На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Миф о Ясоне и Агронавтах (1,2,3,4 части)

Фрикс и Гелла

Биотия. Орхомен и Дельфы

В древнем Минийском Орхомене (др.-греч. Ὀρχομενός) в Беотии правил сын бога ветра Эола, царь Афамант. У него было двое детей от богини облаков Нефелы — сын Фрикс и дочь Гелла. Царь Афамант изменил Нефеле и женился на Ино дочери Кадма. Невзлюбила Ино детей от первого брака своего мужа и замыслила погубить их.

Она уговорила орхоменянок иссушить семена, заготовленные для посева. Засеяли орхоменяне поля иссушенными семенами, но ничего не взошло на их всегда плодородных нивах. Грозил голод орхоменянам.

Тогда решил Афамант послать посольство в священные Дельфы, чтобы вопросить оракула стреловержца Аполлона о причине бесплодия нив. Коварная Ино подкупила послов, и они, вернувшись из Дельф (др.-греч. Δελφοί), принесли ложный ответ оракула.

Вот какой ответ дала прорицательница пифия, — говорили Афаманту подкупленные послы. — Принеси в жертву богам твоего сына Фрикса, и вернут боги плодородие нивам.

Афамант, чтобы избежать великого бедствия, грозившего Орхомену, решил пожертвовать своим любимым сыном. Торжествовала Ино: удался её план погубить Фрикса.

Всё было уже готово для жертвоприношения. Пасть под ножом жреца должен был юный Фрикс, но вдруг явился златорунный Овен (лат. Aries), дар бога Гермеса. Послала овна мать Фрикса, богиня облаков Нефела, чтобы спасти своих детей. Сели на златорунного овна Фрикс со своей сестрой Геллой, и овен понёс их по воздуху далеко на север.

Быстро нёсся овен. Далеко внизу расстилались поля и леса, и серебром извивались между ними реки. Выше гор несётся овен. Вот и море. Несётся над морем овен. Испугалась Гелла, от страха не может она держаться на овне.

Упала в море Гелла, и поглотили её вечно шумящие морские волны. Не мог спасти Фрикс сестру. Погибла она. С той поры море, где погибла Гелла, стало называться Геллеспонтом — море Геллы. (ныне пролив Дарданеллы).

Все дальше и дальше несся овен с Фриксом и спустился, наконец, на берегах Фасиса в далекой Колхиде*, где правил сын бога Гелиоса, волшебник Эет. Воспитал Эет Фрикса, а когда он возмужал, женил его на своей дочери Халкиопе. Золотого же овна, спасшего Фрикса, принесли в жертву великому тучегонителю Зевсу. Золотое руно* овна Эет повесил в священной роще бога войны Ареса. Сторожить руно должен был ужасный, извергающий пламя дракон, никогда не смыкавший сном своих глаз.

Фасис (лат. Phasis) в далекой Колхиде, где правил сын бога Гелиоса, волшебник Эет

Молва об этом золотом руне распространилась по всей Греции. Знали потомки Афаманта, отца Фрикса, что спасение и благоденствие их рода зависят от обладания руном, и хотели любой ценой добыть его.

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ЯСОНА

На берегу голубого морского залива в Фессалии (лат. Thessaly) брат царя Афаманта, Кретей (Крефей), сын фессалийского царя Эола и Энареты, построил город Иолк.

С севера естественной границей Фессалии служит гора Олимп, которую древние греки считали обителью богов. Разросся город Иолк, плодородие его полей, торговля и мореплавание дали ему богатство. У царя Кретея и его супруги Тиро было три сына — Амифаон, Ферет и Эсон.

Когда умер царь Фессалии Кретей, править в Иолке стал сын его Эсон, но его брат по матери, сын бога Посейдона (др.-греч. Ποσειδῶν ), «трясущего землю», Пелий (греч. Πελίας), отнял у Эсона власть, и пришлось ему жить в городе, как простому гражданину.

Вскоре у Эсона родился сын Ясон, прекрасный мальчик. Боялся Эсон, что надменный и жестокий Пелий убьет его сына, которому по праву принадлежала власть над Иолком, и решил скрыть его. Эсон объявил, что младенец умер тотчас после рождения, и справил даже по нём пышные поминки; сам же отнёс сына на склоны горы Пелиона к мудрейшему из кентавров, Хирону (др.-греч. Χείρων) сыну Кроноса и Филиры. Там в лесу в пещере рос мальчик, воспитываемый Хироном, матерью его Филирой и женой Харикло. Мудрый Хирон дал ему имя Ясон (лат. Jason). Всему обучал Хирон Ясона: владеть мечом и копьем, стрелять из тугого лука, музыке и всему, что знал сам. Не было равного Ясону в ловкости, силе и храбрости, а красотой он был равен небожителям.

До двадцати лет жил Ясон у Хирона. Наконец, решил он покинуть уединенные склоны Пелиона, идти в Иолк и потребовать у Пелия, чтобы он вернул ему власть над Иолком.

ЯСОН В ИОЛКЕ

Изложено по стихам Пиндара (Пифийская ода)

Когда Ясон пришёл в Иолк, он отправился прямо на площадь, где собрались все жители. С удивлением смотрели жители Иолка на прекрасного юношу.

Они думали, что это сам бог Аполлон, или Гермес — так он был прекрасен. Он был одет не как все жители Иолка; на плечи его была накинута пестрая шкура пантеры, и лишь одна правая нога была обута в сандалию*.

Пышные кудри Ясона спадали на плечи, весь он сиял красотой и силой юного бога. Спокойно стоял он среди толпы любовавшихся им граждан, опершись на два копья.

В это время на богатой колеснице приехал на площадь и Пелий. Взглянул он на юношу и вздрогнул, заметив, что у юноши обута лишь одна нога. Испугался Пелий: ведь оракул открыл ему некогда, что грозит ему гибель от человека, который придёт в Иолк с гор и будет обут на одну ногу; этот человек, сын Эсона, должен был силой или хитростью погубить Пелия, и гибель должна быть неизбежной.

Скрыл свой испуг Пелий и надменно спросил неизвестного юношу:

Откуда ты родом, юноша, к какому племени принадлежишь? Но только отвечай правду, не оскверняй себя ложью, я — враг ненавистной лжи.

Ясон спокойно ответил Пелию :

Мудрый Хирон лишь правде и честности учил меня, и я всегда верен его наставлениям. Целых двадцать лет прожил я в пещере Хирона и ни разу не нарушил истины и не провинился ни в чем. Я вернулся сюда домой, в родной Иолк, к отцу моему Эсону. Я хочу потребовать, чтобы возвращена была мне власть над Иолком. Ее, как слышал я, отнял у отца моего коварный Пелий. Граждане, отведите меня в дом моих великих предков. Не чужой я вам, я родился здесь, в Иолке. Я Ясон, сын Эсона.

Указали жители Иолка Ясону дом его отца. Когда Ясон вошёл, отец сразу узнал своего сына. Слезы радости навернулись на глаза старого Эсона, он ликовал, видя, что сын его стал могучим и прекрасным юношей.

Быстро донеслась весть о возвращении Ясона до братьев Эсона: Ферета, царя Фер, и Амфаона из Мессении. Вскоре прибыли они к Эсону со своими сыновьями Адметом и Меламподом. Пять дней и ночей чествовали их Эсон и сын его Ясон пирами. Открыл им Ясон в беседе своё желание вернуть власть над Иолком. Одобрили они желание Ясона и вместе с ним пошли к Пелию. Потребовал Ясон, чтобы вернул ему Пелий власть, и обещал оставить ему все богатства, которые отнял он у Эсона. Пелий побоялся отказать Ясону.

Хорошо, я согласен, — ответил Пелий, — но только одно условие поставлю я тебе: ты должен раньше умилостивить подземных богов. Тень Фрикса, умершего в далекой Колхиде, молит, чтобы отправились в Колхиду и завладели золотым руном.Открыла мне это тень Фрикса в сновидении. В Дельфах сам стреловержец Аполлон повелел мне отправиться в Колхиду. Я стар и не могу решиться на такой великий подвиг, ты же молод и полон силы, соверши этот подвиг, и я верну тебе власть над Иолком.

Так ответил Пелий Ясону, затаив злобу в сердце. Он верил, что погибнет Ясон, если решиться отправиться за золотым руном в Колхиду.

Мифы о походе аргонавтов в основном изложены по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика»

http://ru-sled.ru/friks-i-gella/

Ясон собирает спутников и готовит поход в Колхиду.

Тотчас же после разговора с царём Иолка Пелием Ясон стал готовиться к походу в Колхиду. Он объехал все страны Греции и всюду звал славных своими подвигами героев в поход в Колхиду за золотым руном. Все великие герои откликнулись на его призыв. Согласился принять участие в походе сам величайший из героев, сын Зевса Геракл (Хераклеос — др.-греч. Ἡρακλῆς; Ἡρα -Херъ; κλῆς — Слава; рус. Хераслав).

Собрались все герои в Иолке. Кого только не было среди них: здесь были и гордость Афин, могучий Тесей, и сыновья Зевса и Леды, Кастор и Полидевк со своими друзьями Идасом и Линкеем, и крылатые герои Калаид и Зет, сыновья Борея и Орифии, и Мелеагр из Калидона, и могучий Анкей, и Адмет, и Теламон, и многие другие. Среди героев был я певец Орфей (др.-греч. Ὀρφεύς), сын фракийского речного бога Эагра и музы эпической поэзии Каллиопы (др.-греч. Καλλιόπη — «красноречивая») .

Никогда ещё не видала Греция такого собрания героев. Могучие, прекрасные, как боги, привлекали они восторженные взоры всех жителей Иолка. Какие преграды могли остановить их, кто мог им противиться, что могло их устрашить?

Готов был и корабль для героев. Построил этот корабль Арг, сын Арестора, ; сама богиня Афина помогала ему. Она вделала в корму кусок священного дуба из рощи оракула Зевса в Додоне. Прекрасен был этот десяти вёсельный корабль, названный «Арго». Он был легок и быстр; словно чайка, несся он по волнам моря. По имени корабля «Арго» назвали и героев, принявших участие в походе, аргонавтами (моряки с «Арго»).

Не только богиня военной стратегии и мудрости Афина Паллада (греч. Παλλὰς Ἀθηνᾶ — «Афина-Воительница») покровительствовала аргонавтам — их приняла под свою защиту и богиня Гера (др.-греч. Ἥρα, микен. e-ra;) — жена Зевса. Она горела ненавистью к Пелию за то, что он не приносил ей жертв.

Богиня Гера. 375-350 г.г. до н.э.

Ясон же пользовался особой милостью Геры. Так, однажды она, чтобы испытать юного героя, явилась ему под видом дряхлой старухи на берегу горной реки и со слезами попросила его перенести ее на другой берег. Бережно поднял герой старуху себе на плечи и перенес её через бурную реку. Только сандалию с левой ноги потерял Ясон, переходя реку. С тех пор возлюбила Гера Ясона и во всем помогала ему.

Сын титаниды ЛЕТО (лат. Latona, Латона; микен. ra-to ) гипербореец солнечный бог-врачеватель Аполлон покровительствовал аргонавтам: ведь он побудил героев предпринять поход, и он же предсказал им счастье и удачу.

Собравшись в Иолке, хотели герои избрать своим предводителем великого Геракла, но отказался он и предложил избрать Ясона. Кормчим на «Арго» избран был Тифий, а на носу корабля встал Линкей, от взгляда которого ничто не могло скрыться не только на земле, но даже под землей.

Всё было готово к отплытию. «Арго», спущенный в воду, уже тихо покачивался на волнах; нагружены уже были запасы пищи и пресной воды; принесены были последние жертвы Аполлону и всем богам. Счастливые предзнаменования дало жертвоприношение. Справлено было вечером и весёлое пиршество. Пора было в далекое, полное опасностей плавание.

Лишь только край неба загорелся пурпурным светом утренней зари, как разбудил кормчий Тифий аргонавтов. Взошли аргонавты на корабль и сели на весла, по два на каждую лавку. Дружно налегли на весла могучие гребцы. Гордо выплыл «Арго» из гавани в открытое море. Подняли аргонавты белоснежный парус. Попутный ветер надул парус, и быстро понёсся легкий корабль по приветливо шумящим волнам. Вот на колеснице, запряженной белоснежными конями, поднялся на небо лучезарный бог солнца Гелиос. Розовым светом окрасился парус «Арго», и засверкали волны моря в утренних лучах солнца.

Фракиец Орфей ударил по струнам золотой кифары, и разнеслась его дивная песня по морскому простору. Заслушались песней герои. А из глубины моря выплыли рыбы и быстрые дельфины; очарованные пением Орфея, плыли они за быстро рассекавшим волны «Арго», подобно стаду, которое, внимая сладким звукам свирели, следует за пастухом.

«По преданию, Ясон во время своего путешествия к колхам вместе с фессалийцем Арменом проник вплоть до Каспийского моря и посетил Иберию, Албанию и большую часть Армении и Мидии, как это доказывают находящиеся там святилища Ясона и некоторые другие памятники. Далее, по рассказам, Армен происходил из Армения — одного из городов близ озера Бебеиды, между Ферами и Ларисой.» Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. КНИГА XI. гл. III. 8.

XIV. 12. «Армен из фессалийского города Армения, расположенного между Ферами и Ларисой на озере Беба, отправился походом в Армению вместе с Ясоном. …Рассказывают далее, что одежда армян — фессалийская; так, например, длинные хитоны, называемые в трагедиях фессалийскими, перетянутые поясом около груди, и верхняя одежда на застежках.» Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. КНИГА XI. гл. XIV. 12. Страбон (греч. Στράβων; ок. 64/63 до н. э. — ок. 23/24 н. э.)

Мифы о походе аргонавтов в основном изложены по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика»

http://ru-sled.ru/yason-sobiraet-sputnikov-i-gotovit-poxod-v...

Путь аргонавтов

АРГОНАВТЫ НА ЛЕМНОСЕ

После недолгого счастливого плавания аргонавты прибыли к цветущему острову Лемносу, где правила юная царица Гипсипила. Ни одного мужчины не было на Лемносе. Всех мужей своих перебили лемниянки за их измену. Только один царь Фоант, отец Гипсипилы, спасся от смерти. Его спасла дочь.

Когда аргонавты пристали к берегу Лемноса и послали вестника в город, собрались лемниянки на совет на городской площади, и юная Гипсипила советовала им не пускать аргонавтов в город. Она боялась, что герои узнают о том злодеянии, которое совершили лемниянки, но старая Полуксо стала возражать царице.

Она настаивала на том, что надо пустить аргонавтов в город.

— Кто будет защищать вас, — говорила Полуксо, — если нападут на Лемнос враги? Кто будет заботиться о вас, когда вы состаритесь, если останетесь вы одинокими? Нет, пустите в город чужеземцев, пусть останутся они здесь.

Послушались лесбиянки старую Полуксо, и тотчас послали они одну из лемниянок с вестником, пришедшим с «Арго», к героям просить их войти в город.

Надел Ясон роскошное пурпурное одеяние, вытканное для него самой Афиной-Палладой, и пошел в город. С почетом приняла его Гипсипила и предложила ему поселиться у нее во дворце. Пришли в город и остальные аргонавты. Лишь несколько человек с Гераклом остались на «Арго».

Веселье и радость воцарились на острове. Всюду на кострах сжигались жертвы богам, празднества сменялись празднествами, пиры — пирами. Казалось, что герои забыли о том великом подвиге, который ждет их. Беззаботно пировали они на богатом Лемносе.

Наконец, Геракл тайно вызвал аргонавтов на берег моря, где стоял «Арго». Гневно упрекал их величайший из героев за то, что они ради удовольствия, ради веселой и беззаботной жизни забыли о подвигах. Пристыженные стояли герои, внимая заслуженным укорам. Они решили немедленно покинуть Лемнос. Тотчас снаряжен был в путь «Арго». Уже готовы были взойти на корабль и сесть за весла герои, как на берег толпой пришли лемниянки. Они молили героев не покидать их, остаться с ними, но непреклонны были герои. Со слезами простились с ними лемниянки. Взошли герои на «Арго», дружно налегли на весла; вспенились волны под ударом весел могучих гребцов, и, как птица, понесся «Арго» в морской простор.

АРГОНАВТЫ НА ПОЛУОСТРОВЕ КИЗИКЕ

Когда аргонавты плыли по Пропонтиде*, то по пути пристали к полуострову Кизику. Там жили долионы, потомки морского бога Посейдона (др.-греч. Ποσειδῶν — «трясущий землю»). Правил ими царь Кизик. Недалеко от Кизика находилась Медвежья гора, на которой жили шестирукие великаны; только благодаря защите Посейдона могли в безопасности жить рядом с такими соседями долионы.

С почётом принял аргонавтов царь Кизика, и целый день провели они у него за веселым пиром. Лишь только забрезжило утро, собрались в путь аргонавты. Взошли они уже на «Арго», как вдруг на противоположном берегу залива появились шестирукие великаны. Они стали бросать в море громадные камни, отрывали цельте скалы и наваливали их одну на другую, чтобы заградить аргонавтам выход из залива в открытое море.

Схватился за свой тугой лук Геракл и одну за другой стал посылать свои смертоносные стрелы в великанов. Прикрывшись щитами, с копьями в руках, бросились на великанов аргонавты. Недолго длился бой, один за другим падали великаны на землю и в море, все они были перебиты, не спасся ни один из них.

Отправились в путь аргонавты. Попутный ветер надул парус, и целый день спокойно несся по волнам «Арго». Наступил вечер, спустился бог Солнца Гелиос с неба, ночь окутала тьмой небо и землю. Переменился ветер и уже несет он «Арго» обратно, к тем берегам, которые он ещё так недавно покинул. В ночной тьме пристали к Кизику аргонавты.Не узнали их жители Кизика, они приняли их за морских разбойников и напали на них во главе со своим юным царем. Грянул страшный ночной бой. В полной тьме бьются герои со своими недавними друзьями.

Острым копьём поразил могучий Ясон в грудь юного царя Кизика, и со стоном упал он на землю. Но вот лучи богини зари Эос окрасили восток алым светом. Утро наступает. Узнают бойцы друг друга и приходят в ужас. Друзья бились с друзьями. Три дня совершали тризну* аргонавты и жители Кизика по убитым, три дня оплакивали они убитого юного царя. Жена же его, прекрасная Клейте, дочь Меропа, не перенесла смерти мужа, она сама пронзила себе грудь острым мечом.

АРГОНАВТЫ В МИЗИИ

После недолгого плавания достигли аргонавты берегов Мизии*(др.-греч. Μυσία, лат. Mysia) . Там пристали они к берегу, чтобы запастись водой и пищей. Могучий Геракл пошёл в лес, который рос недалеко от берега, чтобы сделать себе взамен сломавшегося весла новое. Он нашёл высокую пихту, обхватил её могучими руками и вырвал с корнями. Взвалил могучий герой пихту на плечо и пошёл к берегу. Вдруг навстречу ему бежит его друг Полифем (греч. Πολύφημος)и рассказывает, что он только что слышал крик юного Гиласа (др.-греч. Ὕλας — «лесной») «сына Аргоса», который звал их. Бросился Геракл искать Гиласа, но нигде не мог найти его. Опечалился Геракл. Вместе с Полифемом всюду искали они Гиласа, но всё напрасно.

Лишь только взошла на небо лучезарная утренняя звезда, предвещая скорое наступление утра, аргонавты отправились в путь, не заметив в предрассветных сумерках, что нет среди них ни Геракла, ни Полифема. Опечалились герои, увидав, когда наступило утро, что нет между ними двух славнейших товарищей. Опустив голову, сидел в горе Ясон; он словно не слышал сетований своих спутников, словно не замечал отсутствие Геракла и Полифема. Верный друг Геракла Теламон (греч. Τελαμών) подошел к Ясону и, осыпая его упреками, сказал:

Один ты сидишь так спокойно. Ты можешь теперь радоваться. Нет между нами Геракла, и некому затмить теперь твою славу. Нет, не поеду я с вами, если вы не вернетесь и не отыщете Геракла и Полифема.

Бросился Теламон к кормчему Тифию и хотел заставить его повернуть назад «Арго». Напрасно пытались успокоить его бореады, никого не хотел слушать разгневанный Теламон, всех винил он, что намеренно покинули они Геракла и Полифема в Мизии. Вдруг из волн моря показалась увитая водорослями голова вещего морского бога Главка. Схватил он «Арго» за киль рукой, остановил его и сказал:

По воле великого громовержца Зевса остались Геракл и Полифем в Мизии. Должен вернуться Геракл в Грецию и на службе у Эврисфея совершить двенадцать великих подвигов. Полифему же суждено основать в стране халибов славный город Киос. Остались же герои в Мизии потому, что ищут они похищенного нимфами прекрасного Гиласа.

Сказав это, снова погрузился в море Главк и скрылся из глаз аргонавтов. Успокоились герои. Теламон примирился с Ясоном. Сели на весла герои, и быстро помчался по морю «Арго», гонимый дружными взмахами могучих гребцов.

АРГОНАВТЫ В ВИФИНИИ* (царь АМИК)

На следующий день утром пристали аргонавты к берегу Вифинии. Не встретили их там так гостеприимно, как в Кизике. В Вифинии на берегу моря жили бебрики, правил ими царь Амик. Он гордился своей исполинской силой и славой непобедимого кулачного бойца. Всех чужестранцев заставлял жестокий царь биться с собой и безжалостно убивал их могучим ударом кулака. Насмешками встретил Амик аргонавтов, бродягами назвал он великих героев и вызывал сильнейшего из них на бой, если только отважится кто-нибудь из них помериться с ним силами. Разгневались герои.

Из их среды вышел юный сын Зевса и Леды, Полидевк (греч. Πολυδεύκης). Спокойно принял он вызов царя бебриков. Словно грозный Тифон, стоял Амик в своем чёрном плаще и с громадной дубиной на плечах перед Полидевком. Мрачным взглядом смерил он Полидевка; а тот стоял перед Амиком, сияя, словно звезда, своей красотой.

Приготовились к бою бойцы. Бросил Амик на землю кулачные ремни*, Полидевк не выбирая, поднял брошенные ремни и обвязал ими руки, приготовился к бою. Царь бебриков Амик, как разъяренный бык, бросился на Полидевка. Ловко отражал его удары Полидевк, не отступая ни на шаг под натиском Амика. На мгновение прервался бой, чтобы могли перевести дыхание бойцы. Вот уже опять бьются они, и сыплются один за другим удары. Замахнулся Амик и хотел уже нанести Полидевку страшный удар в голову, но уклонился юный герой и нанёс Амику такой удар по уху, что раздробил ему черепную кость. В предсмертных судорогах Амик упал на землю. Аргонавты приветствовали громкими криками победителя Полидевка.

Когда бебрики увидали, что убит их царь, они напали на Полидевка, но ударами кулаков Полидевк поверг на землю двух первых нападавших. Схватились за оружие аргонавты и бросились в бой с бебриками. Вихрем засвистала тяжелая секира Анкея в рядах бебриков, одного за другим поражает их Кастор сверкающим мечом. Как львы, бьются герои. В бегство бросились бебрики. Герои долго преследовали их. С богатой добычей они вернулись на берег моря.

Всю ночь пировали победители на берегу, и громко звучала победная песнь Орфея. Под звуки своей золотой кифары славил он юного победителя царя бебриков Амика, прекрасногоПолидевка, сына громовержца Зевса.

АРГОНАВТЫ У ФИНЕЯ*

Утром на следующий день отправились аргонавты в дальнейший путь. Вскоре прибыли они к берегам Фракии (государство Одрисов)*. Вышли герои на берег, чтобы пополнить свои припасы. На морском берегу они увидали дом и пошли к нему. Навстречу аргонавтам вышел из дома слепой старец; он едва держался на ногах и трясся всем телом от слабости. Дойдя до порога своего дома, старец в изнеможении опустился на землю. Подняли его аргонавты, и чувство жалости овладело ими.

Из слов старца они узнали, что это Финей (др.-греч. Φινεύς), сын Агенора, бывший раньше царем Фракии. Бог Аполлон-врачеватель наказал Финея за то, что он злоупотреблял даром прорицания, полученным от Аполлона, и открывал людям тайны Зевса.

Поразил Аполлон слепотой Финея, а боги наслали на Финея гарпий, полудев-полуптиц,которые, прилетая в дом его, пожирали всю пищу и распространяли по дому страшное зловоние.

Боги открыли Финею (др.-греч. Φινεύς), что он избавится от этой кары богов только тогда, когда прибудут к нему аргонавты, среди которых будут два крылатых сына северного ветра Борея, Зет и Калаид. Стал молить Финей героев освободить его от бедствия, он молил бореадов- гиперборейцев изгнать гарпий; ведь не чужой он был бореадам — он был женат на сестре их Клеопатре.

Согласилась герои помочь Финею. Они приготовили богатую трапезу, но лишь только возлёг* Финей за стол, чтобы утолить голод, как налетели гарпии и, не обращая внимание на крики аргонавтов, пожрали все угощения, распространяя по всему дому страшное зловоние; затем взвились гарпии и понеслись из дома Финея. Погнались за ними на своих могучих крыльях бореады Зет и Калаид.

Долго преследовали они гарпий и, наконец, настигли их у островов Плотаи (греч. Πλωταί — «Плавучие острова»). Бореады обнажали свои мечи и уже хотели поразить гарпий, как вдруг принеслась на своих радужных крыльях с высокого Олимпа посланница богов Ирида. Она остановила Зета и Калаида и сказала, что боги повелели гарпиям не возвращаться больше к Финею. Полетели обратно бореады во Фракию.

С тех пор два известных в древности острова в Ионийском море Плотаи (греч.Πλωταί — «Плавучие острова») стали называться «островами возвращения» или Строфады (греч. Στροφαδες; от «стрефомай» — στρέφομαι — «поворачиваю обратно»).

Лишь только гарпии, преследуемые бореадами, улетели, как аргонавты приготовила новую трапезу Финею, и старец мог, наконец, утолить свой страшный голод. За трапезой открыл Финей аргонавтам, какие ещё опасности ждут их на пути в Колхиду и давал им советы, как преодолеть их.

Афродита на олене -325-300 до н. э., Нимфеи некрополь, Крым.

Советовал Финей героям по прибытии в Колхиду призвать на помощь златую Афродиту, так как лишь она может помочь Ясону добыть золотое руно. Со вниманием слушали вещего старца аргонавты, стараясь запомнить всё, что сказал он им.

Вскоре вернулись и бореады и рассказали, как преследовали они гарпий. Радовался престарелый Финей, узнав, что навсегда избавлен он от появления гарпий.

СИМПЛЕГАДЫ *

Недолго пробыли аргонавты у Финея. Они спешили дальше. Быстро несся «Арго» по волнам моря. Вдруг послышался впереди отдаленный шум. Всё яснее и громче этот шум, похожий на рев приближающейся бури, временами заглушаемый раскатами грома. У входа в Понт Эвксинский показались скалы Симплегады (греч. Συμπληγάδες —»сталкивающиеся»). Сталкиваясь, эти скалы уничтожали корабли. Аргонавты видели, как расходятся и снова со страшным грохотом ударяются друг о друга скалы. Море вокруг них клокотало, брызги высоко взлетали при каждом столкновении скал. Когда же вновь расходились скалы, то волны меж ними неслись и кружились в неистовом водовороте.

Вспомнили герои советы Финея пустить вперед голубя между скалами; если пролетит голубь, то и «Арго» проплывет невредимым мимо Симплегад. Налегли на весла аргонавты. Вот они уже у самых скал. С громом столкнулись скалы и опять расходятся.

Тогда сын Посейдона герой Эвфем (греч. ευφήμ — «благоречивый») выпустил голубя. Стрелой летит голубь меж скалами. Вот снова сомкнулись скалы с таким громом, что, казалось, дрогнуло небо. Солёные брызги обдали аргонавтов, а «Арго» закружился средь волн, словно подхваченный вихрем. Невредимым пролетел голубь меж скал, лишь кончик хвоста вырвали у него столкнувшиеся скалы. Радостно вскрикнули аргонавты и дружно налегли на весла. Разошлись скалы. Громадная волна с пенистым гребнем подхватила «Арго» и бросила его в пролив. Навстречу несётся другая волна, она откинула назад «Арго». Волны кипят и клокочут кругом. Гнутся весла. «Арго» трещит, словно стонет от напора волн.

Вот поднялась ещё волна, высокая, подобная горе; она обрушилась на «Арго», и закружился он, как утлый челн. Уже сближаются скалы. Сейчас столкнутся они. Гибель неминуема. Тогда явилась на помощь аргонавтам сама любимая дочь Зевса, Афина-Паллада (греч. Παλλς Ἀθηνᾶ — «Афина -Воительница»). Могучей рукой удержала она одну из скал, а другой с такой силой толкнула «Арго», что он стрелой вынёсся из пролива. Только конец руля раздробили сомкнувшиеся скалы.

Снова разошлись скалы и остановились, навеки недвижимые, по сторонам пролива. Исполнилось предсказание о том, что станут навеки недвижимы Симплегады, когда проплывёт между ними корабль. Радовались аргонавты — они избежали самой страшной опасности, и теперь были уверены, что счастливо окончат свой поход.

Мифы о походе аргонавтов в основном изложены по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика»

http://ru-sled.ru/put-argonavtov/

Остров Аретиада и прибытие аргонавтов в Колхиду

Долго плыли аргонавты вдоль берегов Эвксинского Понта. Много стран миновали они, много видели народов. Наконец, вдали показался остров. «Арго» быстро приближался к острову, недалёк был уже берег. Вдруг с острова поднялась большая птица, сверкая своими крыльями в лучах солнца; она пролетела над «Арго» и уронила своё перо на одного из героев — Оилея. Подобно стреле, вонзилось перо в плечо Оилею, кровь полилась из раны, и выпало весло из рук раненого героя. Товарищи Оилея вынули перо из его раны.

С удивлением смотрят аргонавты на перо и видят, что оно медное и острое, как стрела.Вот над островом взвилась другая птица и полетела к «Арго», но её уже ждал герой Клитий с луком в руках. Лишь только подлетела птица к «Арго», как Клитий пустил в неё стрелу, и убитая птица упала в море. Увидев эту птицу, покрытую медными перьями, поняли аргонавты, что это птицы-стимфалиды — медные птицы бога войны Ареса или Арея (др.-греч. Ἄρης, микен. are), а остров, где живут они — Аретиада.

Амфидамант (др.-греч. Ἀμφιδάμας) посоветовал всем героям и своему брату Кефею надеть доспехи и прикрыться щитами. Прежде чем пристать к берегу, аргонавты стали кричать, ударять в щиты копьями и мечами. Громадной стаей взвились над островом птицы, они высоко взлетели и кружили над «Арго», осыпая героев медным дождём из перьев-стрел. Аргонавты плотно прикрылись щитами от этих стрел, и вскоре медные птицы бога войны, описав круг над «Арго», скрылись далеко за горизонтом.

Аргонавты вышли на берег бога войны Арея — острова Аретиада и уже хотели расположиться на отдых, как навстречу вышли четыре юноши, они были страшно истощены, одежда лохмотьями висела на них, едва прикрывая их тело. Это были сыновья Фрикса. Они покинули Колхиду, чтобы вернуться в Орхомен, но по пути потерпели кораблекрушение во время сильного шторма бурной ночью, и только благодаря счастливой случайности волны выбросили их на Аретиаду, где и нашли их аргонавты. Герои обрадовались этой встрече; особенно был встрече рад Ясон: ведь юноши были ему родными. Накормили аргонавты юношей, дали им новые одежды и рассказали, что они едут в царство Эета за золотым руном.

Старший из юношей, Аргос, обещал помогать аргонавтам, но предупреждал их, что царь Эет, сын Гелиоса, могуч и жесток и никому не даёт пощады. Золотое руно* Овна (лат. Aries), дар бога Гермеса Фриксу, царь Эет повесил в священной роще бога войны Ареса. Ничто не могло удержать аргонавтов от выполнения принятого решения, они поклялись добыть золотое руно.

На следующее утро аргонавты пустились в дальнейший путь. Долго плыли они. Наконец, вдали, подобно тучам, собравшимся на горизонте, засинели вершины Кавказа. Теперь уже недалеко было и до Колхиды.

Быстро несётся гонимый равномерными взмахами вёсел корабль «Арго». Уже скрывается солнце, опускаясь в море. Побежали по волнам вечерние тени. Высоко над «Арго» послышались взмахи крыльев. Это летел громадный орёл к той скале, к которой прикован был титан Прометей. Ветер поднялся на море от взмахов огромных крыльев орла. Скрылся он вдали, и издалека донеслись до аргонавтов тяжелые стоны Прометея, заглушаемые временами ветром и ударами вёсел.

Фасис в далекой Колхиде, где правил сын бога Гелиоса, волшебник Эет

Недалёк уже берег Колхиды, вот и устье реки Фазис (лат. Phasis). Аргонавты на веслах поднялись вверх по течению реки и стали на якорь в заливе реки, заросшем густым камышом.

Ясон совершил благодарственное возлияние богам и призвал богов Колхиды и души умерших героев помочь ему в его опасном деле. Спокойно уснули аргонавты на корабле «Арго», они достигли далёких берегов Колхиды, и совсем рядом была столица царя Эета, но много ещё опасностей предстояло им впереди.

«Через ущелье Фасис бурным и стремительным потоком низвергается в Колхиду. Истоки Фасиса в горах, лежащих над Иберией, где он наполняется водами множества источников, а на равнинах он принимает ещё и другие реки, среди них Главк и Гипп. Наполнившись водами притоков и став судоходной, река Фасис впадает в Понт; при устье её находится одноименный город (Фасис) и поблизости от него озеро.» Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. КНИГА XI. гл. III. 4.

  1. ...бо́льшая часть Колхиды расположена на море. Через Колхиду протекает Фасис (ныне Риони)— большая река, берущая начало в Армении. Фасис судоходен до крепости колхов Сарапан. На реке Фасис лежит одноименный город — торговый центр колхов.» Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. КНИГА XI. гл. III. 17.

ГЕРА И АФИНА У АФРОДИТЫ

Великая богиня Гера и богиня Афина советовались на высоком Олимпе, как помочь Ясону, прибывшему в Колхиду, добыть золотое руно. Только младшая дочь Айета, царя Колхиды, волшебница Медея (др.греч. Μηδεία — «медовая») может помочь Ясону в его опасном подвиге.

Наконец, решили они обратиться к богине любви Афродите и просить её, чтобы она повелела сыну своему Эроту (Эрос; др-греч. Έρως (h)eros — родственно слову harṣa — возбуждение, подъём) пронзить золотой стрелой сердце Медеи, дочери царя Колхиды Айета (Эета), и внушить ей любовь к Ясону.

Дочь Зевса и Дианы, богиня любви Афродита (др. греч. Αφροδίτη; культ Афродиты был одним из центральных микенских культов) сидела на богатом золотом троне и золотым гребнем расчесывала свои пышные волосы. Увидела вошедших богинь Афродита, встала им навстречу и ласково приветствовала их. Усадив богинь на золотые скамьи, выкованные самим Гефестом, спросила их Афродита о причине их прихода. Богини рассказали ей, как хотят они помочь герою Ясону, и просили Афродиту велеть Эроту пронзить стрелой любви сердце Медеи. Афродита согласилась помочь, и пошла искать своего шаловливого сына. Эрот в это время играл с Ганимедом (др.-греч. Γανυμήδης — «затевающий веселье») в кости и обыгрывал его. В это время подошла к ним Афродита, обняла своего сына и сказала ему:

— Послушай, шалун. Я хочу поручить тебе одно дело. Возьми скорей твой лук и стрелы и лети сейчас же в Колхиду, пронзи стрелой сердце дочери царя Эета, Медеи, пусть полюбит она героя Ясона.

Эрот схватил свой лук и стрелы и быстро помчался с высокого Олимпа на землю быстро полетел в Колхиду, сверкая в лучах солнца своими золотыми крыльями.

Мифы о походе аргонавтов в основном изложены по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика» Продолжние следует..

http://ru-sled.ru/ostrov-aretiada-i-pribytie-argonavtov-v-ko...

Картина дня

наверх