На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Гоплитская фаланга. Происхождение, тактика и вооружение (2 статьи)

Происхождение гоплитской фаланги

Происхождение фаланги гоплитов уже давно является предметом научных споров. Эта проблема касается не столько появления и распространения новой тактики боя — в этом смысле фаланга как сомкнутый и глубокий боевой порядок тяжеловооружённых воинов представлена уже в гомеровских поэмах, — сколько ряда базовых изменений, произошедших в греческом обществе в VIIVI веках до н.э. Каким образом боевой строй греческой пехоты связан с развитием полисов и ростом благосостояния граждан?

Городское ополчение

Появление на поле боя гоплитской фаланги по времени совпадает с возникновением в Греции системы городов-государств (полисов), каждый из которых являлся центром автономной территории. Афины, возникшие из объединения предшествовавших городу сельскохозяйственных поселений, стали центром Аттики, Аргос объединил вокруг себя Арголиду, Спарта — Лаконию и т.

д. В авангарде этого процесса выступали богатые земледельческие регионы, в которых проживало многочисленное население. В горных, лишённых плодородной земли областях центральной части Пелопоннеса, Северной и Северо-Западной Греции эти процессы протекали гораздо медленнее. Здесь население продолжало жить разбросанными на большом расстоянии друг от друга небольшими поселениями, как это было в гомеровскую эпоху. Всего на территории материковой Греции, на островах Эгеиды и в Малой Азии насчитывалось от 200 до 700 самостоятельных городских центров.

Древняя Греция, V–IV века до н.э.
mgl.ru

В гомеровскую эпоху население большого города наподобие Трои, Пилоса или Схерии составляло от 4000 до 6000 человек, а население маленького вроде Итаки, скорее всего, не превышало 600 человек. В Афинах около 700 года до н.э. жило от 5000 до 10 000 человек. Примерно столько же насчитывалось в Аргосе и Коринфе. Это население состояло из лиц, имевших владельческие права на земельный надел в пределах городской округи. Граждане жили общинной организацией и для урегулирования важных вопросов собирались вместе на общие собрания. Решения, принимаемые на этих собраниях, являлись обязательными для всех. В военном плане коллектив граждан был кругом военнообязанных мужчин, которые в случае опасности выступали в защиту города с оружием в руках. В этом смысле политическая и военная организация греческих полисов представляла собой единое целое: гражданский коллектив одновременно являлся собранием воинов.

Такого рода совместное участие граждан в защите осаждённого врагами города рисует Гомер в знаменитом описании щита Ахилла:

«Город другой облежали две сильные рати народов,

Страшно сверкая оружием. Рати двояко грозили:

Или разрушить, иль граждане с ними должны разделиться

Всеми богатствами, сколько цветущий их град заключает.

Те не склонялись ещё и готовились к тайной засаде.

Стену стеречь по забралам супруг поставив любезных,

Юных сынов и мужей, которых постигнула старость,

Сами выходят; вождями их идут Арей и Паллада…»

Описанная далее сцена сражения обеих армий живо напоминает столкновение двух фаланг гоплитов, как они приводятся в более поздних текстах и представлены в изобразительных источниках:

«Строем становятся, битвою бьются по брегу речному;

Колют друг друга, метая стремительно медные копья».

Ахилл и Троил. Чернофигурная аттическая ваза из «тирренской группы», приписываемой так называемому мастеру Прометея, 575–550 годы до н.э. Археологический музей, Флоренция.
pinterest.ru

Набор и мобилизация

Одно из важнейших отличий гоплитских армий состоит в их большей численности в сравнении с армиями предшествующего времени. Представление о мобилизационном потенциале Греции гомеровского времени мы можем составить на основе «Каталога кораблей», завершающего II песнь «Илиады». В этом перечне представлены 29 ополчений, собранных из 164 различных мест Греции. Все ополчения расписаны по кораблям и выступают в поход под предводительством своих вождей. Афиняне, как следует из данных «Каталога», для участия в походе смогли выставить 50 кораблей, что при расчёте экипажа в среднем 50 человек на корабль даёт общую численность 2500 воинов.

К эпохе греко-персидских войн мобилизационный потенциал афинян вырос как минимум втрое. Афинская армия, сражавшаяся против персов при Марафоне в 490 году до н.э., насчитывала в своих рядах 9000 гоплитов. Тот же рост мы видим и в отношении других армий, численность которых нам известна. Царь Спарты Менелай, согласно «Каталогу», привёл с собой под стены Трои 60 кораблей, то есть примерно 3000 воинов, собранных со всей Лаконии. В сражении при Платеях в 479 году до н.э. спартанская армия насчитывала уже 10 000 воинов, из которых половина была спартиатами, а половина — периэками.

Осада Трои. Рельефная амфора, около 670–640 годов до н.э., Миконос.
in2greece.com

В «Каталоге кораблей» приводятся имена 46 вождей греков и ещё 30 имён предводителей троянцев и их союзников. Всего с обеих сторон мы знаем по именам около 500 участников событий. Хотя Гомер в своём описании и концентрирует внимание на вождях и предводителях, очевидно, количественную основу армии греков составляли рядовые воины, о которых нам известно очень немного. Один из них — безымянный служитель Ахилла, облик которого принял Гермес, чтобы сопроводить Приама в стан мирмидонян:

«Я Ахиллесов служитель, в одном корабле с ним приплывший;

Родом и я мирмидонец; родитель мой храбрый Поликтор;

Муж и богатый и старец, как ты, совершенно маститый.

Шесть у Поликтора в доме сынов, а седьмой пред тобою;

Жребий меж братьев упал на меня, чтоб идти с Ахиллесом».

По словам «сына Поликтора», его отец не простой человек, а относится к имущественной верхушке мирмидонян. Сложно сказать, по собственной ли воле этот воин участвовал в походе или вследствие каких-то общих обязательств. Упомянутый здесь «жребий» (κλήρος) как будто означает нечто большее, нежели просто систему личных связей между Ахиллом и первыми лицами народа, чьи сыновья на общем корабле с предводителем отправляются к заморским берегам за добычей. Возможно, уже здесь мы встречаем какой-то аналог более позднего военного набора, когда необходимая для похода численность ополчения при помощи жеребьёвки раскидывалась на весь военнообязанный класс горожан. Правда, из этого краткого отрывка невозможно выяснить, кто участвовал в жеребьёвке: все военнообязанные мирмидоняне или только сыновья Поликтора, которые метали жребий меж собою, чтобы решить, кто из них покинет отчий дом.

Сборы в поход. Роспись краснофигурной амфоры, 500 год до н.э. Национальный музей археологии, Афины.
pinterest.com

Важным доводом в пользу того, что отправлявшиеся под стены Трои ополчения набирались из широкого круга граждан и между воинами в походе сохранялись принесённые из дома традиционные связи, является широко известный совет Нестора выстроить воинов в бою по «племенам» (φῦλα) и «коленям» (φρήτρας). «Пусть, — говорит пилосский старец, — помогает колено колену и племени племя». По филам и фратриям в греческом полисе велись списки граждан, распределялись земельные участки, осуществлялись выборы должностных лиц, собирались деньги на общие расходы и т.д. Для участия в совместном походе каждая фила должна была выставить определённое количество воинов из числа зарегистрированных в её списках граждан. Эти воины являлись близкими соседями, а иногда даже приходились друг другу родственниками. Солидарность, основанная на повседневных соседских связях, неизбежно должна была способствовать их взаимовыручке на поле боя. Так же — по филам и фратриям — набиралось и строилось на поле боя афинское войско при Марафоне.

Терракотовый рельеф, изображающий Ахилла со щитом, около 600 года до н.э. Метрополитен музей, Нью-Йорк.
metmuseum.org

Военный класс

Можно предположить, что большая численность войска гоплитов обусловлена не только общим ростом численности населения Греции, свидетелями которого мы становимся в VII–VI веках до н.э., но также и ростом благосостояния граждан. Из-за этого границы военнообязанного класса распространяются на всё более широкие слои населения. Исследования показывают, что области, пригодные для земледелия, в это время были густо заселены, причём плотность населения в среднем соответствовала современной и составляла 40–60 человек на км2. Полисная экономика преимущественно основывалась на системе средних и мелких крестьянских хозяйств площадью от 4 до 8 га. В Аттике, условия которой известны лучше всего, насчитывалось около 10 000–12 000 такого рода хозяйств. Участок обеспечивал своему владельцу доход, достаточный для пропитания семьи из четырёх-пяти человек, к которым следует прибавить одного или двух наёмных работников или рабов. Этого дохода хватало также на то, чтобы хозяин участка мог приобрести комплект оружия и доспехов и самостоятельно снарядиться для участия в военном походе.

Стоимость гоплитского вооружения долго оставалась неизвестной, но считалась достаточно высокой, чтобы служить важным маркером социальной стратификации. Некоторую ясность в этот вопрос внесла надпись, найденная на Саламине у побережья Аттики и датируемая первой половиной VI века до н.э. Из текста декрета, вырезанного на каменной плите, следовало, что афинские воины-клерухи, получившие участки на недавно отвоёванном у мегарцев Саламине, должны были обеспечить себя оружием на сумму не менее 30 драхм. Примечательно, что, согласно Солоновской конституции 594 года до н.э., средний имущественный класс зевгитов, из которого рекрутировалась основная масса гоплитов, должен был располагать годовым доходом в 200 драхм. Таким образом выяснилось, что гоплитское вооружение в солоновскую эпоху было доступно не только зевгитам, но и верхушке бедняков-фетов. Это делает понятным оптимизм поэта-воина Архилоха, который в знаменитом стихе ничуть не тужит о потерянном в бою щите, собираясь при первой возможности купить себе новый. Между тем Архилох определённо был беден.

Греческий бронзовый панцирь, украшенный рельефом с изображением Горгоны. VI–V века до н.э. Эрмитаж, Санкт-Петербург.
pinterest.com

Рост числа военнообязанных граждан, готовых по призыву выступить в поход со своим собственным оружием и припасами, позволял грекам год от года собирать всё более и более многочисленные армии. Подсчитано, что на протяжении большей части VI века до н.э. греческие армии, численность которых нам известна, в среднем насчитывали 2500 воинов. Уже в следующем столетии в четверти известных нам случаев численность армии превышала 5000 человек, а ещё в четверти случаев — даже 10 000 воинов. Но и эти цифры далеко не были пределом. В канун битвы при Марафоне в 490 году до н.э. Геродот оценивал численность афинского гражданского населения в 30 000 человек. В минуту крайней опасности, грозившей городу со стороны высадившихся в Марафоне персов, афиняне смогли выставить армию из 9000 гоплитов. Скорее всего, эта цифра отражает пик их мобилизационных возможностей. При этом две трети лиц, обладавших гражданскими правами, всё же находились за пределами военной организации и в армии не служили.

Битва богов и гигантов. Рельефный фриз с сокровищницы сифнийцев в Дельфах, около 525 года до н.э. Археологический музей, Дельфы. Фото автора

Новая этика

Постепенно решающей силой на поле боя становились более многочисленные ополчения гоплитов, в состав которых входили аристократические дружины. Следствием этого стало усиление контроля полиса за частным военным предпринимательством. Война всё более политизировалась. Объявлять и вести войну, прекращать боевые действия и заключать мир могло лишь общее собрание граждан. Те, кто подвергал это право сомнению, превращались в разбойников и изгоев, врагов своих сограждан и всего рода человеческого. Уже на страницах «Одиссеи» мы находим историю об одном незадачливом искателе добычи, едва не поплатившемся головой за собственное самоуправство. Вместе с шайкой тафийских морских разбойников он как-то ограбил корабль соседей Итаки феспротов. Дома его ожидала толпа разъярённых сограждан, которые собирались убить наглеца на месте. Каким-то чудом ему удалось вырваться из схвативших его было рук и укрыться в одиссеевом доме. Одиссей успокоил собравшийся народ и спас тем самым ему жизнь.

Изображение фаланги на протокоринфской ольпе, около 630 года до н.э. Музей этрусской цивилизации, Рим. Фото автора​​​​

Отборные отряды, наподобие спартанских всадников, фиванского Священного отряда или аргосских логадов, оставались последним пристанищем для потомков богов и героев. Входившие в их состав воины отбирались по одному на основе происхождения и заслуг, однако в сражение они вступали в общем строю. С появлением фаланги на поле боя её успех определялся в большей степени совместными действиями массы рядовых бойцов, нежели героизмом отборных воинов. Вышли из употребления поединки перед строем, в которых аристократы могли продемонстрировать свою храбрость и мастерство. Мужество и военная доблесть гоплитов заключались в том, чтобы сражаться в общем строю, локоть к локтю со своими боевыми товарищами. Победа в этих условиях обезличивалась, становясь достоянием всех воинов, а не отдельных героев.

В 490 году до н.э. афинское народное собрание решало вопрос о памятнике Мильтиаду, командовавшему войском в сражении при Марафоне. Рассказывают, что один из участников обсуждения спросил: «Разве Мильтиад один побил персов, что ему нужно ставить памятник?»

Алексей Козленко

Аристократы во главе полиса и на поле боя

Место знати в гражданской и военной структуре древнегреческого общества и «джентельменская» война по заветам гомеровских поэм

Алексей Козленко

Так создавались легионы: фаланга в Древнем Риме

Гоплитская фаланга была заимствована римлянами у соседей-этрусков в VI веке до н.э.

Алексей Козленко

Римские всадники: происхождение и организация

Римская кавалерия со времён основания города и до IV века до н.э.

Литература:

  1. Нефедкин, А.К. Основные этапы формирования фаланги гоплитов: военный аспект проблемы / А.К. Нефедкин // Вестник древней истории. — 2002. — № 1. — С. 87–96.
  2. Нефедкин, А.К. Изучение феномена фаланги в историографии новейшего времени / А.К. Нефедкин // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира / Под ред. проф. Э. Д. Фролова. — Вып. 3. — Санкт-Петербург, 2004. — С.453–465.
  3. Туманс, Х. Рождение Афины. Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла (VIII–V вв. до н. э.) / Х. Туманс. — М.: Гуманитарная Академия, 2002.
  4. Андреев, Ю.В. Кто изобрёл греческую фалангу? / Ю.В. Андреев // Петербургский археологический вестник. — 1993. — № 7. — С. 36–42.
  5. Жмодиков, А.Л. Этапы развития фаланги / А.Л. Жмодиков // Военная археология: Оружие и военное дело в исторической и социальной перспективе: Материалы Международной конференции 2–5 сентября 1998 г. — СПб., 1998. — С. 89–92.
  6. Van Wees, H. The Homeric Way of War: The Iliad and the Hoplite Phalanx (I–II) / H. van Wees // Greece and Rome. — 1994. — Vol. 41. — Р. 1–18, 131–155.
  7. Ray, F.E. Land Battles in 5th Century B.C. Greece. A History and Analysis of 173 Engagements / F.E. Ray. — 2009.  https://warspot.ru/14924-proishozhdenie-goplitskoy-falangi                                                                                               

    Гоплитская фаланга: тактика и вооружение

    Картинки по запросу "Алексей Козленко. Гоплитская фаланга: тактика и вооружение. Картинки"Алексей Козленко

    Появление на поле боя фаланги привело к ряду серьёзных изменений в тактике. Гоплиты стали использовать более тесное построение, чем это было принято раньше. Сократилось значение метательного боя, поскольку обе стороны стремились как можно скорее сойтись в рукопашной схватке. Командная работа и взаимовыручка в общем строю пришла на смену индивидуальному мастерству и доблести. Эти изменения в военном деле самым существенным образом отразились на защитном снаряжении и оружии гоплитов.

    Истоки

    Военное снаряжение (паноплия), в которое герои «Илиады» облачались для боя, состояло из бронзового панциря (ϑωρες), шлема с высоким гребнем (κόρυς, κυνέη), поножей (κνέμις) и щита (άσπις, σάκος). Наступательное вооружение включало два копья (δόρυ, έγχος, αίχμή) и меч (άωρ, φάσγανον, ξιφός). Вот как Гомер описывал облачение оружием царя Агамемнона в XI книге поэмы:

    Громко кричал и Атрид, препоясаться в брань возбуждая

    Воев аргивских, и сам покрывался блистательной медью.

    Прежде всего положил на могучие ноги поножи,

    Пышные, кои серебряной плотно смыкались наглезной.

    После вкруг персей герой надевал знаменитые латы,

    Кои когда-то Кинирас ему подарил на гостинец:

    В латах сих десять полос простиралися ворони чёрной,

    Олова белого двадцать, двенадцать блестящего злата;

    Сизые змеи по ним воздымалися кверху, до выи,

    По три с боков их, подобные радугам, кои Кронион

    Зевс утверждает на облаке, в дивное знаменье смертным.

    Меч он набросил на рамо: кругом по его рукояти

    Гвозди сверкали златые; влагалище мечное окрест

    Было серебряное и держалось ремнями златыми.

    Поднял, всего покрывающий, бурный свой щит велелепный,

    Весь изукрашенный: десять кругом его ободов медных,

    Двадцать вдоль его было сияющих блях оловянных,

    Белых; в средине ж одна воздымалася — чёрная воронь;

    Там Горгона свирепообразная щит повершала,

    Страшно глядящая, окрест которой и Ужас и Бегство.

    Сребряный был под щитом сим ремень; и по нём протяжённый

    Сизый дракон извивался ужасный; главы у дракона

    Три, меж собою сплетясь, от одной воздымалися выи.

    Шлем возложил на главу изукрашенный, четверобляшный,

    С конскою гривой, и страшный поверх его гребень качался

    Крепкие два захватил копия, повершённые медью,

    Острые, медь от которых далёко, до самого неба.

    Греческие воины гомеровского времени. Реконструкция Ричарда Хука. Источник: Secunda, N. The Spartan Army / N.Secunda. — Osprey Publishing, Elite, Band 66

    Сопоставление гомеровского лексикона для обозначения оружия и доспехов с материалами надписей на глиняных табличках из Кносса, Микен и Пилоса определённо указывает на сходство и даже преемственность военной терминологии между двумя эпохами. Микенское to-ra-ka соответствует ϑωραξ, то есть обычному наименованию панциря у Гомера и более поздних авторов. Здесь же мы находим ko-ru = κόρυς, то есть «шлем». К числу параллелей относятся также названия для обозначения наступательного вооружения: например, qi-si-pe = ξιφός и pa-ka-na = φάσγανον — «меч», e-ke-a = έγχος и a-ka-sa-ma = αίχμή — «копьё», а также pa-ta-jo = παλτόν, то есть «дротик».

    Кроме подобия терминологии в глаза бросается морфологическое сходство между микенским вооружением и доспехами, с одной стороны, и археологическими находками VIII–VII веков до н.э., с другой. Одной из наиболее ранних находок является бронзовая паноплия из погребения молодого аристократа из Аргоса, датируемого промежутком между 720 и 700 годами до н.э. В её состав входил бронзовый двустворчатый панцирь колоколовидной формы, а также конический шлем с большими нащёчниками и высоким креплением для волосяного султана. Здесь же были найдены фрагмент бронзовой поножи и два железных топора. Все элементы имеют параллели как в более ранних микенских находках, так и в более поздних находках оружия и доспехов из Олимпии VII–VI веков до н.э.

    Наконец, к числу источников относятся бронзовые и терракотовые фигурки воинов из святилищ Олимпии, Дельф и Додоны, а также изображения воинов со щитами и парой копий на вазовой росписи геометрического стиля VIII–VII веков до н.э. В сумме эти материалы показывают, что облик воинов того времени в основных деталях имитировал микенцев. Воины-аристократы носили бронзовые шлемы, панцири и поножи. Наряду с круглым использовался дипилонский щит с боковыми вырезами. В военном деле применялись колесницы. Квазиритуальная тактика ориентировалась на стандарты, установленные гомеровским эпосом.

    Шлем и доспех из Аргоса, между 720 и 700 годами до н.э. Археологический музей (Аргос).

    Доспех и шлем

    Согласно описаниям «Илиады», уже в гомеровскую эпоху, в Х–VIII веках до н.э., сражения выглядели как столкновения выстроившихся друг против друга компактных масс воинов во главе с вождями. Последние должны были демонстрировать героический этос и действовать более решительно, чем остальные, вовлекая в битву рядовых воинов. Чтобы сражаться врукопашную с врагом, вожди носили большие щиты и доспехи.

    Появление на поле боя гоплитской фаланги связано с расширением круга военнообязанных лиц и привлечением к военной организации самых широких слоёв населения. Среди массы рядовых воинов стали широко распространяться оружие и защитные доспехи. Если ранее доспехи носили только воины-аристократы, которых хоронили вместе с их оружием, то после законодательных ограничений на роскошные погребения знати в конце VII — начале VI века до н.э. такие доспехи стали переходить от отца к сыну. Как следствие, они постепенно накапливались не только в аристократической среде, но и у среднего класса граждан. В какой-то момент воины — по крайней мере те, кто должен был стоять в первых рядах фаланги — стали даже принуждаться к ношению доспеха. Его мы видим на большинстве воинов, изображённых на росписи сосудов. Доспехи ассоциируются с целыми народами. К примеру, дельфийский оракул, попавший в Палатинскую антологию, упоминает «аргивян, одетых в панцири» (αργέιοι λυνοϑώρεκες).

    Воин, облачающийся в доспехи. Чернофигурная пелика, около 550 года до н.э. Музей Ватикана. Фото автора

    Воина также трудно было представить без шлема. Бронзовый шлем, щит и два копья просил Одиссей, чтобы идти с этим оружием на войну. Шлем из Аргоса имеет куполовидную форму и состоит из нескольких частей: конического навершия, пары больших нащёчников, назатыльника и налобника. Форма шлема напоминает остроконечный головной убор, оставлявший открытым лицо воина. Для аристократов, ратоборствующих в первых рядах строя, последнее обстоятельство оставляло возможность быть узнанным. Широкое распространение шлемов коринфского типа, в котором широкие нащёчники и наносник почти полностью закрывали лицо, имело важное культурное последствие. Такой шлем обеспечивал своему владельцу действительно надёжную защиту от ударов мечей и копий. С другой стороны, он обезличивал воина, ставя его в общий ряд с остальными бойцами.

    Мраморный торс воина в шлеме и панцире из святилища Геры на Самосе. Старый музей, Берлин. Фото автора

    Щит

    В «Илиаде» представлено множество щитов. Например, огромный, как башня, щит Аякса, изготовленный из семи слоёв кожи с бронзовыми накладками, который тот носил на ремне через грудь. Или же большие круглые щиты из дерева, покрытые кожей и бронзой, с умбоном посередине и без умбона. Ещё большее разнообразие форм и размеров щитов представлено в вазописи геометрического периода VIII–VII веков до н.э.

    Столь же разнообразны археологические находки, которые включают бронзовые умбоны и обоймы, по форме расположения которых можно судить о форме обода щита, и даже целиком сохранившиеся бронзовые облицовки из Идейской пещеры на Крите и с Кипра. Эти находки напоминают щиты, использовавшиеся в то же время в Северной Италии и в Центральной Европе. Общей чертой для них является кулачная рукоять, размещённая в центре щита. Некоторые экземпляры, вероятно, можно датировать VIII веком до н.э., однако большинство относится к VII–VI векам до н.э. Таким образом, они являются современными гоплитскому щиту, который пришёл им на смену.

    Бронзовые щиты VII века до н.э. из святилища Зевса в Идейской пещере на Крите. Музей археологии, Ираклион. Фото автора

    Форму последнего, как считается, греки заимствовали из Малой Азии в начале — первой половине VII века до н.э. Геродот приписывал его изобретение карийцам:

    «Карийцы научили эллинов прикреплять к своим шлемам султаны, изображать на щитах эмблемы и первые стали приделывать ручки на щитах. До этих пор все народы носили щиты без ручек и пользовались ими с помощью кожаных перевязей, надевая их на шею и на левое плечо».

    Этот щит имел круглую форму, диаметр 0,8–1 м, выпуклую центральную часть и усиленную кромку. Изготавливался он из дерева, обычно тополя или ивы, снаружи обтягивался бычьей кожей, иногда покрывался листовой бронзой, но чаще бронзовыми были только накладки на лицевой стороне щита. Главной особенностью его конструкции была система двойных рукоятей, крепившихся с внутренней стороны. Одна рукоять (порпакс) представляла собой бронзовую скобу, проходившую через центр щита. В неё воин просовывал руку до локтя. Кистью он при этом брался за другую рукоять (антилабе), крепившуюся у самого обода щита. Так щит надёжно фиксировался на руке, не вращался и не соскальзывал.

    Реконструкция гоплитского щита, художник Стив Нун. Источник: Campbell, D.B. Spartan warrior 735–331 BC / D.B. Campbell. — Osprey Publishing, Warrior 163

    Такой щит надёжно прикрывал воина от подбородка до колена. Однако в сравнении с ранее использовавшимся кулачным щитом он был не слишком удобен для индивидуального бойца. Гоплитский щит довольно тяжёлый. Его нельзя легко снять и поставить на землю в минуты затишья, чтобы потом столь же легко вновь подхватить рукой. Из-за того, что рукоять находилась в центре, почти половина щита выступала за левый бок воина гораздо больше, чем то требовалось для защиты. Как уже давно было замечено, гоплитский щит хорошо подходит лишь для сражения в сомкнутом строю. В этом случае левая половина щита служит защитой правого бока стоящего рядом товарища. Поэтому его появление и распространение исследователи обычно жёстко увязывают с возникновением фаланги.

    Название, под которым он был известен грекам — «аргосский щит» (αργόλικη άσπις) — по-видимому означает, что первыми его приняли обитатели Пелопоннеса. Любопытное подтверждение этой гипотезы оставил Павсаний:

    «Если идти из Аргоса в Эпидавр, то на правой стороне будет сооружение (…) оно имеет рельефные изображения аргосских щитов. Здесь происходил бой между Претом и Акрисием из-за власти (…) Передают также, что тогда впервые и все начальники, и всё остальное войско сражались вооружённые щитами».

    Изображение фаланги на протокоринфской ольпе, около 630 года до н.э. Музей этрусской цивилизации, Рим. Фото автора

    Копьё

    Как правило, герои «Илиады» вооружались двумя копьями, одно из которых метали в противника при сближении с ним, а другим сражались в рукопашной схватке. Эти описания подтверждают изображения воинов с двумя копьями на сосудах геометрического периода VIII–VII веков до н.э. Такой набор вооружения отражает высокое значение метательного боя, который мог продолжаться довольно долго, прежде чем перейти в рукопашную. Для того, чтобы метать копья, воинам нужен был довольно свободный боевой порядок. Для рукопашной схватки, напротив, требовался более тесный, в котором воины стояли локоть к локтю. Появление фаланги связано с распространением плотного построения, в котором щиты соседей частично перекрывали бы друг друга. Соответственно, такой порядок неизбежно связан с сокращением открывавшей сражение фазы метательного боя и обоюдным стремлением противников как можно скорее сойтись для рукопашной схватки.

    Воины со щитами и парой копий на амфоре геометрического стиля, VIII век до н.э. Национальный музей археологии, Афины. Фото автора

    Об этих изменениях тактики мы можем судить, основываясь на изменении конструкции гоплитского копья. Примерно в середине VII века до н.э. греки начали снабжать копейное древко дополнительным остриём — подтоком (στύραξ). Это остриё позволяло втыкать копьё стоймя в землю, не боясь при этом расщепить древко. Однако основным его предназначением являлся противовес, смещавший точку равновесия, в которой копьё держала рука его владельца, ближе к концу древка. Для этого подток отливали из бронзы или даже снабжали свинцовым грузом. Оснащённое противовесом копьё можно было держать ближе к концу древка и тем самым немного увеличить дистанцию, на которой оружием можно было достать до противника, без существенного увеличения длины древка. Правда, из этого преимущества автоматически вытекал и недостаток. Оснащённое таким противовесом копьё уже невозможно было метнуть в противника: оно предназначалось исключительно для рукопашной схватки.

    Железные наконечники копий (справа) и бронзовые подтоки (слева и в центре) VI–V веков до н.э. Национальный музей археологии, Афины. Фото автора

    По мере того, как в столкновениях гоплитов росло значение рукопашной схватки, от второго копья воины постепенно избавлялись. Некий промежуточный вариант мы видим на протокоринфской ольпе из коллекции Киджи середины VII века до н.э., которая считается одним из первых изображений фаланги. С одной стороны, воины носят шлем и доспехи, вооружены круглыми гоплитскими щитами и построены в сомкнутый боевой порядок, при котором края их щитов налагаются друг на друга. С другой стороны, они всё ещё вооружены двумя копьями без противовеса: одно держат в левой руке, а другое поднято в правой для нанесения удара. На вазах последующего времени гоплитов, как правило, изображали с единственным копьём, древко которого оснащалось противовесом. Если в пылу схватки копьё ломалось, воин брался за меч.

    Воин держит копьё с подтоком. Краснофигурная амфора IV века до н.э. Лувр, Париж. Фото автора

    Комплект вооружения

    На вазе Киджи, как и на современных ей произведениях вазописи, вышедших из-под кисти «мастера Макмиллана», мы видим строй единообразно снаряжённых и вооружённых воинов. Однако очевидно, что между сражавшимися бок о бок представителями разных имущественных классов сохранялась разница в вооружении. Лишь самые богатые граждане могли позволить себе полную гоплитскую паноплию, включавшую бронзовый шлем, панцирь, поножи и щит, а также копьё и меч. Остальные воины вынуждены были экономить на тех или иных предметах снаряжения.

    Некоторое понимание пропорции, как соотносились друг с другом носители различных комплектов снаряжения, мы можем получить из анализа крупных депозитов оружия, обнаруженных при раскопках святилища Зевса в Олимпии. Это оружие в основном является даром победителей, которые посвятили божеству часть трофеев, взятых на поле боя у побеждённых. По оценкам современных исследователей, между 700 и 500 годами до н.э. в Олимпии могло храниться до 100 000 комплектов оружия.

    Изображение фаланги на росписи протокоринфского арибалла «мастера Макмиллана». Около 640 года до н.э. Британский музей, Лондон.
    britishmuseum.org

    Самую большую группу находок составляют шлемы — 350 экземпляров. На втором месте находятся остатки примерно 280 щитов. Вероятно, их было больше, поскольку до нас дошли лишь элементы металлических деталей. Панцирей было найдено всего 33 экземпляра. Наконец, к числу находок относятся 225 поножей. На основании количественного распределения находок мы можем сделать следующие выводы. Скорее всего, базовым элементом комплекта вооружения, который носили все воины, был щит и одно или два копья. У большинства воинов были также шлемы, многие носили поножи. Металлические доспехи, скорее всего, имела лишь десятая часть воинов — возможно, те из них, кто сражался в первых рядах фаланги. Что касается остальных, они могли использовать мягкие доспехи из льна, войлока или кожи или же идти в бой вовсе без доспеха, полагаясь при этом на щит как на главное средство защиты.

    Алексей Козленко

    Добыча победителя

    Захват новых территорий пополнял бюджет Рима: оцениваем размер военной добычи древнеримского государства в период экспансии

    •  

    Алексей Козленко

    Боевая магия на службе Марка Аврелия

    Маги, веления оракула и чудотворный дождь, спасший римское войско во время Маркоманской войны (166–180)

    •  

    Алексей Козленко

    Рим и киликийские пираты

    В I веке до н.э. морские разбойники стали «позором для римского владычества». И только Гней Помпей сумел блестяще решить эту проблему

    •  

    Литература:

    1. Нефёдкин, А.К. Основные этапы формирования фаланги гоплитов: военный аспект проблемы / А.К. Нефёдкин // Вестник древней истории. — 2002. — № 1. — С. 87–96.
    2. Жмодиков, А.Л. Этапы развития фаланги / А.Л. Жмодиков // Военная археология. Материалы международной конференции 2–5 сентября 1998 г. — СПб, 1998. — С. 89–92.
    3. Snodgrass, A.M. Arms and Armour of the Greeks / A.M. Snodgrass. — London, 1967.
    4. Anderson, J. K. Hoplite Weapons and Offensive Arms / J. K. Anderson // Hoplite: The Classical Greek Battle Experience / Ed. by V. D. Hanson. — London-New York, 1991. — P. 19–37.
    5. Everson, T. Warfare in Ancient Greece Arms and Armour from the Heroes of Homer to Alexander the Great / Т. Everson. — Stroud: Sutton Publishing, 2004.
    6. Jarva, E. Archaeology on Archaic Greek Body Armor / Е. Jarva. — Rovaniemi, 1995.

    14 января '19

    Поединки Троянской войны

    07 декабря '18

    Битвы Троянской войны

    29 апреля '19

    Аристократы во главе полиса и на поле боя

    https://warspot.ru/14924-proishozhdenie-goplitskoy-falangi

Картина дня

наверх