На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Что дали удары по энергетической инфраструктуре Украины?Когда Херсон вновь станет российским (2 статья)

Что дали удары по энергетической инфраструктуре Украины?

Итак, с начала ударов по энергетической инфраструктуре Украине прошёл месяц. Удары явно имеют последствия — на Украине введён график веерных отключений электроэнергии, периодически отключения происходят в аварийном режиме. Социальные сети полнятся прекрасными фотографиями ночного Киева, на которых ни зги не видно.

Премьер-министр Денис Шмыгаль (в прошлом — топ-менеджер Рината Ахметова) 11 ноября заявил, что на восстановление поврежденной энергетической инфраструктуры Украине необходимо $203 млн, а гендиректор компании ДТЭК (принадлежит Ринату Ахметову) Максим Тимченко оценил необходимые инвестиции в «миллионы долларов для немедленного ремонта и миллиарды для долгосрочного, капитального ремонта сети».

Израиль, Испания, Италия, Литва, Германия, Северная Македония, Польша, Республика Корея, Словакия, Словения, Финляндия и Франция заявили о намерении поставить Украине 954 единицы энергетического оборудования. Урсула фон дер Ляйен сообщила, что Евросоюз предоставит Украине 400 электрогенераторов и €1 млрд экстренной помощи.

Пользуясь всеобщей неразберихой, Украина национализировала неработающий завод «Запорожтрансформатор», принадлежащий группе «Энергетический стандарт» российского бизнесмена Константина Григоришина.

На фоне всей этой бурной активности как-то теряются сомнения экспертов в том, что мы видим именно то, что нам хотят показать, а не то, что есть на самом деле. И что ситуация в украинской энергетике не столь трагична, как пытается представить Киев.

Технический аспект

Начнём с фактов.

1. На настоящий момент нет ни одного подтверждённого факта поражения генерирующей инфраструктуры Украины.

Сообщения о попаданиях в машинные залы и котельные отделения электростанций были, а независимых подтверждений разрушений — не было. Криворожская ГРЭС действительно не работает, но почему — неизвестно (кажется нет топлива, но это неточно).

Фотографировать стратегические объекты на Украине нельзя, спутниковые фотографии доступны не всем, но всё равно закрадываются сомнения — капитальные здания электростанций трудно повредить обычной крылатой ракетой, а поражение котла вызвало бы мощный взрыв…

Но даже поражение нескольких станций не привело бы к катастрофе — Украина в принципе страна энергоизбыточная, поскольку генерирующие мощности строились в расчёте на другое население, другую промышленность и другие территории. Потому, в частности, на украинскую энергосистему никакого видимого впечатления не произвела потеря крупнейшей Запорожской АЭС — как говорят британцы, «у короля много».

2. В общем случае удары наносятся по трансформаторным подстанциям, которые являются мощностями не генерирующими, а распределяющими. Вывод из строя подстанции действительно приводит к аварийному отключению части потребителей, но только к временному.

Эксперты не могут оценить необходимость веерных отключений из-за ударов по подстанциям, но обращают внимание на то, что энергосистема Украины строилась в советские времена с многократным резервированием именно на случай войны (не ядерной — в случае ядерной все мощности выбиваются гарантированно не так прямыми ударами, как электромагнитным импульсом).

Так или иначе, если аварийное отключение электроэнергии, до момента переключения потребителей на другие ЛЭП, понятно и оправдано, но необходимость веерных отключений не очевидна.

Что получает Россия?

В чисто военном смысле удары по энергетической инфраструктуре имеют смысл исчезающе малый — танки не от электростанций запитаны. Возникают сложности с зарядкой аккумуляторов, но они решаются массовым использованием мобильных генераторов.

В военно-экономическом смысле результаты более очевидны — перебои с поставками электроэнергии отражаются на работе предприятий ВПК, а главное — на работе железнодорожного транспорта — ведь наиболее востребованные ветки и широтного, и долготного ходов на Украине электрифицированные.

По заявлению руководства «Укрзализныци», проблемы настолько велики, что рассматривается даже возможность использования на линиях паровозов (мы, впрочем, считаем, что это скорее попытка ввести в заблуждение противника — необходимого парка паровозов и инфраструктуры для их обслуживания у Украины нет).

В то же время эффективность воздействия тут не поддаётся учёту. Значительная часть ремонтных работ в интересах ВСУ осуществляется за границей, а поставки дублируются по автодорогам. Удары по мостам были бы более эффективны, но время для них упущено.

На этом фоне логично предположить, что российские удары ставили цели преимущественно политические.

Ухудшение социально-экономической ситуации должно было вызвать возмущение населения и обеспечить давление на украинскую власть, которая должна согласиться на переговоры.

Тут ситуация неоднозначна и неочевидна.

Украинские власти подают сигналы относительно готовности к переговорам. Правда, после «освобождения» всей территории Украины. Но даже этот прогресс достигнут путём давления на Киев со стороны США и ЕС, а вовсе не со стороны украинцев.

На настоящий момент единственный эффект, который 100% достигнут — воодушевление российского общества, которым удалось смазать эффект от харьковского наступления, но оно уже перекрыто отступлением херсонским.

Что получает Украина?

Удивительно, но действующая киевская власть от продолжающихся ударов выигрывает.

Во-первых, украинское же общество действительно недовольно, но Россией. Характерный пример: сотрудник полиции в Киеве отказывается выписать штраф женщине, спровоцировавшей незначительную аварию, и рекомендует ей отдать эти деньги на ВСУ, «чтобы война быстрее закончилась». «Российский террор» только сплачивает нацию (точнее — активную его часть, но она сейчас составляет большинство).

Напомним, кстати, что эффект от ковровых бомбардировок немецких и японских городов во время Второй мировой войны остаётся неопределённым.

Оценки разнятся от отсутствия видимого эффекта вообще, до необходимости использования в ПВО Рейха истребительной авиации, которая в иных случаях была бы задействована на фронте. Так или иначе, моральный дух немцев и японцев (а позже — корейцев и вьетнамцев) бомбардировки не подорвали.

Во-вторых, у Украины появляются дополнительные основания требовать международной помощи, причём в интересах… частной компании ДТЭК! Правда, мы не уверены, что после восстановления повреждений ДТЭК не будет национализирована под предлогом стратегической важности входящих в него предприятий…

Ну и понятно, продолжение демонизации России на международной арене. Украинские СМИ цитируют британскую разведку: «Постоянное предоставление приоритета критической национальной инфраструктуре над военными целями решительно свидетельствует о намерении России ударить по моральному духу гражданского населения».

В-третьих, ракетные удары по инфраструктуре позволяют скрывать некоторые неблаговидные делишки самой украинской власти.

В 90-х, например, веерные отключения были следствием банального воровства — украинское руководство воровало российский газ и перепродавало в Европу. Тем временем из-за неуплаты за газ приходилось отключать потребителей. Сейчас такие схемы точно не работают? А если проверить?

В-четвёртых, это, конечно, конспирология, но отключения электроэнергии вполне могут быть подготовкой украинцев к светлому европейскому будущему — исключительно на возобновляемых источниках электроэнергии… Ну и как взнос в будущий углеродный нейтралитет, которого, рано или поздно, будут требовать от членов ЕС.

Резюме

Значение ударов по энергетической инфраструктуре Украины преимущественно внутриполитическое. Военный и внешнеполитический эффект минимален и неоднозначен.

Читайте также: У Зеленского заявили о сложной ситуации с электроэнергией в Киеве

Василий Стоякин, «Украина.ру»

https://rusvesna.su/news/1668271744                                                                                                                                                        

Когда Херсон вновь станет российским

Когда Херсон вновь станет российским
Источник: mpsh.ru

9.11.2022

9 ноября 2022 года надолго войдет в российскую историю. Одно из самых перспективных направлений для дальнейшего российского наступления потеряно – войска отводятся на левый берег Днепра. Эмоционально пережить это непросто. Но сейчас необходим холодный взгляд на ситуацию, позволяющий прогнозировать дальнейшее развитие событий. Напомним, события разыгрываются на российской территории, немалая часть которых теперь оккупирована. Хочется верить, что временно.

Наступательный потенциал украинской армии заметно снизился уже к началу октября, но это не означает, что ВСУ не способны неделями и месяцами вести беспокоящий и смертоносный огонь. При этом положение Российских войск за Днепром было по-своему уникальным – только отсюда можно было организовывать наступление как вглубь Украины, так и в направлении на Николаев и Одессу.

Но на ближайшие месяцы армия РФ, по всей вероятности, переходит к стратегической обороне. И херсонский выступ в этой ситуации очень уязвимая цель. Можно сколько угодно говорить о потере лица, обманутых надеждах и бессмысленности происходящего, но важно одно – отвод войск был совершенной военной необходимостью. Так бывает, когда приходится принимать непростые и даже судьбоносные решения. Если группировку войск нет возможности безопасно снабжать, то её уничтожение становится делом времени. Подчеркну, для этого ВСУ даже не требовалось наступательных действий – перемололи бы остатки войск минометами, ракетами и снарядами. А это не тот путь, по которому должна двигаться спецоперация.

Нисколько не оправдывая лиц, принимающих такие решения, зададим вопрос – а можно ли было предотвратить события уничтожением украинской инфраструктуры раньше? Например, разнести в пух и прах все мосты через Днепр?

Нет, это бы никак не повлияло на положение ВСУ на правом берегу реки. В стране, в которой реквизированы на бандеровские нужды почти все рамные внедорожники, а снаряды порой перевозят в багажниках легковых машин, очень непросто разрушить логистику. Рухнувшие переправы через Днепр серьезно бы осложнили положение ВСУ на левом берегу, но Российским войскам под Херсоном от этого было бы не легче. А может быть, еще и хуже.

У херсонского выступа была только одна задача – использование в качестве плацдарма для дальнейшего наступления. Месяцы простоя в обороне неизбежно привели бы к ситуации, которую наблюдаем сейчас. Просто потому, что за спинами наших ребят был Днепр с небольшим количеством переправ. Когда ВСУ получили оружие, позволяющее разрушать мостовые переправы (речь о HIMARS), ситуация стала критической.

Впереди еще эпопея с выводом многотысячной российской группировки на левый берег Днепра. С учетом того, что технику и личный состав придется перебрасывать по понтонным переправам, это становится сложнейшей задачей. Надеемся, команда Суровикина с этим справится.

Командирам подразделений, которые отходят на другой берег Днепра, необходимо напомнить подчиненным, что любая техника, пусть даже самая дорогостоящая и совершенная, должна быть уничтожена без промедления, если нет возможности её эвакуировать. Если нет под рукой боеприпасов для подрыва, то несколько литров горючего точно в распоряжении любой механизированной группы.

Харьковский «ленд-лиз» не должен повториться. К сожалению, первые ласточки уже есть – украинские источники свидетельствуют об обнаружении под Херсоном нескольких российских танков, БМП и РСЗО «Град».

В отличие от «организованной передислокации» под Харьковом, отвод войск с левого берега Днепра показывает, что инициатива на данный момент в руках российского командования. Пусть это и не инициатива в наступлении, но, по крайней мере, армия не бежит под ударами ВСУ. В общем негативе вокруг ситуации это выглядит словно ложка меда в бочке дегтя, но это именно так.

А теперь попробуем понять, есть ли у России шанс вернуться в российский город Херсон.

Плохие новости

Фокус с передислокацией Российской армии за Днепр в том, что вернуться обратно будет в разы сложнее. Как уже упоминалось выше, надо постараться уйти с правобережья с наименьшими потерями, не говоря уже о повторном штурме. Река становится отличной защитой от наступления ВСУ, но она же может парализовать возврат Херсона обратно.

Сложностей добавляет хищническая тактика бандеровских войск – они превратят город в руины, нежели уйдут из него. Город с 244-летней историей рискует быть разрушенным до основания. Поэтому с большой долей вероятности с планами возвращения Херсона под российскую юрисдикцию можно распрощаться. По крайней мере, до весны следующего года. Оборона Херсона ноября-декабря 2022 года совершенно не равна обороне февраля-марта.

Форсирование Днепра в условиях, когда противник на противоположном берегу организовал плотную оборону, будет сопровождаться гигантскими жертвами. Тем более когда разрушены все мостовые переправы. Поэтому возврат в Херсон возможен только по суше.

И вот здесь пара вариантов развития событий.

Источник: ura.ru
Первый вариант – это обезглавливание киевского режима. Ударами гиперзвуковых, крылатых и баллистических ракет, не важно. Физическое уничтожение военно-политического руководства Украины на время вызовет коллапс управления войсками.

Есть ли у России технические возможности для такого шага?

Безусловно, есть. Осталось только найти политическую волю и необходимое обоснование. Путь к сердцу Херсона лежит в этом случае через Киев.

Второй вариант – это прорыв через оставшиеся целыми днепровские мосты и дамбы гидроэлектростанций. Ближайшая – в Новой Каховке, которая, надеемся, пока останется под российским контролем. Хотя и под непосредственным огневым воздействием противника.

Эта ГЭС с полуразрушенным дорожным полотном – вообще крайне сложный объект. Она основательно запруживает верховья Днепра, превращая реку в непроходимое для техники Каховское водохранилище. На многие десятки километров севернее нет ни одной доступной переправы. Только в Запорожье стоят два моста – Первый мост Преображенского и Вантовый. Чуть выше по течению нависает тело плотины Днепровской ГЭС, которая снова запруживает реку.

Станет ли Запорожье новой целью российского наступления?

Сейчас очень сложно прогнозировать, но только по этому кратчайшему пути можно перебросить войска через Днепр к Херсону. Конечно, в случае соблюдения массы условностей. Ударная группировка Российской армии должна минимум в три-пять раз превышать численность обороняющихся. В задачах националистов в Запорожье не должно стоять превращение 700-тысячного города в руины. Планирование операции штурма города должно учитывать возможный подрыв мостов саперами ВСУ, а значит – он должен быть стремительным. Насколько это возможно в нынешних реалиях, комментировать излишне.

В сухом остатке получаем отход Российской армии за Днепр и окончательное переключение к стратегической обороне. Цель – удержание освобожденных территорий. С учетом низкого наступательного потенциала ВСУ, этот период может стать переломным в истории спецоперации. Автор: Евгений Федоров https://topwar.ru/204865-kogda-herson-vnov-stanet-rossijskij.htm

Картина дня

наверх