сообщал Regnum со ссылкой на телеканал ETV, в своей недавно вышедшей из печати книге главный инициатор установки памятника двадцатой дивизии CC, старейшина волости Лихула Тийт Мадисон назвал Холокост величайшей исторической ложью: подавляющее большинство погибших в концлагерях якобы умерли от эпидемий, а газ Циклон-Б использовался лишь для ликвидации тифозных вшей. Мадисон заявил, что нацистская Германия не проводила массовых репрессий евреев, а "Хрустальную ночь" называет "умело спланированной жидомасонской провокацией", которой власти пытались избежать.

В книге "Новый мировой порядок" Мадисон описывает "историю" евреев, сионизма, антисемитизма, а также формирование и развития многих тайных обществ. В числе прочего Мадисон пишет, что и эстонское государство, и Банк Эстонии находятся под властью масонов. Это доказывает находящийся на 50-кроновой купюре масонский знак "Всевидящее око".

Скандальный старейшина Лихула пишет также, что бывший во время выпуска купюры президентом госбанка Сийм Каллас и премьером Март Лаар входили в сообщество вольных каменщиков. Октябрьскую революцию в России Мадисон называет "кровавым жидомасонским экспериментом", в результате которого евреи захватили практически все ключевые позиции в Советской России. На многих страницах Мадиссон перечисляет работавших в репрессивных большевистских органах евреев и описывает их методы пыток.

* * *

По данным Википедии, 22 августа 1941 года в ходе Второй мировой войны немецкие войска начали оккупацию Эстонии и к началу сентября заняли её. К тому времени, благодаря ожесточённому сопротивлению советских войск, около 2000-3000 эстонских евреев (примерно две трети еврейского населения Эстонии) успели эвакуироваться вглубь СССР. Согласно данным полиции безопасности, в оккупации остался 921 еврей (468 мужчин и 453 женщины), по отчётам айнзатцгруппы А — 963[8], по мнению современных историков — от 950 до 1000.

Оставшиеся в Эстонии евреи жили в основном в Таллине, Тарту и Пярну. По мнению Антона Вайс-Вендта, на решение этих евреев остаться повлиял ряд факторов, таких как слабая информированность о преследовании евреев нацистами и память о Первой мировой войне, во время которой немцы относились к евреям вполне лояльно. Некоторые пострадавшие от советских преследований даже считали, что приход немцев может улучшить их положение.

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Немецкая карта-отчет айнзатцгруппы А, на которой Эстония показана в качестве «юденфрай». Фото: Wikipedia / Franz Walter Stahlecker (1900–1942) - United States Holocaust Memorial Museum
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Мемориал на месте расстрелов в Калеви-Лийва. Фото: Wikipedia / Kristjan Lust
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Здание бывшей Батарейной тюрьмы в Таллине, где в годы Холокоста массово расстреливали евреев. Фото: Wikipedia /http://platon-ee.livejournal.com/76107.html
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Подготовленные к сожжению тела узников концлагеря Клоога. Фото на сайте Мемориального музея Холокоста Яд ва-Шем

11 сентября немецкие власти издали приказ об ограничении прав евреев: они стали обязаны носить жёлтую звезду на одежде, не имели права ездить в общественном транспорте, посещать школы, ходить по тротуарам. Имущество евреев конфисковывалось властями.

Территория республики стала генеральным комиссариатом «Эстония» (нем. Generalbezirk Estland) под руководством обергруппенфюрера СА Карла Литцмана в составе рейхскомиссариата «Остланд», который возглавил Генрих Лозе. Генеральный комиссариат, в свою очередь, делился на семь округов, возглавляемых гебитскомиссарами. Была также создана местная администрация во главе с Хяльмаром Мяэ. Начальником полиции безопасности и СД генерального комиссариата «Эстония» в августе 1941 года был назначен оберфюрер СС Хинрих Мёллер. Служба безопасности была разделена на группу А (немецкая, гауптштурмфюрер СС Корткамп) и группу Б (эстонская, майор Мере, затем гауптштурмфюрер СС Эннок). Эстонские отделы подчинялись соответствующим немецким.

Полномочия от военных властей к гражданским были переданы 5 декабря 1941 года.

Уничтожением евреев в городах Эстонии занимались войска СС, местная политическая полиция, полиция безопасности и отряды эстонской военизированной организации «Омакайтсе». «Омакайтсе» и политическую полицию возглавлял полковник Йоханнес Соодла. Подразделения айнзатцгруппы «A» появились в Эстонии 10 июля 1941 года. Уже в августе 1941 года были уничтожены все евреи, оставшиеся в Тарту, — примерно 40-50 человек. В Пярну евреи-мужчины были убиты в первые дни оккупации, женщины и дети — через 6 недель. Затем началось уничтожение таллинских евреев.

10 сентября 1941 года штандартенфюрер СС командир айнзатцкоманды 1А Мартин Зандбергер издал распоряжение, согласно которому «очищение» Эстонии от евреев было возложено на подразделения Омакайтсе. Этот приказ был согласован с непосредственным начальником Зандбергера командиром айнзатцгруппы А бригадефюрером Вальтером Шталекером. К 20 сентября составление списков оставшихся в Таллине евреев было завершено.

Уничтожение евреев в Эстонии прошло без погромов и создания гетто — в отличие от Литвы и Латвии. В отношении каждого задержанного полиция проводила псевдозаконное расследование его «преступлений». Преступлением считалась принадлежность к еврейству.

В отчёте айнзатцгруппы А от 12 октября констатировалось, что «демонстрация спонтанного антисемитизма места не имеет», несмотря на подстрекательство со стороны немцев. Задержанных в Таллине евреев-мужчин помещали в Центральную (Батарейную) тюрьму, а женщин и детей — в концлагерь Харку. В дальнейшем все они были убиты. Точные места уничтожения остались неизвестными.

Аресты и убийства эстонских евреев до распоряжения Зандбергера от 10 сентября происходили в ходе общей тыловой чистки сразу после захвата территории немецкой армией по приказу немецких военных властей. Расстрелы производились под надзором немцев эстонскими коллаборационистами. В этот период были арестованы и расстреляны в основном евреи-мужчины. К моменту публикации приказа Зандбергера большинство евреев, оставшихся в Тарту и Пярну, были уже убиты. Существуют разночтения в данных относительно убитых таллинских евреев. Меэлис Марипуу предположил, что около 100 тартуских евреев, в начале войны оказавшихся в Таллине, по немецким данным были зафиксированы как таллинские евреи.

Подготовку к расстрелам Марипуу описывает на примере Таллинской тюрьмы следующим образом. Полиция безопасности передавала в тюрьму документы о смертных приговорах, накануне расстрела начальник тюрьмы или его заместитель передавал списки дежурному заместителю начальника охраны, а тот переводил приговорённых в камеры смертников. Утром специальная команда политической полиции вместе с представителями полиции безопасности забирала арестованных, которых раздевали до нижнего белья, связывали руки за спиной и по 10—15 человек связывали друг с другом. После сверки списков спецкоманда увозила смертников в грузовиках за город и расстреливала. Две трети таллинских евреев были убиты уже к 6 октября 1941 года.

15 октября 1941 года в отчёте о деятельности айнзатцгруппы А говорилось:

"Арест всех евреев мужского пола в возрасте старше 16 лет почти закончен. Все они были уничтожены эстонскими силами самообороны под руководством зондеркоманды 1А. Исключение было сделано только для врачей и членов юденрата, которые были отобраны зондеркомандой".

Ключевую роль в уничтожении эстонских евреев играла немецкая полиция безопасности и эстонская политическая полиция. Приказы об арестах отдавал Зандбергер или его заместители. Формальное следствие проводила политическая полиция. Она же выносила приговор, но Меэлис Марипуу подчёркивает, что приговор этот был заранее предопределён и контролировался немецкой полицией безопасности. Из замешанных в массовых расстрелах эстонцев Марипуу называет начальника политической полиции Роланда Лепика, расстрелянного самими немцами в декабре 1941 года. Кроме Лепика массовые расстрелы в Тарту организовывали также офицер по особым поручениям капитан Александер Коолмейстер и главный фельдфебель немецкой полевой комендатуры Фриц Гизен. В Пярну этим же занимались капитаны Виллем Райд и Аркадий Валдин, в Таллинской тюрьме — сотрудник политической полиции Эрвин Викс.

К концу января 1942 года почти все оставшиеся на оккупированной территории эстонские евреи были убиты. 31 января 1942 начальник полиции безопасности и СД направил донесение в Берлин, в котором сообщалось, что «Эстония уже полностью очищена от евреев». Таким образом, в Эстонии впервые в Европе было осуществлено «окончательное решение еврейского вопроса». Эстония была объявлена «юденфрай».

По разным данным, всего было убито от 921 до 963 эстонских евреев. Войну на территории Эстонии пережили не более 12 евреев.

После Ванзейской конференции в Берлине в январе 1942 года, на которой была утверждена программа уничтожения евреев Европы, в эстонской политической полиции по образцу гестапо был образован специальный отдел Б-IV под руководством Юлиуса Эннока. Для уничтожения иностранных евреев на территории Эстонии было создано около 20 концентрационных лагерей, крупнейшим из которых был лагерь Клоога.

После решения «еврейского вопроса» в стране эстонские полицейские части принимали участие в ликвидации евреев, привозимых в Эстонию из стран Европы, в основном из Чехии. Например, 5 сентября 1942 года в местечко Раазику прибыл эшелон с 1000 евреев из гетто Терезиенштадт. Ещё один эшелон прибыл с евреями из Германии.

До 3000 евреев, не отобранных для работ, были вывезены в Калеви-Лийва и расстреляны, трудоспособные были направлены на принудительные работы в лагерь Ягала, комендантом которого был эстонец Александер Лаак. Кроме чешских, в Калеви-Лийва уничтожались немецкие евреи и евреи из других стран, цыгане и советские военнопленные. Впоследствии узники лагеря Ягала были также расстреляны в Калеви-Лийва.

Место расстрелов, завершившихся весной 1943 года, было замаскировано нацистами: местность была выровнена и засажена лесом. Массовые захоронения были обнаружены случайно только в 1961 году. Всего в Калеви-Лийва предположительно расстреляно от 3 до 6 тысяч человек.

16 марта 1943 года Герман Геринг отдал секретный приказ о восстановлении сланцедобывающей и сланцеперерабатывающей промышленности Эстонии. После этого депортированные в Эстонию евреи массово использовались на принудительных работах в лагерях системы «Вайвара», созданных нацистами на северо-востоке Эстонии. Система подчинялась Генеральному управлению экономической и хозяйственной деятельности СС. Отдельным филиалом этой системы был лагерь Клоога вблизи Таллина. Лагерный комплекс «Вайвара» создавался под командованием немецких офицеров Ганса Омейера, Отто Бренне и Франца фон Бодмана.

Историк Антон Вайс-Вендт пишет, что лагеря принудительного труда для евреев в Эстонии сыграли важную роль, продлив жизни многим евреям, а также стали ключевым фактором в обеспечении Германии синтетической нефтью, добываемой из сланцевой смолы в северо-восточной части Эстонии.

В концлагеря Клоога и Вайвара в 1943—1944 годах из Латвии, Литвы и Польши были направлены около 10 тысяч евреев для тяжелых физических работ. От 5 до 6 тысяч были уничтожены или погибли. Так, в лагере «Эреда» 24—27 июля 1944 года были расстреляны 1390—1400 евреев — все заключённые. Тела были сожжены. С 19 по 23 сентября 1944 года в Клооге было осуществлено массовое убийство узников, по данным Вайс-Вендта, погибло 1634 еврея и 150 советских военнопленных. Лагеря охраняли 300 человек из 287-го и 290-го эстонских полицейских батальонов. Всеми остальными вопросами, связанными с функционированием лагерей, руководили немцы.

Последней крупной группой иностранных евреев, депортированных в Эстонию, был так называемый «Конвой 73». В мае 1944 года 878 французских евреев из концлагеря Дранси были депортированы в Прибалтику. Из них около 300 человек были доставлены в Батарейную тюрьму в Таллине. Из всей группы выжили чуть более 20 человек, направленных в лагерь Ласнамяэ, остальные были убиты.

В августе 1944 года в связи с наступлением советской армии оставшиеся в живых евреи из лагерей в Эстонии были отправлены через Балтийское море в концентрационный лагерь Штуттгоф возле Данцига. После прорыва в сентябре фронта Красной армией большинство оставшихся в Эстонии евреев были убиты.

Как отмечается в материалах Международной комиссии по расследованию преступлений против человечности под эгидой президента Эстонии, эстонские полицейские принимали непосредственное участие не только в охране концлагерей «Вайвара», в Тарту, Ягала, Таллине и лагерей для советских военнопленных, в которых совершались многочисленные казни заключённых, но и в сопровождении перевозимых из Вильнюса евреев в концентрационные лагеря в Эстонии, а также в охране перевалочного лагеря для евреев в Избице (Польша), где было умерщвлено значительное количество евреев, и еврейских гетто в Лодзи, Пшемысле, Жешуве и Тарнополе.

В августе 1942 года солдаты и офицеры 36-го полицейского батальона, сформированного в начале 1942 года из добровольцев на территории Эстонии (Тарту, Курессааре, Хийумаа, Сааремаа), принимали участие в акции по уничтожению еврейского населения в районе города Новогрудок (Белоруссия).

Согласно показаниям задержанных после войны бывших участников акции, 3—4 августа весь 36-й полицейский батальон был направлен в Белоруссию, где на станции Новоельня его выгрузили, направили в Новогрудок и разместили в казармах на окраине города. Массовые казни солдатами этого батальона производились в районе Новогрудка, станции Новоельня и около села Дятлово, в 20—30 километрах от Новогрудка. Ночью полицейские оцепляли дома, выгоняли жителей, в том числе женщин и детей, на площадь, заставляли в ожидании погрузки лечь ничком на землю, а затем утром отдельными партиями вывозили на грузовиках к местам расстрела. Задержанных самих заставляли копать рвы, в которые затем сбрасывали расстрелянных. Всего в районе Новогрудка, по показаниям задержанных, было уничтожено около 1000 человек, в селе Дятлово — от 1000 до 1500 человек. Батальон находился в данном районе около месяца, после чего был переброшен под Сталинград.

В итоге в Эстонии было уничтожено от 7500 до 8500 евреев (в том числе 963 местных, остальные иностранные) и от 400 до 1000 цыган. Всего, по официальным данным МИД Эстонии, на территории республики за период немецкой оккупации было убито около 8000 жителей Эстонии и 20 тысяч жителей других стран, включая советских военнопленных.

* * *

Эти сухие факты из Википедии — всё, что достаточно знать про героев эстонского народа, память которых собираются почтить в городе Лихула.

Убийство или самоубийство?

http://www.isrageo.com/2018/08/24/estlihula/

Наследие, на которое наплевать

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Надгробие еврея — бургомистра Станислава — нашли в придорожной канаве
Максим СУХАНОВ
В придорожной канаве обнаружили надгробие бургомистра Станислава в 1896 — 1919 гг. Артура Нимгина — единственного еврея на этом посту, занимавшего его рекордные 23 года. Могильную плиту во время прогулки случайно заметил преподаватель Прикарпатского национального университета, д-р философских наук Виталий Надурак. «Не знаю, как она там оказалась, но думаю, что наш бургомистр заслуживает лучшей памяти», — написал Виталий Викторович на своей странице в Facebook.
В мэрии Ивано-Франковска (так с 1962 года называется Станислав) быстро отреагировали на находку — памятник забрала ритуальная служба, сейчас решается где именно его установят.
Когда-то этот город считался одним из еврейских центров Галиции — в 1910 году около 42% его населения (23 тысячи человек) были лицами иудейского вероисповедания. С 1873 года евреи составляли почти половину членов муниципалитета, но д-р Нимгин стал первым евреем — городским головой.
Будущий мэр изучал право во Львовском и Венском университетах, адвокатскую практику проходил в Станиславе, где стал в 1886 году одним из основателей ведущей городской газеты Kurier Stanislawowski.
В конце 1894 года д-р Нимгин становится заместителем городского головы, а два года спустя избирается бургомистром Станислава. Одни считают его весьма эффективным мэром, при котором город приобрел европейский вид, было проложено немало улиц, возведено множество общественных зданий, разбит городской парк и установлен памятник Мицкевичу. Достаточно сказать, что за свою многолетнюю деятельность мэр был награжден орденом Железной короны III степени и стал кавалером ордена Франца Иосифа. Вместе с тем критики бургомистра ставят ему в вину пассивность и нерешительность — в период его правления была приостановлена прокладка трамвайной линии, годами тянулось согласование проекта городской канализации.
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Городская ратуша
Об участии Нимгина в жизни еврейской общины сведений нет — отмечается, что он был весьма ассимилирован, что вполне соответствовало настроениям еврейской интеллигенции тех лет. Недаром, из 737 учащихся Первой польской гимназии Станислава в 1911 году 360 были евреями.
В годы Первой мировой русские войска дважды оккупировали этот австро-венгерский город — Станислав был разрушен, многие евреи (предполагают, что и бургомистр в их числе) бежали в Прагу и Вену, вернувшись после окончания боевых действий.
Формально Нимгин оставался мэром и в краткий период Западно-Украинской Народной Республики, когда в январе — мае 1919-го город был столицей ЗУНР. На самом деле Станислав управлялся украинскими властями, которых бургомистр принял в ратуше, заявив о признании нового режима.
В конце мая того же года вступившая в город польская армия генерала Галлера положила конец украинской независимости, попутно устроив еврейский погром. В июне поляки сместили Нимгина с поста бургомистра, уволив всех евреев, работавших в муниципальных учреждениях, на почте и железной дороге, а также запретили учителям-евреям преподавать как в государственных, так и в частных школах. Правда, в конце августа, после того, как Станислав посетила американская правительственная миссия в Польше во главе с Генри Моргентау-старшим, антиеврейские дискриминационные законы были частично отменены.
В 1920-х, чтобы уменьшить влияние евреев в органах власти, польская администрация присоединила к городу ряд окрестных деревень, где евреев практически не было. Хитрый ход не помешал, однако, в 1927 году лидеру местных сионистов Риттерману быть избранным вице-мэром Станислава (к тому времени ставшим Станиславовым).
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Синагога Станислава

Впрочем, все эти перипетии были уже далеки от престарелого экс-бургомистра — в 1933-м он скончался и был похоронен на еврейском кладбище.
30-тысячную еврейскую общину ждали еще несколько лет расцвета — в предвоенный период в городе выходили десятки еврейских периодических изданий, действовали 56 синагог, работали еврейские школы и гимназии. Вся организованная еврейская жизнь кончилась в сентябре 1939-го после присоединения к СССР, а в 1941-м — с приходом нацистов — евреи Станислава были фактически стерты с лица земли.
Сегодня из 56 синагог работает одна, в городе живет около 150 евреев, и все, что остается от еврейского Станислава, — это история. Которая напомнила о себе в виде случайной находки надгробия мэра-еврея, дольше всех пробывшего у руля главного города Прикарпатья.
"Хадашот Киев"

Почему евреи не достойны жалости

http://www.isrageo.com/2018/08/27/stanislav/

Еврейский мститель из Давоса
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
http://webcache.googleuserc...
Он хотел быть медиком, но стал убийцей. Он избегал публичности, но изменил ход Второй мировой войны.
Он был осуждён всеми, даже семьей, но спас при этом 20 тысяч швейцарских евреев.
Давид Франкфуртер – убийца нацистского «мученика» Вильгельма Густлоффа.
Вильгельм Густлофф родился в Шверине, маленьком городке на севере Германии, 30 января 1895 года. Он был высок ростом, но с детства слаб здоровьем, а может, и духом, поэтому в Первую мировую войнуотсиделся чиновником в местном банке, а в 1917 году перебрался в Швейцарию, где стал страховым агентом. Звезда невзрачного клерка взошла в 1929 году. Густлофф вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП), развернув активную политическую деятельность. В 1931 году он уже возглавлял созданное им же швейцарское отделение национал-социалистов в Давосе. А два года спустя ставший рейхсканцлером Германии Адольф Гитлер назначил Густлоффа ландесгруппенлейтером (региональным лидером) Швейцарии.
Давос превратился в нацистский центр Конфедерации. Густлофф вёл активную пропагандистскую работу, используя беспроигрышную и наиболее эффективную стратегию – играл на антисемитских настроениях общества. Именно он стал распространителем в Швейцарии известной фальшивки, изготовленной ещё царской охранкой, – «Протоколов сионских мудрецов». Вскоре уже более пяти тысяч швейцарцев, присягнувших на верность Третьему рейху, добивались под руководством Густлоффа присоединения своей страны к Германии. Не исключено, что дальнейший ход швейцарских событий мог пойти по австрийскому или судетскому сценарию, однако 4 февраля 1936 года все изменилось.
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Свой 41-й и, как оказалось, последний день рождения Густлофф провёл в Берлине. В тот самый день, когда он принимал поздравления от друзей и соратников, из Берна в Давос выехал 27-летний студент-медик Давид Франкфуртер. Ему без труда удалось отыскать в телефонной книге адрес нацистского лидера, но пришлось ждать ещё пять дней, пока Густлофф не вернулся в Швейцарию.
Дверь открыла жена Густлоффа, фрау Хедвиг, она провела невысокого посетителя в комнату и попросила подождать: муж в своём кабинете заканчивал телефонный разговор. Через приоткрытую дверь Давид Франкфуртер увидел хозяина дома, сидевшего под большим портретом фюрера. До него донеслась сказанная по телефону фраза, что-то про «еврейских свиней». Затем Вильгельм Густлофф вошёл в кабинет, извиняясь за задержку.
– Я еврей, – сказал Франкфуртер, после чего пять раз выстрелил в Густлоффа – в голову, в шею и в грудь.
Под крики вдовы Хедвиг Давид Франкфуртер вышел из дома, постучал к соседям и попросил воспользоваться телефоном.
Позвонив в полицию, он сознался в убийстве и сразу же отправился в полицейский участок, где хладнокровно и спокойно рассказал о своем преступлении во всех деталях.

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)

Давид Франкфуртер родился в крошечном городке Даруваре, на юге Австро-Венгерской империи, в нынешней Хорватии. Его отец был раввином и вскоре возглавил еврейскую общину другого хорватского города, Винковци. Давид с детства страдал от тяжёлой болезни – воспаления надкостницы (плёнки, обволакивающей кость). Его часто мучили приступы ноющей боли. К 23 годам он перенёс семь операций. И всё же он с отличием окончил школу и был принят в Лейпцигский университет, начав учиться на стоматолога. Затем он продолжил учёбу уже во Франкфурте-на-Майне, городе, откуда происходила его семья.
Шёл 1931 год, национал-социалисты уверенно завоёвывали позиции и продвигались всё ближе к власти. Антисемитских акций и нападений на евреев становилось всё больше. Давид Франкфуртер, остро переживающий происходящее, попытался создать еврейскую студенческую организацию противников НСДАП. Однако спустя два года нацисты пришли к власти, и все еврейские студенты были изгнаны из университетов. Давид переехал в Швейцарию, поселившись в Берне, и продолжил обучение. Болезнь вновь дала о себе знать – его мучили тяжёлые боли, отнимая силы и доводя до отчаяния.

В это время он и услышал о Густлоффе и его широкой деятельности. План созрел сам собой. Не исключено, что подготовка покушения и тщательное обдумывание деталей помогали справляться с приступами депрессии. В один из дней Давид узнал, что Густлофф опубликовал «Протоколы сионских мудрецов». Это стало решающим поводом. В предпоследний день января 1936 года, приобретя пистолет и купив билет на поезд в один конец, Давид Франкфуртер отправился из Берна в Давос.
Пропагандистский аппарат Геббельса выжал всё, что только можно, из резонансного убийства лидера швейцарских нацистов «еврейским злодеем». Событие выставили как очередное подтверждение теории заговора мирового еврейства против немецкого народа. Вильгельм Густлофф, возведённый в ранг мученика, превратился в «символ страдания». По всей Германии был объявлен траур, на государственных похоронах лично присутствовали фюрер и Геббельс. Именем Густлоффа были названы улицы и площади, а в родном Шверине даже установлен мемориальный комплекс. Год спустя в Гамбурге спустили на воду десятипалубный круизный лайнер, тоже названный в честь Вильгельма Густлоффа. В присутствии Гитлера вдова Хедвиг разбила «на счастье» бутылку шампанского о борт гигантского корабля.
Призывы отомстить немецким евреям за смерть Густлоффа, заботливо подсказываемые обществу специалистами Геббельса, раздались практически сразу. Однако Гитлер приказал подождать с ответом. Летом должны были состояться Олимпийские игры в Берлине. Фюреру не нужны были лишние проблемы. Но три года спустя об убийстве Густлоффа вспомнили на фоне убийства Эрнста фом Рата в Париже польским евреем Гершелем Гриншпаном. И это стало формальным поводом для «Хрустальной ночи». Впрочем, очевидно, погром состоялся бы и в ином случае.

Большая часть европейских евреев осудила поступок Франкфуртера. В том числе и отец Давида, горестно вопрошавший сына на тюремном свидании: «Кому это всё было нужно?!» Хотя, по мнению израильского исследователя Холокоста Меира Шварца, убийство Густлоффа в конечном итоге лишило Гитлера возможности организовать аншлюс Швейцарии и, таким образом, спасло, по меньшей мере, 20 тысяч швейцарских евреев от смерти.
Власти страны постарались представить покушение как исключительно уголовное преступление, абстрагировавшись от идеологического контекста.
Франкфуртер был приговорён к 18 годам заключения, лишению швейцарского гражданства и изгнанию из Конфедерации навечно после отбытия тюремного срока.
В 1941 году нацисты, оккупировав Винковци, добрались до отца Давида Франкфуртера. Солдаты таскали раввина за бороду, плевали в лицо и били прикладами. Позже он был убит усташами в концлагере Ясеновац. Неясно, были ли они в курсе, что это и есть отец убийцы Густлоффа. В конце концов, это была участь всех евреев.

Лайнер «Вильгельм Густлофф» был потоплен советской подводной лодкой в Балтийском море 30 января 1945 года – точно в пятидесятилетний юбилей несостоявшегося гаулейтера Швейцарии и ровно 12 лет спустя прихода Гитлера к власти. Вместе с судном затонули и все его пассажиры –около девяти тысяч беженцев, спасавшихся от советского наступления в Восточной Пруссии. С точки зрения количества жертв, это, вероятно, самое трагическое подобное событие в морской истории, хотя и относительно неизвестное.
Гибель судна «Вильгельм Густлофф» стала центральным событием романа «Крабьим шагом», написанного в 2002 году бывшим бойцом 10-й танковой дивизии войск СС, лауреатом Нобелевской премии по литературе 1999 года Гюнтером Грассом.
В 2012 году Грасс опубликовал памфлет «То, о чём должно быть сказано», в котором назвал Израиль «страной, несущей угрозу миру».
Тогда же Грасс был объявлен в еврейском государстве персоной нон грата.
Всю войну Давид Франкфуртер провёл в швейцарской тюрьме. Отсидев около половины срока, он направил в феврале 1945 года прошение о помиловании, которое к лету было удовлетворено. Франкфуртер был выпущен из тюрьмы с условием покинуть Швейцарию, оплатив все судебные издержки. В 1969 году кантональный парламент кантона Грабюнден отменил Франкфуртеру изгнание.
Вильгельм Густлофф
Но Давид не воспользовался великодушием кантона. Сразу же после освобождения он, в числе других нелегальных репатриантов, достиг Палестины. Женившись на девушке, с которой познакомился в транзитном лагере, Давид Франкфуртер обосновался в Тель-Авиве, вступил в «Хагану», участвовал в Войне за независимость, а впоследствии служил в министерстве обороны.
Он противился прославлению своей акции, но тем не менее опубликовал две книги воспоминаний – «Возмездие» на немецком языке и «Первый борец с нацизмом» на английском.
Когда он был ребёнком, врачи считали, что с его болезнью он умрёт ещё в детстве, но Давид Франкфуртер прожил более семи десятков лет, скончавшись в Рамат-Гане в 1982 году.
Его именем в Израиле названы улицы и парки.

http://haifainfo.com/?p=164541

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)

Фото: Wikipedia
Вениамин Чернухин. Адмирал Хорти - антисемит или жертва обстоятельств?
Так уж сложилось, что судьба евреев в ряде стран Европы в годы Холокоста зависела иногда от одного человека - Франко в Испании, Муссолини в Италии или адмирала Хорти в Венгрии. О последнем - наш сегодняшний разговор.
Евреям Австро-Венгрии, можно сказать, повезло - со всех точек зрения - политической, экономической, социальной - они были в гораздо лучшем положении, чем соплеменники в Российской империи. Благоденствие закончилось с началом Первой мировой, а по окончании войны распалась и столь толерантная к евреям Австро-Венгерская империя.
Среди лидеров коммунистического путча 1919 года было немало евреев, включая его вождя - Белу Куна и одного из основателей Венгерской коммунистической партии Тибора Самуэли. Правда, большая часть еврейской общины страны не симпатизировала коммунистам и не поддерживала их. Венгерская Советская Республика просуществовала менее полугода, но "красный террор" был страшен, а после бегства коммунистов начинается не менее страшный "белый террор".
Во многом он связан с именем Миклоша Хорти - в прошлом дипломата и морского адъютанта императора Франца Иосифа. Всю Первую мировую Хорти честно служил империи, отличался личной храбростью, был ранен, а в марте 1918-го назначен главнокомандующим флотом Австро-Венгрии. Но империи, как и ее флота, больше нет, и Хорти всецело отдается борьбе за родную Венгрию.
Еще в мае 1919 года он занимает пост военного министра в сформированном на юге страны оппозиционном правительстве и приступает к созданию Национальной армии. В ноябре того же года на белом коне во главе своих войск Хорти вступает в Будапешт.
Начинаются гонения на коммунистов, социал-демократов и, разумеется, евреев, сыгравших активную роль в коммунистическом перевороте. Адмирал не отдавал распоряжения об антиеврейских акциях, более того, иногда вмешивался, чтобы остановить слишком ретивых погромщиков - офицеров своей армии. Тем не менее репрессии, с его молчаливого согласия, продолжались - в целом около 100 тысяч человек эмигрировали, 70 тысяч были арестованы, около 10 тысяч уничтожены, причем евреев среди них было непропорционально много. И если казнь главного чекиста Венгерской Советской Республики Отто Корвина (урожденный Кляйн) объясняется его ролью в организации "красного террора", то убийствам невинных людей нет ни морального, ни юридического оправдания. Одной из жертв стал известный педагог, журналист и редактор газеты "Непсава" Бела Шомоди (урожденный Штайнер). Он вошел в правительство Белы Куна фактически как министр образования, но отверг идею диктатуры пролетариата и подал в отставку, критикуя политику репрессий. Такой же резкой критикой в своем издании он отозвался и на "белый террор" и был убит вместе с молодым журналистом своей газеты. Тела несчастных бросили в Дунай, а экс-министра внутренних дел Эдена Беницки, раскрывшего подозрительную роль адмирала Хорти в этом преступлении, арестовали.
Один из вдохновителей "белого террора" ультраправый националист Пал Пронаи планировал даже устроить крупный еврейский погром в Будапеште, но был остановлен Хорти, понимавшим, как такая акция скажется на репутации страны.
Террор продолжался до ноября 1921 года, когда Миклош Хорти объявил амнистию и произвел обмен заключенными с Советской Россией. За год до этого адмирал был назначен королевским регентом с весьма широкими полномочиями, включавшими назначение и смещение премьер-министра, созыв и роспуск парламента и т.д. В стране начинается эра Хорти.
Четвертого июня 1920 года в Версале подписывается мирный договор между Венгрией, как одной из правопреемниц Австро-Венгерской империи, и странами-победительницами в Первой мировой войне. По этому договору Венгрия потеряла 72% своей территории и 64% населения. В то же время 31% венгров оказались за пределами родной страны (в Румынии, Чехословакии и Королевстве сербов, хорватов и словенцев). Венгрию обязали выплатить репарации, лишили флота и выхода к морю, а армию сократили до ничтожных 35 000 человек.
Договор был воспринят в Венгрии с огромным разочарованием и вызвал всплеск националистических чувств. В новых границах наиболее заметным меньшинством - около 5% населения - стали евреи. При этом их роль в жизни страны была несопоставима с численностью. К 1921 году 60% венгерских врачей, 51% адвокатов, 39% инженеров и химиков, 34% издателей и журналистов и 29% музыкантов были еврейского происхождения. Евреи составляли около четверти студентов университетов, а в Будапештском технологическом университете их число превышало 40%.
Реакция новой правой элиты вполне предсказуема. В стране принимается закон, ограничивающий прием в университеты "политически неблагонадежных элементов", читай - евреев. Процентная норма для еврейских студентов отныне составляет 5%. Из страны начинается отток молодых венгров еврейского происхождения, желающих получить образование. Тем не менее в руках евреев еще остаются четыре из пяти крупнейших банков страны и около трех четвертей промышленных предприятий. Не удивительно, что когда в конце 1920-х начинается мировой экономический кризис, вину возлагают на евреев. Однако на этот раз ситуация серьезнее. Вскоре в соседней Германии к власти приходят нацисты, да и в самой Венгрии возникают профашистские партии, а местные политики обхаживают новую сверхдержаву, где могут поддержать венгерские требования о возврате утраченных территорий. К этому времени Венгрия экономически зависима от Германии, с которой стремительно сближается.
В 1938-м в стране принимаются расовые законы, аналогичные Нюрнбергским. Доля евреев на любом предприятии, в СМИ, медицинских учреждениях, а также среди инженеров и адвокатов ограничивается 20%. В том же году премьер-министром становится известный экономист и политик крайне правых взглядов Бела Имреди, открыто ориентирующийся на нацистскую Германию и дискриминирующий еврейское меньшинство. По иронии судьбы его противники слева уличают премьера в наличии еврейских предков, представив доказательства главе государства Хорти. Пав жертвой еврейской прабабушки, Имреди подает в отставку (через год он возглавит антисемитскую и профашистскую Партию венгерского возрождения).
На посту премьера его сменяет граф Телеки, у которого уже есть опыт борьбы с евреями в ходе "белого террора". В мае 1939 года вступает в силу закон, определяющий, что евреем является каждый, имеющий, по крайней мере, двух еврейских бабушек/дедушек. В итоге многие давно крестившиеся иудеи вновь "попадают в евреи". Им запрещено работать в государственных учреждениях, быть издателями газет, процентная норма для врачей, инженеров и адвокатов отныне составляет 6%, а в частных компаниях - не более 12%. В результате около четверти миллиона евреев теряют рабочие места. Практически всех евреев лишают избирательного права. В 1941 году запрещаются браки между евреями и неевреями и любые сексуальные контакты между ними. Глава правительства лично был автором 52-х антиеврейских постановлений, еще 56 инициировали его министры.
27 июня 1941 года Венгрия объявляет о вступлении в войну на стороне Германии против Советского Союза. В стране формируются так называемые "трудовые батальоны", состоящие в основном из невооруженных евреев (формально "политически неблагонадежных лиц"), но под командованием венгерских офицеров. Их используют на строительстве защитных сооружений, восстановлении дорог, минировании и разминировании и т.д. - как правило, на самых опасных участках, при скудном снабжении и отсутствии медицинской помощи. В ходе боевых действий на восточном фронте в 1942 - 43 годах в рядах этих батальонов погибло около 27 000 евреев (по другим данным - 42 000).
Одновременно в Венгрии проходят облавы на еврейских беженцев (в основном, из Польши), которые позднее будут переданы нацистам - 20 000 из них расстреляют в районе Каменец-Подольского. На этом фоне немцы требуют начать массовую депортацию евреев Венгрии в нацистские концлагеря. У симпатизирующего нацистам премьера Ласло Бардоши возражений нет. Но возражает Хорти. К евреям он не благоволит, но как глава страны считает, что должен обеспечить защиту венгерским подданным. Тем временем Вторая венгерская армия, воюющая на Дону, несет серьезные потери, и восторги от союза с нацистами ослабевают. В марте 1942 года Хорти назначает новым премьером умеренно-либерального Миклоша Каллаи. При нем евреи могут чувствовать себя в относительной безопасности.
Разгром под Сталинградом стоил Второй армии 84% личного состава - 80 000 человек. Под впечатлением этих потерь в Венгрии усиливается движение за выход из войны, начинаются секретные переговоры с американцами и британцами. Немцы чувствуют, что ситуация меняется и в марте 1944-го оккупируют Венгрию. Премьер-министром становится ярый сторонник нацистов, многолетний посол в Германии Деме Стояи. Немедленно легализуется национал-социалистическая Партия скрещенных стрел, резко враждебная евреям.
14 апреля на совещании с участием Адольфа Эйхмана принимается решение о депортации всех венгерских евреев. За два месяца 437 000 человек отправлено в лагеря смерти, преимущественно в Освенцим. Мировые лидеры, включая Папу Пия XII, президента США Рузвельта и короля Швеции Густава V, обращаются к Хорти с настоятельной просьбой остановить депортацию. Красная армия тем временем наступает, и в начале июля Хорти распоряжается прекратить отправку транспортов с евреями. Он выдерживает давление Эйхмана, который в итоге покидает Венгрию.
В конце августа регент назначает премьер-министром Гезу Лакатоша, немедленно прекращающего депортации. В сентябре Красная армия пересекает венгерскую границу, а 15 октября Хорти объявляет о перемирии с Советским Союзом. Не тут-то было. Отряд СС под началом Отто Скорцени похищает сына регента и, угрожая его убийством, заставляет Хорти отказаться от своих планов и передать власть лидеру венгерских нацистов Ференцу Салаши из Партии скрещенных стрел.
Депортации немедленно возобновляются, а многих евреев убивают сами сторонники Салаши, перед этим грабя своих жертв. В Будапеште евреев сгоняют в гетто. Им пытаются помочь иностранные дипломаты, включая шведа Рауля Валленберга, которому удалось спасти десятки тысяч обреченных. 13 февраля Красная армия вступает в Будапешт, правительство Салаши бежит из страны. К этому времени из более чем 800 000 венгерских евреев уничтожено около 600 000.
Арестованный нацистами 17 октября 1944 года Миклош Хорти с семьей до конца войны находился под домашним арестом в Германии. В мае 1945-го его освобождают американцы, не предъявляя обвинений в военных преступлениях. Несколько лет он проводит в Баварии, а затем, по приглашению Антонио Салазара, уезжает в Португалию, где в курортном городке Эшторил живет до самой смерти в 1957 году. Существует даже апокрифическая версия, что некие венгерские евреи поддерживали Хорти, когда он бедствовал. Во всяком случае, община не считала его главным злодеем, пока имя Хорти не начали использовать в политических целях уже при нынешнем премьере страны Викторе Орбане.
Глава правительства, которого считают популистом с консервативными взглядами, весьма позитивно отзывается о деятельности Миклоша Хорти, по всей стране появляются памятники адмиралу, что вызывает беспокойство у еврейского меньшинства, ибо ответственность за союз с нацистской Германией с регента никто не снимал. В конце концов, в преследованиях евреев (и не только евреев) был задействован государственный аппарат, подчинявшийся первому человеку в Венгрии. Да и нынешнее почитание Хорти крайне правыми националистами, не скрывающими антисемитских взглядов, делает его фигуру еще более противоречивой. Впрочем, это уже совсем другая история…

Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/10758/admiral_horti_antisemit_ili_jertva_obstoyatelstv#ixzz5Pl3DCsk0
Follow us: zahav.ru on Facebook

Евреям пора бежать…

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Киевский погром, апрель 1881 г.
Киевский погром-1881. Как это было
Михаил ГОЛЬД

Погромы 1881 — 82 годов на юге Российской империи, в частности в Киеве и Одессе, стали одним из поворотных моментов новейшей еврейской истории. С этого времени по всей империи возникают палестинофильские группы, начинается первая алия и параллельно — массовая эмиграция в США (до Первой мировой войны Россию покинули два миллиона евреев), тогда же еврейская молодежь заражается революционными идеями. Особый интерес представляют настроения, царившие в те дни на страницах консервативной, либеральной и еврейской прессы, которые исследовала выпускница магистерской программы по иудаике в Киево-Могилянской академии Анастасия Бут.
— Прежде всего, что послужило катализатором погромов и кто громил евреев в Юго-Западном крае?
— Громило в основном местное население — крестьяне и мещане, хотя в Киевском погроме 26 — 27 апреля 1881 года участвовало много приезжих из Московской губернии — это зафиксировано и в материалах уголовных дел, и в газетах того времени. Катализатор известен — убийство народовольцами Александра II, но якобы тайный приказ Александра III о начале еврейских погромов в отместку за убийство отца — это не более чем миф, развенчанный многими историками.
— То есть, власть не причастна к этой волне насилия?
— Это хороший вопрос. Высочайшего разрешения на бесчинства не было, но атмосфера, во многом созданная антисемитскими публикациями в контролируемой властью прессе, а также уверенность погромщиков в том, что император дал добро на насилие, сыграли свою роль.
Взгляд на еврейский вопрос в России ближайшего советника Александра III Константина Победоносцева был однозначным: треть евреев должна креститься, еще треть выехать за пределы империи, а оставшаяся треть со временем вымрет… Но и он был против погромов, считая, что это породит анархию и революционные беспорядки.
Так что насилие в 150 городах и местечках черты оседлости носило, как правило, стихийный характер — толпа разрушала дома, грабила и уничтожала еврейское имущество, но человеческих жертв, в отличие от погромов Гражданской войны, было относительно мало. Американский историк Майкл Аронсон одной из причин погромной волны видит миграцию русского населения в 1880 — 81 году из Санкт-Петербурга и Москвы на юг и юго-запад империи, что было вызвано поиском сезонной работы и промышленным кризисом, охватившим обе столицы. Это были бедные, опустившиеся, много пившие люди, вымещавшие злобу на других «отверженных».
— Как реагировали на погромы правые газеты, не благоволившие к евреям?
— Возьмем для примера публикации в двух авторитетных газетах консервативного направления — «Киевлянине» и петербургском «Новом Времени». Обе они были частными, но субсидировались государством и часто перепечатывали статьи друг друга.
Редактором «Киевлянина» был Дмитрий Иванович Пихно — приват-доцент (впоследствии — профессор) кафедры экономических наук в Университете св. Владимира, монархист, впоследствии глава Киевского отделения Союза русского народа. В месяцы, предшествующие киевскому погрому, в газете выходит девять заметок о евреях. Темы говорят сами за себя: еврейки — владелицы кабаков жалуются на несправедливость суда («если евреи жалуются, то это верный признак, что суд хорошо делает свое дело»); в Киеве двое евреев-мошенников распространяли фальшивые кредитные билеты; купец 1-й гильдии А.М. Бродский ради экономии на налогах в несколько рублей записался во 2-ю гильдию; семья умершего бердичевского богача Герша Магазинчика умело скрывает размеры доходов; евреи избегают военной повинности и волнуются, возможно ли проведение свадеб с музыкой во время всенародного траура; задержан вор-еврей, промышлявший во время поминальной процессии по Александру II, и т.д.
В статье «Евреи и трудящаяся масса в нашем крае» объясняется, каким образом евреи эксплуатируют население, а накануне погрома 26 апреля на первой полосе выходит материал о еврейском вопросе с красноречивым выводом: еврей более всего вреден в селе, поэтому его надо оттуда выгнать, но не «безобразной дракой, а силой закона».
С началом погромной волны в «Киевлянине» публикуются репортажи о бесчинствах, впрочем, без малейшего сочувствия к жертвам. Зато редакция дает советы по разрешению ситуации:
"Пусть они (евреи) добьются уничтожения еврейских кабаков, пусть …наложат сами проклятие на кабачный промысел и ростовщичество, пусть соблюдают это правило также строго, как они блюдут свои обряды, — и еврейский вопрос будет разрешен по крайней мере наполовину".
Другой пример — в материале «Отзывы польских газет об антиеврейском движении»:
"Органы печати развитых национальностей, диаметрально противоположных по своей сути, держатся одинаковых мнений…, что теперешний жид возмущает и подстрекает своею наглостью, через него наш народ терпит притеснения во всех экономических отношениях, которые распространяют вокруг себя деморализацию и возбуждают инстинкт борьбы".
— Это близко к тому, что можно назвать подстрекательством…
— Да, но при этом антиеврейское насилие считают опасной болезнью, которую нужно преодолевать. Всячески приветствуется решение проблем без «драки», в частности, описывается случай, произошедший в с. Папужинец Уманского уезда, когда крестьянин, обиженный на еврея, «изобрел для выражения своего неудовольствия весьма оригинальный способ» — нашел где-то портрет, похожий на обидчика, принес его в кабак и начал плевать на него, бить и топтать.
Заметки очевидцев погрома очень иллюстративны, достаточно подробны и беспристрастны:
"Груды обломков, мебели и разной домашней утвари, клочки еврейских книг, растерзанные подушки и перины усеяли здесь все улицы… С правой стороны Контрактовой площади, где помещается кондитерская Горовица, вся прилегающая к дому часть тротуара была усыпана целой горой мусора из конфет и обломков жестяных ящиков. Среди всего этого разрушения толпа не тронула ни одного русского магазина. «Не трогать, наш!», — кричала толпа.
Окна с рамами были уже выбиты, и толпа подсаживала своих, влезавших в магазин. Вот полетели из окон кучи разного платья. Десятки рук хватали его на лету, рвали в разные стороны, и платье исчезало в один момент… Мостовая покрыта пухом, местами он так густ, что идешь по мягкому, не слышно стука колес".
А вот корреспонденция из провинции — села Чернин Остерского уезда:
"Крестьяне возвратились в свои села с награбленным еврейским имуществом и некоторые из них сообщили, что евреев бить дескать можно не только в г. Киеве, но во многих городах […] 29 апреля началось разграбление, продолжавшееся целую ночь. 30 апреля утром улицы возле еврейских жилищ представляли зимний вид снега, так как были сплошь покрыты перьями и пухом от разорванных перин и подушек. На всех улицах села лежали бесчувственно пьяные мужики, женщины и дети с 5-ти летнего возраста… за одну ночь выпито 120 ведер водки.
Наиболее рьяно опровергается слух, ставший главным оправданием погромщиков, — «толпы были убеждены, что погром евреев разрешен и даже предписан особым указом». Редакция настаивала, что власть не позволит никаких беспорядков и накажет зачинщиков. Более того, «производить беспорядки в настоящее время могут только враги своего отечества»".
— И чем отделались «враги отечества»?
— 26 апреля — 3 мая 1881 года полиция арестовала в Киеве около 1400 человек, главным образом, крестьян и мещан, преимущественно из Московской губернии, что «Киевлянин» объясняет тем, что на Пасху из северных губерний приезжает немало паломников. Гораздо меньше было женщин, которых в основном задерживали с награбленным.
18 мая доставлены в Киев задержанные в г. Василькове три женщины, возбудившие подозрения местной полиции вследствие особой громоздкости бывших при них трех сундуков. В них оказались мужские, женские и детские платья, всякие мелочи, безделушки, обрезки материй, указывающие на то, что происходил дележ и что вещи эти суть плоды грабежа. Одна из задержанных оказалась женою городового Подольского участка.
Через две недели в тюрьме остались около 400 человек, примерно 100 из них предали военному суду, остальные получили административные наказания.
Наиболее строго наказали тех, кто призывал «бить жидов», ссылаясь на некий тайный приказ и «Высочайший манифест» (которого никто в глаза не видел), и всех зачинщиков погрома.
Тем не менее вердикт киевского военно-окружного суда был предсказуем: «русский народ никогда не страдал религиозной нетерпимостью», поэтому причина беспорядков кроется в обособленном образе жизни евреев, которые пользуются многочисленными выгодами и всячески избегают «тягот», испытываемых другими.
Особенно раздражало монархическую прессу желание евреев защитить себя и свое имущество. В Бердичеве, например, после безрезультатного обращения к властям с просьбой об отправке войск для предотвращения погрома, местная община создала самооборону.
"…Приступили к учреждению из среды своей охранительной стражи и несметными толпами уже вторую ночь (28 и 29 апреля) ходят по улицам города [Бердичева] вооруженные кто чем попало: и дубиной, и палкой, и кочергой, и ломом и т. п".
Аналогичная ситуация в Житомире:
"Там [в Житомире] евреи напуганы, сейчас захватили весь город, держат в осадном положении, русскому нет возможности показаться на улицу после заката солнца, ибо рискуют натолкнуться на тысячу неприятностей и дерзостей. С разрешения губернатора там образовались из евреев конные и пешие патрули, вооруженные копьями, ломами, топорами…"
— И в чем же видят выход из сложившейся ситуации консервативные властители дум? Джинн ведь выпущен из бутылки, и обратно его не загнать…
— На следующий день после киевского погрома в санкт-петербургском «Новом Времени» на первой странице появляется статья под характерным заголовком «Бить или не бить». В ней однозначно осуждаются погромы, «низводящие Россию в некультурные страны», и подчеркивается, что ситуацию изменит лишь решение еврейского вопроса. Что непросто, поскольку в представлении «Нового Времени» «евреи как раса, совершенно чуждая индоевропейским племенам, обладает такими свойствами, которые решительно не дают им возможности ассимилироваться с русскими». Доводы о том, что ростовщичество и другие непривлекательные черты не что иное, как результат нестабильности жизни евреев, отсутствия правовой защиты и т.д., отметаются с порога, мол, если почитать римских историков, то можно убедиться, что в Древнем Риме, как и в Бердичеве, евреи «продавали платье, занимались сводничеством, отличались накожными болезнями» или, что улица Ioden Bree в Амстердаме (где евреи имеют широкие права) абсолютно не отличается от еврейского района в Елисаветграде.
А раз так, то равноправие или повышение уровня жизни еврейский вопрос не разрешит. Еврей, по мнению «Нового Времени», живет не там, где ему хорошо, а где выгодно. Поэтому нужно «сделать еврею жизнь невыгодной, и он сам переселится в другое, более выгодное место». Газета видит выход в эмиграции, доказывая, что и сами евреи-эмигранты вполне довольны (речь идет об Америке) и для Запада они не станут бременем (в Российской империи евреи составляют 5% населения, а в Европе и Америке их и 0,5% не наберется), а, напротив, будут содействовать экономическому развитию. Таким образом, бить никого не надо — достаточно принять законодательство, которое подстегнуло бы эмиграцию.
В отличие от этого «Киевлянин» предлагает запретить евреям заниматься казенными операциями, покупать и арендовать землю, нанимать рабочих, способствовать не только эмиграции, но и расселению евреев-ремесленников по восточным окраинам, где их промысел пригодился бы, и т.п.
— Насколько отчетливо звучал голос либеральной прессы в отношении еврейского вопроса?
— В первую очередь мы говорим об одной из наиболее влиятельных газет России — петербургском «Голосе», которую за авторитетность называли «The Times of Russia».
Сразу после начала погромов газета пишет:
"Семитическая раса, при всех своих способностях, обладает многими качествами, которые делают ее малосимпатичною для русского человека, вообще не отличающегося племенною нетерпимостью и относящегося добродушно к другим расам. Еврей не потому, что он еврей, приводит, как видим, в раздражение русского человека, но потому, что в евреях, где их много, русский человек видит враждебное начало для своего экономического благосостояния".
Свидетельствам очевидцев, опубликованным в «Голосе», присуща большая эмоциональность и трагичность:
"По улице бежит еврей, из головы его ручьём течет кровь, оставляя след на мостовой; толпа мальчишек с криком и шумом преследуют его, пуская ему вдогонку камни. Навстречу несчастному попадается извозчик; еврей умоляет увезти его — в ответ получает толчок в грудь ногой. Еврей бросается в ворота первого попавшегося на пути дома — там встречают его толчками и пинками. Получив новый удар камнем, еврей падает, истекая кровью…"
Эта бушевавшая толпа представляла собой не людей, а, скорее, стадо диких зверей; налитые кровью глаза их выражали только глупую, безотчетную злобу, а уста бессмысленно лепетали: «водки и …крови».
Выход из тупика либералы видят в отмене черты оседлости:
"…Национальные пороки не бывают продуктом одних только кровных, расовых свойств: они зависят …от реальных условий, в какие поставлено большинство народа. Нечего говорить о том, что условия, в каких находится еврейское население …ни в каком случаи нельзя признать благоприятными и нормальными".
"Почему подобные беспорядки, перерастающие в неуправляемые грабежи и уничтожение, не возникают в Европе, там, где евреи имеют право свободного расселения и передвижения?" — задается вопросом «Голос».
Через год, под впечатлением от погрома в Балте, автор «Голоса» пишет:
"Надлежало бы …огласить всеми мерами, что правительство будет преследовать по всей строгости закона всякое насилие над личностью и имуществом евреев, так как евреи, подданные русского Государя, состоят под охраною общих для всей империи и для всего населения законов".
— Какова была реакция на погромы еврейской прессы, к тому времени весьма многочисленной?
— Наиболее влиятельными еврейскими периодическими изданиями были в те годы «Рассвет» и «Русский Еврей». Надо понимать, что их читатель представлял собой ту часть еврейской интеллигенции, которая верила в культурную интеграцию и мечтала о даровании равноправия евреям.
Для обеих газет смерть Александра II стала чуть ли не трагедией, редакции искренне выражали свои соболезнования:
"Царь-Освободитель отошел в вечность, сраженный рукой убийц, и глубокое горе поразило все народы земли русской, в том числе и евреев. […] И для нас, русских евреев, в Бозе почивший Александр II был великодушным освободителем, любящей душой даровал права бесправным. […] В законах, изданных за Его царствование, не встречались более два роковые слова: «кроме евреев»".

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Император Александр II на смертном одре

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Газета «Киевлянин»

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Дмитрий Иванович Пихно

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)«В корчме», 1843 г.

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Евреи черты оседлости

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Газета «Голос»

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Главный редактор «Голоса» Андрей Краевский

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Парадный портрет Александра II

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)«Александр III», худ. И. Крамской, 1886 г.

Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Дети еврейских иммигрантов, Нью-Йорк, нач. XX века. Просвещенные российские евреи вполне искренне надеялись, что преемник государя будет не менее милостив и продолжит реформы отца: «Благодарность русских евреев за добро, сделанное им Александром ІІ, равна упованиям на будущее, с которым они взирают на Александра ІІІ». Еврейская интеллигенция надеялась, что Александр ІІІ «освободит» евреев, как его отец освободил крепостных.
Однако отсутствие хоть какой-то поддержки со стороны государства, навязывание консервативной прессой мысли о том, что евреи сами виноваты в погромах, заставило «Рассвет» очень быстро перейти от лояльности власти к протесту и осуждению.
Интересно наблюдать за перепалкой с правыми газетами, например, «Киевлянином», редактор которой призывал прекратить беспорядки, грабежи и бесчинства:
"Что, вы довольны, г. Пихно? О, вы, конечно, недовольны. Вы европеец, вы человек образованный, доцент университета, публицист; как можно заподозрить вас в потворстве таким диким инстинктам черни. […] Но позвольте, г. доцент и редактор, русская пословица гласит: любишь кататься, люби и саночки таскать. А ведь кататься вы страсть как любили, особенно на счет жидков. О, вы, конечно, благоразумный и благовоспитанный человек; вы теперь умываете руки; вы даже приглашаете благоразумных людей к спокойствию… вы сожалеете о случившемся. Но не ваш ли орган более десяти лет не переставал выставлять евреев порочными до мозга костей…"
Доставалось и чиновникам:
"г. Стрельников возразил: «Если для евреев закрыта восточная граница России, то …для них свободна граница западная; почему же они не пользуются этим обстоятельством? »[…] В силу каких это полномочий г. киевский прокурор гонит русских подданных, поклявшихся на верность Царю и отечеству, за пределы страны?"
Разумеется, вся еврейская пресса сходилась на том, что основная причина бесчинств кроется не в мифической эксплуатации иудеями православного населения, а в незащищенности евреев. «Русский Еврей» высказался по этому поводу совершенно определенно:
"И скажите, чем эти все мелкие ремесленники, эти меламеды и мелкие лавочники, составляющие громадное большинство всех ограбленных и разоренных, так угнетали русский народ? И что, ради Бога, приезжим великороссам, составляющим большинство грабителей, до киевских евреев, которые их не только никогда не эксплуатировали, но которых они даже раньше никогда в глаза не видели?"
Что касается новых законов, призванных разрешить еврейский вопрос, то стоило бы, как замечает один из авторов «Русского Еврея», пригласить на суд самих овец. Этого, как мы знаем, не произошло, и в мае 1882 года были приняты так называемые Временные правила, резко ограничивавшие права евреев, запрещавшие им селиться в сельской местности, приобретать недвижимое имущество вне местечек, арендовать земельные угодья и т.д.
— И тогда еврейская пресса согласилась с юдофобствующими монархистами — евреям пора бежать из этой страны…
— Впервые серьезно об эмиграции «Рассвет» пишет еще в июле 1881-го: «Не мы ее вызвали… Сама жизнь затребовала ее». Автор статьи Марк Варшавский соглашается, что для евреев слово «эмиграция» звучит страшно, но нет надежды, что власть разрешит еврейский вопрос. А посему: «Ближайшая задача интеллигенции и капиталистов: в облегчение беднейшим евреям выселиться из-за черты».
Редакция «Русского Еврея» не сразу, но соглашается, что это сложное, но приемлемое решение, хотя понимает всю абсурдность подобного шага с государственной точки зрения…
Насильственная эмиграция — и откуда? — из России, из той страны, которая уж во всяком случае не страдает от густоты населения! Наше отечество страдает именно от редкости населения и неравномерности его распределения. […] Для малокровного организма кровопускание равняется смерти. Образованность страны, промышленность, торговля, земледельческая культура, развитие железных дорог — все это обусловливается населенностью страны.
Идут споры и относительно направления эмиграции. «Русский Еврей» отмечает, что «Палестина — это старые развалины, холодные плиты. Стена плача — не само еврейство: это обломки некогда величественного здания, памятники величия Израиля. Они способны вызывать воспоминания, но не одухотворять». Зато каждый еврей, приезжающий в Америку, вступает в общину, имеющую свои синагоги. Следовательно, не обязательно быть близко к исторической родине, чтобы сохранить свою культуру. К тому же, Америка — это гостеприимная страна, где «всюду есть спрос на труд, всюду кипит работа; многое еще в зародыше и ждет прилива новых рабочих рук».
В «Рассвете» писатель Моше Лейб Лилиенблюм, напротив, подкрепляет идею о переселении в Палестину тем, что евреи всегда и везде — в Испании, Польше, Франции — считались чужими, другими. И если решаться на эмиграцию, то в пользу исторической родины.
Как бы то ни было, в истории российского еврейства начиналась новая эпоха, и война идей на страницах газет того времени стала одним из ее предвестников…
"Хадашот"

Погромщицы кричали: "Бей евреев!"

http://www.isrageo.com/2018/08/26/kiepo270/

Школа для МарикаАнтисемитизм без границ (История) (7 статей)Иллюстрация: pixabay.com
По обе стороны пятой графы
ПИСЬМО ДОЧЕРИ
Уважаемый г-н редактор!
Моя мама — учительница русского языка и литературы. До шести лет она не знала русского языка — только идиш — а потом так изучила его, что поступила в Винницкий государственный учительский институт, который окончила с отличием в 1950 году по специальности русский язык и литература. И это при том, что ее отец (Лазарь Хаим Мошкович Аршинов) пропал без вести в 1942 году во время Великой Отечественной войны и она была только с мамой, Ханой Ароновной Аршиновой (Клубаковой) и младшей сестренкой Кларой.
Мамины родители, кстати говоря, еще до войны состояли в сионистском кружке "Поалей Цион" г. Винницы, которым руководил зубной врач Вольф Моисеевич Гельтман. И мне рассказывали, что его жена пришла в дом к родителям мамы и сказала, чтобы они не приходили к ним, так как их могут арестовать. А они всего лишь хотели приобрести дом в Израиле (тогда еще Палестина).
Мечта эта осуществилась только для их дочери Фиры и внуков и правнуков.
Моя мама в Израиле писала стихотворения и прозу. С вашего позволения я посылаю вам их. Мама мечтала об этом.
С уважением Анна Рабинович
МОЙ ПЕРВЫЙ ЭКЗАМЕН
Рассказ матери — Фиры Рабинович (Аршиновой):
— Марик, мы сейчас пойдем с тобой записываться в первый класс, — заявила мама, уводя меня с детской площадки, где не все еще вопросы были решены в мою пользу. Честно говоря, о школе я не очень мечтал, но желая сделать приятное маме, громко прокричал: "Эту школу я люблю, в эту школу я пойду!".
И вот мы входим в комнату, где сидит пожилая женщина-секретарь.
— Здравствуйте, — торжественно сказали мы с мамой.
— Здравствуйте, здравствуйте, — не глядя на нас, повторила она.
— Вот, — сказала мама, — мы пришли записываться в первый класс.
— Вижу, что не в десятый, — не очень вежливо сказала женщина. – Где живете?
— Около школы, на улице Петрова, — выкрикнул я.
— Не наш участок, — подняв наконец зеленые в крапинку глаза отпарировала секретарь.
И вдруг что-то произошло с моей мамой.
— Вы понимаете, — заискивающе-противным вдруг голосом тихо говорит она. — Ваша школа очень престижная в нашем районе, отличный коллектив преподавателей и вообще…
— Все хотят в нашу школу! Ну вы, видно, грамотная женщина и понимаете, школа наша не резиновая, и мы не можем взять всех, кто хочет, — на одном дыхании выкрикнула секретарь.
— Это верно, — упавшим голосом сказала мама. — Но я педагог…
— Ну и что? — полуспросила секретарь, удавом взглянув на нее.
— А то, — вдруг взвивается мама, — что есть такое правило, и вы его прекрасно знаете!
— Оставьте ваш самоуверенный тон. Сейчас я выясню, готов ли ваш мальчик поступить в нашу школу.
Затаив дыхание и все больше чего-то пугаясь, я следил за спором двух женщин. Детским умом своим я не мог тогда догадаться о том, что стояли они по обе стороны пятой графы, где одна отрицала, а другая утверждала ее.
— Ну, мальчик, как тебя зовут?
— Марик! – радостно прокричал я.
— В школе надо тихо разговаривать, — недовольным тоном проговорила секретарь. — Ну, что здесь нарисовано? — раскрыв букварь на первой странице и ткнув фиолетовым ногтем в рисунок, на котором был запечатлен мавзолей и огромная очередь к нему. — Расскажи.
— Я знаю. Это Красная площадь. Здесь стоит мавзолей Ленина — вождя народов. Мы были в июне в Москве, были в мавзолее. Мы были еще в Ленинграде и Риге.
— Да, — разочарованно протянула секретарь. — Везде вы были. И будете. А я? Я всю жизнь, — закричала она, — тружусь как лошадь, кормлю мужа-пьяницу. И кроме школы ничего не видела, — скрывая ненависть, прорычала она, швырнув листок моей маме. — Пишите заявление.
"Новости недели"

http://www.isrageo.com/2018/08/10/shkoladliamarika/

Александр ОСОВЦОВ. Магда и Маргарита
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)Образцовая национал-социалистическая семья Геббельсов. Фото: Wikipedia / Bundesarchiv
О сильных чувствах и служении фюреру
Маргарита Симоньян написала, что если бы в 17 лет ей "встретился яркий парень и предложил быть против режима организованно, я, конечно, бы согласилась. И гнила бы потом в тюрьме, с последующей предсказуемой биографией. Вместо того, чтобы строить международные телеканалы и защищать, в меру способностей, свою многострадальную Родину".
Была такая Магда Беренд, впоследствии не раз менявшая фамилию. Так вот, у Магды был страстный роман с самым ярким тогдашним молодым лидером мирового сионизма — Хаимом Арлозоровым, впоследствии убитым при невыясненных до сих пор обстоятельствах, многие считают, что именно из-за этой связи. Причём белокурая фрау вроде бы испытывала такую бурю чувств, что готова была ехать сражаться за еврейское государство с оружием в руках. И можно предположить, что если бы женатый Арлозоров развёлся, женился на Магде и увёз её в Палестину, то эта страстная женщина так бы и поступила.
Но Арлозоров не развёлся, с Магдой они расстались, и вскоре она встретила другого яркого молодого политика — Йозефа Геббельса. И закончила свою жизнь как Магда Геббельс. Она была так предана Гитлеру, что в предсмертной записке заявила:
"Мир, который придёт после Фюрера, не стоит того, чтобы в нём жить. Поэтому я и беру детей с собой, уходя из него. Жалко оставить их жить в той жизни, которая наступит".
И перед своим и мужа самоубийством убила шестерых их общих детей.
Магда действительно была способна на очень сильные эмоции.
А Маргарите я почему-то не верю. Какой бы оппозиционер ей ни встретился, сдала бы и его, и всех и вся на первом же допросе. И попросилась бы что-нибудь строить. Ради защиты Родины, конечно, но обязательно с большими финансовыми потоками. Чтобы хватило не только людские головы морочить, но и себе голову бобра сварить.
Антисемитизм без границ (История) (7 статей)
Автор — депутат Госдумы РФ первого созыва, депутат Национальной Ассамблеи Российской Федерации, член Федерального политсовета движения «Солидарность», профессор философии, в 1996—2002 г.г. —исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса. С марта 2017 года проживает в Иерусалиме

Кошерная юность фрау Геббельс

http://www.isrageo.com/2018/08/11/magda267/

Картина дня

наверх