На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Мариупольский завод имени Ильича 1945 года: фашистский «зверинец» под огнём

Мариупольский завод имени Ильича 1945 года: фашистский «зверинец» под огнём«Тигр» в цехе Мариупольского металлургического завода. Источник: Российский государственный архив экономики

Шихтовый материал


Две «Пантеры» и два «Тигра» попали на металлургический завод имени Ильича в Мариуполе в марте 1945 года и предназначались, как и многие другие трофеи, для переплавки. Как писали в документах, использовать танки полагалось «в качестве шихтового материала». Но в данной истории этим машинам перед уничтожением предстояло пройти ещё один важный жизненный этап. В СССР вовсю шла работа по исследованию свойств трофейной брони, и дополнительные статистические данные никому бы не помешали. Поэтому у фашистских кошачьих предполагалось вырезать куски бронекорпуса, обстрелять на полигоне и изучить химический состав.
Стоит отметить, что основной площадкой для обстрела немецких танков служил полигон в подмосковной Кубинке, о чём неоднократно писали на страницах «Военное обозрение» (Мотивированная жестокость. Скорбные приключения «Королевского тигра» в Кубинке и Рычаги и пушка. «Королевский тигр» на испытаниях в Кубинке). Только в Подмосковье танки обстреливали целиком, а на полигоне Мариупольского металлургического завода – предварительно вырезанные фрагменты брони. Работы проводились в соответствии с распоряжением 3-го Главного Управления НКТП с привлечением специалистов «Броневого института» (ЦНИИ-48). Третье Управление (бывший третий Главк Наркомата судостроительной промышленности) влилось в состав «танкового комиссариата» ещё в декабре 1941 года. Основная ответственность управления – разработка, контроль и производство танковой брони. Мариупольский завод имени Ильича имел самое прямое отношение к танковой промышленности – ещё до войны он поставлял корпуса Т-34 для Харьковского завода.


Источник: Российский государственный архив экономики
Подопытные трофейные машины попали на предприятие в неисправном состоянии (вероятнее всего, проблемы с ходовой частью), но без боевых повреждений. Точную дату производства немецких машин не удалось определить, скорее всего, они были выпущены после 1943 года. В программу исследований включили обстрел, а также исследование проб брони на излом, твердость и химический анализ. На работу отрядили трёх заводских инженеров и двух специалистов от «Броневого института».

Удивительно, но из 21-го куска немецкой брони, вырезанных ацетиленовыми горелками, только один взяли из башни. Это была часть переднего наклонного листа крыши башни «Тигра» толщиной 100 мм. Очевидно, свойства башенной брони «Пантеры» были вне интереса инженеров. Все остальные вырезанные элементы – это корпусные бронеплиты. Немного статистики: плит толщиной 40 мм было 4 шт., толщиной 60-64 мм – 3 шт., толщиной 80-84 мм – 12 шт. и толщиной 100 мм – 2 шт. В непосредственной близости от места извлечения бронеплит вырезали пробы для химического анализа, оценки твердости и характера излома. Получились увесистые куски брони шириной 90-100 мм и длиной 280-300 мм. Для облегчения поломки образцов их специально надрезали на 1/2 - 1/3 ширины.

Химия и полигонные испытания

Анализ состава брони «Пантер» и «Тигров» показал, что с качеством изготовления у немцев было не всё хорошо. Броня одинаковой толщины у одноимённых танков имела различный химический состав. Возможно, сталь варили на разных предприятиях и не соблюдали в должной мере требования, а, вероятно, немецкие сталевары страдали от острого дефицита легирующих элементов. Прежде всего, наличествовал высокий дисбаланс по углероду – от 0,38 % до 0,57 %. Повышенное содержание этого элемента наблюдалось в бронеплитах средней толщины (40-82 мм) и средней твердости. Однако повышенным доля углерода была только для отечественных металлургов – по этому параметру немцы броню варили в строгом соответствии с требованиями. Для сравнения, советская танковая броня (катаная средней твердости) того периода содержала не более 0,34 % углерода.

Разброд и шатания начинались в содержании дефицитных легирующих добавок. Из текста секретного когда-то доклада (авторский стиль сохранён):
«Содержание хрома находится в пределах 1,67 % - 2,20 %, причем повышенное содержание хрома (более 2,0 %) наблюдается в броне толщиной 60-100 мм. Никель и молибден имеется не во всех исследованных деталях. В бронедеталях толщиной 40 мм никеля и молибдена нет; во всех остальных деталях толщиной от 60 мм до 100 мм наблюдается случаи применения либо никеля, в пределах 0,77 % - 1,73 %, либо молибдена в пределах 0,20 %-0,30 %, либо обоих элементов одновременно, и, наконец, полное их отсутствие. Причем следует отметить особо, что в деталях толщиной 80 мм молибден во всех случаях отсутствует.»
Повышенное содержание хрома вкупе с высоким углеродом можно объяснить стремлением немцев получить броню средней твердости в высокоотпущенном состоянии. Это, в свою очередь, позволяло избежать закалочных напряжений и сварочных трещин. Нехватку молибдена, которую отметили мариупольские металлурги, объяснить можно просто – во второй половине войны у немцев был острый дефицит этого легирующего металла. С 1944 года его вообще убрали из брони всех типов и толщин. А вот с никелем получилось очень интересная история. Дело в том, что по техрегламенту его не должно было быть в броне. Однако именно никель позволял спасать положение и выдерживать необходимую вязкость брони в условиях острой нехватки ключевых легирующих элементов. В общей сложности на исследуемых танках металлурги выявили шесть типов брони, различающиеся по химическому составу. Сложности с легированием и термообработкой объясняют разнообразие характера излома образцов – 40-мм плиты с волокнистым изломом, 60-80-мм – присутствует волокнистый и кристаллический, а 100-мм броня исключительно с кристаллическим изломом. Это во многом и обусловило специфическую снарядостойкость немецкой брони.

Расстреливали 21 бронеплиту на мариупольском полигоне из трёх орудий: по броне толщиной 40-мм били 45-мм противотанковой пушкой М-42, дивизионной 76-мм пушкой ЗИС-3 – по плитам толщиной 60-64-мм и зенитным 85-мм орудием 52-К – по оставшимся образцам 80-84-мм и 100-102-мм. Углы к нормали выставляли в 0, 30, 45 и 60 градусов. Стрельба по тяжелым танкам из 45-мм пушки не является абсурдом – бортовые проекции (а корма тем более) «Пантеры» вполне удачно поражались даже такими скромными, на первый взгляд, снарядами.

Стрельбы по образцам продолжались с весны до начала осени 1945 года и вылились в достаточно подробный и массивный отчет. Из всего можно сделать вывод, что все поражения танковой брони (в особенности расколы) были связаны с высоким содержанием углерода, дефицитом легирующих добавок и нарушением термической обработки стали. Так, трещины от снарядов на плитах толщиной 80-82-мм были связаны с избытком хрома и отсутствием никеля в составе. В одной из плит немцы чудом смогли сохранить низкую концентрацию хрома и углерода, но «досыпали» больше никеля. В итоге броня треснула не после второго-третьего снаряда, а только после четвёртого-пятого.




Образцы расстрелянных бронеплит. Источник: Российский государственный архив экономики

Наиболее интересным видится сравнение бронестойкости плит от «Тигра» и «Пантеры» с отечественными аналогами. Оказалось, что 40-мм немецкая броня более прочная, чем советский аналог аналогичной средней твердости. Бронестойкость советских и немецких 60-мм образцов брони примерно одинаковая. При этом сравнивать 80-мм броню немецких танков было не с чем – в СССР подобной танковой брони не производили. Тем не менее, в выводах коллектив инженеров пишет, что
«сравнительно неплохую бронестойкость имеет немецкая броня низкой твердости толщиной 83-84 мм.»
Низкая твердость толстой немецкой брони вообще стала залогом успеха на полигонных испытаниях. Аналогичная 82-мм броня средней твердости уже показала низкую живучесть против советских 85-мм снарядов. Плиты 100-мм брони средней и низкой твердости раскалывались уже после второго попадания снаряда, что было совершенно недопустимо.

Два вывода по итогам мариупольских испытаний. Первый – если утрировать, нестабильное качество брони немецких танков в конце войны превратило бой в своеобразную рулетку. Никто не мог гарантировать, что корпуса высокозащищённых «Пантер» и «Тигров» не пойдут трещинами уже после первого 85-мм снаряда. Второй – как это ни банально звучит, но нехватка легирующих элементов серьёзно подорвала когда-то образцовое немецкое танкостроение, вынуждая увеличивать толщину брони в ущерб всему остальному.  Автор:  Евгений Федоровhttps://topwar.ru/194609-mariupolskij-zavod-imeni-ilicha-1945-goda-fashistskij-zverinec-pod-ognem.html

Картина дня

наверх