На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Сто дней ВСО на Украине: когда все закончится. Переформатирование России (2 статьи)

Сто дней военной спецоперации на Украине: когда все закончится

Транспортно-боевой вертолет Ми-8АМТШ Терминатор ВКС России отправляется на выполнение боевого задания в ходе специальной военной операции на Украине - РИА Новости, 1920, 04.06.2022
Транспортно-боевой вертолет Ми-8АМТШ "Терминатор" ВКС России отправляется на выполнение боевого задания в ходе специальной военной операции на Украине
Читать ria.ru в
Петр Акопов
Прошло сто дней с начала военной спецоперации на Украине, и никто не знает, сколько еще впереди. Спецоперация не стала для России войной: нет мобилизации (причем не только в плане призыва в армию), нет существенных изменений привычного уклада жизни (за исключением обстановки в некоторых приграничных районах да закрытия аэропортов на юге страны), не провозглашен лозунг "Все для фронта, все для победы". Даже прекращение авиасообщения с Западом никак не повлияло на жизнь подавляющего большинства: сказались два года карантина из-за пандемии, да и ездили в Европу всегда всего лишь нескольких процентов наших граждан.
Но это не значит, что страна не меняется: идут серьезнейшие процессы, намечаются тектонические сдвиги как в самосознании, так и в укладе. Большая часть из них не сформулирована и уж тем более не оформлена в виде директив или постановлений, но их предопределенность и неизбежность уже разлиты в воздухе, уже ощущаются все большим количеством людей. Солидарность и справедливость, служение и ответственность, самостоятельность и сосредоточение еще не стали главными девизами нашей жизни, но именно за ними будущее, именно они станут главными составляющими в рецепте нашего нового уклада. Он не будет выработан нами после победы, а станет ее главным условием.
Потому что спецоперация касается не только Украины и не только отношений с Западом, но и самой России. Нет, речь не о репрессиях и закрытии страны, как пугают наши "борцы с режимом": дело в формировании новой элиты, нового социально-экономического устройства, новой шкалы ценностей. Новых не значит изобретенных с нуля: наша история — даже с начала ХХ века — дает нам огромный опыт, при правильном усвоении которого мы сможем выработать ту "формулу России", которая будет максимально соответствовать ценностным установкам нашей цивилизации и раскрывать ее потенциал, сочетать ее уникальность с эффективностью, а способность к мобилизации с творчеством.
Сколько времени у нас есть для этого? Годы, но не десятилетия. Мир не просто переживает глубочайшую трансформацию, он вошел в стадию повышенной турбулентности. Часто говорят, что мы сами же ее и спровоцировали, начав спецоперацию на Украине, но тут не нужно путать причину со следствием, да и просто смешивать разные процессы.
Крым в 2014-м и Украина в 2022-м стали следствием борьбы России за саму себя, то есть мы в любом случае восстанавливали бы свое историческое единство вне зависимости от того, какой была бы международная обстановка. В 2013-м Путин хотел мирного разворота Украины к России — и Янукович согласился приостановить подписание соглашения об евроинтеграции, задумавшись о присоединении к Евразийскому союзу. Этот вариант категорически не устраивал атлантистов, считавших, что ни в коем случае нельзя допускать восстановления даже геополитического единства русского мира. Но уже март 2014-го показал, что Россия не допустит "похищения Украины" Западом, а дальше началась долгая борьба за Незалежную.
То, что с ней совпал процесс ослабления глобальных позиций Запада (и кризис внутри него самого) не означает, что нужно смешивать два этих процесса: взаимосвязь между ними изначально не имела принципиального значения. Россия в любом случае не отступилась бы от Украины, потому что это стало бы предательством собственного народа и подрубанием своих корней, даже если бы Запад был в стадии роста, а не упадка.
И то, что борьба за нее по факту усугубляет и ускоряет распад атлантического миропорядка, конечно, хорошо и выгодно для нас, но даже если бы не было Украины, мы точно так же работали бы над ускорением заката англосаксонского глобального проекта. Потому что это не просто отвечает нашим интересам, но единственный вариант сохранения России как самодостаточного и самостоятельного государства-цивилизации.
Соединение двух процессов — возврата Украины и демонтажа атлантического миропорядка — часто вызывает опасения насчет наших возможностей. Не надорвемся ли? Тем более что нам ведь действительно нужна еще и внутренняя реформа, выработка той самой "формулы России" — и как мы все это вытянем?
Конечно, сдюжим — и не только потому, что отступать некуда, или потому, что "Запад быстрее сломается". Нет, главный наш ресурс — способность к консолидации всех сил ради победы. Пока что она еще не задействована даже на четверть, но народ к ней готов.
Об этой готовности говорят даже такие вроде бы не имеющие к ней отношения цифры, как результаты недавнего опроса "Левада-центра"*. Среди прочих пунктов был вопрос о том, как долго может продлиться военная спецоперация. Тут важно напомнить: с самого ее начала нам внушали, что чем дольше она будет идти, тем хуже станут настроения в России — мол, быструю "маленькую победоносную войну" народ поддержит, а вот на долгий и тяжелый конфликт никто не согласен. И когда боевые действия приняли откровенно затяжной характер, это стало поводом для рассуждений насчет надвигающегося разочарования и брожения в русском обществе.
И что показывают данные опроса, проведенного в конце мая? Абсолютное большинство понимают, что все только начинается и впереди нас ждет еще много этапов спецоперации. Всего чуть больше трети считают, что она продлится до полугода, два процента — "не больше месяца", девять — "от месяца до двух" и 26 — "от двух месяцев до полугода". А 44 процента оценивают ее срок как больше полугода, причем почти половина из них уверены: понадобится более года.
О чем это говорит? Не только о том, что народ понимает всю серьезность ситуации и стоящих перед армией задач. Но и о том, что люди осознают необходимость идти до конца, то есть до полной деконструкции нынешней армии и государственной системы Украины, недаром три четверти верят: спецоперация закончится победой России. И лишь 15 процентов полагают, что ни одна из сторон не сможет одержать верх. Но цель не просто капитуляция Киева, а возвращение единства русского мира, собирание русской земли, на которой вместе живут украинцы-малороссы и русские-великороссы. Альтернативы этому у нас нет — и наш народ оценивает масштаб, а не скорость происходящего.
* Некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента. https://ria.ru/20220604/ukraina-1793058514.html 

Как столкновение цивилизаций на украинском плацдарме переформатирует Россию

Как бы частная спецоперация России на Украине по своему воздействию неожиданно оказалась настолько значимой, что привела к тектоническим сдвигам в мировой политике и заставила российское общество посмотреть на себя другими глазами и задуматься о смысле существования России.

Продолжавшееся веками противостояние русской и западной цивилизаций с периодическими циклами военных конфликтов и относительно мирного сосуществования, согласно теории цивилизаций русского учёного Данилевского и американского Хантингтона, неизбежно должно привести к столкновению, в котором одна из цивилизаций может просто исчезнуть.

С развалом Союза складывалось впечатление, что России пришёл конец и она поглощается Западом на правах ничего не решающего сырьевого придатка. Но в российском обществе нашлись силы, которые, несмотря на сопротивление значительной части элиты, стали возрождать былую мощь российского государства. В ответ на такое «недостойное» поведение Запад подготовил в юго-западном подбрюшье России свой плацдарм на Украине, с помощью которого намеревался нанести удар и уничтожить непокорного противника.

Неизбежность столкновения с Западом

Несмотря на такую экзистенциальную угрозу, в российской дипломатии продолжался существовавший уже не одно десятилетие подход – любым путём найти компромиссы с Западом, идя ему на уступки. В ответ на откровенную ложь, блеф и пустые обещания мы продолжали отвечать интеллигентными методами в отношениях с, мягко говоря, неинтеллигентным (фактически бандитским) западным обществом.

Наших геостратегических противников принято было долгие годы называть «уважаемыми партнёрами», агентов влияния во власти – «системными либералами», а предателей и шпионов, типа Навального – «несистемной оппозицией» и потакать им в их разрушительной деятельности. Мы слишком долго не демонстрировали свои зубы Западу, и он стал принимать это за нашу слабость, считая, что Россия уже ни на что не способна.

К концу прошлого года стало понятно, что столкновение неизбежно и необходимо пересматривать основы взаимоотношений с Западом и наносить ему упреждающий удар.

Сначала «уважаемого партнёра» предупредили декабрьским ультиматумом, но он высокомерно продолжал насмехаться, тогда в качестве убедительного аргумента в дело пошли российские вооруженные силы и развернули «бурную деятельность» на украинском плацдарме.

Это сразу же поставило всё на свои места: врага назвали врагом, а компрадорских либералов всех мастей – предателями и иностранными агентами. Пришло также время отказа от навязанных архаичных либеральных догм с неизбежной гражданской холодной войны в российском обществе.

Начав спецоперацию, Россия бросила вызов Западу и своими действиями продемонстрировала презрение к врагу, при том что другие страны продолжали молчать и подчиняться западному диктату. Врагу дали понять, что в этом противостоянии Россия переходит на новый этап и для него могут быть далеко не безобидные последствия.

Спецоперация – это не решение проблемы Украины, а один из ключевых этапов схватки с Западом за влияние в мире. Запад приговорил Россию как цивилизацию и, ориентируясь на полный демонтаж её экономических возможностей, поставил своей целью исключение России из списка цивилизованных стран и ослабление её геополитической субъектности.

При этом западный мир не скрывает своих амбиций. Госсекретарь США Блинкен заявляет:

«Если Россия прекратит воевать завтра, конфликт быстро закончится. Если же Украина прекратит воевать, то ее просто больше не будет.»
Премьер Польши Моравецкий:
«Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию русского мира.»
При этом русский мир он назвал «раковой опухолью», представляющей опасность для всей Европы. Полпред глобализации Сорос в Давосе прямо заявил, что цивилизационной целью Запада является уничтожение России. Так кто нам Запад – «уважаемый партнёр» или непримиримый враг, неужели ещё надо что-то доказывать?

На украинском плацдарме насмерть сошлись две непримиримые цивилизации, и нам в очередной раз придётся объяснить себе и всему миру, что мы другие и западные ценности это на про нас, они чужды нашему мировосприятию.

Запад показал себя как глобальная антисистема, бросившая вызов всему человечеству. Он ведёт когнитивную войну за управляемый социум с подавлением иммунной системы и демонтированием культурных кодов народов, в том числе и западного общества. Запад глубоко идеологичен, его идеология – тоталитарный либерализм, проповедующий ничем не ограниченный индивидуализм и разрушение традиционных ценностей с опорой на гендерную политику, ЛГБТ и свободу любых извращений. Эта антисистема стремится опустить людей на животный уровень и подчинить их своему диктату. Россия же может предложить альтернативный путь развития на основе сохранения традиционных ценностей разных народов с приоритетом не только прав и свобод, а и обязанностей граждан перед обществом.

Продажность компрадорской элиты и консолидация народа

Обострившаяся цивилизационная война с горячей фазой на украинском плацдарме даёт шанс России очиститься от многих негативных явлений, доставшихся ей в наследство от последствий развала Союза. В этой связи встаёт вопрос, хватит ли воли у патриотической части правящего класса встать на сторону народа, избавиться от либеральной гнили и создать условия для зарождения новой элиты и формирования гражданского общества.

Для решения этих задач предстоит серьёзно напрячь силы, подготовить площадку для консолидации общества, произвести «национализацию» элиты и серьёзно проредить сложившуюся бюрократию. Компрадорская часть элиты, представленная в основном финансово – сырьевым лобби, и разжиревшая на присвоении ресурсов и ограблении социального капитала, должна уйти в небытие с политической арены. Без этого нам гарантировано поражение в противостоянии, поскольку наши тылы засорены предателями, готовыми с потрохами сдать интересы страны.

Следует отметить, что в России с началом спецоперации началось самоочищение общества от «пятой колонны». Системная и несистемная либеральная оппозиция, почувствовав жареное, сама экстренно бежит за границу поближе к своим хозяевам и освобождает политическое поле. Если такие непотопляемые Чубайс и Юмашев в панике покинули свои удобные кабинеты, то это значит, что их уже начинает припекать.

С другой стороны, отношение общества к спецоперации показало, что в России сложилась политическая нация, представленная многонациональным русским народом. Народ понимает цели и задачи спецоперации намного лучше, чем элита. Он в своей глубине убеждён, что Россия вступила в противоборство не с Украиной, а со всем Западом с целью изменения текущего миропорядка, который воспринимается как несправедливый. Спецоперация находит максимальную поддержку граждан и актуализирует патриотические настроения.

Начало спецоперации заложило дополнительную основу для роста антизападных настроений. Введение санкций от экономики до культуры, уход западных компаний с российского рынка, заморозка (фактически кража) наших золотовалютных резервов стали серьёзным фактором консолидации общества. Запад, не понимая менталитет русского народа, своими действиями только способствовал пробуждению непокорного русского духа.

В состоянии ощущения правды народ чувствует возвращение к базовым ценностям и способен претерпеть любые испытания. Ущерб от санкций не размывает, а сплачивает людей, они понимают, что страдают за правду. Это мнение становится преобладающим для общественных настроений абсолютного большинства в России и осознания самих себя как представителей другой, не западной цивилизации, которая исторически представляет собой альтернативу Западу.

Понимание народом, что у нас война с Западом на взаимное уничтожение, оправдывает неизбежные лишения и цементирует народ. Это легитимация спецоперации и практически неисчерпаемый ресурс для её поддержки и доведения до победного конца. При этом в общественном сознании превалируют настроения, не допускающие недостижения целей спецоперации. Власть не должна бояться пробуждения русского народа, это один из главных аргументов победы, и спецоперация должна приобрести характер открытой «народной войны» с Западом.

К сожалению, власть пока не спешит общаться с народом на понятном ему языке и доходчиво разъяснять цели и задачи спецоперации. Расплывчатые «денацификация» и «демилитаризация» особо не вызывают доверия у широкой публики, и «продать» ей любое стратегическое поражение под видом невероятного стратегического успеха уже не получится. Наступили другие времена, где без прямого диалога с народом и очищения от либеральной гнили уже не обойтись.

Необходимость преобразований

Россия стоит на пороге формирования новой политической системы, принципы которой стали зарождаться и формироваться с началом спецоперации. В этом процессе к власти неизбежно придёт другая элита, не признающая и презирающая Запад и готовая спросить с него по полной программе за все унижения и оскорбления, нанесённые России. Такая элита постепенно пробивается, а гнильё толпами бежит на так любимый ими Запад и землю обетованную в поисках себе уже нового гражданства. От власти требуется стойкая последовательность действий и стремление к единству с народом, который с нетерпением ждёт изменения общественного устройства.

Этот напряжённый этап противостояния явно надолго, и обществу неизбежно придётся заплатить высокую цену из-за снижения уровня комфорта, свободы передвижения по миру, доступа к высокотехнологичным изделиям и технологиям, а также необходимости жить в условиях постоянной террористической угрозы и отсутствия многих других прелестей относительно мирного сосуществования с Западом. Это очень сложные вопросы, для ответа на которые потребуется новый контракт власти с народом.

От «партнёрства» с Западом мы перешли к холодной войне, а на украинском плацдарме уже и к «горячей». В этой связи российскому руководству как-то надо перестраиваться и мобилизовываться на военный лад и представить содержательное видение нашего общего будущего, что мы несём для мира и для самих себя. Если в 2014 «Русская весна» стала консенсусом для российского общества, приведшего к возвращению Крыма в родную гавань и восстановлению исторической справедливости, то в сегодняшнем конфликте многие задаются вопросом – что станет символом победы?

В противостоянии с Западом общество ждёт возвращения суверенитета России, который мы бездарно отдали ему в 90-е, а в конфликте с Украиной – ликвидацию нацистского режима и созданного им враждебного государства с возвращением юго-западной ветви русского народа в своё историческое пространство.

В случае завершения военного конфликта с Западом на украинском плацдарме на наших условиях, разговаривать с нами и слушать нас выстроится длинная очередь. Если на их условиях, с нами разговаривать никто не будет, так как все хотят дружить с сильным и богатым.

Возврат к прежнему формату отношений с Западом уже невозможен, мы сами вряд ли захотим, да и он не позволит. Мы перестали играть на чужом игровом поле, но как-то неуверенно создаём своё с теми, кого также не устраивает гегемонизм «империи лжи и потребления». Запад не собирается так просто сдаваться, горячая фаза конфликта на Украине в любой момент может перерасти в мировой пожар, и надо быть внутренне готовым к более серьёзным последствиям. Приближается момент истины – передел мира с формированием новых зон влияния и неизбежным переформатированием политической системы России. В новой системе внутренних и международных отношений Россию ждут серьёзные испытания и преобразования, а в цивилизационном плане предстоит давать достойный и убедительный ответ на вызов западного мира. Автор: Юрий Апухтин.  https://topwar.ru/197177-kak-stolknovenie-civilizacij-na-ukrainskom-placdarme-pereformatiruet-rossiju.html

Картина дня

наверх