Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях

Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет.

Фон Книпроде стал великим магистром в сентябре 1351 года. И более тридцати лет он находился во главе Тевтонского ордена, который за это время достиг своего максимального могущества. Причем не только военного, но и культурного. Винрих стал правителем, который не только сплотил орден, но и сделал многое для появления прусского государства. В его честь названы улицы в Берлине и Вильгельмсхафене, а имя великого магистра носит начальная католическая церковь в Монхайме-на Рейне. А памятник фон Книпроде установлен возле Мариенбургского замка — главной резиденции правителя ордена. Сейчас эта цитадель тевтонцев принадлежит Польше.

«Помогать — защищать — исцелять»

Прежде чем начать рассказ об одном из самых выдающихся магистров, думаю, стоит вкратце напомнить историю всего германского духовно-рыцарского ордена.

Итак, история Тевтонского ордена началась в самом конце двенадцатого века, а точнее, в 1190 году. Причем не в германских землях, а очень далеко оттуда – в Палестине. Возникновению ордена способствовал Третий крестовый поход. Тогда неподалеку от сирийской крепости Акры капеллан Конрад и канонин Вурхард вместе с паломниками возвели госпиталь.
Причем лечиться в нем могли только больные и раненые немцы. Это первая версия. Вторая гласит, что все тот же госпиталь возвели купцы из Бремена и Любека, чтобы оказывать необходимую помощь нуждающимся в этом соотечественникам. Так появилось еще одно братство. Надо сказать, что практика с учреждением братств стала вполне обычной еще со времен Первого крестового похода. А подняться ему на ноги и окрепнуть помог герцог Фридрих Швабский (один из сыновей легендарного Фридриха Барбароссы). И хотя герцог прожил короткую жизнь, умерев под стенами Акры двадцатого января 1191 года, он успел, что называется, выбить для братства папскую грамоту – буллу, которая и учредила «Германское братство Святой Марии в Иерусалиме» (шестое февраля 1191 года). Таким образом, именно Фридриха Швабского принято считать основателем Тевтонского ордена. Но до получения официального статуса было еще несколько лет. Дело в том, что поначалу немецкое братство официально относилось к структуре ордена Госпитальеров, а его лидер носил звание «магистра больницы». Но немцев, естественно, такое положение вещей не устраивало. Они хотели независимости от мультикультурных госпитальеров, предпочитая держаться особняком от представителей других европейских стран. И спустя некоторое время немецкий госпиталь перешел к церкви Святой Марии в Иерусалиме. Следующий шаг был предпринят уже в начале марта 1196 года, был официально создан орден, во главе которого встал капеллан Конрад. Добиться нужного и важного статуса немцы смогли благодаря своим заслугам на Святой земле. Церемония преобразования организации состоялась в торжественной обстановке в храме Акры. Среди почетных гостей были магистры тамплиеров и госпитальеров, а также влиятельные духовные служители из Иерусалима.


Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях

Окончательно немецкий монашеский рыцарский орден оформился в феврале 1199 года, когда Папа Римский Иннокентий III наделил его автономией и собственным уставом. А разместился он в Акко – городе в западной Галилее (область на севере Израиля). Соответственно, у ордена появился и перечень обязательств. А именно: борьба с врагами католической церкви, оказание помощи больным и раненым, а также защита немецких рыцарей. Подчинялись тевтоны непосредственно императору Священной Римской империи и Папе Римскому. А девиз звучал просто, но сильно: «Помогать — Защищать — Исцелять».

Уже в начале тринадцатого века орден обосновался в городе Эшенбах. Разрешение на переезд у церкви выхлопотал граф Боппо фон Вертхайм. Затем на протяжении нескольких лет орден наращивал силы и вскоре стал заметным для тогдашних ведущих держав. Монархи быстро поняли, что благодаря тевтонцам можно вполне законно подчинить себе те или иные раздробленные феодальные группы, прикрывшись «борьбой с язычниками». Главную роль в быстром возвышении тевтонцев сыграл великий магистр Герман фон Зальца (он вместе с фон Книпроде считается самым влиятельным и могущественным лидером ордена за все время его существования). Фон Зальц, являвшийся великолепным дипломатом, стал идеальным посредником между императором Священной Римской империи и Папой Римским.

Стараясь ради общего блага, он, однако, не забывал и про свой орден. Поэтому сумел добиться для тевтонцев тех же привилегий, которыми обладали более старые и весомые ордена тамплиеров и госпитальеров. Таже фон Зальца организовал Ливонской орден в 1237 году из разромленных язычниками -жемайтами ордена Меченосцев, как подразделение (ландмейстерство) Тевтонского. Соответственно, влияние магистра распространилось и на Ливонию. А еще получил в качестве подарка Пруссию. Интересно вот что: после смерти Германа в 1239 году между папой Григорием IX и императором Фридрихом II вспыхнули сильные разногласия. И уже не нашлось такого человека, который смог бы помочь им найти общий язык.

Тевтонцы принимали самое активное участие в военной жизни Европы. Так, например, в 1211 году венгерский король Андраш II обратился к рыцарям за помощью в противостоянии с половцами. Немцы не отказали. Они быстро организовали лагерь в Бурценланде (юго-восточная граница Трансильвании) и получили автономию. Этой привилегией они воспользовались в полной мере и возвели на полученной территории пять замков: Мариенбург, Шварценбург, Розенау, Кройцбург и Кронштадт (кстати, затем точно такие же названия получат крепости, построенные уже на территории Пруссии). Это была уже настоящая сила, которую рыцари и пустили в ход против половцев.

Военные успехи не заставили себя долго ждать. При этом тевтонцы вели себя максимально обособленно и никому не подчинялись. Так они просто проигнорировали требования и местного епископа, и местной знати поделиться с ними, захваченной добычей. Особенно сильно оскорбилась знать, которая ранее претендовала на занятые тевтонцами земли. В их идеальном мире немцы должны были отдать пусть не все присоединенные половецкие степи, но хотя бы большую часть. Но этого, естественно, не произошло. Ситуация стала накаляться. И тогда вмешался Папа Гонорий. Он поступил просто, но эффективно – объявил Бурценланд феодом Святого престола. Получилось, что эти земли в одно мгновенье стали независимыми от правителя Венгрии. Это, конечно, взбесило монарха. И в 1225 году он потребовал тевтонцев удалиться. Рыцари не стали спорить (они к тому моменту уже захватили достаточно добычи) и покинули занимаемую территорию. Ну а венгры… венгры оказались слишком слабыми, чтобы развить (или хотя бы закрепить) успех немецких рыцарей. Этим и воспользовались половцы, которые быстро отошли и восстановили свои силы.

Параллельно с «приключениями» в Венгрии, тевтонцы приняли участие в военном походе против прусских язычников, который в 1217 году объявил Папа Гонорий III. Мера эта была вынужденной, поскольку «дикари» внезапно заняли земли, принадлежавшие польскому князю Конраду I Мазовецкому. Взамен за оказанную помощь князь пообещал тевтонцам отдать города Добрынь и Кульм, а также не претендовать на те земли, которые те сумеют отвоевать у пруссов. Официальной эта «операция» стала в 1226 году благодаря золотой булле Фридриха II.

Активные действия тевтонцы начали в 1231 году. Они обосновались на правом берегу Вислы и возвели крепость (затем она превратится в город Торн). А на территории, принадлежавшей городу Добрынь появился свой, скажем так, персональный орден – Добринский. Причем главным инициатором его рождения стал лично Конрад I Мазовецкий. По официальной версии он был нужен для защиты от пруссов. Но, по сути, Конрад понял, что пустил к себе в дом чуму в виде тевтонцев, поэтому попытался создать орден им в противовес. Но эта затея быстро провалилась. Дело в том, что Добринский орден состоял из немцев. И их численность была слишком незначительной. Поэтом спустя несколько лет рыцари влились в состав тевтонцев.

Немецкие рыцари плотно взялись за прусские земли. Сначала они возвели крепость Бальга, а в 1255 году появился и замок Кенигсберг. Прусские союзы былм не в состоянии (на тот момент) оказать тевтонцам достойного сопротивления. Их подвела разобщенность. Этим и в полной мере пользовались немцы. Они разбивали их поодиночке, а затем вынуждали побежденных выступать в новой битве уже в качестве своих союзников. И эта тактика превосходно работала на протяжении многих лет. Не смогли пруссы изменить ситуацию и восстаниями, когда к ним на помощь пришли правители Гданьского Поморья, а также литовцы.

Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Обычно к практике насильственного обращение в католичество тевтонцы прибегали нечасто. Эти меры были крайними и только для каких-то «особых» случаев. Чаще прусские язычники сами меняли веру, не в силах устоять перед мощной пропагандой ордена. Как уже было сказано, немцы активно привлекали в свои ряды солдат с захваченных территорий и в обязательном порядке знать с их дружинами. Соответственно, когда к новой религии обращались «верхи», за ними постепенно подтягивались и «низы», в лице остальных членов племени или племенного союза. Примерно также протекал и процесс германизации прусских земель. Тевтонцы не ставили во главу угла тотальное искоренение языка, распространенного на захваченной территории. Поэтому даже спустя много лет (например, в четырнадцатом веке) ордену требовались квалифицированные знатоки прусского языка, поскольку очень много людей на нем разговаривало. Хотя при этом немецкий язык являлся официальным. Но постепенно германизация сделала свое дело. И сведения о прусском языке исчезают в шестнадцатом веке.

Несмотря на активную, скажем так, «жизненную позицию» в Европе, не забывал орден и про Святую землю. При этом, что интересно, официальная резиденция великого магистра по-прежнему оставалась там. Если быть точнее – в Леванте (общее название Сирии, Палестины и Ливана). И в 1220 году орден сумел выкупить земли, расположенные в Верхней Галилее. Здесь вскоре появился тевтонский замок Монфор. Сюда великий магистр решил перевезти архив, а также казну ордена. Правда, музыка, что называется, играла недолго. Уже в 1271 году лидер мамлюков Бейбарс сумел захватить немецкую цитадель. Поэтому великому магистру пришлось в экстренном порядке обживать новое место в Венеции.

А теперь вернемся в Европу. Постепенно политика Тевтонского ордена стала более жесткой и губительной по отношению к противникам. Это хорошо иллюстрирует поход на Гданьск в 1308 году. Рыцари, прикрываясь лозунгом «Иисус Христос Спаситель Мира», вырезали порядка десяти тысяч поляков, являвшихся, к слову, христианами. Ну а свободные земли оперативно принялись осваивать немецкие колонисты. Кстати, к тому времени уже все Восточное Поморье принадлежало ордену. По факту, борьба с язычниками превратилась в повод для расширении сферы влияния тевтонцев. И этим великие магистры ловко пользовались, превратив орден в полноценное государство. Еще до этого пытались они закрепиться на землях Русских княжеств. Правда, здесь главную роль играл филиал Тевтонского ордена – Ливонский. Но поражение в ледовом побоище в 1242 году остудило пыл немцев. Интересно вот что: в роковой для рыцарей битве участие не принимал ландмейстер Тевтонского ордена в Ливонии Андреас фон Вельвен. Он предпочел держаться на безопасном расстоянии, поэтому не только выжил, но и не попал в плен. Такая вот дальновидность.

Было и еще несколько эпизодов в истории, когда Тевтонский орден оказывался не на высоте. Например, в 1268 году он потерпел сокрушительное поражение от объединенного русского войска в битве при Раковоре. Но, тем не менее, его рыцари продолжали котироваться как одни из лучших.

Еще одно знаковое событие произошло в 1309 году, когда столицей ордена стал город Мариенбург.

Карьерная лестница

Вторая половина четырнадцатого столетия складывалась для ордена относительно благополучно. Рыцари с завидным постоянством совершали походы на Литовские земли, а литовцы платили немцам той же монетой. И в 1351 году двадцать вторым великим магистром ордена стал Винрих фон Книпроде.

Точно неизвестно когда Винрих появился на свет. Принято считать, что приблизительно в 1310 году в селении, находившемся в окрестностях Монхайма-на Рейне. Не сохранилось никаких сведений и о том, как долго Винрих жил на берегах Рейна и каким образом попал в орден.

Впервые он упоминается в начале тридцатых годов четырнадцатого столетия. Тогда (в 1334 году) будущий великий магистр был молод и, соответственно, занимал весьма скромную должность – он являлся помощником (компаном) прокурора (судьи) в Прейсиш-Холланде. Но уже спустя четыре года фон Книпроде становится комтуром города Данцига (современный город Гданьск на севере Польши). Карьера Винриха развивалась стремительно. В 1341 году он был вынужден покинуть Данциг. Он перебраться в Бальге – мощную крепость, возведенную на землях пруссов, став уже ее комтуром. Параллельно фон Книпроде получил должность фогта (наместника императора) Натангии. Стоит уделить немного внимания этому прусскому племени, которое героически сопротивлялось тевтонцам.

Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях

Памятник Винриху фон Книпроде в Мариенбурге

Первая встреча рыцарей и натангов произошла ориентировочно в тридцатых годах тринадцатого столетия. В то время это племя, численностью порядка пятнадцати тысяч человек, проживало на территории между реками Преголя и Лава (современная Калининградская область). Натанги соседствовали на севере с прусским племенем самбов (сембов) и вармами на юге. В письменном источнике народ Натангии был упомянут в мирном договоре 1238 года, который был заключен между немцами князем Гданьской Померани Свентопелком II. Затем племя фигурировало в Дзежгоньском договоре 1249 года. То соглашение официально гарантировало свободу всем язычникам, которые бы приняли католическую веру. Распространялся тот документ и на натангов. Но эта уловка немцев не сработала.

Племя болезненно восприняло появление рыцарей на своей земле и не собиралось им подчиняться. Поэтому в том же 1249 году состоялось сражение под Крюкеном между язычниками и тевтонцами. Победу тогда одержали натанги, убив более пятидесяти рыцарей. Племя охватила преждевременная эйфория. Они тогда еще не подозревали, с какой мощной силой их свела судьба. Орден не мог простить унижения, поэтому довольно быстро восстановил силы и продолжил свои крестовые походы против язычников. И в 1255 году немцы возвели Кенигсберг – будущую главную резиденцию великого магистра. Крепость появилась в стратегически важном месте – в устье реки Преголи на границе натангов и самбов.

Надо отдать должное прусским племенам, они всеми силами старались прогнать чужаков со своей земли. Большой прусский мятеж, продолжавшийся с 1260 по 1274 год, поначалу для натангов складывался весьма успешно. И когда тевтонцы потерпели поражение в битве при Дурбе в 1260 году от жемайтов и куршей, восстание прусских племен возглавил Геркус Мантас, вождь племени натангов. Он, к слову, получил образование в Магдебурге, поскольку на протяжении многих лет находился в заложниках у немцев.

В январе 1261 года произошло сражение немецких крестоносцев с прусскими силами при Покармине. Победа была на стороне язычников. Затем Мантас сумел нанести поражение тевтонцам в сражении при Любаве. Причем рыцарями командовал ландмейстер ордена Хельмрих фон Вюрцбург. Той битвы фон Вюрцбург не пережил. Пруссы, окрыленные успехами, решили, что пришла пора забрать тевтонские замки себе. Но вот здесь их ждала неудача. Потерпев ряд болезненных поражений, пруссы утратили боевой дух. А окончательно их сломила гибель вождя. В 1273 году его выдал тевтонцам свой же слуга. Рыцари не стали церемонится с лидером мятежников и казнили его. После этого им не составило большого труда погасить угасающие очаги сопротивления язычников. Верхушка натангов подчинилась тевтонцам и приняла католичество, тем самым прекратив сопротивление. Правда, в 1295 году они еще раз восстали. На сей раз язычников повели за собой вожди Сабинас и Станта. Но с этим мятежом тевтонцы расправились с присущей им методичностью. Так что, когда в эти земли прибыл фон Книпроде о былой гордости прусского племени уже мало что напоминало. Хотя народ и сохранил свой язык и обычаи, а том, чтобы попытаться избавиться от тевтонского хомута уже и не помышлял. В должности фогта Винрих пробыл всего два года, после чего стал маршалом Тевтонского ордена. А в 1346 году удостоился звания великого комтура, то есть, он добрался по карьерной лестнице почти до самой вершины, заняв место заместителя великого магистра. До заветной цели оставалось всего пять лет.

За это время Винрих успел принять участие в битве на Стреве с армией Великого княжества Литовского. Это сражение произошло второго февраля 1348 года. Войско тевтонцев возглавил сам фон Книпроде, а противостояли ему князья Ольгерд и Кейстут. В качестве союзников на стороне немцев выступили французские и английские рыцари. Княжество Литовское тоже было не одно, ему помощь оказали полки из Владимира-Волынского, Берестья, Витебска и Смоленска. Есть версия, что литовских князей поддержали войско из Полоцка, но достоверность этого факта подлежит сомнению.

Прежде чем сойтись, так сказать, в чистом поле, тевтонцы на протяжении нескольких дней, словно хищные звери рыскали по литовскому Понеманью. Они жестоко подавляли любое сопротивление, сжигая деревни и убивая жителей. В это же время войска князей Ольгерда и Кейстута пытались найти армию противника, чтобы сразиться с ней.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Памятник Геркусу Мантасу в Клайпеде

И вот, второго февраля они встретились. Победу в битве одержал фон Книпроде, нанеся Великому княжеству тяжелое поражение. В сохранившихся немецких документах говорится: «Однако не забудем, что во имя Господне полегло 1000 и из 20 000 спаслись немногие, взято 800 или около того». А вот некий Иоанн Витодуран, являвшийся современником того сражения, в своей летописи указал, что тевтонцы смогли убить порядка сорока тысяч литовцев. Так же в некоторых хрониках говорится о двадцати двух тысячах погибших воинов Великого княжества. Но сколько на самом деле погибло человек с той и другой стороны – доподлинно неизвестно. Понятно, что княжество получило сокрушительный удар, но тевтонцы по непонятным причинам не стали развивать свой успех. Они в честь победы возвели церковь Девы Марии в Кенигсберге и на этом успокоились. По официальной версии, дальнейшему продвижению ордена помешала вспышка эпидемии чумы, которая довольно сильно проредила состав боеспособных немецких рыцарей. Пользуясь моментом затишья, Винрих приказал возвести замок Георгенбург (территория современного поселка Маевка в Калининградской области).

В середине четырнадцатого столетия Тевтонский орден обрел нового сильного врага в лице Великого княжества Литовского. Борьба с прусскими язычниками, конечно, продолжалась, но она нужна была скорее для выполнения формальных обязательств. Ведь орден должен был защищать немцев от язычников, а кроме несчастных пруссов больше никто на эту роль не подходил. А так, все формальности были соблюдены. Но если война с пруссами за исключением нескольких неприятных эпизодов сложилась для ордена удачно, то с литовцами было не все так однозначно. Великое княжество мало в чем уступало тевтонцам, поэтому в противостоянии чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону.

Именно в этот важный момент для всего Тевтонского ордена его великим магистром и стал Винрих фон Книпроде. Генеральный капитул избрал его шестнадцатого сентября 1351 года. Так началась новая эпоха ордена.

Во главе ордена

Но начало правления фон Книпроде выдалось не столь радужным, как этого хотели тевтонские «верхи». Агрессивная внешняя политика на восточном направлении принесла свои печальные плоды. Ресурсы ордена были довольно скупы, однако политическая обстановка требовала от рыцарей активных действий. Поэтому сначала был организован военный поход в Жемантию – страной, расположившейся между низовьями рек Немана и Виндавой. Жемайты попили много немецкой крови и представляли собой серьезную проблему, которую требовалось все-таки решить. Еще в середине тринадцатого столетия они сумели свергнуть правление Ливонского ордена, а в 1320 году нанесли болезненное поражение тевтонцам и их союзникам в битве под Медниками (в то время являлось столицей племени). Язычниками были убиты двадцать девять рыцарей, сам маршал ордена Генрих Плоцке и порядка двухсот простых солдат. Вообще, в той битве выжить сумел лишь один, скажем так, полноценный рыцарь – фогт Самбии Герхард Руде, да и тот оказался в плену. В честь победы над немцами жемайты привязали тевтонца к его же собственному коню и вместе с ним сожгли.

С тех пор тевтонцы часто наведывались в «гости» к жемайтам, правда, с переменным успехом. И вот в начале пятидесятых годов четырнадцатого столетия туда отправились и рыцари великого магистра фон Книпроде. Вот только удача была на стороне язычников. Немцев ждал полный разгром. Поэтому у магистра не было иного выхода, как садиться за стол переговоров.

В 1358 году благодаря дипломатическим навыкам фон Книпроде сумел заключить временный союз в Великим княжеством Литовским. Причем объединились тевтонцы и литовцы против Польши. Вот только уже в 1360 году князь Ольгерд пришел к выводу, что союз с Польшей для его государства более выгоден, нежели с немцами. Поэтому разорвал союзнические договоренности с тевтонцами и оперативно отдал свою Кенну замуж запомеранского князя Казимира IV, являвшегося внуком Казимира III. Орден, конечно, не мог просто сидеть и смотреть на объединение сил двух его главных противников. Поэтому в том же году фон Книпроде в очередной раз объявил войну Великому княжеству и направил туда своих рыцарей.

Тевтонцы сумели добраться до среднего течения Немана и подошли к стенам Ковно (современный Каунас). После непродолжительной осады город был захвачен и разрушен. После этого рыцари двинулись дальше. Они сражались с литовцами под станами Гродно, Трокам и Вильне. В одном из боев тевтонцам удалось захватить в плен князя Кейстута – брата и соправителя Ольгерда. Правда, долго в заложниках он не пробыл, поскольку его выменяли плененных рыцарей. Правда, вскоре Кейстут вновь угодил в плен. Во время боя его сбили с коня тевтонцы, но убивать столь высокопоставленного противника не стали. Вместо этого князя отправили в Мариенбург и посадили в тюрьму. По легенде Кейстуту помог сбежать один из рыцарей, который являлся литовцем по происхождению. И вместе они сумели скрыться от тевтонцев в Мазовии.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях

Пока шло противостояние с Великим княжеством Литовским, великий магистр принял участие и в военном конфликте Датского королевства с Ганзейским союзом. В том противостоянии тевтонцы встали на сторону Ганзы, хотя формально придерживались нейтралитета. Вообще, по одной из версий, именно Винрих стал разжигателем того конфликта. Он же и организовал съезд ганзейских городов в 1367 году, чтобы создать мощную коалицию против Вальдемара IV, короля Дании. И в 1370 году Вальдемар был вынужден признать свое поражение и заключить невыгодный для Дании Штральзундский мир. Произошло подписание договора при непосредственном участии великого магистра.

Постепенно подходила к концу и война тевтонцев с литовцами. В 1369 году они сумели захватить и разрушить несколько замков в Каунасе. Приближался час главной битвы. И в середине февраля 1370 года произошло сражение при замке Рудау (Рудаву). Здесь войска Ольгерда и Ягайло соединились с армией Кейстута и Витовта. Литовцы планировали атаковать главную цитадель тевтонцев – Кенигсберг и направились к цели. Вот только их авангард наткнулся на разведывательный отряд тевтонцев во главе маршала Хиннинга Шиндекопфа. Немцы вышли победителями. А от захваченных в плен литовцев они сумели узнать планы Ольгерда и Кейстута. Войска же Великого княжества еще ничего не знали, поэтому потратили много сил на захват Рудау.

Вскоре к замку подошли и тевтонцы во главе которых стоял сам Винрих фон Книпроде.

Битва длилась долго, но тевтонцы сумели разбить противника. Сначала поле боя в панике покинули солдаты Кейстута, а затем начали отступать и воины Ольгерда. Они попытались укрыться в лесу, но рыцари их нагнали и окончательно разгромили.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
По оценкам историков и исследователей в той битве погибло свыше пяти тысяч солдат литовского войска. А орден, что называется, одержал пиррову победу. Погибло много рыцарей, несколько комтуров и маршал Шиндекопф. Но последствия этой победы скажутся позже. Тогда же орден праздновал. И казалось, что эпоха могущества и величия будет длиться вечно.
Военные успехи — это лишь часть той картины, которую за тридцать лет написал фон Книпроде. Причем, не самая главная. Куда больше внимания великий магистр уделял мирному развитию своего ордена. Именно при нем рыцарство превратилось в полноценное европейское государство. Вот только за это тевтонцам пришлось заплатить высокую цену. Они предали собственные устои и уже не могли противостоять своим главным врагам: Литве и Польше.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Последний расцвет

При фон Книпроде орден впервые в своей истории сумел достичь баланса в сочетании внешней политики и внутренней. Если в первые годы его правления делался упор на отношения с соседями, построенные на силе и давлении, то затем от этой практики начали отходить. Во главу угла встала дипломатия. И это оказало на орден самые благоприятные последствия. Сам орден, как структура, начал сближаться со своими же городами (раньше они стояли особняком друг от друга). Толчок к бурному развитию получила торговля на Балтийском море. Поскольку Винриху удалось словом и делом доказать соседям, что орден — главное государство в регионе, никто не мог воспрепятствовать этому процессу. Как итог на прусской земле появилось полноценное тевтонское государство, эволюционировавшее из духовно-рыцарского ордена. По факту, все противники и конкуренты тевтонцев были только рады такому сценарию. Продолжительные войны, которые лишь истощали народы, ни к каким конкретным успехам не приводили. Поэтому Польша воспользовалась этим благоприятным моментом для решения собственных внутриполитических задач. Рад этому был, прежде всего, польский лидер Казимир Великий. Он не разделял внешнеполитический курс своего отца Владислава Локетека, считавшего тевтонцев главными врагами всей Польши. Казимир же считал, что с прусским государством вполне можно сосуществовать. Правда, за это пришлось отказаться от претензий на Помереллию. Но ради «вечного мира» Казимир был готов на такую жертву. Проблем у него и так хватало. Так что, решая внутренние задачи, фон Крипроде мог не беспокоиться о тыле.

Удалось великому магистру и краткосрочно приостановить, казалось бы, бесконечную войну с Литвой. Обоим государствам была необходима короткая передышка, чтобы залечить раны и восстановить силы. Так что, теперь ничто (и никто не мешал) ордену заняться строительством собственной государственности. И главным оплотом рыцари выбрали активную торговлю, а значит, — деньги. Усиленными темпами начал проходить процесс централизации административной системы, укрепление власти. В общем, орден быстро начала обретать черты современного государства.

Как уже было сказано, Тевтонский орден активно взялся за торговлю. Зерна было более чем достаточно. Его большой запас формировался не только за счет собственных урожаев, а также благодаря податей от подвластных племен. Тоже самое касалось и янтаря. За торговлю отвечала специальная организация с двумя управляющими (они находись в Мариенбурге и Кенигсберге).

Внешне вырисовывалась картина благополучия, но встав на путь построения государственности, орден, пусть и невольно, но предал собственные идеалы и устои. Ведь изменения в структуре требовали пересмотра устоев, на которых зиждился орден и которым присягали первые рыцари. Соответственно, когда тевтонцы вышли на пик своего государственного расцвета, за ним последовал неумолимый спад. Но орден был слишком мощным, поэтому распад стал заметен позже, уже после «золотой эры» фон Книпроде. А пока молодое прусское государство наслаждалось благодатью своего нового бога — денег. Мощные финансовые реки Винрих умело перенаправлял в аграрное русло. И плоды (во всех смыслах) не заставили себя долго ждать. Тевтонский орден с середины четырнадцатого столетия, уверенно зашагал в ногу с ведущими государствами Европы. На какое-то время он сумел приспособится под правила выживания, в отличие от всех остальных духовно-рыцарских орденов, которых быстро поглотила пучина стремительно изменяющегося мира. Естественно, такая политика первым делом нанесла удар по завоевательной политике, ведь немцы, по факту, сознательно решили от нее отказаться. И главное достояние тевтонцев — их рыцарский дух — был сломлен. Парадокс ситуации в том, что они сами этого тогда не понимали. Осознание придет к ним позже, уже после смерти фон Книпроде.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
А сейчас тевтонцы пришли к выводу, что и без главной идеи вполне можно жить. Вывод, в принципе, был вполне логичным, поскольку язычники в Пруссии были почти полностью покорены, а христианство на захваченной территории распространялось ударными темпами. Теперь же с ведением священной войны были проблемы. Рыцари, которые воевали за веру, уже не могли оправдывать пролитую кровь «требованием Христа», поскольку им предстояло сражаться с христианами. И чтобы вырваться из этого порочного круга, орден обратился за помощью к наемникам. Поскольку им было все равно за кого воевать и против кого, главное — деньги. Впервые к этой практике ордену пришлось прибегнуть еще до того, как фон Книпроде стал великим магистром. Дело было в 1331 году, когда вспыхнул конфликт с поляками, исповедующими христианство. Естественно, крестоносцы отказались воевать против них. В общем, у «правильных» рыцарей в мировоззрении произошел фатальный разлом. Ведь они воевали ради идеи, а теперь ее не стало.

Болезненный процесс трансформации рыцарства проходил долго и мучительно. И фон Книпроде удалось его замаскировать. Он, по факту, выступил в роли обезболивающего, которое приглушает симптомы, но не искореняет причину. И при нем тевтонцы прибегли к новой практике — они стали не отвоевывать земли, а покупать их. Казалось бы, выход найден, но рыцари старой формации прекрасно понимали, что эти сделки — грех. Да, они не воевали с христианами (перед Богом чисты), но процедуры купли/продажи были еще хуже. Они грешили перед самими собой, наплевав, что называется, на «заветы» предков. В общем, если внешняя оболочка ордена являлась красивой и блестящей, то внутри он начал медленно, но верно гнить. И великий магистр ничего не мог с этим поделать.

Со временем тевтонцы стали торговать не только зерном и янтарем. К этому списку добавилось еще несколько пунктов. Взамен орден и его города получали ткани. Наиболее активно торговля велась с Португалией, Испанией и Англией. Казна наполнялась, повышался уровень жизни населения и, как следствие, вырастали налоги. Но на развитие бизнеса это влияло благосклонно. Например, во время правления фон Книпроде в одном только Данциге появилось более трех десятков разнообразных мастерских. Начался расцвет ремесел.

Торговля благоприятно влияла и на укрепление политических связей с ближайшими соседями. Крупнейшие торговые города тевтонского ордена (например, те же Данциг и Кенигсберг), что называется, «подключились» к Ганзейскому союзу. И как успех – победа Ганзы над Данией. Формально сам орден в конфликте не участвовал, но его города, входившие в союз, оказались замешаны в войне. Поэтому великий магистр тоже вел войну – в основном, закулисную. И добился успеха. Поэтому после поражения Дании именно Тевтонский орден стал главным государством во всей Прибалтике.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Император Сигизмунд выступает посредником между Ягайло и Тевтонским орденом. Иллюстрация 1443 года

Все эти метаморфозы, происходившие с орденом, сильно отразились на его внутренней жизни. Главными стали торговцы, со своими идеалами, ценностями и мышлением. А рыцари… рыцарей стали воспринимать как некий «артефакт» живущий вне времени. И чтобы им вновь стать реальными, требовались дела, соответствующие первоначальным законам ордена. Но походы в земли язычников уже утратили былой статус. Теперь же они воспринимались как увеселительная прогулка для юных воинов, которым было необходимо пройти посвящение в рыцари. Но не делать этого тевтонцы уже просто не могли. По закону они были обязаны защищать народ от язычников и нести ответ перед церковью. Иначе орден банально лишался смысла своего существования. Позже, в очередной раз обостряло ситуацию Великое княжество Литовское. Как ни старались правители обоих государств, мирное соглашение быстро пришлось аннулировать. Тевтонцы и литовцы были друг у друга, словно кость в горле. В принципе, тоже самое можно сказать и про взаимоотношения рыцарей с поляками.

Тевтонцам жизненно необходима была связь со своим «филиалом» — Ливонским орденом. Иначе образование общерыцарского государства ставилось под сомнение. Литовцы и поляки это понимали. И им не нужно было мощное немецкое государство в соседях. Поэтому конфликт между этими странами оставался лишь вопросом времени. И главной ареной противостояния стала Куршская коса – узкая полоска земли, соединяющая между собой Курляндию и Самланд. Тевтонцы опасались, что противники могут в любой момент занять территорию и оборвать связь «головного офиса» с «филиалом». Но если раньше немцы воевали с язычниками за нужную территорию, то теперь им противостояла сильная Литва, которой руководили мощные и хитрые короли. Но до полной победы одной из сторон было еще далеко. А католическая Европа следила за ситуацией на востоке. Как-то Папа Римский написал императору Карлу IV: «Какой любви, какой милости и благосклонности заслуживает Немецкий орден, этот самый надежный оплот христианства, трудолюбивый сеятель христианской веры и славный покоритель неверных, в глазах правителей и всего христианского мира, то Твоя Светлость прекрасно поймет, узнав о великих делах членов этого ордена, и какие-либо советы с нашей стороны здесь были бы излишни». Тогда всей верхушке (да и населению) казалось, что могущество продлится вечно. Прусское государство вышло на пик, умело замаскировав внутренние процессы гниения.

Фон Книпроде не стало в конце июня 1382 года. После себя он оставил сильное государство, с которым считались в Европе. А его правление принято считать «золотой эпохой». Но после смерти великого магистра процессы распада ордена резко ускорились. А падение с вершины оказалось слишком быстрым.

На обочине истории

Спустя три десятилетия после смерти фон Книпроде орден получил мощный удар, от которого он, по сути, уже не сумел толком оправиться. Главные противники тевтонцев — Великое княжество Литовское и Польша — умело воспользовались временем затишья. Они поняли, что для победы над рыцарями им необходимо объединиться и нанести совместный удар. Этим трем государствам было слишком тесно на ограниченной территории.

Час Х настал в 1409 году, когда началась «Великая война» между орденом и объединенными войсками Польского королевства и Великого княжества Литовского.

Союзниками двигало желание вернуть свои земли, которые находились под властью ордена. Так, полякам была необходима территория, утраченная по договору еще от 1343 года. А литовцам — земли жемайтов, которые так и не смирились с немецкими хозяевами и неоднократно поднимали восстания. Договор, по которому жемайты отходили тевтонцам был подписан в 1403 году в Раченже. Также, немцы и литовцы никак не могли договориться, кому владеть Данцигом и Добжинской землей (Добринской), той самой, где когда-то появился Добринский духовно-рыцарский орден. Обстановка с каждым годом накалялась все сильнее. Противники уже не собирались «разруливать» все мирным путем. Было понятно, что рано или поздно, в Прибалтике вспыхнет кровопролитный конфликт с бескомпромиссным отстаиванием своих интересов каждой из сторон.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. Часть 2
«Владислав Ягайло и Витовт молятся перед битвой», картина Яна Матейко

Это и произошло весной 1409 года. Жемайты в очередной раз подняли восстание против тевтонцев. И теперь на их стороне выступило Великое княжество Литовское. Тевтонский орден отреагировал жестко, заявив, что могут «нанести визит» литовским землям. Затем цепочка протянулась к Польше, которая ответила немцам в том же духе. Великому магистру Ульриху фон Юнгингену ничего не оставалось как объявить войну и Литве, и Польше. Произошло это событие шестого августа 1409 года. Конечно, глава ордена понимал, что у него нет шансов победить сразу двух таких мощных противников. Единственный выход — постараться разбить их поодиночке, не дав им шанса на объединение. План, конечно, не гарантировал стопроцентного успеха, но предоставлялся довольно перспективным. И начало войны для тевтонцев получилось удачным.

Первым делом рыцари вторглись на территории Великой Польши и Куявии. Здесь они сумели разрушить замок в Добжине, заняли Бобровники, Быдгощ и ряд других населенных пунктов. И только после этого поляки активизировались и в ходе нескольких столкновений сумели вернуть контроль над Быдгощем. Тут же «проснулись» жемайты, появившись под Мемелем (современная Клайпеда). На этом военные события и завершились. Стороны заключили мирный договор, который им всем был необходим. Произошло это при участии Римского короля Венцеля, решившего собственноручно урегулировать конфликт. Мирное соглашение по договоренности сторон действовало до двадцать первого июня 1410 года. Но все прекрасно понимали, что как только истечет «срок годности», война продолжится. Поэтому противники принялись наращивать силы для решающей стадии противостояния.

Ульрих фон Юнгинген, понимая, что текущий расклад не в его пользу от слова «совсем», решил привлечь на свою сторону помощников. Первым делом он сумел заручиться союзным договором (заплатив за это весьма впечатляющую сумму в триста тысяч дукатов и показав перспективы присоединения Молдавского княжества) с Сигизмундом Люксембургом – королем Венгрии. Этот ход позволил великому магистру положительно настроить к себе многих западноевропейских лидеров. Сигизмунд же, «отрабатывая» полученные деньги, попытался вбить клин между поляками и литовцами путем дипломатических хитростей. И взялся за обработку великого князя литовского Витовта. Он пообещал ему королевскую корону, чтобы вызвать конфликт между ним и польским королем Ягайло. Но Витовт на провокацию не поддался. Так что, Сигизмунду оставалось только готовить войска для грядущего кровопролития.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Витовт

А великий магистр тем временем «заманил» под тевтонские знамена довольно внушительное количество наемных солдат. Деньги у ордена были, поэтом финансовая сторона вопроса магистра не особо волновала. Заодно фон Юнгинген заваливал «спамом» дипломатов христианских стран, в котором(нет, он не предлагал реальный способ заработать) поливал грязью глав Польши и Литвы, обвиняя их в различных грехах и вообще, не богоугодном поведении. Для полноты картины стоит сказать, что Ягайло с Витовтом поступали точно также, стараясь повесить на немца всех собак. В той информационной войне более успешным оказался Ульрих. Дело в том, что свои послания он, чаще всего, подкреплял денежным презентом. Поэтому на стороне ордена в конфликте выступил и вышеупомянутый Венцель. Получив от великого магистра «подъемные», он заявил, что Жемайтия – территория крестоносцев и все жаждущие обязаны отказаться от своих на нее претензий. Естественно, Литва с этим была категорически не согласна. Осознав, что откровенно «свистеть в одну сторону» слишком опасно, Венцель призвал тевтонцев вернуть Ягайло Добжинскую землю. С таким раскладом был же не согласен фон Юнгинген. А Витовт тем временем благодаря тонкому расчету и мастерски разыгранной дипломатической партии сумел отгородить от предстоящей войны Ливонский орден. Таким образом, великий князь мог какое-то время не беспокоиться о том, что «филиал» изначально будет помогать своему «головному офису». В общем, змеиный клубок копошился как мог.

В конце 1409 года Ягайло с Витовтом сумели найти точки соприкосновения по войне с тевтонцами. Они действовать не поодиночке, чтобы каждый старался перетянуть одеяло на себя, а объединив силы. Ягайло и Витовт понимали, что их единство – главный залог успеха. А объединенная могучая армия должна была направиться сразу же к Мариенбургу. Король и князь рассудили здраво, решив нанести удар прямо в сердце ордену.

Причем, что интересно, ни фон Юнгинген, ни его военачальники не догадались о том, что им в челюсть летит объединенный польско-литовский кулак. Немцы считали, что их противники начнут атаку с двух фронтов, поэтому решили готовиться к вторжению. По их предположению, поляки должны были появиться у Вислы и направиться к Данцигу, а литовцы — двинутся к Рагниту. И Ульрих фон Юнгинген решил сосредоточить силы ордена близ крепости Швец (сейчас — Свеце), из которой войско могло оперативно среагировать на появление противника с любого направления. При этом великий магистр распорядился распределить внушительные силы в крепостях, расположенных на востоке государства. Польско-литовская разведка сообщила Ягайло и Витовту о намерениях немцев и те решили, «не разочаровывать» фон Юнгингена. Поэтому организовали несколько демонстративных набегов на пограничные земли. Этот ход позволил держать тевтонцев в напряжении. Тем не менее, в активную фазу война перешла лишь к концу весны 1410 года. В Гродно собралось войско Великого княжества и к нему примкнули союзники, в том числе, татарские всадники.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Ян Матейко. «Грюнвальдская битва». 1878

В начале июня армии Польши, Литвы и их союзников соединились близ города Червень. И после этого объединенные силы направились к сердцу ордена — Мариенбург. После нескольких стычек, в июле произошла главная битва Великой войны. Пятнадцатого числа 1410 года возле Грюнвальда в решающем сражении столкнулись тевтонцы и их противники.

Причем первыми на поле боя прибыли тевтонцы. Ульрих фон Юнгинген сумел предугадать маршрут противника и перекрыл ему путь. Форой по времени великий магистр распорядился умело. Были укреплены позиции, приготовлены ловушки («волчьи ямы»), расставлена артиллерия, а также лучники с арбалетчиками.

В той решающей битве тевтонцев подвела самоуверенность. Ягайло оказался мудрее своего оппонента. Не подвел и Витовт, который первым атаковал немецкие позиции. В ходе битвы тевтонцы, посчитав, что сумели разбить литовцев, поэтому кинулись за отступающим противником. Вот только эта погоня завершилась для многих рыцарей, разрушивших боевой порядок, фатально. Они были окружены и перебиты. Есть версия, что Витовт специально дал сигнал к отступлению, чтобы заманить врагов в ловушку. Мол, такой тактический ход он позаимствовал у Золотой Орды. Правда это или нет — неважно. Главное — результат. А он был в пользу литовцев. Им соответствовали и войска Ягайло. Битва тевтонцев с поляками получилась особенно жестокой, но последние оказались сильнее. Окончательный перелом в пользу Ягайло произошел после гибели великого магистра, а также нескольких его военачальников. После этого армия ордена, утратив силы и боевой дух, начала отступление.

Итог: орден потерпел сокрушительное поражение. В общей сложности, на поле боя осталось около трети всей тевтонской армии. Союзники, хотя и одержали важную победу, заплатили за нее очень высокую цену. Но все же Ягайло с Витовтом решили не отказываться от первоначального плана и подошли к Мариенбургу.

Отдых продлился три дня, после чего потрепанное войско направилось к тевтонской столице. У стен Мариенбурга Ягайло и Витовт оказались двадцать пятого июля. Захватить крепость с ходу у них не получилось. Не увенчались и последующие попытки. Озлобленные немцы крепко держали оборону. В конце концов, осада, продлившаяся два месяца, была снята. Интересно, что на полноценный штурм союзники за все это время так и не отважились. Они прекрасно понимали, что слишком велика вероятность одержать пиррова победу. Надо сказать, что не только нерешительность Ягайло и Витовта в тот конкретный раз спасла орден от полного разгрома. Большую роль сыграл комтур Свеце Генрих фон Плауэн. Он сумел объединить раздробленные отряды тевтонцев и подготовить их к обороне паникующего города. Поскольку ситуация была критической, часть жителей Мариенбурга (как и других населенных пунктов), что называется, «переобулась» и присягнула на верность Ягайло. И фон Плауэн выступил в роли последней надежды ордена. И со своей миссией он справился. А в ноябре 1410 года фон Плауэн стал новым великим магистром.

В феврале 1411 года противники подписали мирный договор в городе Торунь. Орден вернул захваченные ранее земли, а также выплатил контрибуцию. А Великое княжество Литовское официально закрепило за собой Жемантию.

Спасение фон Плауэном столицы лишь отсрочило окончательное падение ордена. Внутри самого государства начались раздоры. Великого магистра заставили отречься уже в 1414 году. Немецкий историк Генрих фон Трейчке писал: «…сила, единственный рычаг государственной жизни, ничего больше не значила для его рыцарей, а с падением Плауэна послужила и моральному поражению ордена».

Следующий удар орден получил в середине пятнадцатого века. Появление Прусского союза в 1440 году спровоцировало новую войну, вошедшую в историю под названием «Тринадцатилетняя». Тевтонцы вновь потерпели поражение. Но на сей раз «легким испугом» отделаться не получилось. В 1466 году был заключен мирный договор, по которому орден признал себя вассалом Польши. Но еще за девять лет до этого события столица тевтонцев переехала в Кенигсберг, поскольку во время войны Мариенбург был продан польскому королю Казимиру Ягеллону. И тот триумфально въехал в бывшую столицу ордена в июне 1457 года.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях

«После Грюнвальдской битвы», А. Муха, 1924


Но так или иначе, орден сумел «проскрипеть» вплоть до 1525 года. А потом великий магистр Альбрехт Гогенцоллерн перешел в протестантство, объявил о секуляризации прусской территории ордена и сложил с себя полномочия великого магистра. План, разработанный Мартином Лютером и поддержанный Польшей, сработал. На месте ордена появилась Пруссия, а столица ордена в переехала в Бад-Мергентхайм. По сути, на этом история тевтонцев и была завершена. Хотя формально орден продолжал существовать, никакой роли он уже не играл. А официально распустили его в 1809 году.
* * *
Правда, уже в 1834 году году Тевтонский орден внезапно возродился. Этой реинкарнации активно способствовал австрийский император Франц I. Но, конечно, былых высот он уже не мог достичь. Да, собственно, и не пытался, поскольку был сильно ограничен в правах и возможностях. Поэтому новые тевтонцы начали все с нуля. Как и в далеком двенадцатом веке орден взялся за благотворительность и лечение больных.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Вид через Прегель на Старый город и Королевский замок в Кенигсберге

Когда к власти пришли нацисты, орден вновь прекратил свое существование. Декрет о его ликвидации был формально аннулирован только в 1947 году. Сначала он появился в Германии и Австрии. Затем (после распада советского блока) тевтонцы открыли филиалы в чешских Моравии и Богемии, Словении, а также в некоторых других восточноевропейских странах. Добрались они и до США. Резиденция великого магистра находится в Вене. Здесь же хранится библиотека ордена, а также располагается казначейство. Место рыцарей в ордене заняли сестры. Монахини обслуживают больницу в австрийском городе Фриза, и санаторий в Кельне. Также сестры работают в медицинских учреждениях еще нескольких немецких и австрийских городов.

В заключение несколько слов о столицах ордена. Кенигсберг превратился в российский Калининград. Город и провинция Восточная Пруссия отошел к Советскому Союзу после поражения Германии во Второй мировой войне. А современное название появилось в 1946 году.

Что же касается Мариенбурга, то после того, как в город въехал польский король, он оставался одной из резиденций монархов до 1772 года. Но упадок замка начался раньше, после нашествия шведов. Вспомнили о бывшей столице ордена и нацисты. А во время Второй мировой войны Мариенбург был полностью разрушен.
Великий магистр фон Книпроде: расцвет длиною в тридцать лет. В 2-х частях
Реконструированный Мариенбург

Но польские власти восстановили замок. А после 2016 года был заново отстроен и собор.

Картина дня

наверх