На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Тревожный 1537-й (2 статьи)

Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы»

В XVI веке рост влияния Османской империи ощутили многие европейские государства. Близкое присутствие султаната чувствовали и французский король, и Карл Габсбург, и венецианцы, и дерущиеся друг с другом за престол венгерские короли.

1536 и 1537 годы принесли европейским правителям многие беспокойства: они не просто сталкивались между собой, но и учитывали при этом волю турецкого султана. Тучи над Европой ещё только собирались.

Дипломатия и тактика, 1536—1537 годы

В феврале 1536 года король Франциск І и султан Сулейман заключили соглашение, которое содержало не только широко известные «капитуляции», дававшие французским купцам небывалые привилегии в Леванте — до того подобные преимущества были лишь у венецианцев. В документ также включены политические и военные статьи. С точки зрения исторической перспективы это соглашение считают судьбоносным — революцией и поворотной точкой в отношениях Запада и Востока. Как отмечал историк Дженкинс, «французы до сих пор восхваляют триумф мудрого и дальновидного короля Франциска», который при помощи одного документа сделал их самой влиятельной европейской и вообще иноземной державой в политике Османской империи.

Резко укрепившиеся позиции французов при османском дворе означали падение авторитета венецианцев. Тем более, в марте 1536 года был казнён великий визирь Ибрагим, в действиях которого исследователи, как правило, усматривают поддержку венецианских интересов. В венгерском вопросе влиятельный министр отдавал некоторое предпочтение королю Фердинанду Габсбургу перед королём Яношем Запольяи.

Казнь великого визиря Ибрагима задержала ратификацию договора, но не вступление в силу его военных статей. Третья война Валуа и Габсбургов была начата королём Франциском именно с расчётом на то, что султан Сулейман, стремящийся «На Рим! На Рим!» и желающий отыграться за имперский успех в Тунисе в 1535 году, устроит «второй фронт» против императора Карла. Правда неизвестно, предполагал ли «христианнейший король» быть верным союзником мусульманскому владыке в этой войне.

Земли венгерского наследства и Адриатика на карте из атласа Шепарда - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ru Земли венгерского наследства и Адриатика на карте из атласа Шепарда

Секретные статьи соглашения короля Франциска и султана Сулеймана предполагали совместное выступление против императора Карла в 1537 году. Королевские войска должны были наступать в Северной Италии, а султанские — в Южной. Также планировалось, что флот Хайреддина совместно с французским свяжет действия императорского флота в Западном Средиземноморье. Вожди партии эмигрантов-«изгнанников» (итал. Fuorusciti) из Неаполитанского королевства Трои́ло Караччиоли, князь Мельфи, и Сан-Северино, герцог Соммы, обещали, что сто́ит султанским войскам высадиться на юге, как в королевстве разразится антиимперское восстание, а губернатор важного порта Бриндизи — человек, верный делу эмигрантов, — в нужный момент откроет городские ворота.

Как известно, кампания 1536 года завершилась сомнительным успехом короля Франциска. Действительно, королевскому войску удалось отразить опасный имперский удар на севереи «пересидеть» южную армию Карла Габсбурга. А вот в Северной Италии в 1537 году предстояло начинать всё практически заново.

Далмация — Венгрия, 1536—1537 годы

Тем временем два правителя — Фердинанд Габсбург (при поддержке императора Карла) и Янош Запольяи (его сторону занял султан Сулейман, а также в некоторой мере и польский король, действовавший против Габсбургов) — продолжали соперничать за земли бывшего Венгерского королевства. С марта 1536 обострилась их борьба за Трансильванию (Семиградье). На эту область покушался и молдавский князь Пётр. Между тем война Фердинанда и Яноша перекинулась в другие земли венгерского наследства.

Султанат не сидел сложа руки и начал с дипломатического вмешательства в дела региона. Новый великий визирь Аяс-паша выступил с рядом требований. Во-первых, он обратился к послу короля Фердинанда, требуя запретить его подданному Петеру Крусичу (Кружичу), князю Клиса и вождю военного сообщества «ускоков», нападения на османские владения в Далмации, иначе султан «будет вынужден» выслать войска. «Ускоки» грабили как венецианцев, так и османов, и это не оставило визиря равнодушным. От «хорватских вельмож», и прежде всего семейства Зриньи, не плативших уже два года обещанную дань султану, чиновник «настойчиво ожидал» погашения задолженности. Король Янош должен был выдать обещанную им султану долю захваченных богатств Луиджи Гритти, составляющую баснословные 1 200 тысяч золотых. Наконец, визирь настаивал, что если жителям Славонии, прежде всего Пожеги, «жизнь и добро до́роги», то они должны отступиться от короля Фердинанда.

Спалато, Салона и Клис. Место сражения указано приблизительно - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruСпалато, Салона и Клис. Место сражения указано приблизительно

Вслед за этим пришло время активных действий. В августе 1536 года боснийский наместник Хосрев-паша и семендрийский наместник Мехмед-паша (Яхъя-оглы) под видом «законного наказания» вошли с 20-тысячным корпусом в Славонию. Особое внимание досталось замку Клис. Замок был известен своими укреплениями, располагался на высокой горе и слыл «неприступным». Во время монголо-татарского нашествия в 1240‑х годах здесь укрывал своих детей венгерский король Бела. Османы выстроили на путях сообщения Клиса две крепостцы и взяли замок в блокаду.

Король Фердинанд в это время был занят войной с королём Яношем в северных областях бывшего Венгерского королевства. Армии двух венгерских королей не превышали, как правило, 10—12 тысяч человек, поэтому здесь нельзя говорить о генеральных сражениях и великих осадах. Это была война маршей и контрмаршей, а атаке подвергались лишь слабо защищённые крепости. Оба короля добивались некоторых успехов — возможно, Фердинанд был чуть удачливее. «Пониженный накал» войны объяснялся ещё и тем, что обе стороны опасались спровоцировать прямое военное вмешательство султана.

Вид на Клис со стороны Кучины - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruВид на Клис со стороны Кучины

Артиллерийские парки в приграничных санджаках были достаточно многочисленными. Например, в Белградской крепости в 1536 году насчитывалось 513 орудий, в том числе:

  • 75 «зарбзен» — «проломных пищалей» (из них 60 «малых» — возможно, это были аналоги кулеврин и шлангов, и тогда выходит, что 15 оставшихся орудий представляли собой аналоги картаун, полукартаун или подобного оружия);
  • 150 «пранги» («фальконетов»);
  • 230 «шакалоз» (гаковниц);
  • 2 «бадалушка» (вероятно, бомбарды);
  • 6 «шайка» (камнестрелов);
  • 2 мортиры;
  • 30 «прочих орудий» (возможно, трофейных и полагаемых «нестандартными»).

В Смедерево в том же году было 1 326 орудий, в том числе 313 «зарбзен» и 900 «шакалоз», одна «бадалушка», 15 «шайка», шесть мортир и 91 единица «прочих орудий».

Польша — Молдавия, 1536—1537 годы

В конце 1535 года польский король Сигизмунд обратился к сейму с призывом одобрить всеобщее ополчение (посполитое рушенье), дабы «вразумить (молдавского) князя Петрилу» и укрепить польские позиции в Покутье. Причиной обращения стал набег молдавского князя Петра Рареша на эту область. Венгерский король Янош поддержал Сигизмунда. На 25 июня 1536 года был назначен сбор войска в Глинянах. Об этом был оповещён и комендант Каменца Николай Искжицкий.

Зарядка крупнокалиберных орудий. Немецкие лафеты, немецкие принадлежности. Гравюра Эрхарда Шёна, Zeno - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruЗарядка крупнокалиберных орудий. Немецкие лафеты, немецкие принадлежности. Гравюра Эрхарда Шёна, Zeno

Однако до похода дело не дошло. Направленный к султану посол Якуб Виламовский, возивший тому жалобы на князя Петра, вернулся лишь в мае 1536 года. Стародубская война ещё не была окончена, а её ход не внушал Сигизмунду уверенности в завтрашнем дне. Вместо похода сейм одобрил повышение денежных сборов, а Ян Тарновский усилил войска в Подолии.

Видимо, упоминаемый Гурским «непонятный» поход 1536 года, завершённый досрочно в Рогатине на Волыни, относился как раз к этой отменённой войне. Выступивший корпус имел с собой шесть орудий в 2-конных упряжках, один воз на четыре коня с ядрами и принадлежностями, один воз на четыре коня с порохом, ядрами, свинцом «и прочим нужным», а также один личный воз начальника артиллерии на четыре коня, на котором ехали пушкари.

Перечень закупок в польскую королевскую артиллерию за 1536 год включает передки к двум 100-центнеровым (шарфмецы), двум 40-центнеровым (картауны), а также к 12- (вероятно, нотшланги или полные кулеврины) и 10-центнеровым (шланги или короткие кулеврины) орудиям. В нём также упоминаются «фальконеты» с весом (ствола) 9,5 (скорее фалькон) и 4,5 центнеров (фальконет).

Немецкий фальконет, изготовленный в 1494 году. Ядро 5,9 см (1½ нюрнбергских фунта). Cod. 10817 - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruНемецкий фальконет, изготовленный в 1494 году. Ядро 5,9 см (1½ нюрнбергских фунта). Cod. 10817

Князь Пётр, однако, не дал Сигизмунду возможности спокойно пользоваться ресурсами Покутья. Его войска вступали в пограничные стычки с противником, а сам князь интриговал при османском дворе, используя связи с Москвой и татарами. «Сии бесчинства» король Сигизмунд и представил сейму в ноябре 1536 года, добиваясь объявления нового всеобщего ополчения.

В феврале 1537 года был подписан мир, завершивший Стародубскую войну. Из крупных завоеваний этой войны польский король в качестве великого князя литовского сохранил за собой лишь Гомель. 6 февраля 1537 года Сигизмунд одобрил написанный с участием Яна Тарновского воинский устав под названием «Постановления сиречь предписания на войну отбывающим и замки охраняющим, по порядку записанные» («Constitutiones sive mandata de profectione ad bellum facienda et ordine in castris servando articulatim scriptae»). Король убедил сейм объявить на лето 1537 года всеобщее дворянское ополчение для похода «на Волошу» (Молдавию). Место сбора было назначено под Львовом.

Пищаль с пороховницей на станке–«козе». Вероятно, шарфентиндль, то же — серпентина, или «пищаль со вкладнем». Один из повсеместных образцов крепостного вооружения в немецких землях и там, где повторялись немецкие образцы (Венгрия, Польша и Литва, Москва). Клуб военной истории «Alde Garde», Венло, Нидерланды. Снимок экспоната в Баварском музее армии, Ингольштадт - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ru Пищаль с пороховницей на станке–«козе». Вероятно, шарфентиндль, то же — серпентина, или «пищаль со вкладнем». Один из повсеместных образцов крепостного вооружения в немецких землях и там, где повторялись немецкие образцы (Венгрия, Польша и Литва, Москва).
Клуб военной истории «Alde Garde», Венло, Нидерланды. Снимок экспоната в Баварском музее армии, Ингольштадт

Как отмечал Колянковский, прямой военной надобности в этом походе не было. По сути, поход стал способом выбить недоимки за счёт откупных денег — выплат шляхты за то, чтобы не идти на войну в пору сбора урожая. Свою роль здесь также сыграли и борьба дворян против попыток королевской династии укрепить в Польше абсолютизм, и желание короля Сигизмунда перекрыть впечатление от неубедительного исхода Стародубской войны небольшим победоносным походом: от молдавского князя Петра Рареша, лишившегося в 1531 году под Обертином всей артиллерии, не ожидали серьёзного отпора.

Далмация, весна 1537 года

До весны 1537 года осаждённая крепость Клис получала лишь моральную поддержку. Посол Фердинанда убеждал султана снять осаду, поскольку-де между королём и султаном мир. Сам Фердинанд собирал в Анконе наёмников из своих владений, а папа римский прислал ему отряд итальянцев. Защитников крепости Фердинанд и папа Павел призывали к стойкости, обещая вскоре выручить. Помощь, однако, задерживалась до весны 1537 года. Зима же в том году выдалась суровой, а в блокированном замке остро ощущалась нехватка воды и топлива. Но крепость держалась.

Крепости Спалато, Салона и Клис на рисунке XVI века - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruКрепости Спалато, Салона и Клис на рисунке XVI века

Ранней весной 1537 года султан, поддавшись уговорам короля Франциска, приказал Хосрев-бею и Мехмед-паше «наказать» Фердинанда. Приказ, с одной стороны, подразумевал «обычные» грабёж и разрушения в Далмации — Славонии, а с другой стороны, необходимо было покончить со стойким Клисом.

Тем временем, в начале марта 1537 года из Анконы морем вышла, наконец, королевская подмога. Численность отряда под началом князя Петера Крусича определяют, как правило, в 5 тысяч человек: 3 тысячи немцев, 700 итальянцев от папы и личная княжеская дружина. 9 марта отряд высадился около Салоны (ныне хорватский город Солин) и немедленно перешёл в наступление. Ему удалось захватить две блокирующие крепостцы (видимо, это были дерево-земляные полевые укрепления), но дальнейшее продвижение Крусича увязло в стычках с османским прикрытием, действовавшим при поддержке 14 орудий «из крепости» (вероятно, имеется в виду сама Салона). Столкновения продолжались три дня. Наконец, 12 марта османский воевода Мюрад с 2-тысячным отрядом, снятым с осады, нанёс сильный удар во фланг отряда Крусича. «Не к тому привыкли немцы, и итальянцы скоро смешались»: королевский отряд отступил и бежал. Задержать свои войска Крусичу не удалось. Солдаты спешно возвращались на корабли и так их перегрузили, что не смогли отойти от берега. Османы добили отряд. Сам Крусич тоже погиб. Воевода Мюрад пронёс на копье его отрубленную голову на глазах у защитников крепости. 25 марта 1537 года гарнизон Клиса, утратив надежды на помощь, сдался.

Укрепления замка Клис в наше время - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruУкрепления замка Клис в наше время

Той же весной корпус Мехмед-паши захватил и разорил окрестности Пожеги и Вероци (ныне хорватский город Вировитица), взял замки Будак, Дереслак, Обровац (Bozko, Beriszlo, Obrovaz). Под временный османский контроль попала вся Далмация по Эссек (ныне Осиек) и Дьяковар, кроме прибрежной венецианской части.

Король Фердинанд готовил ответный удар. Поскольку на Братиславском сейме, ещё до начала османского наступления, знать габсбургской Венгрии собрала на борьбу с турками неожиданно крупные средства, было решено не просто «наказать приграничных пашей», но и отобрать у османов ряд стратегических опорных пунктов до самого Белграда. Сбор войск назначили у Капронци (современный хорватский город Копривница), а командование было поручено Иоганну Катцианеру, герою Леоберсдорфа (1532).

Венеция, 1536—1537 годы

В 1536 — первой половине 1537 года Венецианская республика оказалась под серьёзным политическим давлением. Её вожди, опасаясь за остатки своих средиземноморских владений и за благополучие заморской торговли — источника богатства Венеции, уже треть столетия уклонялись от любых действий, которые могли показаться османским султанам враждебными. Четверть века Венеция избегала и активного участия в итальянских войнах — особенно после того, как в них получил явное преимущество император Карл.

Но к 1537 году возможности лавирования иссякли. Казнённый в марте 1536 года великий визирь Ибрагим долгое время был гарантом «снисходительности» султаната по отношению к Венеции и венецианским владениям в Средиземном море, — а эти владения были завидной добычей. Соглашение же между французским королём и султаном заставило императора Карла активно искать содействия в средиземноморском регионе.

Немецкая картауна, изготовленная в 1526 году. Ядро 17,7 см (40 нюрнбергских фунтов). Cod. 10817 - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruНемецкая картауна, изготовленная в 1526 году. Ядро 17,7 см (40 нюрнбергских фунтов). Cod. 10817

Ещё в январе 1536 года в Венецию прибыли посланники и от Франциска І, и от Сулеймана. Послы султана настаивали на заключении совместного с французским королём союза против императора. Посланники французского короля предлагали немедленно отдать Венецианской республике Кремону со всеми землями и поспособствовать возвращению Сервии и Равенны, а также Отранто и других адриатических портов Италии — иначе говоря, всех утерянных Венецией в итальянских войнах земель. В обмен на это французы хотели дружбы и совместного выступления против императора, а также гарантий от французского союзника султана. Появились в Венеции и представители императора, в числе которых прибыл и адмирал Дориа. Они не менее настойчиво склоняли Сенат выступить против султана. Обе стороны нуждались в венецианских морских базах и флоте.

После всех недавних неудач политические верхи Венеции опасались принять сторону какого-либо одного из мощных военно-политических блоков и остаться в нужный момент без помощи. Преобладали приверженцы осторожной политики: ни твёрдого мира, ни открытой войны. Венецианцы пытались до последнего оттянуть военное столкновение. Они поздравляли султана с великой победой в Персии в 1535 году, жаловались на 10-процентное повышение «сирийской пошлины» — и никак не давали согласия на военный союз; щедрость французского короля вызывала у Синьории восторг, — но с конкретным ответом надо было погодить и всё хорошенько обдумать. Уклончивые ответы поступали и на предложения имперских посланников.

Но война приближалась, и в Венеции это чувствовали. 22 февраля 1537 года Синьория выбрала «15 благородных мужей, весьма опытных во всяких морских делах, кои именуются руководителями (governatori)», которые под угрозой штрафа в 500 дукатов не могли ранее чем через два года оставить эту должность. Для гарнизонов заморских владений было нанято 8 тысяч солдат. Галерный флот занимался ремонтом и вооружением. Венецианский галеон «Святой Дух» (Spirito Santo), построенный в 1531 году и «несущий более 100 бронзовых бомбард, машина весьма значительная», 27 июля получил нового капитана — Александра Бондумьеро, выбранного из 21 кандидата.

Венецианский галеон XVI века. Модель из Музея морской истории, Венеция - Тревожный 1537-й: в ожидании «турецкой грозы» | Военно-исторический портал Warspot.ruВенецианский галеон XVI века. Модель из Музея морской истории, Венеция

Венецианский галеон под командованием Бертуччо Контарини в 1535 году нёс орудия следующего калибра: десять 50-фунтовых пушек, восемь 20-фунтовых пушек, две 20-фунтовые кулеврины, шесть 12-фунтовых сакров, два 30-фунтовых и два 100-фунтовых камнестрела, две кулеврины «in vida» (возможно, спаренные установки), два 6-фунтовых фалькона, двенадцать 3-фунтовых фальконетов, две 45-фунтовые кортальды (судя по названию — старые образцы времён ди Джорджио Мартини), а также 80 мушкетов калибром в 1 фунт.

В мае 1537 года бо́льшая часть венецианского флота — 54 галеры — под началом капитан-генерала (адмирала) Джироламо Песаро отправилась в Южную Адриатику для прикрытия стратегически важного венецианского владения — острова Корфу. Песаро должен был «с величайшей осторожностью избегать провокаций и не давать повода для войны с султаном». Нападать на французские и османские корабли было запрещено, а вступать в бой можно лишь «при прямой угрозе Адриатическому морю» — то есть венецианскому судоходству. Вторая часть флота — 46 галер — под началом Джованни Веттури, «капитан-генерала залива» (di golfo), крейсировала у берегов Далмации, прикрывая Катаро (современный черногорский Котор).

Литература:

  1. Ágoston, G. [Agoston 2014] Firearms and military adaptation: the Ottomans and the European military revolution, 1450–1800 // J. World Hist. 2014. V. 25. P. 85—124.
  2. Bánlaky J. A magyar nemzet hadtörténelme [Военная история венгерского народа]. В 24 т. 1929—1942. T. 13. mek.oszk.hu.
  3. Engel, J. C. Fortsetzung der Algemeinen Welthistorie. Th. 49, Bd. 4, Abt. 2. Halle, 1804.
  4. Górski, K. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902.
  5. Grillon, P. La croisière de Saint-Blancard, 1537–1538 // Revue d'histoire moderne et contemporaine. 1968. T. 15. P. 624—661.
  6. Guazzo, M. Historie di tvtte le cose degne di memoria… Venetia, 1544.
  7. Guglielmotti, A. La guerra dei pirati e la marina pontificia dal 1500 al 1560. V. 1. Firenze, 1876.
  8. Guilmartin, J. F. The weapons of sixteenth century warfare at sea // Gunpowder and galleys: changing technology and Mediterranean warfare at sea in the sixteenth century. Rev. ed. United States Naval Institute, 2003.
  9. Hammer-Purgstall, J. von. Geschichte des Osmanischen Reiches… 2te Aufl. Bd. 2. Pesth, 1840.
  10. Jenkins, H. D. Ibrahim Pasha: Grand Vizir of Suleiman the Magnificent.New York : Columbia University ; London : P. S. King & Son, 1911.
  11. Káldy-Nagy, Gy. Suleimans Angriff auf Europa // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 1974. Vol. 28. P. 163—212.
  12. Kolankowski, L. Zygmunt August, wielki książę Litwy do roku 1548. Lwów, 1913.
  13. Marczak, M. Hetman Jan Tarnowski. Tarnobrzeg, 1926.
  14. Martens, C. von. Allgemeine Geschichte der Türken-Kriege in Europa, von 1356 bis 1812. 1er Band, von 1356 bis 1670. Stuttgart, 1829.
  15. Morin, M. Morphology and constructive techniques of Venetian artilleries in the 16th and 17th centuries: some notes // Ships & Guns. The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries / ed. by C. Beltrame, R.G. Ridella. Venezia, 2011. P. 1—11.
  16. Nadilo, B. Klis – vrata Dalmacije // Građevinar. 2001. Vol. 53, № 9. P. 605—611.
  17. Povijest Klisa [Эл. ресурс] / klis.com.hr.
  18. The history of the maritime wars of the Turks. Translated from the Turkish of Haji Khalifeh by James Mitchell. Chapters I. to IV. London, 1831.
  19. Thúry, J. Török történetírók. II. kötet. (1521—1566). Budapest, 1896.
  20. Vrandečić, J. Kružićev Klis – uskočki Siget na Jadranu // Hrvatska revija. 2015. № 2.
  21. Winczura, Ł. Hetman hetmanów. Jan Amor Tarnowski (1488—1561). Kraków, 2005.

http://warspot.ru/10052-trevozhnyy-1537-y-v-ozhidanii-turets...

Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана

Весной 1537 года правитель Османской империи султан Сулейман перешёл к активным боевым действиям против европейских государств. Это вынудило нейтральную до сей поры Венецию отказаться от уклончивой тактики и вступить в войну. Основной удар принял на себя остров Корфу, чьи крепости героически оборонялись от турков. Имперский адмирал Андреа Дориа тоже не сидел сложа руки.

Албания — Адриатика, май — июль 1537 года

17 мая 1537 года султан Сулейман вышел из Константинополя во главе своего войска, насчитывавшего, по сообщениям современников, 200 тысяч человек. Двигалось войско на Авлону (современный албанский город Влёра, или Валона) и Девлину через Фракию и Македонию. Помимо взятия императора Карла в «два огня», то есть удара по Южной Италии, султан планировал подавить мятежи в албанских санджаках.

Южная Адриатика: Апулия, Албания, Архипелаг - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Южная Адриатика: Апулия, Албания, Архипелаг

Чуть раньше в поход вышли и турецкие корабли. Основа османского флота была отстроена заново после тунисского погрома 1535—1536 годов. 13 мая 1537 года в море вышла часть флота под началом Лютфи-паши, свояка султана, а 15 мая — оставшиеся военные корабли, а также суда с продовольствием и припасами под началом капудан-паши (адмирала) Хайреддина, прозванного европейцами Барбароссой. Флоты соединились у Галлиполи и пошли вдоль греческого берега на Авлону.

Гуаццо приводит следующие сведения об османском флоте:

  • 220 малых галер (sottile; буквально «малых», но по смыслу «обычных» — прим. авт.) величиной с бастарду (неправильную, по смыслу «укрупнённую» — прим. авт.);
  • 20 галеасов (здесь: «больших галер» — прим. авт.);
  • 70 мелких кораблей;
  • 3 большие галеры, везущие по 80 лошадей каждая;
  • 43 нефа и галеона, груженые боеприпасами и продовольствием;
  • многие галиоты и фусты;
  • 40 корсарских фуст;
  • 30 галер с Родоса и Александрии «с великим числом орудий, превышающим 3 тысячи» (возможно, преувеличение, или же к орудиям причислены и тяжёлые гаковницы, «бородатые пушки» — прим. авт.).

На кораблях размещалось 25 тысяч пехоты, в их числе 4 тысячи стрелков «гвардии» (возможно, имеются в виду янычары), 1 тысяча стрелков обычных, 1 тысяча воинов из личных отрядов наместников и 1 тысяча в личном отряде Лютфи-паши. Командовал флотом и сухопутным корпусом Лютфи-паша, а Хайреддин «после него первый». Османский историк XVII века Халифе насчитывал во всём флоте 135 галер и до 150 прочих судов и 30 тысяч моряков на них. Можно встретить и другие подсчёты: 150 галер — у Лютфи-паши, 100 галер и транспорты — у Хайреддина.

26 мая султан проследовал через Адрианополь (ныне турецкий город Эдирне), 7 июня — Филипополис (болгарский Пловдив), 27 июня переправился через реку Вардар, 1 июля миновал город Струга (современная Македония) на берегу Охридского озера, 7 июля — Ильбесан (позже Эльбасан, Албания). 11 июля султану доложили, что флот «после 36 дней пути от Галлиполи» стоит в Авлоне. 60 галер из состава флота были заняты исключительно обеспечением прохождения караванов судов с продовольствием для армии.

Венецианские кулеврины калибром 60 и 50 фунтов. По каналу ствола 16,7 см и 16,1 см, калибр в немецкой мере примерно 32—36 и 28—30 фунтов. Marion - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ruВенецианские кулеврины калибром 60 и 50 фунтов. По каналу ствола 16,7 см и 16,1 см, калибр в немецкой мере примерно 32—36 и 28—30 фунтов. Marion

12 июля султанский поезд переправился через реку Авос (греческий вариант названия реки; староитальянское название — Авекуза, или Авьюза; современное албанское название — Вьозе). Наконец, 13 июля 1537 года султан разбил лагерь на высотах близ Авлонского залива. Великий визирь Аяс-паша и визирь Мустафа-паша отправились «усмирять»албанцев в областях южнее Авлоны, в долине реки Авос (венецианцы называли эту область Кимера (Chimera). К концу июля — началу августа ценой 8 тысяч убитых (Гуаццо эту цифру не обосновывал, подчёркивая героизм албанцев, ведших малую войну; он утверждал, что 25 июля албанцы даже совершили нападение на султанский шатёр) волнения были подавлены, и оба санджака окончательно вошли в состав султаната.

Апулия, лето 1537 года

Хронология дальнейших событий, происходивших в Адриатике и Южной Италии до начала августа 1537 года, подаётся в различных изложениях, в которых не всегда ясна даже последовательность отдельных фактов. Например, хронология Гуаццо, использованная в истории Хаммера и во многих компиляциях, «тесновата» для того количества событий, которые в неё уложены. Здесь за основу изложения взята хронология Гильельмотти, основанная на документах XVI века. Обе эти хронологии «сходятся» к бою 22—23 июля.

60-фунтовая бронзовая венецианская пушка (калибр 18 см примерно соответствует 36—40 фунтам французской или немецкой меры). Подобные орудия были главной ударной силой галерных флотов Средиземноморья. Снимок Марко Морина из статьи: Morin M. Morphology and Constructive Techniques of Venetian Artilleries in the 16th and 17th Centuries: some notes // Ships & Guns: The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries. Venezia, 2011. P. 1—11 - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru60-фунтовая бронзовая венецианская пушка (калибр 18 см примерно соответствует 36—40 фунтам французской или немецкой меры). Подобные орудия были главной ударной силой галерных флотов Средиземноморья. Снимок Марко Морина из статьи: Morin M. Morphology and Constructive Techniques of Venetian Artilleries in the 16th and 17th Centuries: some notes // Ships & Guns: The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries. Venezia, 2011. P. 1—11

Передовые отряды османского флота должны были показаться в Адриатике уже в последней декаде июня — через «тридцать шесть дней пути» с середины мая. Операция в Апулии началась ещё до прибытия сюда султана. Довольно скоро выяснилось, что Бриндизи ворот не откроет, а оба главных порта Апулии — Бриндизи и Отранто — хорошо укреплены. Османские войска высадились на прибрежную дорогу, неподалёку от замка Кастро, принадлежавшего «кавалеру Меркурино Гаттинара». Туркам помогал проводник — представитель «партии изгнанников» Трои́ло Пиньятелли. При его содействии 8 июля 1537 года османам удалось уговорить гарнизон Бриндизи сдаться на условиях сохранения жизни и имущества. Впрочем, это обещание было тут же нарушено: всех сдавшихся перебили. Подобная участь постигла замок Угенто и другие крепости. Османы укреплялись в захваченных цитаделях, грабили и разоряли область: «вновь (после 1480 года — прим. авт.) османские стяги взвиваются над башнями Италии».

Помощь христианских владык запаздывала. Лишь после высадки османского войска вице-король Неаполя собрал пехоту и конницу для отправки в Апулию, Мальтийский орден подготовил экспедиционный отряд, папа римский выделил солдат и моряков, а имперский адмирал Дориа привёл свой флот в Мессину.

Адриатика, лето 1537 года. Адмирал Дориа

В Мессине к флоту Андреа Дориа присоединились папская эскадра в 6 галер капитана Джентиле Виргинио Орсини с отрядом римских добровольцев, неаполитанская вице-королевская эскадра в 7 галер и 3 галеры с Сицилии. Таким образом, вместе с 22 галерами самого Дориа собрался флот в 38 кораблей — «достаточно, чтобы османов тревожить, недостаточно, чтобы им помешать». Флот вышел в Адриатику — по сведениям Гуаццо, это произошло 18—19 июля — и развернул действия на османских коммуникациях.

Адмирал Андреа Дориа - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Адмирал Андреа Дориа

Важнейшим успехом Дориа на этом этапе стал захват без боя и уничтожение каравана из 14 скираццо.Это произошло 13 июля на пути от южной оконечности Корфу к мысу Отранто. Гуаццо приводит иные сведения: караван был захвачен 20 июля, и состоял он из 10 кораблей: 3 нефов и 7 скираццо — грузовых судов водоизмещением до 250 т, оснащённых прямыми парусами.

Утром 18 июля в проливе Корфу были замечены две османские галеры и галиот. Галеры Дориа пошли на сближение. Турецкие корабли обратились в бегство и после преследования выбросились на кимерийский берег.

Как выяснилось позже, эти суда принадлежали миссии султанского посланника Юнис-бея (Янис-бея), направлявшейся к адмиралу Песаро на Корфу. Миссия везла требования наказать виновного и прислать 30 тысяч дукатов компенсации за такое происшествие. Далматинец Симеоне Насси, командующий галерой под флагом Зары (ныне хорватский город Задар), потопил «выстрелом из орудия» небольшое османское судно с продовольствием, шедшее в Авлону. Мотивировал он это тем, что судно не остановилось по требованию Насси, то есть не спустило парусов. У Гуаццо это событие не датировано. После того, как миссия экстренно высадилась на берег, на неё напали албанцы. Большинство османов было перебито, а знатнейших захватили в плен. Песаро выслал своего представителя, чтобы выкупить Юнис-бея. Албанцы, считавшие венецианцев своими друзьями, отдали им посланника безвозмездно. Тогда-то, видимо, и выяснилась цена потопленной ранее фусты.

Венецианские бронзовые петриеры (petriera — камнестрел; то же, что нем. Steinbüchse) с пороховницами-вкладнями. Масштабная линейка 2 метра. Устанавливались на корабли всех видов. Marion - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Венецианские бронзовые петриеры (petriera — камнестрел; то же, что нем. Steinbüchse) с пороховницами-вкладнями. Масштабная линейка 2 метра. Устанавливались на корабли всех видов. Marion

Между 18 и 22 июля 1537 года флот Дориа усилился отрядом из 4 галер с Мальты под началом Лионе Строцци. Он принёс с собой сведения о том, что через пролив Корфу будет идти отряд галер, везущий в Авлону спешенный отряд султанской конной гвардии. У островов Мерлиере — ныне это острова Диапонтиа: Эрикуса, Элафуза, Марате (Матраки), Мультаче — была устроена засада. Вечером 22 июля показались 12 османских галер. Хаммер уточнял, что шли они под началом Али-Челеби, галлиполийского киаи. Флот Дориа, пользуясь полнолунием, пошёл на сближение и завязал бой. Гуаццо уточняет, что произошло это не далее шести миль от Паксоса. В ночном бою, длившемся два часа до рассвета, обе стороны понесли большие потери в людях, но ни один корабль не был потоплен.

На рассвете оказалось, что «море покрыто телами и обломками», корабли перемешаны, а это затрудняло действия артиллерии. Ожесточённая схватка продолжилась с использованием ручного огнестрельного и холодного оружия. Как пишут в историях-апологиях Дориа, «сам адмирал руководил боем на мостике флагманской галеры под имперским знаменем, в карминовом гамбезоне поверх панциря, с мечом и щитом-ронделем в руках». Однако решающую роль, по выводам Гильельмотти, сыграл артиллерийский огонь галер Ордена (de Religion). Они несли в середине корпуса тяжёлое вооружение (две полупушки, то есть 25 фунтов) и были способны вести действенный огонь с бортов. Свой вклад сделали и папские галеры, несшие многочисленную среднекалиберную артиллерию: по две четверть-пушки, то есть 12 фунтов, и по четыре эсмериля на каждый борт.

После того, как была потоплена одна османская галера, все прочие спустили флаги. Дневной бой продлился «более часа». В итоге 1 галера турецкого флота потоплена, 11 захвачены, но с собой Дориа увёл лишь более целые. Османы потеряли убитыми 2 500 человек, 800 — пленными и лишились 60 орудий. Потери флота Дориа составили «300 убитыми, 1200 ранеными», его корабли были сильно повреждены. На самом же деле, бой вовсе не был односторонним, и донесения Дориа о потерях занижены. По замечанию Гильельмотти, «12 галер были на волосок от того, чтобы одолеть 42», особенно, если бы к османам подоспела помощь в 4—5 кораблей, или если бы европейцам не удалось организовать сильный бортовой огонь.

Венецианские 12-фунтовый аспид (короткая кулеврина), 12-фунтовая пушка (аналог четверть-пушки в других итальянских системах), 9-фунтовая пушка. Масштабная линейка 2 метра. Marion - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Венецианские 12-фунтовый аспид (короткая кулеврина), 12-фунтовая пушка (аналог четверть-пушки в других итальянских системах), 9-фунтовая пушка. Масштабная линейка 2 метра. Marion

К этому моменту уже было известно, что Хайреддин «с сотней галер» ищет флот Дориа. Учитывая, что на кораблях полно повреждений, а среди экипажей много убитых и раненых, Дориа ушёл в Мессину. Здесь ему была подготовлена триумфальная встреча, а папа Павла наказал выпустить памятную медаль «Дельфин побеждает Крокодила».

Апулия, конец июля 1537 года

К началу августа стало ясно, что большая война турецкого султана и французского короля против императора не состоится. Вместо согласованного с Сулейманом мощного наступления в Пьемонте король Франциск весной и летом 1537 года увлёкся отвоеванием Артуа на севере Франции. Для этого он даже снял свои войска с североитальянского направления. В конце июля 1537 года король и император и вовсе заключили перемирие, завершившее, собственно, эту войну Валуа и Габсбургов.

Ещё 23 июля Сулейман приказал выслать в Апулию румилийский корпус — те самые «8—10 тысяч конницы, много пехоты и орудия». Но это скорее была попытка отыграться за фактическую неудачу итальянской операции: легкоконные акинджи были более пригодны разорять страну и захватывать невольников. «За месяц», то есть к началу августа, они взяли в плен до 10 тысяч человек.

Адриатика, лето 1537 года. Инциденты

Примерно в конце июля султан решил начать войну против Венеции. Два последних инцидента в Адриатике, якобы «переполнивших чашу султанского терпения», были лишь формальностью. Уже сама непомерность компенсации за более раннее происшествие с капитаном Насси говорила о том, что султан держал в уме возможность войны против Венеции. Синьория же «попадала в вилку»: «не платить и не каяться» — плохо, официально «признать вину» — ничуть не лучше, ведь это откроет путь новым требованиям, «несовместимым с честью Венеции».

Остров Корфу - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Остров Корфу

Притом вполне вероятно, что первый инцидент был случайностью. Узнав, что флот Хайреддина, сопровождавший конвой судов с продовольствием, вышел с Занты в направлении Валоны и должен пройти мимо Корфу, адмирал Песаро решил увести свой флот в Залив на соединение с адмиралом Веттури. Однако сильный ветер снёс корабли Песаро к берегам Апулии. К ночи судно Александра Контарини, шедшее в передовом отряде из 15 кораблей, наткнулось на османскую галеру. Вообще она предназначалась лично для султана, но на этот раз была включена в поиски флота Дориа. Зная, что галера Контарини венецианская, османское судно, не отвечая на вопрос «чей корабль?», попыталось обойти венецианца с наветренной стороны, а затем выстрелило из «нескольких больших орудий». Контарини вступил в бой, захватил османский корабль и перебил 200—300 османских солдат. Дальнейшее продвижение флота Песаро остановили заградившие ему путь 80 османских галер — как выяснилось, они были вызваны сигналами с апулийского берега. Протиснуться мимо них на север не представлялось возможным, ввязываться в бой было запрещено, поэтому Песаро решил вернуться на Корфу. Пять его галер отстали от флота, и османы захватили четыре из них. Позже, начав военные действия против Венеции, турки казнили капитанов захваченных кораблей.

Второй же инцидент оказался обычной провокацией. Адмирал Дориа — очевидно, ещё перед уходом из Адриатики — устроил так, что в руки османов попало письмо, написанное его рукой и адресованное венецианскому адмиралу Песаро. В этом послании Дориа в духе якобы имевшего место военного сотрудничества сообщал Песаро, что наступило самое подходящее время для нападения на разъединённый османский флот. Что поделать, имперская сторона также была заинтересована в войне султана с Венецией.

Осада Корфу, август — сентябрь 1537 года

Итак, третья война Валуа и Габсбургов с участием султана формально пока не была завершена. Султан начал войну против Венеции.

Первый удар предназначался Корфу. После потери Венецией Модона и Корона в 1499 году остров с портом и крепостью являлся главной военной и торговой венецианской базой в Южной Адриатике. Более того, расположение Корфу вблизи берегов Неаполитанского королевства определяло его стратегическую важность и для империи Карла Габсбурга.

Порт и крепость Корфу в 1480‑х годах - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ruПорт и крепость Корфу в 1480‑х годах

5—6 августа 1537 года флот Лютфи-паши вернулся в Авлону. 14 августа султан распорядился готовиться к высадке на Корфу. На следующий день в Авлону пришёл флот Хайреддина, а 18 августа он покинул порт. На корабли погрузился корпус Лютфи-паши — 25 тысяч человек при 30 орудиях. Султан со своей штаб-квартирой выдвинулся из Авлоны на юг сухим путём. 25 августа войска высадились на Корфу и «немедленно» разорили Потамо. 29 августа высадились ещё 25 тысяч солдат великого визиря Аяс-паши и румилийского бейлербея Мустафы-паши. В состав вновь прибывшего контингента входили корпуса янычар и легкоконников-акинджи. Лёгкая конница «три дня и три ночи» разоряла остров. По рассказу Халифе, войска на Корфу переправлялись по наплавному мосту, выстроенному в узком месте пролива, где его ширина достигала полумили (750 м).

Крепость Корфу имела сильные укрепления, включавшие три бастиона (или, возможно, ронделя) и хорошую артиллерию. Защитники крепости забаррикадировали улицы и проходы Корфу и выкатили орудия на валы. Гарнизон насчитывал 2 тысячи итальянцев и «примерно столько же» местных солдат под началом Бабоне ди Нальбы. Кроме того, гарнизон пополнили команды венецианских кораблей, отрезанных на Корфу. Продовольствия и припасов имелось «предостаточно», и защитники были крепки духом.

1 сентября 1537 года османы установили в миле (примерно 1,5 км) от города, на скале Малипьеро, 50-фунтовое орудие, которое в следующие три дня совершило 19 выстрелов, но попало в цель лишь 5 раз, а в 14 случаях дало перелёты. 2 сентября на материке за проливом выросли шатры султанской штаб-квартиры. Сам султан решил не участвовать в осаде и вернулся в Константинополь. Осаждающие направили в крепость требование сдаться, обещая сохранить её защитникам жизнь и имущество. Гарантией должно было послужить то, что султан казнил нарушителей таких же обещаний в Апулии, а пленных отослал назад. Губернатор Корфу не дал ответа.

К этому времени османские позиции были размещены у дворца Брами, в деревне Потамо, на скале Малипьеро. Остров подвергался грабежу и разорению, а те, кто не успел скрыться под защиту крепостей, были захвачены в рабство. С другой стороны, османам тоже приходилось не сладко. В начале месяца разразились осенние бури и пошли проливные дожди, сила которых в том году поразила даже местных жителей. Эта исключительная непогода препятствовала осадным работам. Кроме того, среди осаждающих вспыхнули дизентерия и малярия.

Сила и точность огня крепости Корфу производили сильное впечатление. Особенно эффективно действовали два орудия, огнём которых командовал Алессандро Трон. Одно из них имело калибр в 100 фунтов, а другое — в 50. Они повредили две галеры, которые были вынуждены выброситься на отмель.

Замок Сан-Ангело, расположенный на другом конце острова, близ мыса Отранто, был «едва ли не сильнее крепости Корфу» и тоже не давался в руки османам — турки четырежды безуспешно его штурмовали.

Старый план замка Сан-Ангело (Ангелокастро) - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ru Старый план замка Сан-Ангело (Ангелокастро)

Султан, устранившийся от ведения блокады лишь номинально, постановил снять осаду. Халифе говорит о яростной 43-дневной осаде «замка со всех сторон окружённого морем» и о султанском милосердии. После того, как ядро из крепости убило сразу четырёх солдат, Сулейман якобы воскликнул, что тысяча таких крепостей не ценнее жизни одного мусульманина. 7 сентября началась погрузка на суда, и уже 15 сентября 1537 года османы окончательно покинули остров. Крепость Корфу так и не покорилась туркам на протяжении всей их борьбы за Средиземное море.

В Венеции возможность «не оказаться начисто уничтоженными ощущалась как победа»: служились благодарственные молебны, проходили праздничные шествия, нищие получили щедрую милостыню. Османы же — ради «сохранения лица» — осаду Корфу считали неким полу-успехом. Командующие и знать получили наградные одежды, капитаны кораблей и судов — ценные подарки, конники — по две монеты, пешие — по одной.

Блокада острова продолжалась. Около 20 сентября султан отправился в обратный путь в Константинополь: через Перполь, Корчу, Преспу (26 сентября), Монастир (28 сентября), Флорину, Салоники (7 октября, здесь особым указом были подтверждены древние вольности еврейского сообщества), Адрианополь (25 октября) и торжественно прибыл в столицу 1 ноября 1537 года. Султан был вынужден, как говорят старые истории, «удовлетвориться сожжением Бутринти вместо захвата Отранто и овладением Паксосом вместо Корфу».

Крепость Ангелокастро (Сан-Ангело) в наши дни - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ruКрепость Ангелокастро (Сан-Ангело) в наши дни

На деле, однако, завоевания султана в 1537 году оказались куда значительнее.

Поход эскадры Сен-Бланкара, август — сентябрь 1537 года

Ещё в начале лета, не позднее 27 июня 1537 года, французский король решил послать на соединение с султанским флотом в Адриатике эскадру под началом барона Сен-Бланкара, генерала над галерами. Эта должность фактически означала командующего королевским Средиземноморским флотом. Под своё командование барон собрал 13 галер, 1 фусту, 1 бригантину, 1 фаргату — лёгкий парусный корабль, название которого впоследствии получил класс боевых кораблей. На корабли были погружены 500 ядер и 50 бочек пороха, 200 аркебуз, 200 арбалетов, 500 пик и 100 алебард для вооружения десантного отряда в 530 человек. Военное значение экспедиции ничтожно, поскольку король надеялся сократить до минимума военное присутствие на султанской стороне и при этом не слишком оскорбить других христианнейших монархов. Но тем не менее, экспедиция имела всё же военный характер и должна была умиротворить султана, выполняя хотя бы букву соглашения между Сулейманом и Франциском.

Венецианские пушки калибром 100 и 90 фунтов. По каналу ствола 19,5 см и 18,9 см, калибр в немецкой мере примерно 50—55 и 46—52 фунтов. Marion. На заглавной фотографии показан вид на крепость Корфу. «Старые» укрепления были перестроены в 1550‑х годах - Тревожный 1537-й: седьмой поход султана Сулеймана | Военно-исторический портал Warspot.ruВенецианские пушки калибром 100 и 90 фунтов. По каналу ствола 19,5 см и 18,9 см, калибр в немецкой мере примерно 50—55 и 46—52 фунтов. Marion. На заглавной фотографии показан вид на крепость Корфу. «Старые» укрепления были перестроены в 1550‑х годах

15 августа, когда о венецианской войне ещё не было известно, эскадра Сен-Бланкара вышла из Марселя и, обходя далеко с юга Апеннинский полуостров, 6 сентября пришла к Кефалонии. 10 сентября близ Превезы султан торжественно встретил французских союзников на флагманском корабле во главе сотни галер. Флоты обменялись артиллерийскими салютами. Сен-Бланкару пришлось отклонить любезное предложение султана поучаствовать в военных действиях против Венеции, объясняя это тем, что в настоящий момент его суверен с Венецией не воюет. 14 сентября эскадра Сен-Бланкара совместно с флотом Хайреддина в 50 вымпелов отправилась на юг вдоль побережья Эпира. Французы и турки шли вместе до Патраса, откуда вновь Сен-Бланкар вышел лишь 28 сентября.

В октябре 1537 года в Ионическом море ненадолго появился флот Андреа Дориа, отремонтированный и пополненный в Мессине до сотни судов благодаря прибытию испанских галер и других кораблей. Дориа надеялся захватить посла французского короля Антонио Ринкона. Полагали, что он плыл с эскадрой Сен-Бланкара на смену знаменитому де ля Форе, творцу договора 1536 года. Однако после нескольких дней безрезультатных поисков объединённый флот был распущен и вернулся на зиму в свои порты.

Продолжение следует


Литература:

  1. Ágoston, G. [Agoston 2014] Firearms and military adaptation: the Ottomans and the European military revolution, 1450—1800 // J. World Hist. 2014. V. 25. P. 85—124.
  2. Bánlaky J. A magyar nemzet hadtörténelme [Военная история венгерского народа]. В 24 т. 1929—1942. T. 13. mek.oszk.hu
  3. Engel, J. C. Fortsetzung der Algemeinen Welthistorie. Th. 49, Bd. 4, Abt. 2. Halle, 1804.
  4. Górski, K. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902.
  5. Grillon, P. La croisière de Saint-Blancard, 1537—1538 // Revue d'histoire moderne et contemporaine. 1968. T. 15. P. 624—661.
  6. Guazzo, M. Historie di tvtte le cose degne di memoria… Venetia, 1544.
  7. Guglielmotti, A. La guerra dei pirati e la marina pontificia dal 1500 al 1560. V. 1. Firenze, 1876.
  8. Guilmartin, J. F. The weapons of sixteenth century warfare at sea // Gunpowder and galleys: changing technology and Mediterranean warfare at sea in the sixteenth century. Rev. ed. United States Naval Institute, 2003.
  9. Hammer-Purgstall, J. von. Geschichte des Osmanischen Reiches… 2te Aufl. Bd. 2. Pesth, 1840.
  10. Jenkins, H. D. Ibrahim Pasha: Grand Vizir of Suleiman the Magnificent.New York : Columbia University ; London : P. S. King & Son, 1911.
  11. Káldy-Nagy, Gy. Suleimans Angriff auf Europa // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 1974. Vol. 28. P. 163—212.
  12. Kolankowski, L. Zygmunt August, wielki książę Litwy do roku 1548. Lwów, 1913.
  13. Marczak, M. Hetman Jan Tarnowski. Tarnobrzeg, 1926.
  14. Martens, C. von. Allgemeine Geschichte der Türken-Kriege in Europa, von 1356 bis 1812. 1er Band, von 1356 bis 1670. Stuttgart, 1829.
  15. Morin, M. Morphology and constructive techniques of Venetian artilleries in the 16th and 17th centuries: some notes // Ships & Guns. The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries / ed. by C. Beltrame, R.G. Ridella. Venezia, 2011. P. 1—11.
  16. Nadilo, B. Klis — vrata Dalmacije // Građevinar. 2001. Vol. 53, № 9. P. 605—611.
  17. Povijest Klisa [Эл. ресурс] / klis.com.hr.
  18. The history of the maritime wars of the Turks. Translated from the Turkish of Haji Khalifeh by James Mitchell. Chapters I. to IV. London, 1831.
  19. Thúry, J. Török történetírók. II. kötet. (1521—1566). Budapest, 1896.
  20. Vrandečić, J. Kružićev Klis – uskočki Siget na Jadranu // Hrvatska revija. 2015. № 2.
  21. Winczura, Ł. Hetman hetmanów. Jan Amor Tarnowski (1488—1561). Kraków, 2005.

http://warspot.ru/10067-trevozhnyy-1537-y-sedmoy-pohod-sulta...

Картина дня

наверх