Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Флибустьеры и буканьеры

Карибское море занимает первое место по числу расположенных на его берегах стран. При взгляде на карту кажется, что это море, подобно Эгейскому, «можно перейти пешком, прыгая с острова на остров» (Габриэль Гарсиа Маркес).

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Когда мы вслух произносим названия этих островов, то кажется, что слышим рэгги и шум волн, а на губах остается привкус морской соли: Мартиника, Барбадос, Ямайка, Гваделупа, Тортуга… Райские острова, которые первым поселенцам порой казались адом.

В XVI веке европейские колонисты, практически истребившие местных индейцев, сами оказались объектом постоянных нападений пиратов, которым Карибские острова (Большие и Малые Антильские) также очень понравились. Испанский губернатор Рио-де-ла-Ачи писал в 1568 году:
«На каждые два корабля, приходящие сюда из Испании, приходится двадцать корсарских. По этой причине ни один город на этом побережье не находится в безопасности, ибо они по своей прихоти захватывают и грабят поселения. Они обнаглели до такой степени, что называют себя властителями земли и моря».

В середине XVII столетия флибустьеры настолько вольготно чувствовали себя в Карибском море, что порой полностью прерывали сношения Испании с Кубой, Мексикой и Южной Америкой.
И о смерти испанского короля Филиппа IV в Новый Свет не могли сообщить на протяжении целых 7 месяцев – лишь по истечении этого срока к берегам Америки удалось прорваться одному из караванов.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Карта пиратских походов

Появление буканьеров на острове Эспаньола

Досталось и второму по величине острову Антил– Эспаньоле (ныне – Гаити), особенно его западному и северному побережьям.
Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Остров Эспаньола, средневековая карта

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Остров Гаити, рельефная карта

Впрочем, нашлись люди, которые, напротив, были рады «гостям моря», поэтому, дабы положить конец «преступным сделкам с контрабандистами», в 1605 г. власти острова распорядились переселить всех жителей северного и западного побережья Эспаньолы на южный берег. Часть контрабандистов тогда покинули Эспаньолу, перебравшись кто на Кубу, кто на Тортугу.

Как это часто бывает, стало только хуже. Покинутые всеми области, оказались очень удобными для людей, оказавшихся «лишними» и «ненужными» в своих странах. Это были разорившиеся и потерявшие всё крестьяне, ремесленники, мелкие торговцы, беглые преступники, дезертиры, матросы, отставшие от своих кораблей (либо, за какой-то проступок, изгнанные из команды), даже бывшие рабы. Именно их стали называть буканьерами (boucanier), часто используя это слово, как синоним названия флибустьеров. Так, в англоязычной литературе термин buccaneer означает именно пиратов Карибского моря. На самом же деле, первые буканьеры пиратами не были: это были охотники на одичавших быков и свиней (оставленных выселенными колонистами), мясо которых они коптили по заимствованному от индейцев методу, выгодно продавая его настоящим флибустьерам.

Флибустьеры и буканьеры

Буканьер. Иллюстрация из французского издания книги Александра Эксквемелина «Пираты Америки»

Большинство из буканьеров были французами.

Корсары Карибского моря и Мексиканского залива

А вот флибустьеры были корсарами: название этих морских разбойников имеет чисто географическое значение – это пираты, действовавшие именно в Карибском море или Мексиканском заливе.

Откуда же произошло само слово «флибустьер»? Существуют две версии: голландская и английская. По первой, источником стало голландское слово vrijbuiter («вольный добытчик»), а по второй – английское словосочетание free boater («вольный корабел»). В соответствующей статье энциклопедии Вольтер так написал о флибустьерах:
«Предыдущее поколение только что рассказало нам о чудесах, которые творились этими флибустьерами, и мы говорим о них постоянно, они нас трогают... Если бы они могли (делать) политику, равную их неукротимой отваге, они бы основали великую империю в Америке... Ни римляне, и никакой другой разбойничий народ никогда не осуществлял столь удивительных завоеваний».

Самое распространенное название флибустьерских судов – «Месть» (в разных вариациях), что является прямым намеком на обстоятельства судьбы их капитанов.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Стендовая модель корабля «Месть королевы Анны» – флагмана эскадры знаменитого пирата Эдварда Тича (известного под прозвищем «Черная борода»). Ранее судно называлось «Конкорд», переименовано после захватом Эдвардом Тичем. Корабль сел на мель и затонул у побережья Северной Каролины, обнаружен на дне в 2012 г.

А пресловутый чёрный флаг с изображением черепа и двух костей появился лишь в XVIII веке, впервые его использовал французский корсар Эмманюэль Винн в 1700 г. Первоначально такие флаги являлись элементом маскировки: дело в том, что черное полотнище обычно поднимали на кораблях, где имелись больные проказой. Естественно, большого желания подходить к судам с таким флагом у «неинтересных» пиратам кораблей не возникало. Позже на черном фоне стали рисовать разнообразные «веселые картинки» (у кого, на что хватало фантазии и умения хоть как-то придуманное нарисовать), которые должны были устрашать экипаж корабля противника, особенно если это был флаг корабля очень известного и «авторитетного» пирата. Поднимались такие флаги, когда принималось окончательное решение об атаке купеческого судна.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Флаг корабля Бартоломью (Джона) Робертса (Черный Барт), первая половина XVIII века

Что касается пресловутого «Весёлого Роджера», то это не имя какого-то штатного корабельного кавээнщика, и не эвфемизм, означающий скелет или череп, нет, на самом деле, это французское словосочетание Joyex Rougе – «весёлый красный». Дело в том, что красные флаги во Франции в то время были символом военного положения. Английские пираты переиначили это название – Jolly Roger (Jolly – значит «очень»). В поэме Байрона «Корсар» можно прочитать:
«Нам говорит кроваво-красный флаг, что этот бриг – корабль пиратский наш».

Что касается каперов, то они поднимали флаг той страны, от имени которой осуществляли свою «почти законную» деятельность.

«Линия дружбы»

Как известно, 7 июня 1494 года при посредничестве папы римского Александра VI между королями Испании и Португалии был заключен Тордесильясский договор «О разделе мира», согласно которому островов Зеленого Мыса была проведена «линия дружбы»: все земли Нового света западнее этой линии заранее объявлялись собственностью Испании, восточнее – отходили Португалии. Другие европейские страны, разумеется, не признали этот договор.

Французские корсары в Вест-Индии

Первой в противостояние с Испанией в Карибском море вступила Франция. В первой половине XVI века эта страна воевала с Испанией за земли в Италии. Капитанам многих судов были выданы каперские свидетельства, некоторые из этих каперов ушли на юг, осуществив ряд нападений на испанские корабли в Вест-Индии. Историками проведены подсчеты, согласно которым оказалось, что с 1536 по 1568 г.г. французскими каперами в Карибском море были захвачены 152 испанских судна, и между побережьем Испании, Канарами и Азорскими островами еще 37.

Этим французские корсары они не ограничились, совершив в 1536–1538 г.г. нападения на испанские гавани Кубы, Эспаньолы, Пуэрто-Рико и Гондураса. В 1539 г. была разорена Гавана, в 1541-1546 г.г. – города Маракайбо, Кубагуа, Санта-Марта, Картахена в Южной Америке, ограблена жемчужная ферма (ранчерия) в Рио-де-ла-Аче (сейчас – Риоача, Колумбия). В 1553 г. эскадра известного корсара Франсуа Леклерка, когторый многим был известен под прозвищем «Деревянная Нога» (10 кораблей) ограбила побережья Пуэрто-Рико, Эспаньолы и Канарских островов. В 1554 г. капер Жак де Сор сжег город Сантьяго-де-Куба, в 1555 г. – Гавану.

Для испанцев это стало крайне неприятным сюрпризом: пришлось тратить большие деньги на строительство фортов, увеличивать гарнизоны прибрежных крепостей. В 1526 г. капитанам испанских судов было запрещено в одиночку пересекать Атлантику. С 1537 г. такие караваны стали патрулироваться военными кораблями, а в 1564 г. были созданы два «серебряных флота»: флот Новой Испании, ходивший в Мексику, и «галеоны Тьерра-Фирме» («континентальные»), отправлявшие в Картахену и к Панамскому перешейку.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Серебряный флот, испанские галеоны XVII века

Охота на испанские корабли и конвои неожиданно приняла некоторую религиозную окраску: среди французских корсаров оказалось много гугенотов, а потом – и английских протестантов. Затем национальный состав карибских пиратов значительно расширился.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Кадр из голливудского фильма «Одиссея капитана Блада», 1935 г.

«Морские псы» Елизаветы Тюдор

В 1559 г. между Испанией и Францией был заключен мирный договор, французские каперы ушли из Вест-Индии (остались корсары), но зато сюда пришли английские «морские псы» (sea dogs). Это было время Елизаветы Тюдор и знаменитых пиратов, которые «заработали» для своей королевы, как минимум» 12 миллионов фунтов стерлингов. Самые известные среди них – Джон Хокинс, Фрэнсис Дрейк, Уолтер Рэли, Эмиас Престон, Кристофер Ньюпорт, Уильям Паркер, Энтони Ширли.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Портрет Джона Хокинса. Гравюра Виллема ван де Пасса, Гринвич, Национальный морской музей

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

«Джизес оф Любек», флагманский корабль Джона Хокинса. Рисунок XVI в.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Фрэнсис Дрейк. Гравюра XVI в.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Елизавета I возводит Дрейка в рыцари. Средневековый рисунок

«Джентльмены удачи» из Нидерландов

А в конце XVI века к грабежу испанских кораблей и Карибских побережий радостно присоединились корсары республики Соединенных провинций (Нидерланды). Особенно развернулись они в 1621-1648 г.г., когда каперские грамоты им стала выдавать Нидерландская Вест-Индская компания. Неутомимые (и неисправимые) «труженики моря», среди которых особо выделялись такие «герои», как Питер Схаутен, Баудевэн Хендриксзоон, Питер Питерсзоон Хёйн, Корнелис Корнелисзоон Иол, Питер Ига, Ян Янсзоон ван Хоорн, Адриан Патер и Виллим Блауфелт, с 1621 по 1636 г.г. захватили 547 испанских и португальских судов, «заработав» около 30 млн гульденов.

Но «золотой век» корсаров Карибского моря был еще впереди, по-настоящему «великими и ужасными» они станут после объединения с буканьерами. Иоганн Вильгельм фон Архенгольц, немецкий историк XIX века, писал в книге «История флибустьеров» (в некоторых переводах — "История морских разбойников"):

«Соединились они (буканьеры) со своими друзьями, флибустьерами, начинавшими уже прославляться, но которых имя сделалось истинно ужасным только после соединения с буканьерами».

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

О том, как и почему буканьеры стали пиратами, будет рассказано в следующей статье. Пока же вернемся к более ранним страницам той истории.

Рассказы современников о буканьерах

Итак, продолжим наш рассказ о буканьерах. Известно, что среди них существовала своя специализация: некоторые охотились только на быков, другие – на одичавших свиней.

Анонимный автор «Путешествия, предпринятого на побережье Африки, в Бразилию, а затем в Вест-Индию с капитаном Шарлем Флери» (1618-1620 г.г.) об охотниках на быков сообщает следующее:
«Эти люди не имеют иного занятия, кроме охоты на быков, из-за чего их называют masteurs, то есть убойщиками, и с этой целью они изготавливают длинные палки, своего рода полупики, которые они называют "ланас". На один ее конец насаживается железный наконечник, сделанный в виде перекрестья… Когда они идут на охоту, то ведут с собой много больших собак, которые, обнаружив быка, забавляются, стараясь укусить его, и постоянно вертятся вокруг него, пока не подойдет убойщик со своей ланой… Свалив достаточное количество быков, они сдирают с них шкуры, причем это делается с такой ловкостью, что, мне кажется, быстрее нельзя ощипать даже голубя. Затем они расстилают шкуру, чтобы просушить ее на солнце... Испанцы часто нагружают корабли этими шкурами, которые имеют высокую цену».

Александр Оливье Эксквемелин в своей знаменитой книге «Пираты Америки» (практически «энциклопедия флибустьеров»), изданной в Амстердаме в 1678 г., пишет о другой группе буканьеров:
«Есть буканьеры, которые охотятся только на диких свиней. Они солят их мясо и продают плантаторам. И образ жизни у них во всем такой же, как и у добытчиков шкур. Эти охотники ведут оседлый образ жизни, не сходя с места месяца по три-четыре, иногда даже и по году... После охоты буканьеры сдирают со свиней шкуру, обрубают мясо с костей и режут его на куски в локоть длиной, иногда куски чуть больше, иногда чуть меньше. Затем мясо посыпают молотой солью и выдерживают в особом месте часа три или четыре, после чего свинину вносят в хижину, плотно затворяют дверь и развешивают мясо на палках и рамах, коптят его до тех пор, пока оно не станет сухим и твердым. Тогда оно считается готовым, и его уже можно упаковывать. Приготовив две или три тысячи фунтов мяса, охотники поручают одному из буканьеров доставить заготовленное мясо плантаторам. У этих буканьеров в обычае после охоты – а ее они обычно заканчивают после полудня – отправляться стрелять лошадей. Из конины они вытапливают жир, солят его и готовят сало для фитилей».

Подробные сведения о буканьерах содержатся и в книге аббата-доминиканца Жана-Батиста дю Тертра, вышедшей в 1654 г.:
«Буканьеры, были названы так от индейского слова букан — это разновидность деревянной решетки, сделанной из нескольких жердей и установленной на четыре рогатины; на них буканьеры по несколько раз жарят своих свиней целиком и питаются ими без хлеба. В те времена они представляли собой неорганизованный сброд людей из разных стран, ставших ловкими и мужественными в силу своих занятий, связанных с охотой на быков ради добычи шкур и ввиду преследования их испанцами, которые никогда их не щадили. Так как они не терпят никаких начальников, то слывут людьми недисциплинированными, которые в большинстве своем укрылись, чтобы избежать наказания за преступления, совершенные в Европе… У них нет никакого жилья или постоянного дома, а есть лишь места встреч, где располагаются их буканы, да несколько хижин на сваях, представляющих собой навесы, крытые листьями, для защиты их от дождя и хранения шкур убитых ими быков – до той поры, пока не придут какие-нибудь корабли, чтобы обменять их на вино, водку, полотно, оружие, порох, пули и некоторые другие инструменты, в которых они нуждаются и которые составляют всё имущество буканьеров… Проводя все дни на охоте, они не носят ничего, кроме одних штанов и одной рубашки, обматывая ноги до колен свиной шкурой, завязанной сверху и сзади ноги шнурками из той же шкуры, и опоясывая вокруг талии мешок, в который они залазят, чтобы укрыться от бесчисленных москитов… Когда они возвращаются с охоты в букан, вы бы сказали, что они выглядят отвратительнее, чем слуги мясника, которые провели на бойне восемь дней, не умываясь».

Иоганн Вильгельм фон Архенгольц в своей книге пишет, что:
«всякий, вступивший в общество буканьеров, должен был забыть все привычки и обычаи благоустроенного общества и даже отказаться от своего фамильного имени. Для обозначения товарища всякому давали шутливое или серьезное прозвище».

Истории известны такие имена-прозвища некоторых буканьеров: например, Шарль Бык, Пьер Длинный.

Продолжим цитату фон Архенгольца:
«Только при брачном обряде объявляли свое настоящее имя: от этого произошла до сих пор сохранившаяся на Антильских островах пословица, что людей узнают только тогда, когда они женятся».

Женитьба коренным образом меняла образ жизни буканьера: он уходил из своей общины, становясь «жителем» (habitant) и принимая на себя обязанность подчинения местным властям. До этого же, согласно сообщению французского иезуита Шарлевуа, «буканьеры не признавали никаких иных законов, кроме своих».

Буканьеры жили группами от четырех до шести человек в подобиях шалашей, сделанных из кольев, покрытых бычьими шкурами. Эти маленькие общины сами буканьеры называли «матлотажами», а себя – «матлотами» (матросами). Все имущество небольшой общины считалось общим, исключение составляло только оружие. Совокупность таких общин называлась «береговым братством».

Основными потребителями продукции буканьеров, как можно догадаться, были флибустьеры и плантаторы. Некоторые буканьеры заводили постоянные связи с купцами из Франции и Голландии.

Британцы буканьеров называли cow-killers – «убойщики коров». Некий Генри Кольт, который побывал на Антильских островах в 1631 г., писал, что капитаны кораблей часто угрожали недисциплинированным матросам оставить их на берегу среди коу-киллеров. Об этом пишет и Джон Хилтон, бомбардир с острова Невис. Генри Уистлер, который находился в эскадре адмирала Уильяма Пенна (атаковавшей Эспаньолу в 1655 г.) оставил еще более уничижительный отзыв:
«Разновидность негодяев, которых спасли от виселицы… называют их коу-киллерами, ибо живут они тем, что убивают скот ради шкур и жира. Они-то и причиняли нам всё зло и вместе с ними – негры и мулаты, их рабы…»

Жители Эспаньолы и Тортуги тех лет делились на четыре категории: собственно буканьеры, флибустьеры, приходящие в облюбованные ими базы для сбыта добычи и отдыха, плантаторы-землевладельцы, рабы и слуги буканьеров и плантаторов. На службе у плантаторов находились и так называемые «временные вербованные»: бедные выходцы из Европы, обязавшиеся отработать три года за «билет» на Карибы. Таковым был и Александр Оливье Эксквемелин, автор уже упоминавшейся нами книги «Пираты Америки».

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Александр Оливье Эксквемелин, «Пираты Америки», издание 1678 г.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Книга Александра Эксквемелина «Пираты Америки» послужила одним из главных источников для знаменитых романов Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада», «Хроника капитана Блада», «Удачи капитана Блада». Таким увидели корабль этого капитана («Арабелла») зрители голливудского фильма 1935 г.

В 1666 г. Эксквемелин (то ли голландец, то ли фламандец, то ли француз – в 1684 году английский издатель Уильям Крук не смог ответить на этот вопрос), врач по специальности, отправился на Тортугу, где, фактически, попал в рабство. Вот что писал он о положении «временных вербованных» в своей книге:
«Однажды один слуга, которому очень хотелось отдохнуть в воскресенье, сказал своему господину, что Бог дал людям неделю из семи дней и велел шесть дней трудиться, а на седьмой отдыхать. Господин его и слушать не стал и, схватив палку, отколотил слугу, приговаривая при этом: "Знаешь, парень, вот мой приказ: шесть дней ты должен собирать шкуры, а на седьмой будешь доставлять их на берег"... Говорят, что лучше три года пробыть на галерах, чем служить у буканьера».

А вот что пишет он о плантаторах Эспаньолы и Тортуги:
«Идет здесь, в общем, такая же торговля людьми, как и в Турции, потому что слуг продают и покупают, как лошадей в Европе. Встречаются люди, которые недурно наживаются на таком промысле: они едут во Францию, набирают людей – горожан и крестьян, сулят им всякие блага, но на островах мгновенно продают их, и у своих хозяев эти люди работают, как ломовые лошади. Этим рабам достается больше, чем неграм. Плантаторы говорят, что к неграм надо относиться лучше, потому что они работают всю жизнь, а белых покупают лишь на какой-то срок. Господа третируют своих слуг с не меньшей жестокостью, чем буканьеры, и не испытывают к ним ни малейшей жалости… Они вскоре заболевают, и их состояние ни у кого не вызывает жалости, и никто не оказывает им помощи. Более того, обычно их заставляют работать еще больше. Нередко они падают наземь и тут же умирают. Хозяева говорят в таких случаях: "Шельма готова подохнуть, лишь бы только не работать"».

Но даже на этом фоне выделялись плантаторы-англичане:
«Англичане обращаются со своими слугами не лучше, а, может быть, даже и хуже, ибо они закабаляют их на целых семь лет. И если ты даже и отработал уже шесть лет, то твое положение от этого отнюдь не улучшается, и ты должен молить своего господина, чтобы он не продавал тебя другому хозяину, ибо в этом случае тебе никогда не удастся выйти на волю. Слуги, перепроданные своими господами, снова попадают в рабство на семь лет или, в лучшем случае, на три года. Я видел таких людей, которые оставались в положении рабов в течение пятнадцати, двадцати и даже двадцати восьми лет… Англичане, живущие на острове, придерживаются очень строгих правил: любой человек, задолжавший двадцать пять шиллингов, продается в рабство сроком на год или шесть месяцев».

И вот каков результат трехлетней работы Эксквемелина:
«Обретя свободу, я оказался гол, как Адам. У меня не было ничего, и поэтому я остался среди пиратов, вплоть до 1672 года. Я совершил с ними различные походы, о которых и собираюсь здесь рассказать».

Итак, отработав положенный срок, Эксквемелин¸ похоже, не заработал даже и одного восьмерика (восьмая часть песо) и смог устроиться лишь на пиратский корабль. Служил он и у небезызвестного Генри Моргана, который, если верить этому автору, и сам попал на Карибы в качестве «временного вербованного», и на Ямайку перебрался после истечения срока контракта. Впрочем, сам Морган отрицал этот факт. Думаю, что сведения Эксквемелина заслуживают большего доверия: можно предположить, что добившийся больших успехов бывший пират не любил вспоминать унижения первых лет жизни и явно желал немного «облагородить» свою биографию.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Джон (на самом деле Генри) Морган

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Генри Морган, портрет на монете Ямайки

В 1674 г. Эксквемелин вернулся в Европу, где написал свою книгу, но 1697 г. снова отправился на Антильские острова, был врачом на французском пиратском судне, ходившем в поход на Картахену (ныне – столица провинции Боливар в Колумбии).

В следующей статье («Тортуга. Карибский рай флибустьеров») мы расскажем о Тортуге – небольшом, внешне ничем не примечательном островке, на который несчастливая судьба занесла Александра Эксквемелина. И о большой истории этого маленького острова.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Старинная карта Тортуги

Тортуга. Карибский рай флибустьеров

Этот маленький остров известен и взрослым, и детям всего мира. Своей популярностью он обязан романам Р. Сабатини, но, главным образом, конечно же, многосерийной голливудской киносаге «Пираты Карибского моря». Его французское название – Тортю, испанское – Тортуга. А французские буканьеры называли его также Островом свиней.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Остров Тортуга на карте XVII века

Остров Тортуга: история и география

Находится Тортуга к востоку от Кубы, севернее Гаити, площадь составляет всего 188 кв км, а численность населения в настоящее время – около 30 000 человек. От Эспаньолы (Гаити) Тортугу отделяет пролив шириной около 8 миль. Климат острова тропический, дожди обычно идут в апреле–мае и октябре-январе, в другие месяцы их почти не бывает. Северное побережье Тортуги («Железный берег») Александр Эксквемелин в своей книге «Пираты Америки» назвал «очень неприветливым», здесь есть лишь небольшая бухта Трезор, куда могут приставать только лодки, да и то лишь в тихую погоду. На южном побережье имеются две гавани. Более крупная, где находится городок Бастер, в описываемое время носила громкое название Пуэрто-дель-Рей (Королевский порт). Примерно в двух километрах к западу от неё находится Кайонская бухта (Kayonskoy baie), сюда могут заходить только небольшие суда.

Этот остров был открыт в 1499 г. участником экспедиции Колумба Алонсо де Охеда, но из-за маленького размера внимания к себе он не привлек и до 1570 г. даже не был нанесен на карту.

Тортуга. Карибский рай флибустьеров

Предполагаемый портрет Алонсо де Охеда. Во время экспедиции в Новую Андалусию (1502 г.) его подчиненным был Франсиско Писарро

По распространенной легенде, свое название Isla Tortug этот остров получил из-за его формы, напоминающей черепаху. Существует даже легенда, что Колумб сказал, увидев его:
«Вот место для черепахи, на которой покоится мир».

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Остров Тортуга, вид сверху

Но вряд ли и Колумб, и Алонсо де Охеда стали бы тратить время на изучение очертаний берегов маленького и малоинтересного островка. Поэтому более вероятно, что остров был назван так из-за обилия морских черепах, обитающих в его водах.

Население острова Тортуга

Имеются сведения, что на Тортуге жили индейцы, которые были истреблены либо захвачены в рабство уже в первой четверти XVI столетия.

Более ста лет этот остров оставался безлюдным. На Тортуге часто укрывались от испанцев французские контрабандисты. Так, в 1582 г. здесь оказался экипаж французского судна «Лион», его моряки оставались здесь несколько недель. В 1583 г., перебив охрану галеры, на которой они были гребцами, бежали на Тортугу более 20 пленных французов. Но это были лишь «гости» острова. Лишь в начале XVII века на нём обосновались испанские рыбаки, а в 1605 г., как мы помним из предыдущей статьи (Флибустьеры и буканьеры) сюда пришли некоторые жители северного и западного побережья Эспаньолы недовольные распоряжением властей о переселении на южный берег.
Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Вид на остров Тортуга с северного побережья Гаити. Средневековая гравюра

И контрабандисты, и буканьеры связей с «большой землей» (так они называли Эспаньолу) не прерывали. Буканьеры часто ездили туда охотиться.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Буканьер, иллюстрация в сборнике «пиратских» романов Гюстава Эмара

После 1610 г. на остров стали наведываться французские, английские и голландские купцы, которые покупали здесь красное («бразильское») дерево. Заходили на Тортугу и корсары – в основном французские, но порой и английские.

Уже упоминавшийся нами в предыдущих статьях французский иезуит Шарлевуа в середине XVII века оценивал общую численность буканьеров Тортуги и западной части Эспаньолы в три тысячи человек.

Немногочисленных испанцев буканьеры и контрабандисты скоро вынудили покинуть Тортугу. Это произошло в 20-х годах XVII столетия. Маленький скалистый островок, на котором, к тому же, мало родников и ручьев, был пока ещё мало кому интересен, тем не менее, испанские власти в 1629 г. попытались выбить из него иноземцев. Испанские корабли обстреляли небольшую деревню в единственной удобной для больших судов бухте на юге Тортуги, потом высадились солдаты, но буканьеры к тому времени уже скрылись в глубине острова.

Появление на Тортуге англичан

В том же 1629 году испанцы нанесли жестокий удар по принадлежавшему Великобритании острову Невис.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Федерация Сент-Киттс и Невис на карте Карибского моря

Все поселения были сожжены, плантации разорены, и губернатор острова Энтони Хилтон, собрав оставшихся поселенцев (примерно 150 человек), отправился искать место для новой колонии. В 1630 г. они прибыли на Тортугу. Это вызвало серьезную озабоченность у испанских властей, которые в 1631 г. организовали новую экспедицию, в ходе которой поселение англичан было разрушено, 15 британцев повешены. На этот раз испанцы даже оставили на Тортуге небольшой гарнизон из 29 солдат, но обозленные англичане в союзе с не менее возмущенными буканьерами Эспаньолы вскоре перебили их. Понимая, что сил для противостояния недостаточно, колонисты обратились за помощью в недавно образованную «Компанию острова Провиденс», обещая выплачивать ей «вознаграждение из 5% продуктов, производимых ежегодно». Параллельно Хилтон наладил связи с каперами, пиратами и контрабандистами, предложив им гавани южной части Тортуги в качестве продовольственной базы и места сбыта добычи. Первым гостеприимством Хилтона воспользовался английский пират Томас Ньюмен, корабль которого успешно грабил проходящие суда у берегов Кубы, Эспаньолы и Пуэрто-Рико. Экономика Тортуги теперь основывалась не на продаже продуктов, производимых буканьерами и колонистами, а на доходах от морского разбоя.

Тогда же на Тортуге поселилось также около 80 выходцев из Нормандии. Отношения между ними и английскими поселенцами были весьма натянутыми, в результате французы даже попытались продать права на Тортугу нидерландской Вест-Индской компании.

Сенсационная победа Пьера Леграна

В 1635 г. произошло событие, надолго определившее судьбу Эспаньолы, Тортуги, флибустьеров и буканьеров. В том году французский корсар (уроженец города Дьепп) Пьер Легран, капитан жалкого четырехпушечного люгера, на котором и команды было всего 28 человек, сумел захватить испанский 54-пушечный флагманский галеон.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Французский люгер Le Coureur, модель корабля

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Испанский галеон «San Felipe», 1629 г., модель корабля

Конечно, главной причиной такой неслыханной победы стала невероятная беспечность испанцев, которые просто не поверили в то, что столь маленький и несерьезный кораблик может атаковать их мощное судно. Молниеносная атака была полной неожиданностью для пребывающих в сиесте капитана, офицеров и матросов галеона.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Взятие галеона на абордаж, гравюра Жака Калло

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Иллюстрация к роману Эмилио Саргари «Черный корсар»

Угрожая взорвать пороховой погреб галеона, Легран вынудил испанцев сдаться. Экипаж корабля был высажен на острове Эспаньола, галеон приведен в Дьепп и продан там вместе с грузом. После этой победы Леклерк получил прозвище Пьер Великий, став, таким образом, «тёзкой» российского императора. Резонанс и в Европе, и в Новом Свете был поистине грандиозным. И дело не только в огромной стоимости и галеона, и колониальных товаров, которые он перевозил. Удар по репутации Испании и её флота был поистине страшным, и потому было принято решение жестоко отомстить всем флибустьерам Антильских островов.

Рассказ о том, как и почему буканьеры стали флибустьерами

Пиратов найти нелегко, а желание получить награды и звания, отчитавшись об успешно проведенной операции, было очень большим. И потому, первый удар был нанесен по мирным буканьерам Эспаньолы. Из-за их демонстративно независимого образа жизни и «асоциального» поведения испанцы всегда относились к ним с большим предубеждением и недоверием, и поводом для расправы с ними воспользовались с большим удовольствием. Несколько сотен не ожидавших нападения буканьеров были убиты испанскими солдатами. Уцелевшие ушли в лес и начали охоту уже на испанцев, которые теперь несли огромные потери от меткого огня невидимого противника.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Буканьер, раскрашенная оловянная фигура, около 1650 г.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Эта же фигурка, но не раскрашенная

Эксквемелин так писал о снайперских навыках буканьерах:
«Иногда они устраивают соревнование на меткость. В виде мишени обычно выбирают апельсиновое дерево, по которому нужно стрелять, стараясь сбить как можно больше апельсинов, не задев веток. И получается это у них лихо – я сам тому был свидетелем».

Другой автор, Иоганн Вильгельм фон Архенгольц, сообщает:
«С этих пор буканьеры дышали только местию. Кровь потекла ручьями; они не разбирали ни возраста, ни пола, и ужас их имени стал распространяться более и более».

Многие испанские деревни Эспаньолы были сожжены, оставшиеся в живых колонисты в страхе бежали с насиженных мест, испанские войска ничего не могли поделать с неуловимыми партизанами. И тогда было принято решение уничтожать на острове диких быков и свиней – за два года испанцы перебили их всех, превратив остров в пустыню. Большинство буканьеров вынуждены были перебраться на Тортугу. И теперь у них просто не было выхода: лишившись единственного источника дохода, они пополнили экипажи флибустьерских кораблей. Именно с тех пор слова «флибестьер» и «буконьер» многими стали восприниматься, как синонимы. С того же времени буканьерский термин «Береговое братство» распространился на флибустьеров.

Снова «послушаем» Архенгольца:
«Соединились они со своими друзьями, флибустьерами, начинавшими уже прославляться, но которых имя сделалось истинно ужасным только после соединения с буканьерами».

То есть эффект от операции испанцев был обратным ожиданиям: именно после того, как буканьеры присоединились к флибустьерам, и начался «золотой век» пиратов в Карибском море. Буканьеры были, например, на кораблях Кристофера Мингса, атаковавшего Сантьяго-де-Кубу и Кампече, и во флотилии флибустьера Эдварта Мансфелта. Около 200 французских буконьеров приняли участие в походе Генри Моргана на Панаму, и, по свидетельству Эксквемелина, «у них были наилучшие ружья и все они слыли прекрасными стрелками».

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Нападение пиратов на город Панаму. Рисунок из книги Эксквемелина 1678 г.

Не забывали буканьеры и свою прежнюю специальность: перед выходом пиратского корабля в море, они забивали захваченный или купленный скот и заготавливали мясо. А, если была возможность, то и охотились на диких быков и свиней.

Остров раздора: борьба за Тортугу между испанцами, французами и англичанами

Между тем испанцы, ценой высоких потерь, выжив большинство буканьеров из Эспаньолы, не добились никаких успехов в борьбе с флибустьерами, и поняли, что для настоящих пиратов гораздо важнее маленькая Тортуга. Энтони Хилтон к этому времени уже умер, его преемник Кристофер Уормли заботился не столько об укреплении гавани, сколько о своем кармане, и даже пушки в решающий момент оказались непригодными для стрельбы. Поэтому испанцы достаточно легко захватили Тортугу, разрушив дома, разорив плантации и снова оставив на острове своих солдат.

В начале 1639 года в результате внезапной атаки, в которой приняли участие около сотни англичан, испанцы были изгнаны с Тортуги. Французские флибустьеры и буканьеры быстро вернулись на гостеприимный остров. При этом выяснилось, что все это время на Тортуге продолжали жить, укрывавшись от испанцев в глубине острова, некоторые буканьеры и поселенцы, которые радостно приветствовали старых друзей. Однако командир англичан Виллис стал притеснять французов, при малейшем неповиновении, отбирая у них имущество, а самих, отправляя на северный берег Эспаньолы.

Франсуа Ле Вассёр, первый французский губернатор Тортуги

В это время на острове Сен-Кристофер (Сент-Киттс) находился французский гугенот Франсуа Ле Вассёр, талантливый инженер, назначенный руководить сооружением береговых укреплений. Его проблема заключалась в том, что он был гугенотом в окружении католиков. Начальство Ле Вассёра недолюбливало, сам он искал повода получить какую-нибудь самостоятельную должность, чтобы поменьше зависеть от недругов. В 1640 г. он предложил генерал-губернатору Французских Антилл Филиппу де Пуанси организовать экспедицию с целью изгнания с Тортуги англичан. Тортуга уже привлекла к себе внимание великих держав, поэтому ему была оказана всевозможная помощь – несмотря на то, что у Франции был заключен мир с Британией. В награду Ле Вассёр просил место губернатора и, будучи, как мы помним, гугенотом, свободу вероисповедания. Дело опять решил внезапный удар 50 «десантников» Ле Вассера (все они были гугенотами).

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Франсуа Ле Вассёр

После этого Ле Вассёр решил, что прекрасно проживет без начальников, отказавшись подчиняться и губернатору Филиппу де Пуанси, и своим «инвесторам» из Компании островов Америки. Приглашение посетить Сент-Кристофер, чтобы «получить там подкрепления» для основания крупной колонии на Сен-Доменге (западная часть Гаити), он проигнорировал. На предложение директоров компании островов Америки прислать на Тортугу дополнительных солдат (октябрь 1642 г.), высокомерно ответил, что
«весьма укрепил себя, снабдил пушками, оружием и амуницией, которые дал этому острову сам Господь, и, видимо, больше не нуждается в людях для его сохранения».

Ле Вассёр построил у бухты Бастера, на возвышенности в 750 метрах от берега, форт La Roche («Скала») на стенах которого были установлены пушки. Александр Эксквемелин так писал о нем:
«Этот форт был неприступен, потому что на тропе, ведущей к нему, едва могли разойтись два человека. На склоне горы была пещера, которую использовали как склад оружия, а на вершине имелась удобная площадка для батареи. Губернатор приказал построить рядом с ней дом и установить там две пушки, соорудив для подъема на форт переносную лестницу, которую в случае нужды можно было убрать. На территории форта был вырыт колодец, и воды в нем хватило бы на тысячу человек. Вода поступала из родника, и, таким образом, извне колодец был совершенно недоступен».

В 1643 г. эта защитниками крепости была успешно отбита атака испанской эскадры численностью в 10 кораблей.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
Форт La Roche, построенный на Тортуге губернатором Левассером. Французская гравюра XVII века

Авторитет Ле Вассёра после победы поднялся настолько, что он начал от своего имени выдавать флибустьерам Тортуги каперские свидетельства. По свидетельству современников, он управлял островом «скорее как король, нежели как губернатор». К тому же он стал притеснять католиков, превратив свой остров в «маленькую Женеву». Уже в 1643 г. руководство компании островов Америки обратилось к де Пуанси с просьбой «захватить Левассёра на острове Тортуга». Вот только сделать это было совсем не просто.

Между тем значение Тортуги как стратегической базы флибустьеров росло. После уничтожения базы корсаров на острове Провиденс сюда стали заходить и английские корабли. Жан-Батист дю Тертр писал, что пираты, «захватывая у испанцев богатые призы, смогли быстро обогатить как жителей (Тортуги), так и губернатора».

Следует уточнить, что многие из тех, кого и Эксквемелин, и дю Тертр, и Шарлевуа (и некоторые другие) называют пиратами, на самом деле, были каперами. Но данные авторы не видят особой разницы между ними, постоянно чередуя в своих текстах слова «пират» и капер», и употребляя их в качестве синонимов. Яркий пример – Генри Морган, который всегда был именно капером, но его подчиненный Александр Эксквемелин в своей книге упорно называет его пиратом (всегда с каперской грамотой – но при этом все равно пират). И даже свой труд, в котором рассказывается больше о каперах, Эксквемелин назвал «Пираты Америки».

Надо сказать также, что далеко не все каперские свидетельства признавались законными. Так, каперские грамоты иных губернаторов Тортуги, которые они выдавали от своего имени, можно смело назвать «филькиными».

Французские власти попытку восстановить власть над островом смогли предпринять лишь в 1652 г. Если верить некоторым современникам, последней каплей стало оскорбление, которое Ле Вассёр нанёс генерал-губернатору Филиппу де Пуанси. Диктатор Тортуги по дешевке приобрел у капитана одного из корсарских судов серебряную статую девы Марии. Узнавший об этом губернатор, решил, что данная реликвия вполне подходит для его личной часовни, и обратился к Ле Вассёру с просьбой подарить ему скульптуру, ссылаясь на то, что протестантам, вообще-то, не полагается пользоваться католическими реликвиями. Ле Вассёр отправил ему деревянную копию статуи, написав в письме, что католики, как люди духовные, не придают значения материальным ценностям, а вот он – гугенот и еретик, и потому отдает предпочтение презренным металлам.

Не оценивший шутку губернатор отправил некоего шевалье Тимолеона Огмана де Фонтенэ, рыцаря Мальтийского ордена, на Тортугу, чтобы сместить узурпатора. Но Франсуа Ле Вассёр, получивший у местных жителей прозвище Kanyuk (хищная птица из семейства ястребиных), в 1653 г. был убит своими заместителями (лейтенантами). По одной из версий, причиной ссоры стала любовница одного из лейтенантов, которую Ле Вассёр то ли похитил, то ли оскорбил. Но, возможно, обстоятельства смерти Ле Вассёра были менее романтичными, некоторые утверждают, что женщина была ни при чем, и смертельный удар этот авантюрист получил в пьяной драке.

Существует легенда, что Ле Вассёр спрятал свои сокровища на острове, а зашифрованную карту с местоположением клада носил на груди. Расшифровать эту карту так никому и не удалось.

Шевалье де Фонтенэ. Мальтийский рыцарь во главе острова

Шевалье де Фонтенэ опоздал, узнав о смерти Ле Вассёра уже у берегов Эспаньолы. Он занял форт Ля-Рош (позже он построил в нем еще 2 бастиона) и объявил себя «королевским губернатором Тортуги и Берега Сен-Доменго». Заместители Ле Вассёра уступили ему в обмен на забвение досадного инцидента с бывшим губернатором и сохранение всего имущества. Мальтийский рыцарь проявил большой интерес к сотрудничеству с корсарами всех мастей, сразу же выдав каперские свидетельства двум английским капитанам, двум фламандским, двум французским и некоему кубинскому мулату по имени Диего. Это было только начало, скоро число клиентов де Фонтенэ возросло до 23, по словам Шарлевуа, «Тортуга сделалась вместилищем всех корсаров, и число этих пенителей моря росло с каждым днем». Не довольствуясь процентами «с продаж» награбленного, де Фонтенэ отправлял в корсарские рейды и собственный 22-пушечный фрегат (под командой своего заместителя).

В результате за самое короткое время флибустьеры Тортуги одержали ряд впечатляющих побед. Вначале были захвачены 2 испанских галеона, направлявшиеся из Пуэрто-Бельо в Гавану. Затем на траверзе Пуэрто-Платы корсары из Тортуги атаковали «серебряный флот», захватив три галеона и потопив четвертый. Два французских капера ограбили галеон между Картахеной и Пуэрто-Бельо (любопытно, что экипажи этих судов состояли из негров, которыми командовали «белые»). Один из отрядов Тортуги разорил небольшой город Ла-Вега на северном побережье Эспаньолы, другой – захватил все товары, выставленные на рынке в Барранкилье у Картахены, третий – напал Пуэрто-де-Грасьяс. В августе 1652 г. французские корсары захватили кубинский город Сан-Хуан-де-лос-Ремедьос, ограбив сокровищницу местной церкви и захватив заложников, которые были отвезены ими на Тортугу с целью получения выкупа. А флибустьеры Робера Мартэна напали на индейские деревни побережья залива Кампече (Мексика), захватив их жителей в рабство. В общем, очень «хорошим» губернатором Тортуги был этот мальтиец – шевалье де Фонтенэ.

Но возмущенные испанцы выбили излишне предприимчивого рыцаря с Тортуги, и вновь оставили на острове гарнизон, насчитывавший 150 солдат. Однако через год новый испанский губернатор Санто-Доминго распорядился покинуть Тортугу, разрушив все сооружения и затопив в главной гавани острова несколько старых кораблей, нагруженных камнем. Этим немедленно воспользовались англичане: военный губернатор Ямайки Уильям Брейн, узнав о «ничейности» Тортуги, распорядился отправить туда 12 солдат под командованием Элиаса Уоттса. Кроме того, на остров вернулись около 200 прежних поселенцев. В начале 1657 г. Уоттс был признан губернатором Тортуги. В 1659 г. жители острова, купив у него каперское свидетельство (удивительная и похвальная «законопослушность»!), организовали нападение на эспаньольский город Сантьяго-де-лос-Кабальерос – это была месть за убийство 12 мирных французов Тортуги, захваченных на фламандском судне, направлявшемся к Наветренным островам.

Жереми Дешан, сьёр де Монсак и дю Россе и Фредерик Дешан де ла Плас

В 1660 г. Элиаса Уоттса сместил французский авантюрист Жереми Дешан, сьёр де Монсак и дю Россе, который ухитрился через своих друзей в Лондоне получить пожалование на Тортугу. Дальше все пошло по знакомому сценарию: Дешан немедленно начал от своего лица выдавать всем подряд каперские грамоты, и на возмущенное письмо губернатора Ямайки ответил, что Тортуга теперь – французская колония, и он больше не подчиняется английским властям. Этот авантюрист, заболев тропической лихорадкой вынужден был уехать в Европу, оставив на посту губернатора своего племянника – Фредерика Дешана де ла Плас, который восстановил форт Ла-Рош.

Корсарские «интербригады» Вест-Индии

«Джентльменам удачи» на эти разногласия официальных властей было наплевать. Английский матрос Эдвард Коксер вспоминал:
«Я служил испанцам против французов, затем голландцам против англичан; затем я был отобран англичанами у дюнкеркцев; а потом я служил англичанам против голландцев… Затем, я действовал на военном корабле против испанцев, пока, наконец, испанцы не захватили меня в плен».

Экипажи их кораблей часто представляли собой настоящие интербригады. Особо впечатляет дошедший до нашего времени список членов экипажа флибустьерского судна «Ла Тромпёз». Всего на этом корабле служили 198 человек, среди которых оказались французы, шотландцы, голландцы, англичане, испанцы, португальцы, негры, мулаты, шведы, ирландцы, уроженцы острова Джерси и выходцы из Новой Англии (Северная Америка), а также индейцы.

Да, с индейцами у флибустьеров часто были самые дружеские отношения. Они активно покупали у них продовольствие и, при возможности, старались включать некоторых их них в свои команды. Уильям Дампир так объяснял это:
«У них (индейцев) чрезвычайно зоркие глаза, и они замечают парус в море раньше, чем мы. Из-за этих качеств их ценят и стараются взять с собой все приватиры… Когда они находятся среди приватиров, то узнают, как пользоваться ружьями, и оказываются очень меткими стрелками. Они ведут себя дерзко в сражении и никогда не отступают и не отстают».

Кроме того, индейцы отлично умели ловить рыбу, черепах и ламантинов. Говорили, что один искусный в этом отношении индеец может обеспечить продовольствием целый корабль.

До середины XVII века флибустьеры редко объединяясь в эскадры. Теперь же на историческую сцену Карибского моря и Мексиканского залива вышли настоящие пиратские флоты, представлявшие серьезную угрозу для любого противника. На Ямайке основу экипажей флибустьерских кораблей составляли бывшие солдаты армии Кромвеля, прежде участвовавшие в завоевании этого острова. Всего на этом острове базировались примерно 1500 корсаров. Общую же численность корсаров Антильских островов разные исследователи оценивают примерно в 10 тысяч человек (некоторые исследователи увеличивают их количество до 20 и даже 30 тысяч, но это, все же, представляется маловероятным).

Совместный поход англичан и корсаров островов Ямайка и Тортуга на Сантьяго-де-Кубу

Как раз в это время началось плодотворное сотрудничество английских властей Ямайки, пиратов этого острова и корсаров Тортуги, которые в 1662 г. эскадрой из 11 кораблей атаковали город Сантьяго-де-Куба.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)

Гавань города Сантьяго-де-Куба, гравюра 1641 г.

Общее командование осуществлял Кристофер Мингс, капитан королевского фрегата «Центурион», его заместителями стали капитан Томас Морган (некоторые историки спутали его с пиратом Генри Морганом), возглавивший волонтеров, и голландец Адриан ван Димен, под началом которого были флибустьеры Ямайки и Тортуги. Адмиралтейский суд Ямайки под председательством Уильяма Мичелла признал захваченные у испанцев корабли и прочее имущество «законными призами», часть добычи была направлена в Лондон. В ответ на испанскую ноту протеста, король Карл II Стюарт заявил, что он «крайне недоволен набегом флибустьеров на Сантьяго-де-Кубу», но от своей доли награбленного не отказался.

Последняя попытка англичан завладеть Тортугой

В начале 1663 г. англичане еще раз попытались установить контроль над Тортугой, но обнаружили, что остров хорошо укреплён, а «жители весьма сильны и… полны решимости продать свою жизнь самой дорогой ценой». Руководивший экспедицией, полковник Бэрри приказал было капитану фрегата «Чарльз» Мандену начать обстрел форта, но тот решительно отказался. Высадив Бэрри и его подчиненных в ближайшем порту, он отправился охотиться на испанские корабли, которые представлялись ему более легкой добычей, чем форт Ла Рош острова Тортуга.

В 1664 г. власть на Ямайке сменилась, новый губернатор временно запретил приватирство (то же, что и каперство), после чего многие флибустьерские корабли ушли на Тортугу.

Встревоженный таким положением дел подполковник Томас Линч писал в том году государственному секретарю Генри Беннету:
«Отзыв приватиров будет, между тем, не скорым и рискованным средством и может оказаться совершенно неэффективным… Здесь может быть более 1500 их на примерно 12 судах, которые, если они будут испытывать нужду в английских каперских грамотах, смогут получить французские и португальские документы, и если с ними они захватят что-либо, то они, безусловно, получат хороший прием в Новых Нидерландах и на Тортуге... Мы живем на Ямайке кротко, сидим тихо и смотрим, как французы богатеют на призах, а голландцы — на торговле в Вест-Индии».

Французская Вест-Индская компания

В том же году Французская Вест-Индская компания выкупила у дю Россе права на Тортугу и Сен-Доменг и губернатор Мартиники Робер ле Фишо де Фрише де Клодоре выступил с рекомендацией назначить на пост губернатора Тортуги своего друга — человека, «хорошо знакомого с жизнью местных колонистов и пользующегося среди них авторитетом». Это был Бертран д`Ожерон, выходец из Анжу, бывший капитан королевских войск. В 1665 г. он прибыл на Тортугу и управлял островом до 1675 г. Этот период стал «золотым» временем Тортуги.

Флибустьеры и буканьеры. Тортуга. Карибский рай флибустьеров (2 статьи)
В следующих статьях мы продолжим рассказ о корсарах Вест-Индии. Ведь многие герои этой Эпохи пока ещё стоят за кулисами, но уже готовы выйти на большую сцену побережий Карибского моря и Мексиканского залива. Занавес скоро поднимется.
Продолжение следует…
Автор:
Рыжов В.А.
 

Картина дня

наверх