На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

"Без госпереворота в 2014 Украина жила бы в мире". "Война американского доллара" (2 статьи)

«Без госпереворота в 2014 Украина жила бы в мире»

Интервью Олега Ю. Нестеренко, председателя Европейского Торгово-Промышленного Центра французскому изданию L’Eclaireur des Alpes, Франция, Париж. В трех частях. Перевод с французского.

Часть 1


L’Eclaireur: Помимо личного решения Владимира Путина развязать войну, каковы причины, побудившие русских к военной операции на Украине?

Олег Нестеренко: Говоря о причинах, побудивших Россию к военной операции на Украине, часто путают, особенно в западной прессе, мотивы начала операции с триггерами, глубинными причинами конфликта. Первые принимаются за первопричины, либо вообще игнорируются, и рассказывается какая-то ерунда. Важно их знать и четко отличать друг от друга.
Есть две основные взаимосвязанные причины, побудившие Россию к запуску военной операции на Украине. Первая из них, это госпереворот в Киеве в 2014 году. Без данного антиконституционного свержения власти Украина и по сей день жила бы в абсолютном мире. Без переворота, за которым, как мы достоверно знаем сегодня, стояли Соединенные Штаты Америки и их европейских подельники – существуют материальные доказательства сего – не было бы той войны, которую мы сейчас переживаем.

Важно подчеркнуть, что до этого события 2014 года ни республика Крым, ни Донецкая область, ни Луганская область не имели ни малейшего намерения и помысла о сепарации от Украины. В Крыму, например, который является моим вторым домом, я никогда не слышал ни от кого – ни от простых жителей, ни от высокопоставленных чиновников в закрытых кругах – разговоров о возможности или какой-либо необходимости отделения от Украины и присоединения к России. Для этого не было ни предпосылок, ни тем более экзистенциальных причин.

И даже позднее, в рамках Минских договоренностей, никак не предусматривалась и даже не поднималась идея отделения Луганской и Донецкой областей от Украины. Предметом соглашения была дополнительная автономия областей по отношению к центральной власти Киева, начиная с языковой: права жителей восточной Украины – я подчеркиваю: все еще Украины – говорить и пользоваться своим родным языком, а не языком, который им навязывала новоиспечённая киевская власть, имеющая более чем сомнительную легитимность.

Вторая причина запуска спецоперации на Украине – ставшие нормой бесчинства украинских ультранационалистов, начиная с массовых зверских убийств в Одессе в мае 2014 года, о которых во Франции мало говорят. Местная пропаганда замалчивает, либо минимизирует этот важный факт, потому что он слишком неудобен в кадре выстраиваемой ею картинки цивилизованной, евроцентристской Украины.

Когда в Киеве произошел госпереворот и к власти пришли ультранационалисты, напрямую поддерживаемые США, русскоязычные и традиционно пророссийские части Украины – области Донбасса, Крыма, Одессы, Николаева, Харькова – восстали. И когда радикалы приехали в Одессу подавлять вполне мирные протесты местных жителей – они прибыли вооруженными с целью убивать. Официально погибло 48 человек. Реально – вероятно, намного больше.

И это были не абстрактные смерти, жертвы какого-то несчастного случая – это были одесситы, растерзанные с неимоверной жестокостью ультранационалистами и неонацистами, прибывшими из традиционно русофобских регионов западной Украины, за их отказ принять новую власть, которая никогда и никем не была избрана.

Жители пророссийских регионов были глубоко травмированы этими убийствами. Более даже, чем событиями в самом Киеве, так как в этот раз они имели место у них дома и, сверх того, могли повториться в любой момент. Я был в Крыму в 2014 году и хорошо помню, как местные жители говорили: «совершенно исключено, чтобы нога этих уродов ступила на нашу землю».

Нужно отметить, что хотя очень многие участники одесского побоища хорошо известны – имеется большое количество свидетельств, фото и видео с неприкрытыми лицами фигурантов преступления – ни один из них не только не был арестован, но даже слегка побеспокоен «правоохранительными» органами новоиспеченной украинской власти. Это и есть начало, основа и фундамент новой украинской «демократии», которой столь восхищаются доверчивые и манипулируемые массы на Западе.

Таким образом, после провозглашения независимости регионов Крыма и Донбасса по отношению к Украине – чего было легко добиться, так как не менее 3/4 соответствующего населения были настроены радикально против новой киевской власти – события в Одессе лишний раз подтвердили правильность сделанного выбора.

L’Eclaireur: Как объяснить вмешательство США и Евросоюза в дела, которые могли остаться исключительно региональными?

Олег Нестеренко: Вышеупомянутые два взаимодополняющих события можно назвать первоисточником причин запуска Россией спецоперации на Украине. Однако глубинные причины конфликта на территории Украины совсем иные. Их необходимо искать в доктринах внешней политики Соединенных Штатов Америки.

Можно даже забыть саму Украину, так как она, по сути, сама по себе не имеет к ним никакого отношения. Это не украинцы что-то решили и решают – они просто исполнители и жертвы в большой игре, которая выходит далеко за рамки нынешней конфронтации.

Но прежде, чем говорить о реальных триггерах актуального конфликта и лежащей в его основе роли коллективного Запада, важно сказать несколько слов о роли российской военно-морской базы в Крыму, в Севастополе. Роли не в рамках событий февраля 2022, а марта 2014 года.

Много было сказано о намерении Москвы защитить исторически русское и пророссийское население. Это так – это человеческая, гуманная причина. Но с геостратегической точки зрения ключевой причиной возврата Россией Крыма была Севастопольская военно-морская база. Данная военно-морская база является стратегическим элементом обороны Российской Федерации.

Кто контролирует Севастопольскую военно-морскую базу – тот контролирует Черное море. Поэтому для Кремля было немыслимо, чтобы Российские военно-морские силы, которые присутствовали там всегда, а не только с 1991 года, были изгнаны, а на их место пришли корабли НАТО, и в частности США. А это и было частью западного проекта по Украине.

L'Eclaireur: Представляет ли этот порт какую-либо стратегическую важность для Украины?

Олег Нестеренко:
 Севастопольская военно-морская база не имеет в военном плане для Украины ни стратегического, ни тем более экзистенциального значения. Украина никогда не была и не будет морской державой. Украинские военно-морские силы на сей день носят чисто символический характер.

Не говоря уже о том, что российское присутствие с 1997 по 2014 год было там далеко не бесплатным: Россия ежегодно и прилежно выплачивала арендную плату, дополняемую очень существенными скидками на поставляемый Украине природный газ. Так что Киеву было весьма выгодно сдавать базу русским.

С другой стороны, для НАТО эта база была более, чем стратегическим элементом. Захват ее действительно был бы большой геополитической победой. Повторяю: для Москвы было экзистенциальным элементом никогда не допустить вражеские силы в Севастополь.

После вступления Турции в НАТО в 1952 году, а затем поглощения Румынии и Болгарии в 2004 году, геостратегией Атлантического альянса было и остается поглощение Украины и Грузии, таким образом ограничивая черноморское присутствие Российских военно-морских сил портом Новороссийска – единственной остающейся глубоководной военно-морской базой, и тем самым сделав Черное море внутренним морем НАТО.

Несмотря на повторяющуюся на протяжении многих лет неумело выстроенною ложь, планировался именно этот сценарий. Единственной мишенью проекта была Россия. И это далеко не с момента прихода Путина к власти, а еще с 1990-х годов, когда отношения России и Запада находились на самом высоком уровне с 1944 года, со времен, когда российские власти была еще предельно открыты и слишком наивны в оценке намерений американоцентричного коллективного Запада.

L'Eclaireur: В конце концов, Украина есть лишь пешка, а Европа – своего рода шахматная доска?

Олег Нестеренко:
 К сожалению, это именно так. И актуальные власти в Киеве это прекрасно знают. Я ни на секунду не верю в присутствие степени глупости, при которой Зеленский и его окружение не осознавали бы, какую реальную роль они играют в отведенном им действии.

Возвращаясь к глубинным причинам войны на Украине, можно выделить не одну, а три ключевые причины.

Это, во-первых, не просто желание, а жизненная необходимость в продолжении мирового господства американской денежной системы, следовательно, доллара. Господства, являющегося экзистенциальным элементом для экономики Соединённых Штатов. Война на Украине – это, прежде всего, война американской валюты (подробнее во второй части интервью).

Вторая причина – максимальное сокращение торгово-экономических отношений между Россией и Евросоюзом. Не Россия, а ЕС является главным конкурентом США на мировом рынке. Снижение конкурентоспособности европейцев путем лишения их одного из важнейших элементов регулирования себестоимости их промышленной продукции – дешевой российской энергии – был и есть один из ключевых элементов американской внешней политики.

Третьей причиной является стремление к значительному ослаблению позиций России и, следовательно, ее возможностей вмешательства в будущий крупномасштабный конфликт, который неизбежно будет иметь место между Соединенными Штатами Америки и Китаем, энергетической и продовольственной «тыловой базой» которого является Россия. Когда начнется активная фаза американо-китайского столкновения – без прямой масштабной поддержки России экономика Китая будет обречена.

L'Eclaireur: Как объяснить, что американцы не пытались (если не пытались) дестабилизировать Россию изнутри?

Олег Нестеренко: 
Внутриполитическая дестабилизация стран является доктринальной частью внешней политики США последних десятилетий. На Украине они вполне преуспели, но нельзя забывать, что ранее они же также чрезвычайно преуспели и в Грузии в 2003 году, а также попытались воспроизвести тот же сценарий и в Белоруссии, и в Казахстане.

Последние попытки не сработали во многом из-за российской поддержки стран-жертв американского внимания. Нужно также понимать, что сами по себе, вне их роли относительно России, последние две страны не представляют для Америки абсолютно никакого стратегического интереса. Это же касается и Украины.

Конечно же, они пытались дестабилизировать Россию изнутри. И, с их точки зрения, они действуют абсолютно грамотно и целесообразно, так как единственный способ обрушить Россию – это изнутри. Они не только пробовали, но и продолжают пытаться делать это ежедневно. Вот только операционная методология противника прекрасно известна, а российские структуры внутренней безопасности хорошо адаптированы для борьбы с угрозой.

Россия – это не Грузия и тем более не Украина, учитывая ее возможности и политические структуры, развитие стратегических векторов которых широко поддерживается населением. Россия намного стабильнее.

L'Eclaireur: Не недооценила ли Россия все же возможности сопротивления украинцев?

Олег Нестеренко: 
Вспомните серьезные западные экспертные мнения о способности Украины оказывать сопротивление России, которые имели место до начала СВО. В то время, непосредственно перед началом крупномасштабных боевых действий со стороны России, считалось, что Украина может вести сопротивление России лишь очень ограниченное время.

Вопреки информационным потокам, развиваемым в западных СМИ, и несмотря на события, которые наблюдаются уже более года, хочу подчеркнуть: эксперты, которые прогнозировали, что Украина сможет устоять лишь в течение ограниченного времени – они нисколько не ошиблись в своих прогнозах.

Мои слова могут показаться удивительными и противоречащими реальности. Но ничего странного и противоречивого в них нет. Нельзя забывать, что начало активной фазы боевых действий имело место в конце февраля 2022 года и что уже в конце марта 2022 года в Стамбуле шли переговоры о мире между Украиной и Россией.

По каким причинам сторона, которая чувствует себя сильной и делает расчеты, демонстрирующие, что у нее все еще есть значительный потенциал для сопротивления, садится за стол переговоров, чтобы договориться об определенной форме капитуляции? Такого не бывает никогда. Украина села за стол переговоров исключительно потому, что прекрасно осознавала крайнюю ограниченность своих оборонительных возможностей.

В Стамбуле в момент, когда стороны достигли консенсуса по большинству ключевых элементов соглашения о прекращении боевых действий, когда они были в одном шаге от ратификации документа – украинская сторона произвела разворот на 180 градусов.

По какой причине?

Не нужно большого делового опыта, чтобы знать: в переговорах, когда одна из сторон в одночасье меняет радикальным образом свою позицию, это означает только одно – данная сторона получила альтернативное, более заманчивое предложение от конкурентов тех, кто находится напротив нее. Так происходит и в мире бизнеса, так происходит и в политике.

Если Украина могла позволить себе роскошь поставить крест на мирном соглашении, это означает, что она получила такое предложение, которое могло исходить только из западного лагеря. Последующие события раскрыли элементы пропозиции: Украина получила предложение об открытии гигантской кредитной линии, частично выплачиваемой вооружением. Взамен Украина должна была взять на себя обязательство запретить себе заключать соглашение о прекращении войны против России, а также предоставить в максимальном количестве живую силу для продолжения ведения боевых действий. Такова была сделка.

Следом, чтобы ответить на второе обязательство Киева, были перекрыты национальные границы Украины на выезд из страны. Известно, что в начале активных военных действий произошел гигантский исход населения с территорий Украины. Во Франции об этом мало говорят – потому что это слишком неудобная правда – но факт в том, что в числе беженцев было немало и мужского населения. Мужчины справедливо осознавали, что если они не сбегут – их отправят на убой.

Когда я наблюдаю, как в западных массмедиа напропалую восторгаются украинским героизмом, у меня это вызывает улыбку, так как достоверно известно, что страна была бы опустошена от будущих «защитников отечества» в самые рекордные сроки, если бы киевские власти насильно не заставили мужчин оставаться в их распоряжении. Россия, нужно отметить, не прибегала к подобным эксцессам даже в момент мобилизации, и ни один желающий покинуть территорию страны не был остановлен.

L'Eclaireur: Украинские беженцы пользуются в Европе привилегированным статусом по сравнению, в частности, с сирийцами или афганцами. Вы думаете, что это узурпировано?

Олег Нестеренко: 
Несомненно. Атлантический блок несет непосредственную ответственность за массовые перемещения сирийского и афганского населения со своих территорий. Перечисление «благожелательных» действий блока против этих стран и катастрофических последствий, вытекающих из деятельности последнего, займет большую отдельную статью. И я говорю не только, например, об акте агрессии в Сирии, который юридически классифицируется как преступление агрессии согласно пунктам а, b, c и d второго параграфа статьи 8bis того же Римского статута Международного Уголовного Суда, столь почитаемого и продвигаемого в эти дни теми, кто его финансирует.

Необходимо вернуться гораздо далее в прошлое, в частности, к истокам создания различных течений и структур, в том числе Исламского государства (запрещено в РФ), которого не существовало бы, если бы ранее не имело бы место преступление агрессии в Ираке с последующим его уничтожением. Если в Европе мы уж следуем логике приема беженцев со всех горизонтов, то именно эти два народа имеют наибольшую легитимность в получении убежища, не говоря уже о ливийцах, будущее страны которых также похоронили субподрядчики Соединенных Штатов.

С другой стороны, относительно украинских беженцев, в том числе и во Франции, есть то, что мы знаем о них из СМИ, и есть реальность, которая сильно отличается от привычной пропаганды. Западные медиа представляют украинцев единой группой людей, бежавших от войны и угрозы их жизням. Это известные всем нарративы. Реальность же далека от изображаемого образа.

Украинские беженцы очень далеки от однородного блока. Существует очень четкое разделение между беженцами с востока и беженцами с запада страны. Те, кто находился на западе страны, традиционно националистических территориях, бежали с Украины, тогда как их регионы не находились под непосредственной угрозой. Им ничего не угрожало ни в начале войны, ни тем более сегодня.

Уже со второго месяца конфликта стало ясно, что для достижения своих целей данная часть страны не представляет для России интереса. Западная Украина – это не Сирия и не Ирак. Реальная основная мотивация отъезда жителей этих мест в Европу и, главное – их невозврат до сих пор на родину – отнюдь не гуманитарная, а экономическая.

Вам необходимо знать, что после распада Советского Союза западные области Украины всегда жили в большой бедности, на грани нищеты: практически все богатства страны сосредоточены в Киеве и на востоке Украины. С 1991 по 2022 год миллионы украинцев, в основном из указанных регионов, уехали работать за границу. Есть два направления для этих рабочих: Россия и Европейский союз.

Вы, наверное, этого не знаете, но и сегодня на территории России находится более миллиона украинских работников. И я говорю только об официальных цифрах, о тех, у кого есть официальное разрешение на работу. По реальным же оценкам, с учетом черного рынка труда, в России работает более 3 миллионов граждан Украины. Традиционно высокое количество нелегальных украинских рабочих связано с политикой толерантности к последним, которая всегда имела место в России: они не многим рискуют, будучи задержанными.

Иные уехали на нелегальные работы в Евросоюз. Бывало, когда из одной деревни уезжал работать в Европу один ее житель – в долгосрочной перспективе иногда большинство населения муниципалитета в трудоспособном возрасте шло один за другим по его стопам. Подавляющее большинство мужчин работают на стройках, а женщины, которые сопровождают своих мужей – домработницами. И речь идет о миллионах человек. Если среди читателей большинство никогда и не слышало о подобном, то знайте, что на Украине нет ни одного взрослого во всей стране, для которого мои слова не были бы лишь всем известной очевидностью.

С началом конфликта большое количество семей уехало к своим мужьям, давно уже работающим в ЕС. Многие иные, у кого раннее не было вариантов для переселения в Европу, увидели в происходящих событиях возможность изменить свою жизнь.

Необходимо отметить, что, уезжая, многие сдавали оставляемое недвижимое имущество беженцам с востока страны, которых традиционно не привлекают богатства Европы и которые предпочитают оставаться на Украине, снимая жилье уехавших, если финансово могут себе это позволить.

На Украине возник настоящий скандал, о котором вы, конечно, никогда не услышите от ваших украинских коллег: о спекулянтах на войне, которые никогда не были в опасности и уехали получать пособия в Европу, одновременно сдавая втридорога свое жилье настоящим беженцам, учитывая возникший огромный спрос и дефицит на арендованное жилье. И данная практика широко распространена во всех западных регионах страны. Как говорит одна русская пословица: «Кому война, а кому мать родна».

В любом случае, те, кто родом с западной Украины и уехал в Евросоюз не по экономическим причинам – они уже давно вернулись к себе домой. Конечно, часть тех, кто еще находится в ЕС, намерены однажды вернуться, но перед этим хорошо подзаработав.

С другой стороны, жители востока страны, традиционно пророссийских территорий – они бежали от более чем реальной опасности. Среди уехавших из них в Евросоюз в основном те, у кого не было финансовых возможностей, чтобы остаться на Западной Украине, которая хоть и является зоной полной безопасности, но где их просто обирают местные жители, которые, кстати, ненавидят их почти так же, как и русских.

Европейцы и не подозревают, что многие из этих настоящих беженцев настроены абсолютно пророссийски и ненавидят киевский режим и все, что он представляет. Если они не направились в сторону России, это только потому, что им было нереально пересечь линию фронта. У них был лишь один путь бегства: на запад.

Во Франции есть немало украинских беженцев, которые настроены совершенно пророссийски, но которые хранят молчание, так как осознают, что у предоставляющей убежище стороны мозги полностью промыты натовской, прокиевской пропагандой, и она не должна узнать правду об их убеждениях. В основном это люди старше 45 лет, получившие образование еще в СССР. И дело совсем не в том, что они ностальгируют по советскому прошлому – это далеко не так – они просто те, кто точно знает, что такое Россия и Русский мир, потому что они в нем жили.

Вышеизложенная информация имеет среди источников и мое межличностное общение тет-а-тет с беженцами во Франции из различных регионов Украины.

L'Eclaireur: Есть ли у нас представление о количестве украинских беженцев, покинувших Украину?

Олег Нестеренко:
 У меня нет точных цифр, но речь идет о миллионах уехавших в Европу, в том числе более 100 тысяч во Францию. Следует помнить, что границы были закрыты в марте 2022 года, иначе почти все мужское население в возрасте от 18 до 60 лет также бежало бы из страны, и некого было бы отправлять на убой.

Но страна, принявшая больше всего украинцев – это Россия. Там насчитывается более 3,2 млн беженцев. И говорить о перемещении жителей Украины в Россию в принудительном порядке – это лишь признак слабоумия и полной оторванности от реальности.
Автор: Олег Нестеренко Использованы фотографии: https://eclaireur.substack.com/p/sans-le-coup-detat-de-2014-lukraine

«Конфликт на Украине – это война американского доллара»

Интервью Олега Ю. Нестеренко французскому изданию «L’Eclaireur des Alpes», Франция, Париж. В трех частях. Перевод с французского.

Олег Нестеренко – глава Европейского Торгово-Промышленного Центра (CCIE);
специальный советник Аширафи Саид Хашима, экс-министра внутренних дел Республики Коморских островов, президента политической партии CADIM, Республика Коморских островов; специальный советник политической партии RFD, Республика Конго;
экс-декан Eastern MBA, Высшая бизнес-школа INSEEC, Франция; экс-член совета по социальным вопросам и совета по вопросам гособороны политической партии «Parti Radical», Франция; экс-директор Международного института антропологической реконструкции, Франция; преподаватель при магистратурах Высших бизнес-школ г. Парижа.


Часть 2

L'Eclaireur: Вы говорите, что это не первая война американского доллара...

Олег Нестеренко:
 Вижу, вы имеете в виду мой анализ долларовых войн, опубликованный некоторое время назад… Действительно, это не первая и даже не вторая, а третья большая долларовая война. Первой была война против Ирака Саддама Хусейна. Второй – война против Ливии Муаммара Каддафи. И третьей – война против России на территории Украины. Она ведется на территории третьей стороны по той причине, что ведение войны с русскими непосредственно на их территории невозможно. Против России возможно вести только гибридные и прокси-войны.

Что касается первых двух долларовых войн, то нужно понимать, что такие страны, как Ирак и Ливия, являются, прежде всего, крупными энергетическими державами. Державами, которые осмелились подвергнуть опасности американскую валюту. В 2003 году Саддам Хусейн осуществил свою ранее многократно высказываемую угрозу: прекратить продажу углеводородов и газа в долларах США. Саддам Хусейн был первым, кто поставил вопрос о легитимности доллара, нефтедоллара и, прежде всего, кто весьма существенно выступил против последнего не на словах, а на деле. Чем он и подписал себе смертный приговор.

В феврале 2003 года он продал 3 миллиарда баррелей сырой нефти на сумму, превышающую 25 миллиардов евро. Эта продажа состоялась в евро, а не в долларах США. Уже через месяц США вторглись в Ирак. Никто не знает точных цифр, но число жертв оценивается в один миллион, каждый второй из которых был несовершеннолетним. Не говоря уже о сотнях тысяч смертей в последующие годы в результате имевшего место полного разрушения социальной и экономической инфраструктуры страны. Нужно подчеркнуть, что данные цифры признаются и самим американским экспертным сообществом.

В 2009 году в Ливии также произошла долларовая война. Президент Африканского союза того момента – Муаммар Каддафи – изложил всему африканскому континенту возможность настоящей денежной революции. Он предложил уйти от доминирования доллара США, создав панафриканский валютный союз. При этом экспорт нефти и других природных ресурсов с Черного континента оплачивался бы не в долларах – нефтедолларах, а в новой валюте, которую он называл золотым динаром. Он так же, как и Саддам Хусейн, подписал себе смертный приговор.

Если бы подобные заявления сделали не Ирак или Ливия, чрезвычайно богатые нефтью и газом, а например Буркина-Фасо – страна богатая золотом, но лишенная доказанных запасов углеводородов – не было бы войны. Ирак Саддама Хусейна и Ливия Каддафи, будучи энергетическими державами, наделенными гигантскими запасами, представляли экзистенциальную угрозу для американской экономики. Поэтому их необходимо было уничтожить. И это было сделано без промедления.

L'Eclaireur: Да, но какое непосредственное отношение имеет конфликт между Украиной и Россией к доллару США?

Олег Нестеренко: 
Более чем непосредственное. Необходимо признать, что Москва действительно поставила под угрозу статус американского доллара на международной арене, а, следовательно, и стоящую за ним всю американскую экономику. И эта угроза датируется далеко не 2022 годом, когда Россия открыто заявила о необходимости избавления мира от американского паразитизма, фундаментом которого является их валюта. Как только Путин пришел к власти – задолго до 2022 года и даже до антироссийского переворота на Украине в 2014 году – Центробанк России, страны, являющейся одной из ведущих энергетических держав, начал процесс освобождения от казначейских облигаций США. Облигаций, которые основаны на долларе.

К примеру, за пять лет, с 2010 по 2015 год, Россия вдвое сократила количество своих резервов в американских казначейских облигациях, будучи до этого одним из крупнейших держателей последних в мире. Сегодня их в России практически не осталось совсем.

С процессом освобождения от казначейских векселей дядюшки Сэма Российская Федерация также начала постепенно избавляться и от нефтедолларовой системы, заключая торговые соглашения, оплачиваемые в национальных валютах, начиная с Китая. Гигантские объемы энергетических продуктов стали оплачиваться китайскими юанями и российскими рублями.

Это были истоки новой войны, которую начали готовить давно и с которой мир столкнулся в феврале 2022 года.

С Муаммаром Каддафи и Саддамом Хусейном все было понятно. Ирак и Ливия, страны с очень большими запасами сырья, и оба лидера открыто и официально заявили, что хотят избавиться от американского доллара. Это также две страны, с которыми Соединенным Штатам не приходилось опасаться пагубных для себя последствий в случае нападения на них. С Москвой же это было невозможно. Россия – это не Ирак, не Ливия и не Иран. С Россией США могут воевать только чужими руками.

Параллельно, по всей видимости, существует конфиденциальная договоренность между Россией и Китаем о синхронизации действий против США. Китай также постепенно избавляется от американского должника. В 2015 году Китай владел казначейскими облигациями США на сумму более 1,27 триллиона долларов, сегодня же они находятся в диапазоне 950 миллиардов долларов – самом низком уровне за последние более, чем 10 лет.

Именно Китай назван США противником номер 1, но как раз Российская Федерация инициировала процесс освобождения мира от нефтедолларовой зависимости.

С началом в феврале 2022 года того, что я называю активной фазой войны, которая продолжается уже почти 10 лет, Россия и Китай в тандеме, на этот раз официально, после того как маски были сброшены, стимулируют центральные банки по всему миру переосмыслить достоинства своих вложений в казначейские облигации США и следовательно в экономику и благосостояние американцев.

Доллар США, как говорят во Франции – монета обезьяны. За ним нет ничего. Он не обеспечен ничем материальным. На данный момент ценность доллара США, относительно подавляющей эмиссированной его массы, не имеет абсолютно никакого отношения к реальным активам, которые должны ее подкреплять, как и любую иную валюту. Его ценность поддерживается практически исключительно печатным станком и военным доминированием Соединенных Штатов над теми, у кого он находится в обороте. Доминированием, которое подавляет всех недовольных.

L'Eclaireur: С дедолларизацией мог ли евро стать альтернативной доллару валютой?

Олег Нестеренко:
 Нельзя недооценивать вес и потенциальную роль евро. В прошлом Саддам Хусейн, например, хотел продавать свою нефть не в долларах, а именно в евро. И это, кстати, главная причина войны в Ираке и убийства Саддама. Евро может или, скорее, мог бы играть большую роль, чем сегодня. Но я абсолютно не верю, что это произойдет. Потенциал не будет реализован. Просто потому, что европейская политика слишком глубоко подчинена американской воле.

Соединенные Штаты никогда не позволят валюте вассала затмить их. А при плачевном уровне актуальных ответственных лиц или, скорее, надо сказать безответственных лиц Евросоюза и большинства глав государств его составляющих, американцам и их валюте действительно нечего опасаться со стороны евро. Инициативы европейских лидеров зачастую настолько антиевропейские и антинациональные, что последние больше похожи на почетных консулов США в Старом Свете, чем на что-либо иное.

И как будто этого еще недостаточно, практически завтра – в 2025 году – председательство в Совете Европейского союза будет за поляками. Польша – прямой агент, практически сотрудник США в ЕС. Поляки примут председательство Европы сразу после Венгрии и сделают все необходимое, чтобы уничтожить малейшие достижения венгерских «повстанцев» в плане европейского суверенитета. За два года до этого прискорбного события они уже объявили, что их приоритетом станет укрепление «сотрудничества» ЕС с США. В последующие годы очень скромные остатки европейской военной и экономической автономии будут разрушены дополнительно и станут носить лишь чисто символический характер.

Недаром ни одна держава в мире, включая США и тем более Россию и Китай, не признает ЕС в качестве серьезного собеседника и предпочитает вести диалог на уровне государств-членов по отдельности. На международной арене высокопоставленные чиновники Брюсселя не имеют никакого существенного политического веса.

Тем не менее я не верю в худший сценарий для европейской валюты – ее исчезновение. Потому что этот корабль зашел уже слишком далеко в море, и у него нет больше топлива, чтобы вернуться, не потопив тем самым экономики стран-членов ЕС. И вместе с тем я более чем евроскептик. Не то чтобы я против союза западных стран вокруг общего европейского центра – это далеко не так: история человечества свидетельствует о том, что все идет к сближению сил, имеющих одинаковое видение мира, ценности и схожие цели. Просто проект в его оптимистичном варианте, идеальный образ – это одно, а реальность – зачастую совсем иное.

Наблюдая дегенерацию в последние десятилетия, особенно с 2004 года, изначально прекрасного европейского проекта, уже не представляется возможным не констатировать, что Евросоюз стал не чем иным, как своего рода недееспособной гидрой, у каждой головы которой свои собственные идеи. По-русски это можно также называть многовекторным Тянитолкаем. Приятно отметить, что только России удалось сблизить и прижать головы этой гидры дружно друг к другу и направить их взгляды в одну сторону. Фобии и ненависть сблизили их более, чем все остальные проекты Евросоюза.

L'Eclaireur: Как чувствует себя российская экономика в связи с введенными Западом санкциями?

Олег Нестеренко: 
В краткосрочной и среднесрочной перспективе последствия западных санкций против российской экономики относительно незначительны. С точки зрения уровня жизни подавляющего большинства населения эффект от этих санкций близок к нулю. Однако не надо быть наивными: в долгосрочной перспективе, конечно, будут определенные сферы деятельности, которые в той или иной степени пострадают. Степень будет зависеть от целого ряда переменных.

Говоря о последствиях западных санкций против России, нельзя упускать из виду сам смысл данной инициативы. В каждом бизнес-плане обязательным и принципиальным является наличие понятий инвестиции и окупаемости инвестиции в заранее строго определенные сроки. Первый правильный вопрос, который следует задать: достигли ли санкции своих целей в масштабе и предусмотренные сроки?

Факты известны, хотя тщательно искажаются и преуменьшаются их авторами во имя сохранения лица: конкретными целями запущенных санкций были развал экономики РФ, который де-факто должен был привести к капитуляции России в рамках конфликта на Украине. Результат этого мероприятия – полный провал. Обвала российской экономики не состоялось. Нет никакого коллапса сегодня, не будет его и завтра. Разговоры о его реализации – всего лишь оторванные от реальности продукты фантазии.

Санкции, имевшие наибольшие шансы на успех, были введены в самом начале противостояния. Особенно второй и третий их пакет, нацеленные на самые основы инфраструктуры российской финансовой системы, возможность государственных и частных субъектов привлекать капитал с мировых финансовых рынков, а также на отключение сотен российских банков от системы Swift, включая прайм-банки.

Эти санкции были частью первоначального бизнес-плана и считались вполне достаточными для достижения заранее поставленных целей обвала российской экономики в ограниченные сроки, не превышающие двенадцати месяцев. Все остальные транши санкций, которые имели место далее и которые будут иметь место в будущем, далеко не столь опасны для экономической и финансовой стабильности России и представляют собой лишь достаточно хаотичные жестикуляции в связи с крахом первоначального проекта западного лагеря.

Являются ли последствия западных санкций разрушительными для страны в долгосрочной перспективе? Ответ – нет. Напоминаю, что далеко не с 2022, а с 2014 года Россия подвергается значительным санкциям со стороны западных «партнеров». Нужно отметить, что в «атлантической» пропаганде вообще больше не говорится об этих «первородных» санкциях – и неспроста.

Мало того, что российская экономика никак не пошатнулась, несмотря на ликование Барака Обамы: «российская экономика разорвана в клочья!» в момент значительного, но временного падения курса российской валюты – более того, санкции выступили катализатором и значительно укрепили суверенитет национальной экономики.

Нет необходимости в комментариях еще более нелепых, чем у Обамы, высказываний Брюно Лемэра (министр экономики и финансов Франции) о неотвратимой и скорой гибели российской экономики. Высказываний, которые лишь в очередной раз демонстрируют дилетантство этого господина, занимающего должность, не соответствующую его способностями и профессиональными навыками.

Природа не терпит пустоты. Если в странах с ограниченными возможностями международного сотрудничества эмбарго может поддерживать искусственно созданный секторальный вакуум, то это не работает по отношению к крупным державам, экономики которых никогда не удается держать в изоляции в долгосрочной перспективе. Всегда имеют место альтернативные решения, как на национальном, так и на международном уровне.

Таким образом, к примеру, ограничения на импорт продовольственной продукции из стран, поддержавших санкции против России, привели к росту и консолидации, причем весьма существенному, агропродовольственного сектора страны. Всего за несколько лет действия санкций Россия превратилась из крупного импортера в экспортера сельхозпродукции. Иные отрасли находятся в процессе движения к самодостаточности и по окончании активной фазы западно-российского противостояния станут практически непроницаемы для европейских экономических игроков.

Компании энергетического и оборонного секторов без особого труда обходят санкции, просто отказавшись от использования доллара США в своих международных транзакциях в пользу российской валюты и валюты страны-партнера. Тем самым одновременно ускоряя процесс дедолларизации мира, валюты, которая стала высокотоксичной.

В финансовом секторе, предвидя еще в 2015 году риск отключения в один прекрасный день от подконтрольной Западу международной межбанковской системы передачи финансовых сообщений SWIFT, Центральный банк Российской Федерации создал собственную систему межбанковских переводов – систему SPFS, а также свою собственную платежную систему по банковским картам – систему MIR.

Обе системы могут использоваться на международном уровне и уже связаны с китайской банковской системой China Union Pay. К слову, хочу отметить, что банковские карты Union Pay, запущенные в 2002 году, только что превысили по объему транзакций обороты системы Visa и стали мировым лидером в своем секторе. На китайскую систему теперь приходится более 40 % мирового рынка, тогда как на Visa – менее 39 %.

Иные страны в будущем также присоединятся к SPFS. Великолепное орудие угроз и перманентного шантажа американоцентричного лагеря по отношению к остальному миру – отрезание от их SWIFT – более не считается фатальным.

Параллельно сегодня очень серьезно обсуждается не только создание новой единой валюты для стран БРИКС, но и цифровой валюты: цифрового рубля. Данная валюта станет прекрасным дополнительным средством избавления от санкционного давления, поскольку ее можно использовать, не прибегая к услугам банков, которые могут опасаться стать целью западных рестрикций.

L'Eclaireur: По вашему мнению, Западу есть чего опасаться, в частности, негативных последствий санкции для него самого?

Олег Нестеренко:
 Российско-германские экономические отношения разрушены, и последствия для экономики Германии – экономического сердца Европы – будут драматичны. Немецкая промышленность, большая часть которой энергоемкая, уже находится в большом затруднении, так как себестоимость ее производства просто взорвалась. А ее непосредственные, неевропейские конкуренты, начиная с американцев, не имеют тех проблем, которые немецкие власти только что создали для своей экономики.

В Европейском союзе, который, по сути, является второй крупной побочной целью американских антироссийских санкций, большинство проектов внутриевропейского сотрудничества в научной, технологической и энергетической областях уже пересмотрено на снижение. В среднесрочной перспективе общие потери всех стран ЕС из-за санкций против Москвы оцениваются в сотни миллиардов евро.

Когда я упоминал об ограничениях на ввоз продтоваров из враждебных России стран, не следует забывать, что вместе с тем европейский агропромышленный комплекс ежегодно теряет миллиарды евро и со временем потеряет еще десятки миллиардов, так как российский рынок для них закрыт, и на очень продолжительный срок. И даже в отдаленном будущем, когда российские ограничения будут сняты, доля рынка, которую они смогут вернуть, будет мизерной по сравнению с той, которую они имели в прошлом.

Что касается туризма, в Европе в основном платит по счетам Франция. Между Россией и Францией туризма более просто-напросто нет. Если обратиться к профессионалам в сфере туризма и отельного бизнеса на юге Франции, для них данная ситуация крайне разорительна, как и для сектора недвижимости. В течение 30 последних лет российский клиент был одним из крупнейших. Средства массовой информации очень тщательно скрывают эту прискорбную реальность.

Об энергетике даже не стоит и упоминать. Всем известен масштаб бедствия. Трагедии, которая более или менее прикрывается фиговым листочком колоссальных государственных компенсаций пострадавшим секторам экономики, произведенных за счет углубления и без того несоразмерного государственного долга Франции. Долга, который уж точно не будет возвращен теми, кто несет за него прямую ответственность.

С сего дня именно США будут не только регулировать себестоимость энергоемких производств ЕС, но и принимать решение о цене на батон в булочной и о величине счета за отопление для домохозяйств. А те, кто думает, что американцы намерены делать подарки своим «вассализованным» конкурентам – европейцам – то они должны отказываться от дурной привычки думать, так как это у них очень плохо получается...

Говоря в общем, все те, кто следовал американскому проекту, страдают и будут страдать от негативных последствий для своей экономики, последствий гораздо более пагубных, чем те, которые испытает Россия в ближайшие годы. Потому что в экономике, как и в бизнесе, все зависит от альтернатив. И у России есть альтернативы, которых нет и не будет у стран Евросоюза.

Чтобы ситуация изменилась, в нашем случае во Франции, французская внешняя политика должна претерпеть коренные изменения. Но с широко транслируемой пропагандой основными СМИ и глубоким форматированием французского электората вполне ясно, что даже будущие президентские выборы 2027 года не имеют никакого шанса привести к власти кого-либо, кто позволил бы существенно улучшить отношения с Россией.

L'Eclaireur: По-вашему, новые санкционные транши (на данный момент 11-й) против России уже не действуют?

Олег Нестеренко: 
Весь спектр серьезных санкций, подконтрольных атлантическому лагерю, уже исчерпан.

Иногда на уровне ограничений Запад ставит себя просто в смехотворное положение. Например, одной из введенных санкций был запрет на участие домашних кошек из России в международных соревнованиях, проходивших в Европе. Вы, конечно же, о подобном не слышали. Я уже задавал себе вопрос: почему до сих пор не санкционированы перелетные птицы? Если поляки еще этого не делают, то им пора бы уже серьезно задуматься над тем, чтобы начать подстреливать их при влете в польское воздушное пространство...

Одна из основных введенных санкций – против российской нефти. Каков результат? Россия продала в первом квартале 2023 года больше нефти, чем даже до начала СВО.

Эмбарго на российское золото тоже не работает. И на этот раз я даже сожалею об этом… Потому что завтра золото будет играть гораздо более важную роль в мировой экономике, чем сегодня. На месте российского правительства я бы уже давно и существенно ограничил экспорт российского золота. Следует отметить, что, если в США и Германии национальные запасы золота практически не изменились в объеме с 2000 года, а во Франции даже серьезно сократились – в России они увеличились за тот же период в шесть раз. Важно продолжать и расширять данный процесс.

В плане серьезных санкций остались только те, которые идут путем шантажа и угроз в сторону партнеров России. Но поскольку речь идет о стратегических, иногда жизненно важных элементах для стран-партнеров, шансы на успех шантажа близки к нулю.

Сегодня говорится о санкциях против атомной энергетики, против российского атома. Эти намерения совершенно нереалистичны. Желания «ответственных» лиц европейской политики никогда не реализуются. Брюссельские бюрократы требуют, к примеру, от Венгрии, сильно зависящей от российского атома, отказаться от него. Однако почти половина энергии в стране приходится на атомные объекты, построенные Россией. И сегодня там строятся новые атомные объекты, имеющие целью повышение энергетической независимости венгров.

Когда я слышу, как фон дер Ляйен просит Орбана положить этому конец… Потери для венгерского народа будут гигантскими. Преклонившись пред Брюсселем, они вернутся на тридцать лет назад. Представить себе, что венгерское правительство проявит такое безумие, является чистой фантазией.

Жозеп Боррель (глава европейской дипломатии. – Прим. ред.) также упомянул о санкциях против Индии и российских нефтепродуктов, перерабатываемых в стране. Введение таких санкций было бы преступной глупостью и дорого обошлось бы Европе, поскольку у Индии есть большое количество рычагов возмездия против европейской экономики.
Автор: Олег Нестеренко Использованы фотографии: https://leconomistebenin.com/

Картина дня

наверх