На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Ирано-иракская война 1980-1988 гг. (2 статьи)

Последняя классическая война

Последняя классическая война
Ирак против Ирана в борьбе за нефть

Ирано-иракская война 1980–1988 годов по своим масштабам, продолжительности и уровню потерь входит наряду с Корейской и Вьетнамской в тройку крупнейших локальных войн второй половины ХХ века. В России она остается практически неизвестной, хотя в ней есть немало интересного.

Например, интересно в ней то, что Ирак, возглавляемый Саддамом Хусейном, был агрессором. Точно так же, как и десятью годами позже во время оккупации Кувейта. Но если в 1990 году весь мир был против Саддама и поразил его «Бурей в пустыне», то в 80-е почти весь мир был почему-то за него (кажется, это называется двойным стандартом). Ирак получал оружие и из соцлагеря (больше всего — из СССР, но также из Югославии, Венгрии, ГДР, ЧССР), и от стран НАТО (больше всего — от Франции, но и США, Великобритания, ФРГ, Италия в стороне не остались), и от нейтралов (Швеция, Бразилия, ЮАР). А вот жертве агрессии (Ирану) помогали оружием лишь Китай, КНДР, Ливия и Сирия, причем КНР с удовольствием продавала оружие и Ираку тоже. Впрочем, в рамках сделки «Иран — контрас» США поставляли Ирану запчасти для кое-какой техники и даже несколько истребителей F-4 «Фантом», но это очень специфическая история и совсем не тот масштаб.

Причиной войны официально были разногласия по поводу прохождения границы по реке Шатт-эль-Араб. Фактически же это была война за нефть. По крайней мере с иракской стороны. Для Ирана поначалу это было отражение агрессии, а затем — тоже война за нефть, а также за экспорт исламской революции в шиитском варианте.

Поскольку революция 1979 года и последовавшие за ней репрессии против «прислужников шахского режима», мягко говоря, не лучшим образом сказалась на боеспособности ВС Ирана, а Корпус стражей исламской революции (КСИР) был только что создан, в начале войны, Ирак, пользовавшийся к тому же преимуществами агрессора, нанес иранцам ряд крупных поражений. Начав войну 19 сентября 1980 года, уже к ноябрю иракцы заняли более 20 тысяч квадратных километров территории (в первую очередь — на юго-западе Ирана), захватив города Касре-Ширин, Нефтшах, Мехран, Бостан и Хорремшехр. Глубина продвижения составила от 5–10 километров на севере до 60 километров на юге. Юго-запад Ирана интересовал Хусейна потому, что нефти там было больше всего.

Впрочем, наступательный порыв иракцев довольно быстро иссяк, они решили удовлетвориться достигнутым. Пассивная оборона, однако, еще никому никогда удачи не приносила. Иран начал переламывать ситуацию. Недостаток техники персы компенсировали превосходством в численности личного состава, отличающегося к тому же крайним фанатизмом.

Через год после начала войны, в сентябре 1981-го, иранцы провели первое успешное наступление, отбросив иракцев от Абадана. Весной 1982-го персы вернули города Шуш и Хорремшехр. В ходе наступления иранцы несли огромные потери, но упрямо шли вперед. И это подействовало на иракцев. Они сломались. В начале июня 1982 года Ирак отвел войска к границе, оставив за собой лишь спорные участки, из-за которых якобы война и началась. В Багдаде надеялись, что Иран согласится на ничью. Но в Тегеране справедливо восприняли отступление противника как слабость и решили нести исламскую революцию в шиитском варианте на запад, в арабский мир. Ирак был особенно удобен в этом плане, поскольку больше половины населения этой страны составляли шииты (впрочем, подавляющее их большинство сохранило лояльность Багдаду, национальность оказалась важнее веры).


Иракский офицер показывает маршрут движения военных подразделений в подземном операционном бункере на южной границе Ирака, где Саддам Хуссейн провел три дня, 1981 год. Фото: AP

Главная борьба по-прежнему разворачивалась на южном участке фронта. Здесь, в заболоченной дельте Шатт-эль-Араб, преимущество Ирака в технике в значительной степени нивелировалось, очень сложно было ее применять. Зато большое значение приобрело превосходство Ирана в живой силе.

И уже в середине июля 1982 года Иран начал наступление, направленное на захват Басры. За две недели боев персы были разгромлены, тем не менее на отдельных участках они смогли закрепиться на иракской территории.

Затем иранцы регулярно проводили наступления на различных участках фронта, понемногу вгрызаясь в оборону противника. Настоящий успех пришел к ним в феврале 1986, когда они смогли захватить город Фао на юге Ирака, отрезав таким образом Ирак от моря и перерезав железную дорогу Багдад — Басра. Через год, в январе 1987-го, в ходе очередного наступления персы подошли к Басре на шесть километров, но взять город так и не смогли. Бои носили крайне ожесточенный характер. При этом стороны старались максимально ослабить друг друга, нанося удары по тылам. Особенно активно они обменивались авиационными и ракетными ударами по столицам и другим крупнейшим городам в 1985 году, этот период известен как «война городов». За всю войну Иран выпустил по территории Ирака 455 баллистических ракет, Ирак ответил 428 ракетами. Интересно, что обе стороны активно использовали советские ракеты Р-17, больше известные как «Скад».

Хотя большинство иранских наступлений были либо полностью неудачны, либо успехи были очень небольшими, а потери при этом гигантскими, персы полностью захватили инициативу, перенеся войну на территорию противника. Создавалось впечатление, что если так пойдет дальше, они дожмут Ирак. И в дело вмешались американцы. Предлогом для этого стала «танкерная война». Обе воюющие страны стремились лишить врага доходов от нефтяного экспорта, поэтому атаковали иностранные танкеры, идущие во вражеские порты или из них. Ирак в этой войне был гораздо активнее Ирана (283 удара по судам против 168), но Вашингтон почему-то заметил только иранские действия. И начал атаки против иранских кораблей и нефтяных платформ.

По-настоящему Багдад и Вашингтон «слились в экстазе» весной 1988 года. 17 апреля Ирак начал крупномасштабное наступление на юге. На следующий день ВМС США провели крупную операцию в восточной части Персидского залива. Они разрушили несколько иранских нефтяных платформ, потопили иранские фрегат и ракетный катер, повредили другой фрегат. При этом они безусловно отвлекли значительные иранские силы, способствуя успеху иракского наступления, которое закончилось полным триумфом. Иракцы вернули Фао и освободили почти всю территорию на юге страны.

После этого война окончательно утратила смысл. Стороны понесли гигантские людские и материальные потери и были полностью истощены. 20 августа 1988 года война закончилась, ни Багдад, ни Тегеран не добились в ней абсолютно ничего. По сути, проиграли и те, и другие.

С чисто военной точки зрения ирано-иракская бойня, как кажется на первый взгляд, особого интереса не представляет. Уровень боевой подготовки сторон оказался крайне низким. Особенно это относилось к Ирану, который очень активно применял в ходе войны метод «людских волн» и разминировал минные поля, пуская на них подростков и стариков с пластмассовыми ключами от рая на шее. То есть противника буквально заваливали трупами. Боевое мастерство иракцев было ненамного выше, в целом их действия были весьма примитивны.

Тем не менее считать эту войну совсем неинтересной нельзя. Были в ней очень занятные моменты.

Иракский солдат смотрит на обломки иранского «Фантома» F4, сбитого войсками Ирака, в музее ВВС в Багдаде, 1984 год. Фото: Herve Merliac / AP

Во время Вьетнамской войны и Октябрьской войны 1973 года противотанковые вертолеты по своему прямому назначению применялись эпизодически, Ирано-иракская война (особенно ее начальный этап) стала первой, где они использовались массово. Получилось так, что Ми-24, создававшийся для уничтожения натовских танков в Европе, очень широко применялся в противопартизанских войнах по всему миру (от Чечни до Анголы), а с танками всерьез воевал только в Месопотамии. И делал это очень успешно. Так, в первые дни войны в одном из вылетов восемь иракских Ми-24, выпустив 22 ракеты, уничтожили 17 иранских танков без потерь со своей стороны. Один из Ми-24 за первые три месяца войны уничтожил 55 танков. Потом таких успехов стало меньше, потому что Иран гораздо меньше использовал танки. Зато на протяжении всей войны шли воздушные бои между вертолетами, чего в таких масштабах не было больше никогда. Главными противниками Ми-24 в этих боях были иранские машины АН-1 «Кобра» американского производства. Каким был реальный исход этих боев — сказать сложно. Данные о потерях сторон на любой войне очень сильно расходятся, а в этом случае дело усугубляется тем, что воевали между собой два закрытых тоталитарных режима. В общем, иранцы считают, что с суммарным счетом 10:6 победили «Кобры», иракцы сообщали, что с тем же счетом выиграли Ми-24. Впрочем, всего Ми-24, по иракским данным, сбили до 50 иранских вертолетов (с учетом транспортных и многоцелевых).

Более того, 27 октября 1982 года иракский Ми-24 противотанковой ракетой сбил иранский истребитель американского производства F-4 «Фантом». До сего дня этот случай аналогов не имеет, считается, что такое просто невозможно, ведь вертолет не предназначен для боев с самолетами-истребителями. Впрочем, этот эпизод нельзя считать достоверным.

Серьезные танковые бои имели место только в начале войны. Крупнейший из них случился в январе 1981 года в районе Абадана в ходе отражения иракцами иранского контрудара. Иран потерял уничтоженными и захваченными от 88 (по собственным данным) до 214 (по иракским) танков (М60 и «Чифтен»). Потери Ирака составили от 50 до 100 Т-62. Поскольку бой выиграли иракцы, то ближе к истине их данные. Всего за войну Ирак потерял примерно 60 Т-72 и около 500 Т-62. Потери Ирана превысили 1,5 тысячи машин. Интересно, что Иран начинал войну, имея около двух тысяч танков исключительно западного производства (американские М60, М47 и М48, английские «Чифтен» и «Скорпион»), а заканчивал примерно с одной тысячей танков, из которых не менее половины были советского и китайского производства (получены, как было сказано выше, из КНР, КНДР, Ливии и Сирии).

Очень сложно понять истинный результат воздушных боев Ирано-иракской войны, данные сторон расходятся в разы. Что касается англосаксонских источников, то в них сильно просматриваются парадоксальное подыгрывание Ирану. Дело, видимо, в том, что его ВВС были оснащены исключительно американскими самолетами (F-4, F-5, F-14), в то время, как ВВС Ирака — советскими и немножко французскими. На этом фоне политическая антипатия отходит на второй план. По западным данным иракские истребители сбили в ходе войны 50 иранских самолетов, а иранские — 221! При этом хорошо известно о репрессиях в Иране против летчиков и техников шахских ВВС, о катастрофической нехватке запчастей, о том, что если к началу войны Иран имел около 450 боевых самолетов, то к концу — примерно 60, а Ирак обладал подавляющим превосходством в воздухе. В связи с этим верить в то, что иранцы воевали в 4,4 раза лучше иракцев, не очень получается. Также напоминает охотничий рассказ история о том, как иранский пилот Мохаммед Седих на своем F-14 29 октября 1980 года в одном бою сбил четыре МиГ-23, что должно считаться рекордом в истории реактивной авиации.

Не полностью достоверен рассказ о событиях, произошедших ровно через месяц, 29 ноября. Якобы иранские диверсанты взорвали иракские нефтяные терминалы Мина-эль-Бакр и Хор-эль-Амая. Прикрывая их отход, иранская авиация потопила семь иракских ракетных и торпедных катеров, сбила один МиГ-21, шесть МиГ-23 и вертолет французского производства «Супер Фрелон», потеряв при этом лишь два «Фантома». Кроме того, иракские ракетные катера советского производства потопили один иранский ракетный катер. Кстати, если эти события действительно имели место, то они стали единственным морским боем этой войны (причем этот бой практически положил конец существования ВМС Ирака). Если, конечно, не считать описанный выше бой между ВМС США и Ирана 18 апреля 1988 года.

Иранские войска продвигаются по линии фронта в иракских подразделениях. Фото: AP

Альтернативные данные о потерях ВВС сторон отсутствуют. Имеются лишь отрывочные и крайне противоречивые данные о многочисленных воздушных боях, в которых все сбивали всех, в том числе легкие истребители порой справлялись с тяжелыми, гораздо более мощными противниками. Так, иранский F-5Е сбил «суперперехватчик» МиГ-25П, с другой стороны иракские МиГ-21 сбили, по разным данным, от одного до пяти F-14, которые в тот период были одними из лучших истребителей в мире. При этом иранцы претендуют на то, что F-14 сбили три МиГ-25, хотя иракцы не подтверждают ни одну из этих потерь. Возможно, что в самом конце войны два F-14 были сбиты только что появившимися у Ирака МиГ-29.

ВВС Ирака очень активно использовались для ударов по иранским войскам на фронте и в ближней прифронтовой зоне, это стало решающим фактором в провале большинства иранских наступлений. Результативность этих налетов иногда была очень высокой. Например, в марте 1986 года в районе иранского города Ахваз иракские МиГ-23БН уничтожили и повредили до 500 танков и бронетранспортеров противника.

ВВС сторон также активно наносили удары по авиабазам, городам, объектам инфраструктуры друг друга. Ирак имел для этого такой уникальный для развивающихся стран инструмент, как бомбардировщик средней дальности Ту-22. Он очень интенсивно использовался против наземных, а иногда и против морских целей. Можно отметить, что 19 марта 1988 года эти самолеты подожгли два иранских супертанкера: «Авай» (316 379 тонн водоизмещения) и «Санандай» (253 837 тонн), при этом погибло более 50 человек. Иран, в свою очередь, претендует на то, что его F-14 сбили за войну четыре Ту-22, еще два таких самолета были сбиты над Тегераном наземной ПВО.

Как уже было сказано, стороны очень старались лишить друг друга главной статьи экспортных доходов, уничтожая танкеры и объекты нефтяной инфраструктуры. Так, иракские МиГ-25РБ практически полностью разрушили иранский нефтяной терминал на острове Харк. А в ноябре 1986 года МиГ-23БН ВВС Ирака, дозаправлявшиеся в воздухе с транспортных Ан-12, атаковали нефтяной терминал на острове Лорак в Ормузском проливе. Здесь впечатляет расстояние — от иракских авиабаз до Ормузского пролива почти 1,5 тысячи километров, что многовато для фронтовых бомбардировщиков, коими являлись МиГ-23БН.

В целом можно сказать, что при общем довольно низком уровне боевой подготовки сторон (от рядовых до генералов) война велась с крайним ожесточением, боевая техника, причем достаточно современная, использовалась весьма интенсивно. Советская техника составила основу ВС Ирака, именно ее применением иракцы обязаны своим основным успехам. А со второй половины войны Иран тоже в значительной степени воевал на реэкспортированной нашей технике и ее китайских и корейских клонах. В целом она проявила себя очень хорошо. Особенно это относится к вертолету Ми-24. Интересно, что в те же годы совсем неподалеку тот же вертолет был главным действующим лицом войны совершенно другого типа — советской 40-й Армии против афганских душманов.

По сути, Ирано-иракская война стала одной из последних классических войн, «Второй мировой с ракетами». Всего через 2,5 года после ее окончания в тех же местах на одном из участников этой войны США отработали войну уже совсем другого типа.

Первая ирано-иракская война

Ирано-иракская война 1980-1988 годов, или Первая война в заливе, стала самым длительным вооруженным конфликтом XX века. Он любопытен тем, что насмерть сцепились два авторитарных режима, которые во многих странах называли людоедскими. Однако это не мешало всем желающим продавать обеим сторонам оружие и покупать у них нефть.

Отношения между двумя странами были натянутыми с самого образования Королевства Ирак в 1921 году. Их разделяла река Шатт-эль-Араб, образованная слиянием Тигра и Евфрата. Это был важнейший источник пресной воды, на ее берегах были найдены богатые залежи нефти, а в довершение всего обладание ее устьем было жизненно важным для Ирака в целях увеличения экспорта углеводородов.

Современная карта Ирак — река Шатт-эль-Араб — Иран

Плохой договор

★ В 1937 году англичане, как казалось, положили конец спорам. Они вынудили Иран подписать соглашение, по которому река на всем протяжении отходила Ираку, за исключением иранских городов Абадана и Хоррем-шехра. Багдад потребовал, чтобы все проходящие по судоходному фарватеру суда поднимали иракский флаг и платили пошлину.

★ Послевоенные годы две страны провели по-разному. Иран заручился поддержкой США, модернизировал армию и нефтеперерабатывающую промышленность и стал лидером в регионе. А Ирак скатился в череду переворотов и внутренних конфликтов. В 1968 году в этой стране пришла к власти партия «Баас», установившая дружественные отношения с КПСС и СССР. В Ирак стало поступать советское оружие, но подготовке специалистов в Багдаде должного внимания не уделяли.

★ На севере страны развернули боевые действия курдские повстанцы. Начались конфликты между шиитами и суннитами. Западные страны из-за курса «Баас» на сближение с Советским Союзом к Ираку охладели. Иранский шах Мохаммед Реза Пехлери посчитал, что настал момент поживиться за счет ослабевшего соседа, и разорвал договор 1937 года. В 1971 году Тегеран пошел еще дальше, оккупировав три острова в Ормузском проливе.

Все, что мог сделать Ирак, — это заявить протест. К курдскому восстанию на севере, поддержанному США и Израилем, прибавились выступления шиитов на юге — уже при непосредственной поддержке Ирана. Оказавшись на грани краха, Багдад вынужден был пойти на сближение с Тегераном.

В 1974 году шах Пехлеви встретился в Алжире со вторым человеком в Ираке Саддамом Хусейном. Иран обещал прекратить поддержку курдов, взамен Ирак признавал иранскую принадлежность реки Шатт-эль-Араб. Позже Хусейн охарактеризовал этот договор как унизительный, а шаха ругал последними словами.

Саддам Хусейн

Дружба была недолгой

Когда в феврале 1979 года династию Пехлеви свергли и во главе Ирана встал аятолла Хомейни, иракские элиты не скрывали оптимизма. В июле того же года Хусейн после отставки Хасана аль-Бакра занял пост президента Ирака. Ему импонировали антиамериканская риторика и жесткие, решительные меры по искоренению политических оппонентов, которые исповедовал Хомейни.

Хусейн даже выразил надежду, что «два волевых лидера смогут подружиться и вместе послужить делу избавления региона от иностранного влияния».

Хомейни тоже пару раз тепло отозвался о Саддаме, но их дружба была недолгой. Кроме жестокости и склонности к политическим репрессиям, двух диктаторов ничего не объединяло.

Аятолла Хомейни — духовный глава Ирана

Хусейн хоть и порвал с иракскими коммунистами, но от сотрудничества с СССР не отказывался. Он вообще не имел никаких политических принципов и всегда был сторонником целесообразности.

Хомейни же был ярым сторонником «экспорта революции». По его приказу были созданы повстанческие группировки в Ираке (Верховный совет исламской революции), Бахрейне, Кувейте и Саудовской Аравии. С иранской территории на эти страны велось вещание на арабском языке с призывами следовать примеру Ирана.

15 марта 1980 года Хомейни открыто призвал иракский народ к революции «до победного конца». Саддам Хусейн назвал это предательством — в свое время партия «Баас» единственная заступалась за Хомейни, когда шах требовал выдворить его с территории Ирака.

Иранский лидер парировал: баасисты никакие не революционеры, а предатели исламского мира. Они готовы бороться только с «Большим шайтаном» — США. При этом они сотрудничают с «Малым шайтаном» — СССР. В ответ Саддам обратился к арабскому миру с призывом поддержать Ирак в деле отражения иранских провокаций.

Американцы и европейцы поначалу не замечали рассуждений Хомейни о «шайтанах». Иран в огромных количествах закупал современное вооружение, офицеры проходили стажировку за границей. Англичане продолжали строить нефтеперерабатывающий комплекс в Абадане, немцы и французы — атомную станцию в Бушере.

Хомейни потребовал от Багдада передать шиитские святыни, находившиеся в Кербеле и Неджефе, в город Кум [Ирак]. Хусейн отверг эти притязания и перешел к оскорблениям шиитов на религиозной почве.

Меньшее из зол

Но Хомейни зарвался. Пока он ограничивался проповедями об исламской революции, ему готовы были продавать оружие. Но, как только иранское правительство замахнулось на имущество западных компаний, его тут же объявили религиозным фанатиком. К тому же Хомейни последовательно выживал из страны старую иранскую элиту, с помощью которой американцы и англичане рассчитывали со временем вернуть влияние на эту страну.

Запад постепенно привыкал к роли Хусейна как меньшего из зол. СССР тоже сделал выбор в пользу Ирака, не желая терять такой большой кусок оружейного рынка. А против Ирана все больше стран вводили эмбарго на военные поставки.

Хомейни полагал, что без труда раздавит соседей в случае открытого столкновения, а помогать Ираку никто не станет. Иракская армия считалась слабой и плохо обученной, ее боевой дух был очень низким. Но в Иране шел процесс революционных чисток вооруженных сил — Хомейни приказал избавиться от всех гипотетических сторонников шаха.

Армия была сокращена с 240 до 180 тысяч, 250 генералов заменили на командиров младшего звена или священнослужителями, более 600 высших офицеров арестовали и впоследствии казнили. В итоге боеспособность иранской армии тоже упала. Особенно это касалось ВВС, которые при шахе считались армейской элитой. На смену регулярным войскам был сформирован КСИР (Корпус стражей исламской революции) из не слишком профессиональных, но фанатичных добровольцев. Туда шли лучшее вооружение и снаряжение.

★ Тем временем стороны пришли к вооруженным провокациям. В апреле 1980 года в Багдадском университете было совершено покушение на одного из приближенных соратников Саддама — Тарика Азиза. Из толпы бросили гранату в сторону трибуны: Азиз был ранен, но погибли студенты. Власти поймали шиитского активиста и обвинили его в работе на иранские спецслужбы.

После, во время похорон жертв теракта из здания школы иранской диаспоры бросили бомбу в толпу. Погибло еще несколько людей. Ирак снова обвинил в теракте Иран, хотя те отрицали свою причастность к этому. В ответ из Ирака было выслано около 40000 этнических персов.

Маленькая и победоносная

Не без помощи западных спецслужб напряжение нарастало. Как выяснилось позднее, они сначала подстрекали иранцев к резким действиям, а затем толкали Хусейна на ответные действия. В Хорремшехре было разбито иракское консульство. Иранское правительство поддержало создание в Ираке подпольных шиитских движений и заключило союз с иракскими курдами.

Багдад, в свою очередь, создал Революционно-демократический фронт освобождения Хузестана (часть Ирана с арабским населением), отряды Демократической партии Иранского Курдистана, группировку «Моджахеды иранского народа». Саддам Хусейн приказал арестовать и казнить главу иракских шиитов аятоллу Мухаммеда Садра вместе с с его семьей. Иракские войска обстреляли город Касре-Ширин [Иран].

Ирак потребовал от Совета безопасности ООН осудить иранскую аннексию островов в Ормузском проливе. Имели место и пограничные столкновения, и пропагандистские выпады. Дошло до того, что радио Тегерана передало «новость» об убийстве Саддама. В Лондоне боевиками Фронта освобождения Хузестана было захвачено иранское посольство. По данным властей Ирака, за первую половину 1980 года Иран 224 раза нарушал границу Ирака.

★ Летом 1980 года Хусейн основательно взял курс на войну, заявив об этом на брифинге для иностранных журналистов. В поисках поддержки со стороны арабского мира Саддам в августе 1980 года совершил хадж в Мекку.

Арабские монархи одобрили курс Хусейна — они боялись Хомейни и возможности распространения исламской революции. Так же Хусейн получил поддержку США и Европы, у него были неплохие отношения с Советским Союзом. Иран поддерживали только Северная Корея, Сирия и Ливия.

Иракское руководство, базируясь на некорректных разведданных, предоставленных американцами, полагало, что сможет добиться больших побед малой кровью. Но Хомейни тоже нуждался в маленькой победоносной войне для поднятия собственного авторитета в противовес президенту страны Банисадру.

Война на истощение

★ С августа 1980 года в приграничных районах начались столкновения с применением тяжелого вооружения и авиации. Иракское руководство в одностороннем порядке вышло из Алжирских соглашений и призвало Иран к переговорам. В Тегеране объявили мобилизацию. Около полудня 22 сентября иракские войска начали вторжение. Хусейн мог выставить до 100000 человек, около 2000 танков, до 1600 бронемашин, более 3000 артиллерийских систем. Его войска поддерживала с воздуха авиация.

Ирано-иракская война 1980-1988 годов, или Первая война в заливе, стала самым длительным вооруженным конфликтом XX века.-4

Иранцы успели развернуть не более 25000 человек, около 800 танков, около 600 единиц бронетехники и не более 1000 стволов артиллерии. Иракский план наступления в общих чертах повторял план войны с Ираном от 1941 года. Он предусматривал захват иранских Керманшаха, Дизфуля, Абадана и Ахваза, являвшихся центрами иранской нефтедобычи. Оккупировать Иран целиком не планировалось. Хусейн полагал, что достаточно разгромить иранские войска в приграничном сражении, опираясь на арабское население, захватить Хузестан, а затем дождаться свержения Хомейни. После смены власти в Тегеране маячила радужная перспектива территориальных приобретений и лидерства Ирака в регионе.

Наступление иракцев было вполне успешным, хотя и отставало от графика. Но уже к зиме война приобрела позиционный характер. Иранские войска смогли нанести противнику такие потери, что ресурсов для наступления у Хусейна не осталось. Не в пользу Ирака складывались и воздушные операции.

На следующий год уже иранцы провели два массированных контрнаступления. Первое не удалось, а в ходе второго они отбили примерно половину того, что потеряли в начале войны. Иракское командование пришло к выводу, что блицкриг не удался.

В Багдаде прогнозировали, что страна выдержит около года войны без потрясений и около двух, но при условии некоторых неприятных ограничений в экономике. Мыслей о войне на истощение иракцы не допускали, так как 50-миллионный Иран обладал куда большими людскими и материальными ресурсами, чем 15-миллионный Ирак.

Понимали все это и в Тегеране и тактику боевых действий строили именно на численном превосходстве. Они берегли авиацию и танки, используя их в основном в обороне. Атаковали иранцы так называемыми живыми волнами, просто заваливая противника трупами.

Ирано-иракская война 1980-1988 годов, или Первая война в заливе, стала самым длительным вооруженным конфликтом XX века.-5

Кровавая мясорубка

★ С середины 1982 года инициатива в войне перешла к Ирану. Несмотря на нехватку вооружения, боеприпасов и запчастей, иранцы предпринимали одно наступление за другим — то на юге, то в Курдистане, то на центральном участке фронта. Некоторых успехов они добились, но потери понесли огромные.

Обе стороны не брезговали применением боеприпасов с химическим оружием — особенно иракцы, которые зачастую только так и могли остановить наступление живых волн врага. И Иран, и Ирак бомбили и подвергали ракетным обстрелам города, промышленные объекты и нефтепромыслы, топили в Персидском заливе танкеры.

Ирано-иракская война 1980-1988 годов, или Первая война в заливе, стала самым длительным вооруженным конфликтом XX века.-6

В 1987 году наметился перелом. Иранские атаки на Басру захлебнулись, и, используя превосходство в технике, Ирак освободил утраченные ранее районы, а потом вновь вторгся на чужую территорию. Однако обе страны были истощены. Иракские солдаты сражаться не хотели, а иранским было просто нечем драться.

17 июля 1988 года Хусейн озвучил условия перемирия: начало прямых переговоров, расчистка реки Шатт-эль-Араб и граница посередине фарватера, гарантии свободного передвижения в Персидском заливе, обмен пленными. В знак доброй воли иракские войска отступили к границе.

Через два дня Хомейни ответил: «Принять это решение было для меня болезненнее и вреднее, чем испить чашу с ядом. Уповая на Бога, я пью эту чашу, чтобы по его решению прекратить эту мясорубку».

Вряд ли можно сказать, что в этой войне кто-то одержал победу. Погибло приблизительно 180000 иракских солдат и 500000 иранских, а также не менее 20000 мирных жителей. Было утрачено 4600 танков (2500 у Ирака и 2100 у Ирана), 1650 артиллерийских орудий, 485 самолетов (305 у Ирака и 180 у Ирана), 30 военных кораблей.

Схема боевых действий во время Ирано-иракской войны 1980-1988 гг.

Ирак в общей сложности потерял 342 млрд $ и на 110 млрд $ увеличил свой внешний долг. Иран потерял порядка 645 млрд $. СССР, Франция и Китай заработали миллиарды, продавая Ираку оружие. Иран затоваривался в Китае, Северной Корее, Ливии, Израиле, СССР и даже в США, где на этой почве разгорелся скандал. Никто из великих держав не пошевелил и пальцем, чтобы остановить войну. Ведущие армии мира проходили перевооружение, и для сбыта устаревшего оружия ничего лучше этой войны придумать было нельзя.

Укрепили свое положение оба режима. Но если Иран стал чем-то вроде страны-изгоя, то Ирак на короткое время примерил на себя роль главной силы в регионе. Правда, это настолько вскружило голову Саддаму Хусейну, что он испортил отношения с СССР, вступил в конфронтацию с США и вторгся в Кувейт. Впоследствии это привело Ирак к катастрофе и чуть не погубило страну.

Также эта война укрепила позиции США, Саудовской Аравии и их союзников на Ближнем Востоке. Но не остался внакладе и СССР. Были установлены дипломатические отношения с ОАЭ, Оманом и Кувейтом, наметилось потепление в ирано-советских связях, что впоследствии пошло на пользу России.

© Борис Шаров

https://dzen.ru/a/XhXv1RbvkACt2T7A

Картина дня

наверх