Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)

Раввины прорастут деревьямиАнтисемитизм без границ (История) (4 статьи)Главный раввин Франции Хаим Корсия и посол Эллен Ло-Галь | Фото: Ави Хаюн, фото-архив ЕНФ-ККЛ
Роща памяти французских раввинов, погибших в Холокосте
В четверг, 20 июля 2017 г., в парке Адулам состоялась церемония в память о раввинах Франции, погибших в Холокосте. В их честь Еврейским Национальным Фондом – Керен Каемет ле-Исраэль будет высажена роща.
В этом году отмечают 75 лет депортации французских евреев. Еврейские общины Франции собрали пожертвования на высадку тысячи деревьев в парке Адулам в память о раввинах и хазанах, которые были депортированы нацистами и их сообщниками и уже не вернулись домой.

На церемонии закладки рощи присутствовал главный раввин Франции Хаим Корсия, президент ЕНФ-Франция д-р Робер Звили, главный сефардский раввин Иерусалима Шломо Амар, посол Франции в Израиле Эллен Ло-Галь, представители еврейских общин и еврейских организаций, а также Объединения выходцев из Франции в Израиле, раввины, делегация педагогов еврейских школ Франции и другие.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Фото: Ави Хаюн, фото-архив ЕНФ-ККЛПрезидент ЕНФ-Франция д-р Робер Звили в своем выступлении отметил, что благословляет решение правительства Франции признать преступления против еврейского народа в 1942 году.

Несколько дней назад президент Франции Эманюэль Макрон заявил об ответственности Франции за эти преступления – за выдачу евреев в концлагеря, а затем их отправку в лагеря смерти. «Сионизм и деяния ЕНФ-ККЛ победили антисемитизм», — подчеркнул он.
Главный раввин Франции Хаим Корсия заявил:

«Тора учит нас, что человек как дерево в поле. Высадка деревьев — это лучшая память раввинов и хазанов, погибших в Холокосте. Пусть народ Израиля вечно помнит их отвагу. Я хочу поблагодарить ЕНФ-ККЛ за эту прекрасную инициативу».

Посол Франции в Израиле Эллен Ло-Галь отметила:

«Все больше свидетелей тех страшных лет отправляются к праотцам. Поэтому наша задача, второго и третьего поколения после Холокоста, сохранить воспоминания и истории этих людей и передать их следующим поколениям, чтобы ничто не было забыто. И спасибо ЕНФ-ККЛ за эту рощу памяти».

Один из раввинов, память которого будет увековечена в парке Адулам, это раввин Эрмес Стурдза. Когда началась война, он переехал в маленький городок на границе с Испанией, и занимался переправкой евреев через границу. Этот героический человек спас сотни людей. Когда его арестовали и отправили в концлагерь, ему удалось сбежать, но вскоре гитлеровцы и местные коллаборационисты поймали его и отправили в лагерь смерти. http://www.isrageo.com/2017/07/25/ravadulam/ Краденая Нобелевка
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)
Она была доктором наук, но все коллеги воспринимали ее как лаборантку, издеваясь над отсутствием «женского шарма».Но именно она открыла структуру спирали ДНК.Вот только Нобелевскую премию за это открытие получили ее коллеги – вытравив Розалинд Франклин из лаборатории, они использовали ее расчеты.Она этого так и не узнала, уйдя из жизни за четыре года до триумфа своих обидчиков. Многие ученые согласятся, что самым значимым открытием XX века стало открытие структуры новой спирали ДНК в 1953 году. Это достижение обычно связывают с именами Джеймса Уотсона и Фрэнсиса Крика, создавших пространственную структуру ДНК, которая и способствовала расшифровке генетического кода. Немногим известно, что Нобелевскую премию 1962 года по физиологии и медицине эти ученые разделили с Морисом Уилкинсом, доказавшим, что молекула ДНК имеет форму двойной спирали. И почти никто не знает, что награда полагалась еще одному ученому – Розалинд Франклин. Именно благодаря ее работам стало возможно это грандиозное открытие.
Розалинд Франклин умерла за четыре года до триумфа нобелевских лауреатов, в 1958 году, в возрасте 37 лет.
Тайна научных кругов открылась в 1975 году благодаря американской писательнице Энн Сэйр, которая написала биографию Франклин.
Книга Сэйр стала ясным свидетельством вопиющего гендерного неравенства в научных кругах Англии в 40–50-х годах XX века.
А конкретно Розалинд Франклин подвергалась и вовсе двойной дискриминации – и как женщина,
и как еврейка.
Розалинд Франклин родилась 25 июля 1920 года в Лондоне в семье известного и уважаемого банкира Эллиса Артура Франклина и Мюриэль Френсис Уэйли. Уже в юности Розалинд проявила незаурядные способности к обучению – стала лучшей ученицей школы Святого Павла почти по всем дисциплинам.
В особенности ей удавались естественные науки и латынь. Неудивительно, что она решила посвятить свою жизнь науке, хотя по тем временам это считалось довольно смелым поступком для девушки, тем более из еврейской семьи.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)

Розалинд называла себя агностиком и не испытывала благоговения перед религией – причиной тому, скорее всего, было не влияние со стороны, а острый аналитический ум девушки, проявившийся еще в детстве. Тем не менее еврейские традиции не были ей чужды. Так, будучи единственной еврейкой на курсе, она посещала курсы иврита, а по просьбе родственников вступила в еврейское сообщество Кембриджа.
В Кембридж Розалинд Франклин поступила в 1938 году – здесь она и продолжила изучать химию. В 1941 году она блестяще сдала выпускные экзамены, но полученная ученая степень была лишь номинальной – в то время выпускницы Кембриджа, в отличие от выпускников, не имели права на получение фактической степени.
Однако Франклин все же удалось стать и доктором наук – это произошло в 1945 году в том же Кембриджском университете.
Во время Второй мировой войны семья Франклин помогала европейским евреям, бежавшим от нацистов, обустроиться в Англии. Родители Франклин даже взяли в семью двух еврейских сирот, которые после войны вернулись к родным.
Розалинд внесла и личный вклад в борьбу с врагом. Она изучала структуру угля в Британской исследовательской ассоциации, и ее работы позволили усовершенствовать имеющиеся в Британии противогазы. Позднее эти ее исследования легли в основу докторской диссертации и способствовали появлению теории о высокопрочном углеродном волокне.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)
В 1947 году в Париже Розалинд Франклин продолжила исследования в области применения рентгеноструктурного анализа, а в 1951 году вернулась в Лондон и перешла в Королевский колледж. Здесь она блестяще проводила лабораторные работы в области дифракционного анализа, а также делала хорошие рентгенограммы. В итоге Джон Рэндалл, руководитель отделения биофизики в медицинском исследовательском совете Королевского колледжа, перевел девушку в лабораторию по исследованию волокон ДНК. На момент появления в лаборатории Франклин работы по исследованию волокон ДНК здесь уже вели Морис Уилкинс и аспирант Реймонд Гослинг. Гослинга назначили помощником Розалинд – под ее руководством он должен был написать свою диссертацию. Фактически Рэндалл назначил Розалинд Франклин руководителем исследования, но сообщил об этом только ей, не поставив в известность Уилкинса и Гослинга.
В лучших традициях шовинизма коллеги поначалу воспринимали Розалинд как лаборантку, завалив ее нудной работой.
Позднее недоразумение разъяснилось, но отношений в коллективе это не улучшило.
Обстановка была сложной – со стороны коллег Розалинд чувствовала пренебрежение к себе и как к женщине, и как к еврейке. К работам блестящего ученого относились соответственно. Сам Джеймс Уотсон в книге «Двойная спираль» описывает Франклин как женщину со сложным характером, которая никогда не делилась информацией о своих исследованиях, постоянно жаловалась и выглядела довольно непривлекательно. Стоит отметить, что угрюмой и нелюдимой Розалинд оставалась лишь в стенах колледжа – по воспоминаниям друзей и родственников, она обладала отменным чувством юмора, была дружелюбна и общительна.
Очевидно, в те годы в научной сфере женщина по общепринятому мнению должна была хорошо выглядеть, лучезарно улыбаться и безропотно дарить мужчине результаты своих трудов. Женщин в академических кругах не жаловали ни на лекциях, ни в лабораториях, их не приглашали и на неформальные встречи, где ученые мужи делились опытом, обменивались мнениями и продолжали решать свои научные вопросы. Но Франклин не сдавалась.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)
Проведя ревизию имеющегося в лаборатории оборудования, заказанного еще Уилкинсом, Розалинд Франклин использовала для своих исследований рентгеновскую трубку и аппарат для микрофильмирования. Она настроила их заново, усовершенствовала и точно сфокусировала – это в итоге позволило ей получать снимки невероятной в те времена четкости. Несмотря на разногласия, Франклин и Уилкинс вместе пришли к выводу о существовании двух форм ДНК, которым были даны названия А и В. Во избежание новых конфликтов Рэндалл разделил их работы, и теперь каждый из них исследовал только один из двух фрагментов, которые в дальнейшем должны были соединиться.
Со временем Франклин удалось получить настолько четкое изображение гидратированной ДНК, что она смогла максимально точно определить структуру молекулы. В 1952 году Розалинд сделала рентгенограмму волокон натриевой соли, ставшую известной как «фотография 51» и позволившую девушке показать спиральную структуру ДНК. Кстати, именно на спиральной структуре ДНК Франклин настаивала еще в 1951 году. Теперь же ей удалось доказать свои научные догадки на практике. Она победила!
Однако никто об этой победе не узнал – включая ее саму. Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик, исследовавшие структуру ДНК в соседней лаборатории, приятельствовали с Морисом Уилкинсом, который, в свою очередь, поддерживал хорошие отношения с Гослингом, имевшим доступ ко всем работам Розалинд. Вскоре Гослинга попросили взять «фотографию 51» из материалов Франклин. Произошло это без ее ведома и разрешения. Уотсон и Крик мгновенно оценили важность рентгенограммы и получили возможность тщательно разобрать структуру ДНК. В дальнейших своих научных работах они также воспользовались многочисленными расчетами Франклин.
Они завершили свои исследования уже после того, как Розалинд покинула Королевский колледж и прекратила работу над структурой ДНК. Широкое признание их открытие получило к 1961 году, и впоследствии его номинировали на Нобелевскую премию, для получения которой к ним присоединился Уилкинс.
Спустя годы Крик и Уотсон признали, что не смогли бы прийти к своему открытию без знаменитой «фотографии 51», сделанной Розалинд Франклин. Но она об этом уже не узнала – впрочем, как и о том, что ее работа стала основой для такого значимого открытия.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)
После Королевского колледжа Франклин перешла в колледж Биркбек, где занялась исследованиями вируса табачной мозаики и с присущей ей дотошностью изучила все физико-химические свойства рибонуклеиновых кислот и белков вируса. Эта работа легла в основу возникновения молекулярной биологии, изучающей механизмы хранения, передачи и реализации генетической информации.
В 1956 году Розалинд Франклин диагностировали рак яичников – сказалось постоянное рентгеновское облучение, которому она подвергала себя годами. Кроме того, широко известно, насколько среди еврейских женщин ашкеназского происхождения распространены онкологические заболевания – с учетом того, что несколько членов семьи Франклин умерли от рака, очевидно, в ее случае свою роль сыграли оба фактора. Не сломила Розалинд и болезнь – она продолжала научные исследования и во время прохождения противораковой терапии, и уже после операции, проведенной в сентябре 1956-го.
В 1957 году Розалинд Франклин приступила к изучению вируса полиомиелита. На основе ее исследований в этой области было сделано еще одно открытие, также отмеченное Нобелевской премией в 1982 году. Награду получил Аарон Клуг – за разработку метода кристаллографической электронной микроскопии и прояснение структуры биологически важных комплексов «нуклеиновая кислота – белок». По мнению ученых, эта работа в долгосрочной перспективе имела решающее значение в понимании этиологии рака.
Умерла Розалинд Франклин 16 апреля 1958 года – в тот день, когда на открытии Всемирной выставки в Брюсселе выставили построенную ею модель вируса табачной мозаики.
Ей не исполнилось и 38 лет. Розалинд Франклин, необычайно талантливая и целеустремленная женщина, могла бы стать лауреатом Нобелевской премии дважды, но, к сожалению, этого не произошло даже посмертно.
Горькая ирония судьбы – эта женщина посвятила науке всю свою жизнь, но ее достижения не получили признания, несмотря на открывшиеся миру факты о грандиозной «академической краже».
Шейндл Кроль http://haifainfo.com/?p=143224
Деревня праведных гугенотов*

Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)
Шамбон-сюр-Линьон — деревня, расположенная в департаменте Верхняя Луара на юге Франции.
На фасаде одного из зданий в центре деревни установлена мемориальная доска с надписью на иврите и французском:
«Память о праведниках будет вечной».
35 жителей поселения, все — протестанты-кальвинисты, признаны израильским мемориальным центром «Яд Вашем» Праведниками народов мира за то, что в годы нацистской оккупации Франции массово спасали евреев.
Музей в Шамбон-сюр-Линьон открылся в 2014 году. В нем собраны документы, рассказывающие о малоизвестном до недавних пор случае спасения европейских евреев в период Холокоста.
Документально установлено, что жители Шамбона и его окрестностей спасли в общей сложности около тысячи евреев; по некоторым свидетельствам, это число было значительно выше.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Памятный камень в Музее Яд Ва-Шем«Своей жизнью я, а также мои дети, внуки и правнуки обязаны жителям Шамбон-сюр-Линьон, — говорит израильтянка Рут Голан. — Они подвергали себя смертельной опасности ради спасения евреев. Нет слов, чтобы описать благодарность, которую я испытываю».
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Андре и Магда ТрокмеВ то время как 85 процентов населения Франции являются католиками, в Шамбон-сюр-Линьон проживают преимущественно протестанты-кальвинисты (гугеноты). Во время нацистской оккупации глава местного прихода пастор Андре Трокме осудил католических иерархов Франции за то, что те не протестовали против депортации евреев Парижа. «За свою беспомощность и трусость они должны просить прощения у Б-га», — заявил он. В своей проповеди Трокме призвал паству делать все возможное для спасения еврейского населения. Сам пастор и его жена Магда укрыли нескольких евреев в своем доме.
На призыв Андре Трокме откликнулись сотни семей. Среди еврейских беженцев было много детей, разлученных с родителями, их прятали в сиротских приютах и школах-интернатах. Взрослых местные крестьяне укрывали на своих фермах. По возможности беженцам изготавливали фальшивые документы, с которыми затем переправляли в нейтральную Швейцарию.
Группа спаcенных детей. С декабря 1940 года до освобождения в сентябре 1944-го в Шамбоне проживало около 5000 евреев, ровно столько же составляла первоначальная численность христианского населения. Никому не было отказано в убежище. Ни один человек не был передан полиции. Эти храбрые крестьяне рисковали своей жизнью, но спасательная операция такого масштаба не могла остаться незамеченной властями.
В 1943 году пастора арестовали. На допросе, когда ему ставили в вину защиту евреев, он ответил так: «Я не знаю, что такое еврей, но я знаю, что такое человек». Допросы других жителей деревни тоже ничего не дали. Никто из них не испугался и не проговорился. Пастора пришлось отпустить Его двоюродного брата, директора детского приюта Даниэля Трокме, постигла иная участь: в 1943 году он вместе с детьми, которых прятал у себя, был отправлен в концлагерь, где и погиб.
По словам Рут Голан, нет ничего удивительного в том, что мемориал в деревне праведников был открыт только в наши дни: «После войны жители деревни выступали решительно против того, чтобы их подвиг был предан огласке. По их словам, это Б-г велел им спасать евреев, а они лишь повиновались Его воле. Для того чтобы убедить их дать согласие на открытие музея, потребовались многие годы».
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Житель Руана Максим Фриденберг, которому в 1942 году было семь лет, тоже скрывался вместе с родителями в Шамбоне. «Невозможно даже описать словами, какие прекрасные люди жили в Шамбон-сюр-Линьон. Когда становилось известно, что в деревню нагрянет немецкий патруль, они отправляли нас в лес собирать грибы. А когда опасность исчезала, давали знак, что можно возвращаться», — вспоминает он. После войны Фриденберг стал скульптором, и именно он изваял статую, установленную в музее и символизирующую подвиг жителей деревни.
Значительную материальную поддержку при создании музея оказала мэр Шамбона Элен Вокю-Моттэ. «Для жителей нашей деревни помочь тем, кого преследуют, было совершенно естественным поступком, которым даже не стоит гордиться, — рассказала мэр в интервью Haaretz. — Во время гражданской войны в Испании местные жители приютили у себя испанских беженцев. Во многом такая позиция объясняется тем, что здесь живут в основном протестанты, которые не понаслышке знают, что значит быть преследуемым меньшинством. Не сомневаюсь, что если бы беженцы появились в нашей деревне сегодня, мы точно так же помогли бы им».


* http://lebn.net/udivitelnaya-istoriya-derevni-kotoraya-vo-vremya-xolokosta-spasla-5000-evreev.html

С 1940 по 1944 год маленькая альпийская деревушка Шамбон-сюр-Линьон спасла тысячи еврейских детей от неминуемой гибели. Это поселение гугенотов (французских протестантов) с самого начала гитлеровской оккупации Франции было связано с подпольем, переправлявшим в деревню детей, которых потом удавалось эвакуировать через горные перевалы в Швейцарию.

Во главе этой спасительной миссии стоял молодой деревенский пастор Андре Трокме. Он убедил своих прихожан, что спасение несчастных — глубоко христианское дело. Он же призвал всех жителей (около пяти тысяч человек) поклясться на Библии, что никто из них не выдаст немцам ни одного еврея.
Сотни лет до этого гугенотов притесняли католики, поэтому жители деревни воспринимали гонимых евреев как товарищей по несчастью.
В каждом доме в Шамбон-сюр-Линьон скрывалось по нескольку беженцев — иногда не только дети, но и взрослые.
Местные жители их выдавали за родственников, переехавших к ним из разоренных войной районов.
Для того, чтобы полиция ничего не заподозрила, еврейские дети ходили в христианскую воскресную школу, где пастор давал им возможность молиться по своим обрядам.
Постепенно пастор смог привлечь к своей миссии спасения несколько соседних деревень.
В 1943 году пастора арестовали.
На допросе, когда ему ставили в вину защиту евреев, он ответил так: «Я не знаю, что такое еврей, но я знаю, что такое человек».
Допросы других жителей деревни тоже ничего не дали. Никто из них не испугался и не проговорился. Пастора пришлось отпустить.
В сентябре 1944 года деревню освободили американцы. Всего за четыре года жители Шамбон-сюр-Линьон спасли от смерти более 5000 евреев.
В Израиле в 1990 году Шамбон-сюр-Линьон официально удостоили звания «деревня праведников».

http://haifainfo.com/?p=144591 Звезда Зельмана Щерцовского
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Зельман с родителями, Лодзь
Между Германией и СССР было достигнуто соглашение, по которому эвакуации на советскую землю подлежали исключительно украинцы, белорусы, русины и русские — но не евреи. Более того, было решено в течение четырех суток депортировать с территории Советского Союза 76000 евреев…
Владислав КАЦ, Нетания

Нового учителя немецкого языка в первой средней школе приняли настороженно. Зельман Шмулевич Щерцовский прежде работал где-то в сельской местности. В Вологду его перевели вскоре после окончания войны, осенью сорок пятого года.
На вид ему можно было дать лет двадцать с небольшим. Зажимать старшеклассников новый учитель принялся сразу, с первых уроков, не хуже армейского старшины. Никаких поблажек никому не давал. За невыполнение задания мог выставить в классном журнале 42 единицы одновременно, по количеству учеников. Такого в истории старейшей школы города прежде не водилось.

На вопросы со стороны администрации, коллег и родителей учеников Зельман Шмулевич отвечал безапелляционно: «Я обязан научить этих бэздельников говорить, читать и писать по-немецки. И я этого добьюсь, несмотря на то, что пока они в этом ни бе, ни ме, ни ку-ка-реку».
По мнению другой вологодской знаменитости, профессора педагогического университета Исаака Абрамовича Подольного, учитель немецкого языка по праву получил прозвище «железный Зельман».
«И никакие наши ухищрения и протесты не помогли. Жесточайшая требовательность, абсолютная точность и последовательность в построении урока, предельная загрузка каждой рабочей минуты никому не оставляли надежды отсидеться, что-то списать у соседа. Язык мы вынуждены были учить заново, от нуля. И слово «Бездельники!» было едва ли не единственным русским словом на уроках: общение с учителем шло только на немецком».
Откуда он свалился на головы несчастных учеников первой вологодской школы — этого не знал никто. Все записи в трудовой книжке учителя З.Ш.Щерцовского умещались на одной страничке. Образование – годичные учительские курсы при местном пединституте, после чего двадцатилетнего учителя, направили в отдалённую деревеньку, расположенную в 90 км от города Череповца. Там, в местной школе, он и приступил на практике осваивать профессию учителя.
По поводу прежней жизни Щерцовского ходили разные слухи. Наиболее правдоподобной считалась версия, согласно которой он в 1939 году бежал из Польши в Советский Союз, спасаясь от немецко-фашистских захватчиков. Сам Зельман Шмулевич предпочитал не распространяться о пережитом, да коллеги и не расспрашивали его, дабы не бередить раны.
Ему на самом деле больно было вспоминать о родителях, брате и сёстрах, оставшихся в родном городе Лодзи, когда, её заняли войска нацистской Германии. Сам Зельман вынужден был покинуть город и страну, чтобы не попасть в плен немцам. После безуспешных попыток противостоять силам Вермахта польские войска предпочли отойти в Венгрию, Румынию и СССР. Подпоручик Зельман Щерцовский ненадолго заскочил домой, в Лодзь. Его родители не имели сведений о нём с первых дней войны, с тех самых пор, когда Зельман вступил добровольцем в ряды польской армии. Он считал своим долгом повидаться с ними, прежде чем покинет Польшу. Оставаться в стране он не мог. В округе все хорошо знали, что он воевал, знали и о его активном участии в ревизионистском движении еврейских бойскаутов.
Братик и сестричкаПростившись с родными, Зельман решил пробираться к советской границе. Он свято верил в СССР, страну победившего социализма. Тогда ещё никому не было известно совместных планах Гитлера и Сталина по поводу захвата и раздела Польши, о телефонограмме В.Молотова И.фон Риббентропу, от 9 сентября 1939 года:
«Я получил Ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи. Молотов».
В те дни далеко не один Зельман Щерцовский искал убежище в стране Советов.
Тысячи беженцев из Польши вскоре оказались на территории Вологодской области. Почему их привезли сюда, за тысячу с лишним километров от границы, никто не мог понять.
Подробности раскрылись через десятки лет. Польские беженцы по большей части были еврейскими. За один месяц сентябрь 1939 года около 300 тысяч польских евреев бежали из страны, надеясь найти спасение в СССР.
Поначалу советская администрация не препятствовала потоку беженцев, а германские пограничники, случалось, даже способствовали переходу евреев-беженцев на советскую территорию.
Но так продолжалось недолго.
«Выселение евреев на русскую территорию проходило не так гладко, как хотелось бы, – констатировал генерал-фельдмаршал В.Кейтель. – На деле практика была, например, такая: в тихом лесу тысяча евреев перебиралась через русскую границу, через некоторое время они вновь возвращались с русским офицером, который пытался заставить немецкого офицера принять их обратно».
Причины, по которым советское руководство не хотело принимать беженцев, были просты: людей требовалось расселять, кормить, оказывать им медицинскую помощь, предоставлять какое-то жильё, устраивать на работу. Естественно, что взваливать на экономику страны такую тяжелую ношу Советы не пожелали.
Очень скоро на места поступила команда пресечь дальнейшее проникновение евреев на советские территории. Между Германией и СССР было достигнуто соглашение, по которому эвакуации на советскую землю подлежали исключительно украинцы, белорусы, русины и русские.
Совнарком СССР принял постановление арестовать лиц, «ранее не проживавших в западных областях Украины и Белоруссии». Из западных регионов их надлежало отправить подальше на восток, где расселить в спецпосёлках НКВД.
Депортировать предстояло 76000 человек. На выполнение ответственного задания правительства войскам НКВД отводилось четверо суток. Опыт в таких делах у них имелся. Без проволочек людей заталкивали в товарные вагоны, после чего эшелоны отправлялись по указанным маршрутам.
«Подавляющее большинство среди них составляли евреи (около 90%), спасавшиеся от кровавых расправ, учиненных в Польше в 1939-40 годах «айнзацгруппами» СД и гестапо. Поляков было менее 6%.
Их везли в товарных вагонах долгие недели — голодных, в жуткой тесноте, в нечеловеческих санитарных условиях. Часть из них умерла в пути, другие скончались в далеком изгнании от голода, от болезней, от тяжелой работы». (Гальперин И. «Свет не без добрых людей». Тель-Авив).
На сайте «Открытый список», в категории "База данных "Польские спецпереселенцы в Вологодской обл." показано 200 страниц, из поимённого списка лиц, отправленных в Вологодскую ссылку.
Дабы рассеять все сомнения относительно выражения «польские спецпереселенцы» приведу несколько имён с первой и двухсотой страниц списка. В скобках проставлен год рождения, из чего можно без труда определить возраст каждого переселенца.
Абенд Дора Шаевна (1919), Абенд Норберт Оскарович (1940), Абенд Оскар Маркович (1910,) Абрамович Абрам Рувинович (1940), Абрамович Александра Александровна (1915), Абрамович Артур Моисеевич (1925). Яблонка Зиса Моисеевна (1912), Яблонка Малка Шлямовна (1940), Яблонка Шляма Лейзерович (1905), Яблонко Ицек Янкелевич (1907), Яблонко Натя Ицковна (1930), Яблонко Рывка Бенеаминовна (1907), Яблонко Хаим Ицкович (1926), Яблонко Хана Ицковна (1928), Яблонович Херш-Янкель Мордкович (1913), Яблоновская Хана Шольевна (1916).
Наряду с так называемыми польскими спецпереселенцами в Вологодской области находились также польские военнопленные.
После раздела Польши Гитлером и Сталиным части Красной армии обезоружили и арестовали 248 тысяч военнослужащих польской армии. Никакого сопротивления поляки не оказывали, получив на этот счёт соответствующий приказ.
Арестованных поляков поместили в лагеря НКВД, в том числе, и в Вологодской области.
Общая трагедия, к сожалению, не способствовала сплочению людей. Национальная неприязнь ещё более обострилась в условиях совместного проживания за колючей проволокой. Между заключенными поляками и евреями нередко возникали конфликты.
Новый 1940 год восемнадцатилетний Зельман Щерцовский встретил в заваленном снегом по самые крыши посёлке Сиуч. Вместе с другими недавними польскими гражданами Зельман жил в бараке, спал на общих нарах, трудился на лесоповале. Ни тракторов, ни лебёдок бригада не имела. Лес валили, очищали его от сучьев, делали раскряжёвку, откатывали, грузили на сани. Все работы выполняли вручную, используя лишь пилы и топоры. Вывозили лес на лошадях по поливным дорогам. Иначе и лошадям не сдвинуть было такой груз. В ночь заливали заснеженную дорогу, чтобы к утру на ней окреп лёд. Всю технологию заготовки леса Зельман осваивал собственным горбом.
Антисемитизм без границ (История) (4 статьи)Зельман в бригаде лесорубовРаботали безвылазно всю зиму, до апреля включительно. С началом периода активного таяния снегов продолжать работы стало невозможно. Бригаду перебросили в Грязовец, где находился лагерь НКВД №150. В нём содержали польских офицеров. Там для Зельмана нашлась работёнка горячая, в полном смысле этого слова. На электростанцию требовался помощник кочегара. Добровольно никто туда не рвался. Послали Зельмана, самого молодого из всех. Таким образом попал он с мороза в огонь. Инструментом его обеспечили. Выдали лопату, в три кило весом, да ещё более тяжёлую железную кочергу. Каждые десять минут он лопатой забрасывал в топку по 30-40 кг угля. Всего выходило полторы-две тонны за смену. Обстановка удушающая. Кроме того в обязанности помощника кочегара входило шуровать лопатой, чтобы распределить горящий уголь по всей топке, очищать топку кочергой, выбрасывать шлак, удалять золу. После смены немало времени и усилий приходилось тратить на отмывание угольной пыли с лица и рук.
За месяцы, проведённые на лесоповале и в кочегарке, Зельман заметно повзрослел. Он возмужал, окреп, умел постоять за себя, не страшился никакой работы. Начальство электростанции обратило внимание на ответственного, к тому же образованного парня. Его повысили, назначили кочегаром, затем механиком. Но Зельман не собирался и далее влачить существование подневольного работяги. Он мечтал освободиться, уехать в областной центр, чтобы там любой ценой поступить на учёбу в институт.
Однажды в газете «Известия» Зельману попала на глаза информация о постановлении Совета Народных Комиссаров СССР. В нём сообщалось о предстоящем открытии в ряде городов страны, включая Вологду, курсов по подготовке учителей английского и немецкого языков. На курсы принимали лиц, «владеющих знанием иностранного языка в объеме программы средней школы».
Зельман перед войнойЗельман понял, что такой шанс упускать нельзя.
Он, правда, неважно говорил по-русски, к тому же не имел на руках документа, подтверждавшего наличие среднего образования. Тем не менее, у него имелся основной козырь – Зельман хорошо знал немецкий, французский, не говоря о польском и идише.
Щерцовского приняли на курсы, в порядке исключения. Зельман потряс приёмную комиссию высоким уровнем знания немецкого языка. Несколько минут члены комиссии с удовольствием беседовали с ним исключительно на немецком. По их мнению, этот парень вполне мог сам преподавать на тех курсах, если бы имел представление об основах методики обучения и, само собой разумеется, соответствующий документ.
Заниматься на курсах Зельману пришлось в обществе, от которого он давно отвык. Его однокурсницами оказались выпускницы средних школ Вологды и области. Первоначально программа обучения будущих учителей была рассчитана на два года, но уже зимой Вологодский пединститут, на базе которого действовали курсы, получил указание закончить подготовку к лету сорок первого года, что и было исполнено.
21 июня областной отдел народного образования распределил молодых учителей по школам области, «а завтра была война».
Попытки Зельмана записаться добровольцем в Красную Армию потерпели фиаско. На сборном пункте ему объяснили, что он не является военнообязанным, а кроме того, не подлежит мобилизации по возрасту. В первую очередь призывали родившихся с 1905 по 1918 годы. Зельман говорил о своём опыте участия в боевых действиях против фашистов, но всё было напрасно. Местная военная администрация действовала строго по инструкциям.
Подлинные причины отказа Зельману Щерцовскому никто не собирался разъяснять. Его не признавали полноправным гражданином страны. В апреле сорок первого года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ об амнистии «всем польским гражданам, содержащимся в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных, или на других достаточных основаниях». Почти все амнистированные и ссыльнопоселенцы рвались на фронт бить фашистского зверя, но в Красную Армию их категорически не призывали. Когда же начался призыв в польскую армию, то Государственный Комитет Обороны СССР разрешил призывать исключительно граждан польской национальности населявших до 1939 года территории Западной Украины и Западной Белоруссии.
Бывший офицер польской армии Зельман Щерцовский не мог смириться с таким положением. Он продолжал просить, чтобы его отправили на фронт. В конце концов для него нашли место вольнонаёмного переводчика в Архангельском военном округе. Но и там бдительные служаки из органов предпочли как можно скорее избавиться от польского еврея, ранее находившегося на территории, оккупированной немецкими войсками.
Через год З.Щерцовского откомандировали в распоряжение отдела Народного Образования Вологодской области. Оттуда, в свою очередь, его поспешно отфутболили подальше от областного центра, в сельскую школу, учить детишек ненавистному немецкому языку.
В принципе, Зельман не планировал закрепиться в областном центре. Жить там было негде. Все углы, где только можно было приютиться, заняли беженцы. Изо дня в день пассажирские составы доставляли в Вологду потоки людей из оккупированных регионов страны, из блокадного Ленинграда Продовольственная ситуация в городе вот-вот грозила обернуться катастрофой. Площадь перед железнодорожным вокзалом местные жители старались обходить стороной, опасаясь заразиться. Там, под открытым небом, дневали и ночевали сотни людей, измождённых страданиями и голодом. Трупы умерших они волоком оттаскивали в сторону. Там они сутками лежали в грязи у дороги.
От еврейских беженцев Зельман узнал о трагедии евреев Лодзи. Заняв город, немецкая администрация выселила всех евреев в северную часть города. Оккупанты надеялись, что в гетто евреи не смогут пережить зиму без пищи, воды, отопления, электричества.
Никаких надежд не питал Зельман на то, что его родители могли бы выжить в таких условиях. И он бессилен им помочь, своим самым дорогим людям. Совсем недавно, казалось, никакие невзгоды не могли помешать их счастливой жизни. Папа был чрезвычайно мастеровой человек. Он считался известным в городе мастером по пошиву домашней обуви из замши и тёплых тканей, на мягкой резиновой подошве. Отец очень любил в базарные дни посещать городской блошиный рынок. Там среди хлама он выискивал никому не нужные обломки хрусталя, кусочки цветного стекла, невзрачные потемневшие гайки и заклёпки из меди и бронзы. Из этого хлама в свободные часы он мастерил изумительной красоты люстры. Шмуэль Щерцовский не сумел получить образование, тем не менее, был начитанным человеком. К тому же чрезвычайно любознательным. Он и Зельмана приучил интересоваться всем, что его окружает, не стесняться задавать вопросы.
Домашнее хозяйство вела мама Полина, человек необычайной доброты. Словно добрый ангел опекала она детей и мужа, заботясь, чтобы они не ведали никаких проблем…
Обстоятельства их гибели неизвестны. Планомерную ликвидацию Лодзинского гетто гитлеровцы начали в 1942 году, отправляя узников небольшими группами в лагерь смерти Хелмно. К 1944 году темпы уничтожения евреев ускорились. Их гнали на смерть в Освенцим, Бухенвальд, в другие лагеря. В августе Лодзинское гетто прекратило существовать. С тысячами своих единоверцев сгинули в фашистских застенках супруги Щерцовские вместе со старшим сыном.
19 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской операции войска 1-го Белорусского фронта освободили Лодзь. К тому времени в подвалах и трущобах города прятались чуть менее 900 человек, всё что осталось от 230 000 евреев, населявших Лодзь до Второй мировой войны!
Все эти годы Зельман Щерцовский трудился на учительском поприще вдали от областного центра. Слухи о молодом учителе-энтузиасте, давно дошли до областных структур. Неоднократные инспекторские проверки подтверждали: да, действительно, в заброшенной деревеньке ученики Щерцовского свободно говорят и хорошо читают тексты на немецком языке.
Зельман Шмулевич получил предложение переехать в Вологду для последующей работы в одной из старейших школ города. Там же, в школьном здании, ему выделили комнатёнку для проживания. Только работайте!
Следующий этап своей жизни, на сей раз продолжительностью в 43 года, Щерцовский провёл в стенах средней школы №1. Он не стремился завоевать чьи-то симпатии, а занимался своим делом. Кое-кто противился его методам обучения, но дело у Щерцовского шло, всем на удивление. Строптивые, хулиганистые парнишки добросовестно выполняли его задания, активно занимались на уроках. Он сам тоже учился на собственных ошибках, на своём опыте.
Урок немецкого языкаПопулярная поговорка «без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек» имела в Советском Союзе глубокий смысл. Несмотря на все достижения в труде Щерцовскому платили за работу гроши, так как он не имел высшего образования.
Зельман поступил в Горьковский институт иностранных языков. Учился заочно, не отрываясь «от станка». Одновременно продолжал преподавать и ухаживал за студенткой истфака Вологодского пединститута Людмилой Киселёвой. Она была не из маменькиных дочек. В военные годы работала политруком местного эвакогоспиталя. Зельман и Людмила зарегистрировали свой брак в 1947 году.
Жизнь супругов Щерцовских протекала в ногу со временем. Работали, исправно посещали партийные, профсоюзные и прочие собрания, ходили на демонстрации. Получив диплом преподавателя английского языка, глава семьи продолжил учёбу, на этот раз в местном пединституте, чтобы иметь законное право преподавать немецкий язык. В семье уже подрастали две дочурки, Марина и Лена. Семейная жизнь Зельмана и Людмилы Щерцовских продолжалась более 60 лет. Людмила Щерцовская со временем возглавила музыкальную школу и приобщила к музыке дочерей. Зельман Шмулевич не без удовольствия слушал в их исполнении вальсы и пьесы Ф.Шопена. Он с детских лет помнил и обожал музыку великого композитора.
Говорят, добрые вести продлевают людям жизнь. Однажды в адрес Зельмана Щерцовского пришло письмо из Канады. Написали родные сёстры Зельмана Шмулевича. Им удалось выжить после всего, что они перенесли в гетто и концлагерях. После освобождения сёстры уехали жить в Канаду. Двадцать лет они вели поиски брата. Надеялись получить о нём сведения и когда-нибудь встретиться с любимцем семьи, Зельманом. Сёстры настойчиво продолжали отправлять запросы в разные международные организации, пока не получили положительный ответ.
Новость молниеносно разнеслась по Вологде. Щерцовского поздравляли коллеги, соседи, просто знакомые и незнакомые люди. О возможной встрече родственников никто разговор не заводил. Получить разрешение на загранпоездку, да ещё в капиталистическую страну, считалось совершенно нереальным. Все это понимали. Но не случайно ученики Щерцовского называли его между собой железный Зельман. Преодолев неимоверное число бюрократических препон, он добился своего, получил разрешение посетить Канаду. Его встреча с сёстрами случилась раньше, чем Аэрофлот отрыл постоянные прямые рейсы из СССР в Канаду.
В день свадьбыЖителя СССР принимали в Канаде как почётного гостя страны. Перед ним расстилали красные дорожки. Журналисты брали у него интервью. Телевидение посвятило его визиту довольно продолжительный сюжет. На просьбы сестёр переехать к ним с семьёй Зельман ответил отказом. Его объяснения причин отказа сёстры понять не смогли. Школа. Ученики. Неужели ради этого стоило обрекать себя на прозябание в провинциальном городе, далёком от современной цивилизации.
Он считал – стоило. Зельман Шмулевич относился к той уникальной категории людей, которые фанатически оставались верны своему делу. Оно составляло главную и единственную цель его жизни.
Школа №1 всё чаще заявляла о себе очередными нововведениями в методику и практику обучения школьников иностранным языкам. Инициатором, естественно, был учитель Щерцовский. В 1-ю вологодскую школу зачастили учителя и методисты из разных школ, из отделов народного образования. Приезжали гости из Москвы. Однажды Зельмана Шмулевича пригласили выступить с докладом на Всесоюзных педагогических чтениях.
Подлинной сенсацией в системе народного образования Вологды стало открытие первого в области лингафонного кабинета, оснащённого центральным магнитофоном и индивидуальным оборудованием, включая наушники для каждого ученика. Отныне уроки иностранного языка становились для школьников ещё более интересными. А неутомимый Зельман не думал останавливаться на достигнутом. Он уже вынашивал очередную новую идею – обучать детей иностранному языку, начиная со второго класса. Да чтобы английским они занимались не менее трёх-четырёх уроков в неделю.
Воплотить мечту в реальность ему удалось. Школа, с углубленным изучением английского языка, появилась в Вологде осенью 1971года. Естественно, на базе средней школы №1.
По непонятным причинам труд Щерцовского не получил достойной оценки. Ему, правда, присвоили звание «Заслуженный учитель школы РСФСР», однако правительственными наградами Щерцовского не отметили ни разу. В Вологде и области многих учителей регулярно награждали орденами, включая высшую награду страны орден Ленина. Щерцовский, в основном, получал почётные грамоты, да знаки. Для партийно-советских руководителей Вологды он оставался чужаком. Созвездие Героев Соц. труда в Вологодской области насчитывало 90 человек, в числе которых была одна учительница. Золотые Звёзды преимущественно предназначались дояркам, свинаркам, трактористам, бригадирам.
Щерцовский лучшей для себя наградой считал достижения своих учеников.
Он помнил если не всех, то многих из тех, кто у него учился. При встречах без труда называл их фамилии и имена.
Редактор журнала «Вопросы литературы» доктор филологических наук И.О.Шайтанов откликнулся на нашу просьбу поделиться воспоминаниями о любимом учителе. Игорь Олегович включил их в одну из своих книг.
«Мы встречаемся не часто. Скорее редко. Обычно где-нибудь на вологодской улице. И каждая встреча для меня начинается открытием, к которому пора бы привыкнуть: Зельман Шмулевич все тот же, каким был тридцать лет тому назад, когда классным руководителем выпускал нас из первой школы и каким восьмью годами ранее вошел в наш класс – учить английскому языку.
В вологодских вузах, техникумах и училищах для тех, кто на вопрос о преподавателе языка, может ответить: “Щерцовский”, – экзамен фактически заканчивается. С ними все ясно. Щерцовский – имя, гарантирующее качество. Качество, как будто бы даже независимое от способностей и желания ученика разобраться в хитросплетениях английских времен и выпутаться из немецкой фразы. Одни знают лучше, другие хуже (порой много хуже), но для всех иностранный язык перестает быть непреодолимым и пугающим барьером. Проходят школу, в которой если и не выучивают язык (из-за самих себя), то все равно (помимо себя) видят, как это делается и при необходимости в будущем с неожиданной легкостью овладевают им.
Я думаю, что с этим умением от Зельмана Шмулевича уходят все, включая и тех, кому на его уроках неизменно выпадала роль героев-злодеев. Впрочем, кому она не выпадала?
"Стремительной, упругой походкой являлся не учитель, громовержец. Подобно черной молнии взгляд на класс. Все застыли. Рука резко брошена на хлипкий учительский столик — вниз. Все, что на нем, летит к потолку — вверх. Гробовая тишина и сквозь нее: “Разгильдяи”. Незабываемый спектакль урока. Всегда завораживающий, в какой-то момент заставляющий цепенеть от ужаса перед этим взрывом темперамента, но никогда не унижающий. Прежде всего, потому, что не только обращение к ученику было на “вы” – нечастое в те годы, но и отношение к нему было на “вы”, с внутренним достоинством и уважением. А урок был спектаклем, действом, без которого невозможно заинтриговать, и, следовательно, вовлечь, делая каждого в классе участником происходящего.
В те годы едва ли школьная методика предполагала создание атмосферы, путем погружения в которую нужно было учить языку. На уроках Зельмана Шмулевича была и атмосфера и погружение в нее, столь необходимое тем, кто никогда не видели живого иностранца, не слышали живой речи. Это происходило благодаря великолепным знаниям учителя, его таланту и доверию к нему: он знает, он ведь бывал там, для него языки не мертвый учебник.
В начале этого лета мы снова встретились. Для меня все тот же поразительно моложавый, бодрый, он рассказывал, что в школе не работает, ушел в институт, но полная ставка уже слишком для него много. Не верилось. И хочется, чтобы как можно дольше продолжалось почти пять десятилетий совершаемое им дело, чтобы пролегал из Вологды в большой мир путь не только языка, но путь культуры, им открытый для многих из нас».
Лет десять назад Вологду посетил Герой России ветеран Службы Внешней Разведки РФ Алексей Иванович Козлов. Полвека он не был в городе, где прошла его юность. Столь длительное отсутствие имело уважительную причину – Алексей Иванович находился на нелегальной работе в разных странах Европы, Африки, Ближнего Востока. Неоднократно посещал Израиль, где у него было немало надёжных друзей. (Такое признание Козлов сделал в моём присутствии, что подтверждаю).
После ареста в ЮАР Козлова бросили в тюрьму контрразведки, в Претории. Два года разведчика пытали и допрашивали, чтобы получить нужные сведения. Не получили. В итоге удалось обменять его на группу агентов ФРГ, отбывавших наказание в ГДР.
Вернувшись в Москву, Козлов продолжил службу в разведке.
Возможность поездить по российским городам под собственным именем он получил после выхода на пенсию. Не раз встречался с журналистами, писателями, кинематографистами, при этом не забывал каждый раз сказать несколько тёплых слов о Щерцовском.
«Был у меня прекрасный учитель немецкого языка – Зельман Шмулевич Щерцовский. В 1939 году, когда Польшу оккупировала Германия, он бежал в Советский Союз от нацистов. Здесь отправили молодого парня в Вологду на поселение. Закончил пединститут и преподавал у нас немецкий. Знал его в совершенстве и с нас много требовал. У меня с ним сложились замечательные отношения. Именно он очень помог мне при подготовке в институт».
По приезде в Вологду Козлов побывал на кладбище, у могилы отца, после чего попросил отвезти его к Щерцовскому.
— Скажу ему огромное спасибо и обниму, если это будет возможно.
Зельман ждал гостя. Они крепко обнялись, восклицая при этом: «50 лет назад мы последний раз видели друг друга!».
Прикоснувшись к Золотой Звезде на своём пиджаке, Козлов, проникновенно произнёс: «Это и ваша Звезда, дорогой Зельман Шмулевич!».
Зельман Шмулевич оставался бодрым, стройным, сухощавым, но возраст давал о себе знать. Ему вот-вот должно было сравняться девяносто. Из школы он давно ушёл, получив должность доцента кафедры немецкого языка в госуниверситете. Своим близким признавался, что в школу его тянет. Очень хотел бы поработать с ребятишками. «Но поздно туда возвращаться. Поезд уже ушёл».
Заслуженный учитель школы РСФСР Щерцовский Зельман Шмулевич умер в 2011 году. В память о нём на здании школы установили мемориальную доску.
В Вологде трудятся его дочери, посвятившие свою жизнь музыкальному образованию молодёжи. На Земле Обетованной, в городе Тель-Авиве живёт внучка Зельмана Шмулевича, Татьяна. Она унаследовала от деда способность к языкам: владеет английским, немецким, французским. Освоила иврит. Её сынишка Сорель пока только учится произносить некоторые слова. Но у него всё впереди.
Внучка и правнук Зельмана ЩерцовскогоАвтор выражает признательность Елене Зельмановне Щерцовской за неоценимую помощь при подготовке материала. http://www.isrageo.com/2017/06/05/zelma206/

Картина дня

наверх