На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Судья-репатриант о деле Дери: "Никто не стоит выше закона". Реформа судебной системы Нетаниягу -преступление против интересов Израиля (3 статьи)

Судья-репатриант о деле Дери: "Никто не стоит выше закона"

Партия ШАС: "БАГАЦ выбросил на помойку голоса 400.000 избирателей"

Гилад Мораг
Судья Алекс Штейн. Плакат партии ШАС
(Фото: Охад Цвайгенберг)
В партии ШАС утверждают, что Высший суд справедливости (БАГАЦ) фактически аннулировал голоса 400. 000 избирателей, запретив партийному лидеру Арье Дери занимать министерские посты. В соцсетях распространяется пропагандистский плакат со словами "Суд аннулировал и мой голос". Политики - и не только в рядах ШАС - клеймят судей, поддержавших решение по делу Дери, обвиняют их в пренебрежении волей народа и элементарными принципами демократии.
Один из судей, принимавших решение, Алекс Штейн, предугадал эти упреки и обвинения. Стремясь обосновать свою позицию, он написал: "Мне есть что сказать 400.000 избирателей, отдавших голоса партии ШАС и ее лидеру. Во-первых, эти уважаемые граждане голосовали за Дери как за своего представителя в кнессете, но не выбирали министров правительства. Более того, избрание в кнессет и назначение на высокий правительственный пост не освобождают гражданина от ответственности перед законом и не наделяют его иммунитетом в случае принятия юридических решений по уголовным или гражданским делам, в которых он фигурирует как обвиняемый или ответчик".
Судья Алекс Штейн
(Фото: Амит Шааби)
"У нас нет принципа непогрешимости власть имущих, - подчеркнул судья Штейн. - В правовом государстве, начертавшем на своем знамени принцип верности закону, перед законом все равны. Люди, занимающие самое высокое положение, не стоят выше правосудия, а рядовые граждане не стоят ниже него".
В ходе рассмотрения дела Штейн также усмотрел прямое противоречие между заявлением Арье Дери мировом суде в Иерусалиме, где рассматривалось дело о его налоговых нарушениях, и позицией главы ШАС относительно министерских постов.
В начале 2022 года, когда мировой суд в Иерусалиме утверждал сделку лидера ШАС с прокуратурой, Арье Дери объявил об уходе из политической жизни. Тем самым он избег так называемого "знака позора" (от-калон), который на несколько лет лишил бы его права занимать выборные и общественные должности. Дери сложил с себя полномочия депутата кнессета, но всего через несколько месяцев возглавил список кандидатов своей партии и стал главным партнером Нетаниягу в новой коалиции. После этого он заявил БАГАЦу, что не давал обязательства об уходе из политической жизни.
Как сообщали "Вести", БАГАЦ принял решение по делу о назначениях Дери десятью голосами против одного. Лишь один из 11 членов судейской коллегии, Йосеф Эльрон, посчитал, что назначение Дери министром допустимо. При этом судья Эльрон выразил мнение, что глава правительства обязан обратиться к председателю Центральной избирательной комиссии с запросом о том, следует ли отметить правонарушения "знаком позора" (от калон). В случае положительного ответа Дери должно быть запрещено занимать общественные должности.
Плакат партии ШАС
(Фото: соцсети)
Напомним, партия ШАС распространила заявление с резкой критикой в адрес Высшего суда справедливости. "БАГАЦ, всегда кичившийся заботой о правах меньшинств, отправил на помойку голоса 400.000 израильтян, голосовавших за ШАС, - сказано в заявлении. - Избиратели, в большинстве своем представители социально слабых слоев населения, знали, что голосуют за партию, лидер которой - Арье Дери. Решение суда практически лишает смысла выборы в кнессет. Это решение носит ярко выраженный политический характер и отличается крайней несостоятельностью".
Позже возле дома Арье Дери в Иерусалиме раздавались откровенно подстрекательские выкрики в адрес судей - "белых ашкеназов, глухих к чаяниям народа".
► Справка
Проф. Алекс Штейн, вошедший в состав Верховного суда Израиля в августе 2018 года, - уроженец СССР. Он родился в 1957 году в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) и репатриировался с семьей в 1973 году. Академическую карьеру начал в Еврейском университете в Иерусалиме. 15 лет работал за границей, преподавал юриспруденцию в различных вузах США.
Проф. Штейн считается противником судебного активизма и сторонником консервативного подхода. 22 февраля 2018 году комиссия по выборам судей единогласно утвердила его кандидатуру на пост судьи Верховного суда, предложенную тогдашней главой минюста Аелет Шакед.
Штейн увлекается шахматами и достиг уровня гроссмейстера. В 1976 году, проходя воинскую службу, он стал победителем шахматного чемпионата ЦАХАЛа.

Реформа судебной системы Нетаниягу — преступление против интересов Израиля

 Фото: кадр из трансляции Канала Кнессета

Именно поэтому реформа судебной системы в том виде, в котором ее предлагает Нетаньяху, настоящее преступление против интересов Израиля и израильтян. Пока Верховный суд может принимать вот такие решения, Израиль остается демократической страной с верховенством закона.
А теперь к том, что произошло.

Верховный суд ожидаемо принял единственно возможное решение, установив, что лидер партии ШАС Арье Дери не может быть министром израильского правительства. Давайте разберемся в аргументации суда и поговорим о том, почему именно нынешнее правительство не довольно решением и почему хочет сломать практически единственный правовой институт, который еще защищает закон в Израиле.

Формулировка суда предельно проста: Арье Дери не может быть министром израильского правительство “из-за совокупности совершенных уголовных преступлений, а также из-за подписанной им сделки, согласно которой он должен был покинуть политическую жизнь”. 10 судей проголосовали за это решение, один судья выступил против. Суд так же посчитал аргументы защиты Арье Дери “крайне неправдоподобными”, поддержав позицию юридического советника правительства.

Из решения суда: “Пребывание Арье Дери на посту министра в израильском правительстве нанесло серьезный и тяжелый ущерб имиджу и статусу исполнительной власти в Израиле, а также основным принципам чистоты власти и справедливости, которым обязаны руководствоваться все избираемые должностные лица”.

Арье Дери был трижды осужден за мошенничество, уклонение от налогов и обман общественного доверия. Последний процесс над ним закончился обвинением в феврале 2022 года и сделкой со следствием, согласно которой Дери согласился уйти из политики. Напомню позицию юридического советника правительства Гали Бахарав-Миара относительно последующего назначения: “Это не назначение “на грани разумного”, это назначение явно пересекающее эту границу”.

Реформа юридической системы, затеянная правительством Нетаньяху, призвана не разрешить действительно существующие противоречия и упорядочить работу ветвей власти. Нет. Эта реформа призвана легализовать Арье Дери на посту министра, сняв все возможные правовые ограничения для занятия им этой должности и убрав из аргументации суда правовые основания. Почему же Нетаньяху так важно, чтобы суд оставил Дери в правительстве? Неужели ему действительно настолько нужен этот опытный уголовник в команде? Все просто: Дери только что создал прецедент. Теперь, в случае, если сам Нетаньяху будет осужден по одному из дел, которые открыты против него, он не сможет занимать свою позицию. Аргументация суда дает ясно это понять, ведь причина отставки Дери не только нарушение сделки, но и совокупное количество уголовных преступлений, в которых он был признан виновным. Этот прецедент ставит под сомнение политическое будущее Нетаньяху в существующей правовой модели. И предлагаемая реформа судебной власти — не попытка разрешить противоречия, а попытка спасти свою карьеру.

Марк Новиков,
доктор философии

https://xprt.co.il/journalism/10741

За что боремся?
Ира Коган

За что боремся?

Демонстрации против судебной реформы в Израиле уже назвали началом борьбы, первой пробной акцией. Нет сомнений, что и реформа - лишь первый повод для протестов, поскольку их истинная цель - власть.

Война за характер страны, за так называемый «ДНК Израиля» ведется уже давно. Каким быть еврейскому государству - национально-религиозным или свободным и демократическим? Чем дальше, тем труднее совмещать эти принципы, и не на практике, не в повседневной жизни (простые люди как раз умеют уживаться друг с другом), а в высших политических сферах. «Там, наверху» никто не хочет делиться управленческими и финансовыми ресурсами.

Нынешний кризис оказался столь острым потому, что в наши дни, впервые за десятки лет, нарушен баланс власти. Новое правительство идеологически однородно, как никогда, и перекраивает страну на свой лад, не оглядываясь на оппонентов. 

В скобках можно заметить, что в этом есть своя правда. До сих пор правительства, в разных пропорциях включавшие представителей обоих лагерей, не могли двинуться ни вправо ни влево и просто топтались на месте. Понятно желание право-религиозной коалиции дружно шагать своим путем, который они считают единственно верным. Но около половины страны по нему идти не согласно. Как быть?

Многие сравнивают нынешнюю ситуацию с эпохой Осло. Тогда общество тоже резко раскололось, и ничем хорошим это не закончилось. Неужели мы снова наступаем на те же грабли?

Изначальная цель левых демонстраций состояла в том, чтобы показать: мы есть и нас много. Но неважно, сколько человек выходит на площадь. Имеет значение, на что эти люди готовы и как отреагируют их противники. 

На первый взгляд, у протестующего лагеря хватает поддержки в обществе. Против новых планов правительства выступают местные органы власти, руководители хайтека, обычно далекие от политики, юристы, учителя, университетская профессура, люди искусства, средний класс, не говоря уж о левых организациях и СМИ. Список внушителен, но не особенно эффективен. Кто из этих людей будет блокировать дороги, противостоять полиции, неделями жить в палатках, объявлять голодовки? Без таких крайних мер любая демонстрация - лишь безобидная прогулка с флагами, которую власть просто проигнорирует. 

Конечно, у левого лагеря есть могущественный союзник - Гистадрут, Объединение профсоюзов. Если он подключится к акциям протеста, то правительство не устоит. Старожилы помнят всеобщие забастовки, когда не работали школы, детские сады, госучреждения, в больницах не проводились плановые операции, на улицах гнил неубранный мусор, и был закрыт даже аэропорт. Другое дело, что формально Гистадрут может объявлять забастовку, только если ущемлены права трудящихся. Пока этого не произошло, левому протесту придется обходится своими, не слишком активными силами.

Те, кто поддерживает правительство, гораздо опытнее в уличной борьбе. Ультраортодоксы, мелкие лавочники, сефардская община (традиционный электорат Ликуда), поселенцы - все они лучше организованы и более легки на подъем. По массовости выступлений с ними будет трудно соперничать. 

И опять же, на улице ничего не решается. Любому протесту нужен лидер, способный говорить от имени улицы в коридорах власти. Такого лидера у левых нет, а оппозиционные депутаты не способны договориться друг с другом даже о проведении митинга. Они расколоты идейно, и даже если вдруг придут к согласию, им все равно не хватит мандатов, чтобы свалить правительство. Остается лишь надежда на перебежчиков из коалиции, которые захотят взять «тремп» на смене власти. Но это маловероятно: среди ликудников почти не осталось отщепенцев и недовольных, а остальные - убежденные сторонники национально-религиозного пути. 

Как ни парадоксально, единственный, на кого может рассчитывать протестное движение, - сам Нетаниягу. Помимо того, что он возглавляет самую умеренную партию в ультраправом правительстве, ему, в отличие от его партнеров, приходится прислушиваться к голосу народа и сохранять имидж лидера всего Израиля, а не только своих избирателей. 
Но у Биби есть и другая черта: он не привык отступать, а тем более идти на уступки своим ненавистникам, тем, кто уже несколько лет призывает отправить его в отставку и в тюрьму. Пока нет никаких признаков, что премьер готов к компромиссам, наоборот: его кабинет собирается принять закон, осложняющий смену правительства. Так что борьба за власть продолжается.
Что будет дальше? Обретет ли протест настоящих лидеров? И что произойдет, если он достигнет своей цели? Новые выборы, новая власть, правая или левая, которая опять будет проводить свою линию и игнорировать оппонентов? И все по новому кругу? А если правительство удержится - куда оно приведет страну? Как будут жить те, кто не согласен с его курсом? Может, политики наконец отбросят свои амбиции и даже свои принципы - и подумают о народе? Обо всем народе, а не о своем электорате. Ведь мы, несмотря ни на что, один народ, как ни пытается нас разобщить ваша борьба за власть.

https://mignews.com/news/analitic/za-chto-boremsya.html

Картина дня

наверх