Свежие комментарии

КАРЛХАЙНЦ ДЕШНЕР. КРИМИНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА. КНИГА 1. ГЛАВА 1. (ОКОНЧАНИЕ). НАЧАЛО В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ.(4)

КАРЛХАЙНЦ ДЕШНЕР. КРИМИНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА. КНИГА 1. ГЛАВА 1. (ОКОНЧАНИЕ). НАЧАЛО В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ.(4)КЛЕРИКАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ И ЗАРОЖДАЮЩЕЕСЯ ГОСПОДСТВО СВЯЩЕННИКОВ

Сосланный в Вавилон царь Иоаким (597 г.) из Иудеи, очевидно, наслаждался почетным арестом. И когда персидский Кир II завоевал вавилонскую империю, он предоставил возможность (уже следуя практически принципам, которые лишь теория сегодняшнего международного права делает обязательным пощада побежденным, но достойным противникам равно как терпимость к чужим религиям) всем евреям, которые того пожелают, вернуться в 538–537 гг. в Палестину, он даже приказал построить храм для царских сокровищ и вернул иудеям золотую и серебряную утварь, отобранную Навуходоносором в Иерусалиме. Поэтому сам Ветхий Завет говорит о языческом царе благосклонно, у толкователя — Исайи «Божий пастырь» и «помазанник». И его «дух» пробудил, конечно, «ГОСПОДЬ» — дух которого, однако, был и есть иной.

Меньшая часть изгнанников вернулась домой и начала в 520 г с возрождения храма, так называемого второго храма, в 515 г он был окончен — большим, чем прежде, прежде всего благодаря персидским субсидиям Иерусалим, теперь столица персидской провинции Иегуд, однако со значительной внутренней автономией, постепенно восстанавливался. И другие города вновь были заселены и контролировались уполномоченным персов, вначале это Зоровавель из рода Давида, у которого клир, конечно, быстро отнял власть начало процесса, который в эллинистическое время сделает первосвященника вождем иудеев, он правил, как в других странах царь.

Но теперь это был уже действительный духовный как и мирской глава, а еврейская община иудеев — теократией, в которой духовенство как самый могущественный и богатый класс возглавило вновь умножающийся народ также в политическом и экономическом, короче, во всех отношениях «Завет» с Яхве был обновлен, причем «Новый Завет» (berit hadasah) должен бы быть несколько иным, чем старый синайский Завет, в главном, однако, — той же заварки «язычники должны знать, что Я — Господь»Практически и дальше проповедовали исключительность, религиозную нетерпимость, национальный нездоровый дух и лишь отсрочили эсхатологические кары, тотальную победу Яхве, установление «царства Божия» Любые же космополитические идеи стали для еврейских пророков просто «служением идолам».

В этом смысле исключительно воздействие священника Ездры, официального представителя (sofer, «секретарь») культа Яхве при персидском дворе (название по форме «Книжник в законе Бога Неба»). Он был членом ведущей семьи священников Садокидов, которая со времен реставрации, мнимого религиозного и народного обновления, поставляла на протяжении трех столетий первосвященников, и была выдвинута «из Вавилона» по предложению персидского царя Артаксеркса (то ли 1-го, то ли II-го), предпо ложительно в 458 г, но, может быть, лишь в 398-м или еще когда-то Естественно, «рука ГОСПОДА» была над ним и он имел лишь одну цель — вновь внедрять ортодоксальную веру, Моисеев закон Все нееврейские женщины и их дети должны быть изгнаны из домов евреев, иноземное влияние пресечено Ухватившись за «волосы на голове и бороде», Ездра, считающийся самым значительным еврейским законоучителем и реформатором V-го и IV-го столетий, ополчился против смешанных браков, бросался на колени, плакал, умолял, заклинал евреев «Вы нарушили верность ГОСПОДУ Отлучите себя от народов земли и от жен иноплеменных» Ездра был радикалом и не оставил этим женщинам никакой возможности перейти в еврейскую веру Судя по всему, он боролся за расовую чистоту. И, само собой разумеется, у Ездры уже было готово объяснение всех катастроф, для всех попов. «и за беззакония наши преданы были мы, цари наши, священники наши, в руки царей иноземных, под меч, в плен и на разграбление и на посрамление, как это и ныне», — в котором тоже отзывается определенный шовинизм. Зато он обязал к вечной ненависти и погубительству язычников «и не ищите мира их и блага их вовеки, чтобы укрепиться вам и питаться благами земли той и передать ее в наследие сыновьям вашим навеки».

Неемия (которого утешает Яхве), достигший высокой должности придворного кравчего Артаксеркса и назначенный губернатором, по возвращении из Персии в Иерусалим (как теперь установлено с гарантией в 445–444 гг. тоже, к сожалению, дул в ту же дуду. И он причитал по поводу иноземных жен, — хотя, однако, еще Авраам, «праотец» и стоявший в милости у Бога, «несмотря на крайнюю плоть» (св. Юстин), имел в младших женах египтянку Агарь, а его жена Сара вначале была идолопоклонницей, хотя их общий сын Исаак женился на чистокровной язычнице Ревекке, а их общий сын Иаков на иноплеменке Балле и язычнице Зелфе. Так же как Моисей, несмотря на протесты Мариам и Аарона, взял в жены эфиопку при благословении Яхве. Однако когда Неемия прибыл из «Вавилона» в Иерусалим, он тоже с дьявольской злобой набросился на господствовавшее свободомыслие. «Я сделал за это выговор, и проклинал их, и некоторых мужей бил, рвал у них волоса, и заклинал их Богом. Так очистил я их от всего чужеземного» — для сохранения при том и чистоты расы, но особенно для формирования как раз Божьего народа, для укрепления веры в избранность по отношению к другим народам — истинная причина предписания к обособлению.

Действительно, фанатики Ездра и Неемия, причинившие такие волнения и беды, имели успех Свое еврейское происхождение должны были теперь доказывать не только священники (посредством проверки предков, родовых регистров) Смешанные браки были тоже расторгнуты, чужеземные жены вместе с детьми изгнаны. Причем некогда сам Бог разрешил браки с захваченными в плен чужестранками, да, советовал жениться на «красивой девушке», отец и мать которой недавно убиты, по крайней мере, до тех пор, когда вы не будете испытывать к ней «никакой склонности». Теперь же руководящим началом стала Тора, а смешанный брак до сих пор остался в ортодоксальном еврействе предосудительным, исключения разрешены лишь при переходе в иудейство нееврейского партнера.

Неемия, позднее высокопочитаемый патриот, подстрекал еврейский национализм, выразительно вспоминая о триумфальном прошлом благочестивых предков «И Ты дал им царства и народы. И Ты покорил им жителей земли». Но теперь «на земле, которую Ты дал отцам нашим мы рабствуем».

Не случайно Неемия уже три дня спустя после своего прибытия в ночь и туман отправился в «а secret moonlight inspection tour»«При свете луны, тайно, в инспекционную поездку» (англ)(Комей) и «никому не сказал, что Бог мой положил мне на сердце сделать, а именно — «точно» проинспектировать состояние городских стен, — действительная цель его поездки, — после чего он вскричал «Пойдем, построим стену Иерусалима, и не будем впредь в таком уничижении» Заклинаемое же им «великое бедствие» относилось практически лишь к политическому бессилию, как уже при Ездре. Так как у господствовавшего класса, священников — во все времена они спекулянты на катастрофах, — дела шли блестяще, это положение дел столь важно в христианской истории (как все до сих пор затронутое, возвращающееся), что оно еще должно быть доказано.

МНОГО ДЕНЕГ ДЛЯ «БОГА» — «СВ. ДЕНЬГИ»

Греческих историков Гекатея и Аристея, которые путешествовали по Палестине около 300 г до РX, во времена реставрации, удивляла та помпа, с какой выступал первосвященник, и как-никак — 700 священников, которые служили в храме. Однако и автор «Иисуса Сирахова», ве роятно, иерусалемит и книжник, превозносит около 170 г до РX воздействие князей церкви на толпу «Как великолепен он был как утренняя звезда между облаками как пышность растений в Ливане вокруг него венок его сыновей, подобных кедровым побегам. Тогда поспешил весь народ как один и пал ниц. Тогда он встал и поднял свои руки и благодать Божья была на его губах». Почти прелюдия к выходу папы сегодня — только, вопреки всему, как еще скромно.

Однако еще многое связывает священников Рима с их прототипом.

Клир евреев с самого начала и всегда торжественно заботился о себе, — понятно, с помощью «божественных» повелений «Начатки плодов земли твоей приноси в дом ГОСПОДА, Бога твоего» — «Поэтому доля от всех святых даров сынов Израиля, которые они принесли священникам, должна принадлежать священникам». — «Все лучшее из масел, все лучшее из вина и зерен, самые первые плоды, которые они приносят ГОСПОДУ. Все заклятое в Израиле Все, разверзающее ложе сна, человек ли, скот ли» — «Пусть не являются пред лице Мое с пустыми руками» — «И принесите десятину в полной мере в мой амбар».

Приносить жертву должен был каждый, — совместно равно как и приватно. И, очевидно, величина доли постепенно удвоилась, если не утроилась. Помимо десятины скота прибавилась сюда «вторая» десятина, которую (путь был далек, а груз тяжел) тоже надо было погашать — «итак, обрати это в деньги и возьми деньги в руку твою и приди к месту, которое изберет ГОСПОДЬ, твой Бог» Более того, третью, или десятину бедных, — а бедные кишели в Палестине, а в 1-м до, как ив 1-м столетии после РX нищета возросла еще больше, — тоже нужно было вносить, правда, «лишь» каждые три года Священники, таким образом, собирали десятину «с семян земли и плодов деревьев», а также «крупного скота и мелкого скота, всего, что проходит под жезлом». Если не поставляли в натуре, то должны были уплатить «в добавление к этому пятую долю» Храм в Иерусалиме получал большой доход от поборов. Уже первый упоминающийся в Ветхом Завете фиксированный сбор, «деньги за грех», был религиозно обоснован и был для «святилища» Всякий еврей — мужчина свыше двадцати лет, «дабы не случилось с ним беды», должен уплатить «половину сикля», «сикля священного в сикле двадцать гер». И разоблачающе «Богатый не больше и бедный не меньше полсикля должны давать». Храм получал доход из обязательности клятвенных обетов, из всех возможных каждое мгновение приношений. И израильские цари, дверь дворца которых сообщалась с Домом Яхве, храмом Соломона (он просуществовал около четырех столетий и почти не изменился), тоже делали храму подношения, но одаривали и сами себя из его сокровищницы Завоевателей также манило его богатство При Ровоаме его ограбил Сисак, при Амасии царь Израиля Иоас, посягал на него Навуходоносор и много других. Но получал он при случае и дары чуждых князей. В 1-м столетии после РX, царица Елена из Адиавены (Ассирия) вместе со своими сыновьями Изатом и Монобазом даже приняли иудейство Династия, чьи грандиозные гробницы сохранились в Иерусалиме до сих пор, в дальнейшем весьма активно помогала храму, более того, адиавенские принцы участвовали войсками в иудейской войне против римлян. Но прежде всего предписанные дары приносили огромные толпы пилигримов. В царские времена каждый израилит-мужчина должен был посещать иерусалимскую святыню трижды в году. А после изгнания приносить жертвы вообще можно было только там, где стояли также специальные складские помещения для хранения даров и специальных пожертвований. Только в праздник Пасхи в Иерусалим устремлялись пилигримы, много больше чем вдвое превосходившие числом жителей города, и разрешительный взнос для установки ремесленных ларьков на огромной пасхальной ярмарке в преддверии храма притекал к первосвященнику. Но были в Иерусалиме и другие ярмарки — фруктовые, зерновые, по продаже дерева и скота, даже аукционный камень, у которого в «священном городе» продавали рабов и рабынь. Некоторые жертвы, такие как жертва мирная, жертва повинности, жертва за грех, тоже доставались частично или целиком священникам, считались особенно священными, а некоторые должны были погашаться звонкой монетой Евреи диаспоры присылали деньги все время существования Второго храма, когда вдали от Палестины жило свыше миллиона евреев. Почти в каждом городе была касса для «св. денег» Из некоторых стран — Вавилонии, Малой Азии — приходило столько, что это притягивало не только разбойников, но и самих римских правителей. И, естественно, «мудрецы» рекомендовали паломничество даже после разрушения Второго храма, так как оно приносило огромные прибыли.

Израильские святилища действовали даже как банки, так как они предоставляли из своих сокровищ ссуды под про цент, причем размер процента, предположительно, соответствовал проценту соседних стран, который колебался между 12 процентами (в птолемеевском Египте) и от 33 до 50 процентов (в Мессопотамии). Сама Библия об этом, конечно, умалчивает, однако повелевает не устанавливать «никакого роста».

Но священники могут раскошелиться как никто другой — ведь речь шла и идет о «Боге». Как раз в финансовом отношении христианский клир — умудренный ученик еврейского, который знал толк в том, чтобы приумножить национальное богатство «тысячью способами» (Альфарик). И само собой разумеется, первосвященник и его ближайшие подчиненные львиную долю отрывали себе Иосиф, еврейский историк, подтверждает с типичными подробностями алчность высокого клира, который, естественно, не признавал других храмов Яхве, ни Иеровоама в Вефеиле, государственного храма, как и иерусалимский, ни оба храма Яхве вне Палестины, в Элефантине и в Леонтополисе, ни даже храм самаритянцев, — все, впрочем, вряд ли конкуренты, по крайней мере, что касалось притягательной силы для евреев диаспоры. Низший же клир жил скудно, от десятины он должен отдавать еще десятую часть и остаток получал тоже не наверняка. Нападали на него жестокие воры, убивавшие всякого, осмелившегося оказать сопротивление «Иногда это были священники высокого ранга, даже первосвященник, которые организовывали разбойное нападение» (Альфарик). Как раз руководящее духовенство часто одаривали государи. Так, Антаксеркс письменно удостоверил Ездре свое повеление «доставить серебро и золото, которое царь и советники пожертвовали Богу Израилеву» и «все серебро и золото, второе ты соберешь во всей области Вавилонской, вместе с доброхотными подаяниями от народа и священников, которые пожертвуют они для дома Бога в Иерусалиме. Поэтому немедленно купи на эти деньги. И прочее потребное для дома Бога твоего давай из дома царских сокровищ» Артаксеркс приказал Ездре своей властью на всех «служащих при этом доме Божием, не налагать ни подати, ни налога, ни пошлины».

Во времена Неемии, когда имелось 4289 священников, разделенных на 24 класса, поступления в храм были столь велики, что были построены новые складские помещения в других городах Неемия потребовал также «давать от себя по трети сикля в год на потребности для дома Бога нашего», «дров дому Бога нашего», «начатки с земли нашей и начатки всяких плодов со всякого дерева пер венцев из сыновей наших и из скота нашего» et cetera Короче, он настойчиво заботился о поступлении «приношений, начатков и десятин положенные по закону для священников и левитов, потому что иудеям радостно было смотреть на стоящих священников и левитов» У богатого клира, регулировавшего до мелочей свои привилегии со дней монархии, с каждым годом росло число врагов. И сами левиты — певчие, привратники, управляющие в храмах, таким образом, слуги священников, в некоторых случаях их заместители — находились с последними порою в напряженных отношениях У них были претензии к десятине от зерна и вина, которую выжатый эксплуатацией народ, однако, не платил. И в эллинистическое время священники прикарманивали и часть левитской десятины ради приумножения своего уже вошедшего в поговорки богатства.

Классовые различия — вопиющи, однако и руководящие круги тоже и откровенно расколоты на жестко консервативную группу и на более или менее эллинизированных представителей Востока или восточных эллинов — религиозно-культурная противоположность, которая постепенно вела к началу катастрофы.

МАККАВЕЙСКОЕ СВЯЩЕННОЕ ВОИНСТВО

С тех пор как после завоевания Палестины Александром (332 г до РX.) правила македонская династия Птолемеев (скорее, дружественная евреям), которую в 198 г сменила тоже македонская династия Селевкидов (с нарастающей враждебностью к евреям), эллинизм в Иудее играл все большую роль.

Так как верхние слои, духовная и земельная знать, богатые купцы, которых привлекала далеко превосходящая их собственную греческая культура, гораздо более свободный, широкий стиль жизни, чувствовали себя «гражданами мира» и предоставили массам и традиционно мыслящим кругам право гордиться своей замкнутостью и «священным семенем» своих предков Греки считали это «варварством», и во 2-м прехристианском столетии процесс эллинизации захватил уже значительную часть прогрессивного населения Вторая маккавеевская книга сожалеет о «расцвете эллинизма» и «приливе подражания всему чужестранному» Правда, первосвященник Ониас III защищался. Однако его собственный брат Ясон добился его отставки подкупом царя, стал сам первосвященником, построил в Иерусалиме gymnasion, ephebeionGymnasion — училища для телесного развития, ephebeion — юношеские школы (греч)и можно думать, что царившая там политико — религиозная обстановка равнялась на многочисленные эллинистические города в стране, а Иерусалим превращался в греческий polis. Но против этого решительно восстали традиционалисты. Они усмотрели угрозу старым еврейским обычаям равно как их законам и религиозным воззрениям Дело шло ко все большему ожесточению, беспорядкам, стычкам на улицах. Наконец, последовали жесткие ответные меры энергичного селевкидского царя Антиоха IV Епифана (Бога, ставшего зримым) сирийского Нерона (кардинал Фаульхабер), — пытавшегося объединить свое сильно побитое царство общей синкретической религией. Так, он осквернил (в 168 г до РX) храм в Иерусалиме (возведя алтарь Зевсу Олимпийскому над переделанным жертвенным алтарем), запретил иудейскую религию, поджег город, не забыв перед этим ограбить казну храма, все-таки 1800 талантов, примерно 15 миллионов немецких марок (Более ранняя попытка Селевка IV сделать то же была опережена священниками, которые перерядились в ангелов на коне и изгнали из храма язычников с Гелиодором во главе Папа Лев X поручил Рафаэлю увековечить это образцовое событие на стене Ватикана).

Семь «маккавейских братьев» вместе с матерью умерли, вполне возможно, еще летом 168 г в Оронте. Если их казнь — исторический факт, не «страшная сказка», не «легенда о мученичестве», то они пали, само собой разумеется, как еврейские мятежники, а не как свидетели веры, «передовые борцы монотеизма» (бенедиктинец Бевено), каковыми их прославляют как еврейские, так и христианские героические сказания, — единственные «мученики», которых вместе почитают евреи и христиане. Однако в IV веке христиане захватили синагогу в Анти охии, где якобы находились почитаемые кости, превратили здание в церковь, мятежников — в «святых Макковеев», христианских героев непосредственно перед Христом, и отправили их останки для дальнейшего почитания в мир.

Согласно Элиасу Биккерману, успех суровых мер Антиоха IV против евреев означал бы не только конец последних, но и «сделал бы невозможным возникновение христианства и ислама».

Едва ли можно представить, как бы по-другому выглядел мир. Но возможно представить, что он, наверное, выглядел бы по-другому совсем не намного. Как и всегда не меры царя привели к восстанию, что по старой традиции утверждается до сегодняшнего дня, а наоборот уже начавшийся открытый мятеж привел к дурным царским санкциям События (чья хронология из-за скудости источников и их сомнительности весьма часто энергично оспаривается) нарастали Еврейская национальная партия окрепла, началась «война веры» (Брингман), «подвиг еврейского народа» (Бевено) и хасидов, состоявших из священников и мирян, фанатически преданная закону секта, элитная группа повстанцев Правда, поздней осенью 165 г Антиох IV отменил запрет религии, да, он и его преемник Антиох V проводили политику умиротворения, мирных усилий, амнистий. Однако восставшие расширили арену действий уже за пределы Иудеи. И хотя (или так как) с этим были связаны политические и социальные мотивы и они приобретали все большее значение, эта «священная война» против господства селевкидов кажется продолжением славных мерзостей во времена «колонизации» и после того, возрождением Израиля до изгнания. Под водительством Яхве наступает род нового искупительного времени, снова речь идет о самых дорогих ценностях нации, закон Моисея защищается «с мечом в руке, если надо — до смерти» (Нелис) «Сборным пунктом этих борцов за свободу был алтарь Господа, а их лозунгом «Яхве наше знамя» (кардинал Фаульхабер). Короче, вся кровожадность и мстительность проистекли «из благочестия» (Веллхаузен).

Первым главой мятежников — Маккавеев — восстание которых привело к новому государству и собственному царству, к династии Хасмонеев — стал священник и убийца Маттафия (= подарок Яхве) из рода Хасмон. Он убил — по библейскому образцу, «в усердии веры», — израильтянина, который хотел по приказу царского посланца принести жертву, так же как и самого посланца, и начал малую войну против сирийского гарнизона. Это было, конечно, еще несущественно. Однако после смерти Маттафия, в 166 г до РX, мятежниками командовал один из его пяти сыновей Иуда Маккавей (вероятно, от древнееврейского maqqaebaet, молот), «Карл «Мартель»«Молот» — (фр)Ветхого Завета», «герой с благословенным мечом», «реальная душа борьбы» (кардинал Фаульхабер). Специальности — молниеносные атаки, ночные нападения, грабеж под покровом темноты — «ночные походы»(бенедиктинец Бевено).

Иуда Молот расширил партизанскую войну, перешагнул даже через мешающий войне субботний запрет, и так как сирийцы в это время были вовлечены в конфликт с парфянами, он разбил вражеских предводителей при Беф-Гаране, Эммаусе, Бефцуре, завоевал Иерусалим, очистил вначале храм ГОСПОДА от «мерзостей запустения» (кн пророка Даниила, XII, II) Антиоха Епи фана и велел выставить голову вражеского полководца Никанора на крепостных воротах (день и праздник Никанора до сегодняшнего дня) Еще раз Бог чудесным образом спас свой народ. Но когда в 163 г Антиох IV умер в походе на парфян и царский правитель Лизий предложил мир, религиозную свободу, это предложение приняли даже первосвященник Алкин и сторонники движения переворота, хасиды, благочестивые. Однако Маккавеи воспротивились, они стремились теперь не только к религиозной, но и политической независимости, искоренений «безбожников» во всем Израиле. И в этой борьбе они основали, очевидно парадоксально, но достаточно знаменательно, «как раз ту самую эллинистическую династию, против которой энергично выступили ортодоксы: позднее в прошении о договоре Риму Иуда, который сражался даже в субботу, призналязыческий окружающий мир с его религиями, образом жизни и формами общения» (Фишер). И после того как Иуда пролил огромное количество языческой крови, пал сам в отчаянной борьбе против Бакхидов, он стал прототипом еврейских героев, даже получил почетное место в галерее христианских мясников как борец за веру и солдат.

Младший брат Иуды Ионафан из-за внутренней смуты в селевкидском государстве с согласия сирийского царя наконец-то — первосвященник и военный губернатор Иудеи (две блестяще дополняющие друг друга должности), официально провозглашенный в 143-м г своим братом и преемником как «великий первосвященник, полководец и правитель евреев», убит в 135-м — своим собственным пасынком Птолемеем. Конечно, теперь его должность первосвященника была наследственной. И хотя вместе с ним умерли сыновья Маттафий и Иуда, однако третий, избежавший покушения Иоанн Гиркан I (135–103 гг.), выдвинулся как новая звезда маккавейской священной войны и властвовал над фактически независимым государством Связанный союзом вначале с фарисеями, потом с саддукеями, иерусалимской духовной знатью, используя благоприятную обстановку борьбы соперников за сирийский трон, Гиркан предпринял большие завоевательные походы, каких не знали со времен Соломона. Он проводил насильственную иудаизацию Идумеи и Галилеи, не обычную экспансию или там борьбу за власть, а «религиозно-партикулярную так наз священную войну» (Р Мейер). Так как то, «что в действительности было разбойничьим захватом земель», «представлено как простое возвращение областей, которые были-де подаренной Богом наследственной долей отцов» (Беек) При этом первосвященник практиковал при своем дворе помпу и церемониал восточно-эллинистических владык и не колебался ограбить несметно богатый некрополь израильских царей для пополнения военной кассы, — 3000 талантов, многие миллионы марок.

Иоанн Гиркан разрушил также Самарию, которая в христианское время совсем исчезла с арены политической истории.

Самария, когда-то столица царства Израиль, искусно отстроенная при царе Омри, всегда считалась соперницей Иерусалима, а самаритяне, иудейско-языческий смешанный народ посреди Палестины, были ненавидимы евреями, как никто другой. Когда ассириец Саргон II разрушил в 722 г до РX сильно укрепленную Самарию после трехлетней осады, это опечалило Иерусалим так же мало, как и разрушение города Деметрием Полиоркетом в 296-м, в период диадохских войн.Войны за раздел империи Александра Великого между его полководцами (диадохами) и их преемникамиСамаритяне, которым несколько десятилетий назад Александр Великий разрешил построить храм на горе Гарезим, очевидный конкурент храму в Иерусалиме, хотя и придерживались иудейской веры, но упрощенно. Они признавали из «Священного Писания» лишь Пятикнижие, пять книг Моисея, считали евреев «нечистыми» и были теми отвергнуты уже при возведении своего храма. Иоанн Гиркан снес в 128 г храм на Гаразине, где самаритяне, однако, и дальше поддерживали «непокорное духовенство» «Они даже само увенно утверждали, что сами придерживаются истинной религии Израиля» (Даниель Ропс) Какая же религия мира утверждает, что она неистинна. В 107 г до РХ, первосвященник Гиркан уничтожил и Самарию. (Полстолетия спустя ее, правда, восстановит наместник Рима Аулий Габиний, а вскоре пышно украсит Ирод).

Сын Гиркана Ионафан, по греческому образцу — Александр Ианнай (103-76), продолжает (после лишь годичного правления своего брата Аристовула, который заключил в тюрьму нескольких своих братьев и умертвил в тюрьме собственную мать) эту политику. Как царь и первосвященник он проводит благочестивые, но часто «несчастливые» походы (какими являются все походы) против птолемеев, наватеев, даже семилетнюю гражданскую войну против фарисеев с помощью чужестранной солдатни, видимо, из отбросов общества. В этой войне он победил и отомстил жестоко 800 его противников, которые сражались «с совершенно безоглядной непримиримостью», «причем набожные люди привыкли сражаться за владение земными благами» (Моммзен), должны были быть распяты, а, по Иосифу, примерно 50 000 человек убиты. Наконец-то Александр Ианнай, к тому же азартный морской разбойник и нередко отождествляемый с «преступным священником» кумранского текста, господствовал почти над всей Палестиной, царством почти столь же большим, как Давидово, незадолго до того, как оно было завоевано Помпеем, государство хасмонеев разбито, а Иерусалим, сильно разрушенный, вновь опустился до провинциального города Огромное число евреев было убито вновь, еще больше, предположительно, отправлено в Рим — в тюрьмы и рабство.

Столетняя «священная война» окончилась. Немногие Маккавеи умерли естественной смертью Иуда Маккавей пал во время восстания, его брат Ионафан был убит, Симон — убит, Гиркан II, племянник Иоанна Гиркана I, казнен Иродом, союзником римлян, Аристобул отравлен, его сын Александр казнен, брат последнего Антигон Маттафия, последний из правителей хасмонеев, также казнен Дочь Александра Мариамне, с 37 г замужем за Иродом, умерла в результате дворцовых интриг, так же как ее мать Александра вместе с детьми Александром и Аристовулом «Время правления Ирода было для Палестины ощутимым временем мира» (Грундман).

Во главе всей этой войны, империалистической войны, гражданской войны, равно как других ужасов, блистали — исторически или нет — «семь маккавейских братьев», «семь святых воинов». И таким образом эти Маккавеи заслуживают не только чтобы «быть всеми почитаемыми», согласно учителю церкви Григорию Нисскому «Напротив, те, кто поет им хвалу, должны находить величие, а те, кто слышит похвалу их, следовать их добродетелям и, побуждаемые воспоминаниями о них, поступать, как они».

Голос типичный Известнейшие учителя церкви превосходят друг друга в похвале умершим (возможно) к началу восстания мятежникам, «маккавейским братьям», которые «еще до пришествия Христа во плоти, — как поет хвалу Августин, — сражались за закон Бога до готовности отдать жизнь», которые подняли такое «великолепное знамение победы», ликует Хризостом. Они стали символом ecclesia militansВоинствующей церкви (лат).их мнимые гробы в Антиохии перенесены из синагоги в христианскую церковь (см. стр.103), их высокочтимые «реликвии» доставлены в Константинополь, в Рим в церковь св. Петра в Винколи, в Кельнскую маккавейскую церковь, самих их торжественно чествовали в Германии и Франции, прежде всего в Рейнской и Ронской долинах, так как память о них запечатлена в трех старейших мартирологах. И еще в XX-м столетии (когда многие еврейские организации, особенно юношеские объединения и сионисты называют себя «Маккавеями» или «маккаби») католический «Лексикон теологии и церкви»чествует их как «поборников монотеизма», церковь отмечает праздник «святых» 1 августа.

Лишь далекому от католического мышления может показаться абсурдным существование христианских святых до Христа, тому, кто настолько ужасно трезв, чтобы сделать основой своих заключений логику.

Но теолог Жан Даньелу написал еще в 1955 г целую книгу о «Святых язычниках Ветхого Завета»- хотя и не совсем «чисто научное исследование», но и не «назидающая агиография», а «теология миссии». Мы это языкоблудие тем скорее минуем, поскольку и вообще со здравыми различениями недалеко пришли бы с человеком, который с кротким усердием доказывает, что «святые «язычники» были «люди, которые не знали Христа», однако «церкви уже принадлежали», и все это с ошеломляющим выводом «так как вне церкви нет никакой святости». Конечно, католик может ссылаться на Писание и традицию, на св. Августина, всю старую церковь, в которой по меньшей мере святые Ветхого Завета «занимали важное место», в то время как сегодня они его, к сожалению, «больше не занимают», о как понятно не только Даньелу, — «здорово попали в забвенье», к примеру, св. Авель, Енох, Даниил, Ной, Иов, Мельхиседек. Даже св. Лот среди них, который все-таки, если даже, возможно, напивался, занимался с обеими своими дочерьми «кровосмешением», и уж настолько успешно, что обе забеременели (1-я кн. Моисеева, XIX, 30 и др.), — «простой человек, представитель обычной жизни», пишет Даньелу, однако «также образец чистоты Его пример имеет сегодня поучительную ценность».

Святые язычники — и святые войны.

Еще в двух больших восстаниях 1-го и II-го столетий практиковалась «священная война» со всей дикостью и жестокостью, со всем апокалиптическим безумием, и в «битве последнего дня» против языческого Рима утверждало себя «мессианское царство Бога».

ИУДЕЙСКАЯ ВОЙНА (66–70 гг. от PX)

Главное при этом зилоты, национально-иудейская, первоначально состоявшая, вероятно, лишь из иерусалимских священников, основанная в VI-м веке по РX партия, — реакция на захват власти и экспроприацию со стороны Рима. Несмотря на существенные различия между зилотами и христианами, имеются и общие черты. И едва ли случайно, что один из апостолов Иисуса, известный Симон, называется в Евангелии от Луки «зилотом», а у Матфея «кананитом», — простая транскрипция арамейского quannai, «ревностный» Зилоты, которым сегодняшние исследования придают большое значение в истории Иисуса, были окрылены всевозможными апокалиптическими нашептываниями, в том числе сентенциями оракулов, что в это время «один из вас захватит мировое господство». Так боролись они уже два десятилетия перед началом реальной войны против недостаточно патриотичных евреев, как и против римлян Прозванные своими врагами «sicarier», «человек-нож» (по их оружию, короткому, загнутому клинку, «sica», который они своим нелюбезным загоняли в спину Вначале они свирепствовали среди богатых евреев, которые ради своего состояния были заодно с римлянами — их первой жертвой был, якобы, «первосвященник Ионафан» (церковный историк Евсевий) «Они совершали убийства средь бела дня и в центре города, перемешивались, особенно в праздники, с толпой и закалывали своих противников маленькими кинжалами, которые носили спрятанными под одеждой. Когда их жертвы падали на землю, убийцы уча ствовали в демонстрациях протеста и были из-за своего непосредственного поведения неуловимыми» Иосиф, в середине войны сам перешедший к римлянам, обзывает зилотов разбойниками и вероломными убийцами, но пишет также, что они имели «много сторонников» и «сочувствие молодежи».

В кругах этих экстремистов открыто проповедовали войну против Рима, читали с пристрастием обе книги Маккавеев, которые окончательно причислены к «Священному писанию» лишь (в XVI-м веке) собором в Триенте, опьянялись их «героическими деяниями» и надеялись, что удавшееся против греков можно будет повторить с помощью ГОСПОДА против римлян. Так шло дело к «Bellum Judacium» (66–70 гг.), к столь кровавой авантюре, что самих римлян подвергла в военном отношении чрезмерным нагрузкам.

Богоугодное дело, вначале под водительством сына первосвященника Елеазара бен Симона и Захарии бен фалека, потом Иоанна Гискальского, началось в благоприятное время в субботу — кровавой расправой с немногими римлянами в иерусалимской крепости Антониа и сильно укрепленном царском дворце Перед сдачей гарнизону была обещана жизнь, потом был пощажен лишь один офицер, который согласился сделать обрезание (Позднее и христиане не убивали евреев — обращенных). В соседних греческих городах, в Дамаске, Цезарее, Аскалоне, в Скитополисе, Гиппосе, Гадаре, жестокую резню евреев после этого устроили эллины, убив в Дамаске примерно 10 500 или 18 ООО евреев, в то время как мятежники, воспламеняемые своей верой и грандиозными воспоминаниями о маккавейских временах, более или менее очистили от инонационального меньшинства всю Иудею.

Римляне начали марш Вначале под руководством наместника в Сирии Гая Цестия Галла, потом их лучшего, уполномоченного Нероном полководца, недавнего торговца мулами Тита Флавия Веспасиана, который в военном отношении действовал осторожно, кроме того из-за смерти Нерона, гибели Гальбы был скован и политически. Однако летом 68-го он покорил почти всю Палестину, при этом сжег среди прочего монашеское поселение Кумран на берегу Мертвого моря, чья большая библиотека, спрятанная незадолго в пещерах горы, обнаружена лишь в середине XX-го века Среди участвовавших в Иудейской войне самаритян был тоже казнен каждый десятый Цереалий перерезал на Гаризиме 11600 из них. В Иерусалиме, однако, уже взятом Веспасианом в клещи, сыны Божьи сами схватились друг с другом, в «пользующемся дурной славой городе» (Тацит) воевали две еврейские партии Более того, еще и третья группировка борется с обеими — в храме, со своими ближайшими окрестностями, — твердыне, главном опорном пункте зилотов, — и совершает даже во время сражения храмовый ритуал! Пока массы голодали и умирали с голоду, евреи убивали друг друга в уличных сражениях и пленных в тюрьмах, но стояли плечом к плечу против римлян, убивали мечом или распинали пленных Веспасиан, провозглашенный своими войсками императором, отбыл в Рим. Однако два года спустя, в начале сентября 70 г, его сын Тит (который уже прикончил в палеетинской Цезарее, в Беруте (Бейруте) и других местах тысячи плененных евреев — бросив на растерзание диким животным, в гладиаторских поединках, сожжением живьем) положил конец кошмару кровопролития. Кто еще жил в Иерусалиме, теперь груде развалин, был заколот или продан в рабство Храм со всем на протяжении шести веков копившемся богатством до основания был уничтожен в пламени, в тот же день, что и первый Лишь вокруг крепостей Геродейон, Махайро и Масада сражались еще несколько лет, потом защитники вместе с женами и детьми покончили самоубийством.

В 71-м году победитель триумфально въезжал в Рим, о чем и сегодня напоминает Триумфальная арка Тита.

Бойня стоила сотни тысяч жертв Иерусалим лежал, как недавно Карфаген и Коринф, в развалинах Окрестность стала императорским доменом Тяжелейшие налоги — до пятой части первого урожая — легли бременем на побежденных, разбойничьи банды притесняли их страну Религиозная жизнь, конечно, расцвела. Во главе евреев стоял Совет из 72 книжников, его председатель носил титул «правитель». А ежедневно произносимая молитва Schemone esre, прототип христианского «Отче наш», была обогащена просьбой против minnim, христиан, о проклятии им и искоренении, так как ни в Палестине, ни где-либо евреям не препятствовали в отправлении их религии «Страшились объявлять войну еврейской религии как таковой» (Моммзен). Но спустя немного десятилетий, во второй попытке «решающей войны Бога», фиаско было еще больше.

«РЕШАЮЩАЯ ВОЙНА БОГА» ПОД ВОДИТЕЛЬСТВОМ БАР-КОХБЫ (131–136 гг.)

Уже в 115 г от РX восстанию предшествовали различные мятежи в диаспоре, где вокруг Средиземного моря жило много евреев, только в Александрии, по Филону, миллион Среди них мессианская мечта далеко не рассеялась. И когда во время троянской войны против парфян (114–117 гг.) прошел слух о поражении империи, а сильное землетрясение разрушило Антиохию и многие другие места Малой Азии, зилоты взбунтовались. В Киренаике, где как будто убили 200 000 неевреев, «царь» и «мессия» Лукуа — Андреа разрушил столицу Кирену. На Кипре повстанцы снесли Саламину, но, конечно же, то, что они убили 240 000 неевреев, без сомнения, преувеличение. Однако ни один еврей не должен был больше вступать на берег острова, даже потерпевшие кораблекрушение евреи находили смерть. В Египте, где римляне в отмщение убили всех евреев Александрии, сражения продолжались годы. Однако здесь и всюду еврейскую диаспору разбили наголову.

В самой Палестине преемник Траяна, император Адриан (117–138 гг.), особый почитатель богов, воздвиг на руинах Иерусалима новый город, Элия Капитолина, а на месте храма святилище Юпитера и храм Венеры При таких обстоятельствах Симон бен Косиба (Бар-Кохба) начал в 131 г столь широкую и кровавую партизанскую войну, что император сам появился на театре военных действий Бар — Кохба (по — арамейски Сын Звезды, назван так по успешному восстанию, в то время как побежденного в талмудических источниках называют Бен Коцеба, Сын Лжи) берет власть в Иерусалиме в свои руки. Ему помогает советами рабби Акиба, который приветствует его — классическим мессианским словом — как «звезду Иакова», как спасителя Израиля. Поддержал его также первосвященник Елеазар, которого Бар-Кохба собственоручно убил, когда Елеазар позднее посоветовал сдаться. Но пока что были в еврейской стране два года хорошего настроения, в Иерусалиме началась служба в храме, и провозглашали новую эру свободы, — пока император Адриан не послал четыре легиона под командованием своего лучшего генерала Юлия Севера, множество вспомогательных войск с большим флотом, и римляне шаг за шагом выигрывали в территории. Согласно Дио Кассию, который, однако, охотно преувеличивает, было убито 580 000 еврейских воинов, разрушено 50 крепостей, 985 селений, порабощены десятки тысяч людей Моммзен называет эти цифры «не невероятными», так как сражались непреклонно и мужское население было везде уничтожено Женщины и дети переполнили рынок рабов, сбили цены. Наконец пал Беф-Тер (сегодняшний Виттир), селение западнее Иерусалима, причем Бар-Кохба неизвестным способом покончил с собой Зилотов же римляне истребили полностью, лишь теперь признавая в качестве реальной причины еврейского неповиновения религиозное ослепление. После этого «на протяжении 50 лет, — пишет Талмуд, — в Палестине нельзя было увидеть летающей птицы». Ни один израилит под страхом смерти не должен был входить в Иерусалим, гарнизон был удвоен. Только в IV-м столетии евреи смогли оплакивать там, ежегодно 9 августа, гибель «Священного города». И только в XX-м столетии, 14 мая 1948 г, они вновь образовали еврейское государство Эрец Израиль. http://knigosite.org/library/read/92331

Картина дня

наверх