ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ.АЛЬТ-РАЙТ - МУТАНТЫ ПОСТМОДЕРНА (2 статьи)

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Призрак бродит по торжественным ужинам, благотворительным вечеринкам и аналитическим центрам западного истеблишмента: призрак «альтернативных правых».

Мило «Dangerous faggot» Яннопулос

Они не стесняются громких заявлений и резких высказываний. Они могут прийти на пресс-конференцию своего кандидата, чтобы поддержать его выкриками «Heil Trump». Они не скрывают своей нелюбви к геям, феминисткам, мигрантам, да и ко всем представителям леволиберального сообщества. Они главный страх не только своих врагов — Демократической партии, но и головная боль для устоявшегося партийного истеблишмента Республиканцев. Их называют нацистами и расистами, но они предпочитают величать себя по-другому. Они — альтернативные правые. Они те, кто уже успел встряхнуть Америку. Они это те, чей голос мы ещё неоднократно услышим.

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Если раньше у многих белых американский националист вызывал ассоциацию с Ку-клукс-кланом либо бритоголовыми Бонхедами в причудливых подтяжках и куртках-бомберах, то современный альт-райт имеет совершенно другой вид. Как любят подчеркивать сами представители субкультуры, главное их отличие от закоренелых скинов и прочих любителей бессмысленного проявления ненависти — уровень IQ.

Действительно, новые американские правые далеки от стандартного образа реднека, живущего в трейлере. Причиной этому служат корни движения альт-райтов, которые лежат намного глубже, чем это может показаться.

С чего всё начиналось

С 60-х годов в либеральных демократиях Запада начался процесс построения базовых принципов политики толерантности. Политический истеблишмент, основываясь на негласном консенсусе о том, что допустимо в обществе для обсуждения, а что — нет, пытался выстроить толерантную политику касательно злободневных политических тем. Возможно, кто-то до сих пор видит в этом основной принцип поддержания демократии, но для альт-райтов сам консенсус стал угрозой под номером один. Порождением этих процессов стало представление о концепции культурного марксизма, которая чётко и ясно говорит: если ты представитель доминантной группы (белый гетеросексуальный христианин) — априори твоя позиция будет неправильной. Возможно, идея о существовании культурного марксизма такой же мыльный пузырь, как и «План Даллеса», но движение Black Lives Matter и феминизм третьей волны говорят нам о другом.

Если же левые и левоцентристские круги Демократической партии никогда не вызывали доверия у традиционалистов Америки, то основную угрозу альтернативные правые увидели не где-нибудь, а в своём лагере — Республиканской партии. Последние несколько десятков лет отличаются доминированием неоконсервативной идеологии среди республиканцев, в которой альт-райты видят пренебрежение культурой и моралью перед экономикой и доминированием США во внешней политике. Финалом конфликта стало обвинение истеблишмента Великой Старой Партии в отсутствии представления о реальности, на основе которого возник унизительный термин «cuckservative», который набрасывают на старожилов Республиканской партии, намекая на то, что они подкладывают свою страну под мигрантов ради финансовой выгоды.

Каково может быть решение, когда ты находишься под перекрёстным огнём левых либералов и элиты республиканцев? Для зарождающейся субкультуры альтернативных правых выход был прост: компромисс — зло, консенсус — убийство, а это значит, что путь к спасению традиционных ценностей лежит в противопоставлении себя классической политике.

Ударные отряды традиционализма

Альтернативные правые ворвались в американскую политику лишь в 2015 году. До этого субкультура движения была настолько нишевой, что трудно было даже представить себе must-have набор взглядов альт-райта, не говоря уже о том, откуда они берут свои корни. Долгое время их считали выходцами из Stormfront (форума белых нацистов), который насчитывает более 30 тысяч пользователей из США. Однако всё оказалось намного проще. Пристанищем зачатков новой субкультуры стал не политический форум, не какая-нибудь общественная организация, и даже не пивная, как у одного австрийского художника. Молодые пользователи интернета проводили время на андеграундных сайтах, типа 4сhan и 8сhan, которые известны жестокими розыгрышами с элементами чёрного юмора. Неудивительно, что рано или поздно дело должно было дойти до шуток о расовой принадлежности. Таким образом интересующиеся политикой и не очень всё чаще становились источником правого троллинга, тем самым зарождая новую политическую культуру.

Уже к концу 2008 года термин «alt-right» впервые прозвучал в статье Пола Готфрида, как обозначение новых палеоконсерваторов, которые борются с мейнстримным консерватизмом миллионеров, старых республиканцев и редакторов FOX News. Они описывались как поклонники трудов Гегеля, Шпенглера, Эволы, которые вдохновляются новыми правыми Европы и интернет-форумами. Толчок движению дал приход Ричарда Спенсера — белого супермасиста, директора National Policy Institute, который основал блог AlternativeRight.com.

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Какие основные идеи и постулаты альт-райтов? Можно быть уверенным только в одном: их основная идея — конфронтация. Альтернативные правые видят себя как противопоставление современному миру. Они видят в себе повстанцев, инсургентов против устоявшихся в американском обществе правил и норм. Массовой волне феминизма они противопоставляют агрессивный маскулизм, мультикультурности — идею о биологическом разнообразии рас, а глобализации — изоляционизм и невмешательство.

Альт-райты не просто справились с обвинениями в маргинальности, но и смогли извлечь из них выгоду. Когда остальные пытались отбиваться от клише расистов и сексистов — они охотно принимали эту роль, делая себе пиар. Когда новые правые выходили на политическую арену, их целью было не просто дать отпор противникам из левого лагеря. Вершиной стало превращение троллинга в эффективный инструмент кампании. Мало просто доказать свою позицию, вместо этого нужно довести соперника до истерики — вот тактика альт-райтов.

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Когда в очередной раз BuzzFeed публикует материал с критикой правого движения, то единственное, на что может рассчитывать его автор — порция мемов расистского или сексистского содержания с лягушонком Пепе, из которого альт-райты сделали символ ненависти, приравненный в США к свастике. Когда вас и так обвиняют в нетерпимости ко всему, что только можно представить, то какой смысл пытаться доказать обратное?

Если в 70-х годах американские подростки пытались привести в шок своих родителей длинными волосами, сексуальной распущенностью и песнями The Beatles, тем самым протестуя против устоев старшего поколения, то сегодня альт-правые пользуются такими же методами. Их нулевая толерантность, резкое поведение и отвратные шутки — революция против общепринятого.

Подумайте только, когда главным рупором движения «расистов и гомофобов» становится Мило Яннопулос, главный редактор издания Breitbart, выходец из греческих евреев, который к тому же является открытым гомосексуалистом, то что это, если не провокация? Мило успел развязать целую войну в кампусах американских университетов, когда запустил кампанию «The Dangerous Faggot Tour» (Тур опасного п*дора) в поддержку Дональда Трампа, которого он называет не иначе, как «Папочка».

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Так кто такие альтернативные правые? Расисты, антисемиты, белые националисты, либо простые фрики? В каждом таком утверждении есть своя доля истины. По своей сути, публика альт-райтов может быть настолько разношерстной, что в ней будут уживаться как ярые антисемиты, так и сторонники Израиля. О чём можно говорить точно, так это о том, что они представляют собой радикальных консерваторов, для которых официальная риторика Республиканской партии с экранов телеканала Fox News — слишком мягко. Они испытывают недоверие к чужому, желая защитить свою этническую группу, сохранить свою идентичность и привычный себе способ жизни. Они ненавидят глобализацию, из-за чего нередко ставят в пример известных авторитарных лидеров, типа Путина, Асада или филиппинского президента Родриго Дутерте, в которых они видят сильных национальных лидеров.

Трамп и правые

Возможно, они бы так и остались простыми троллями из глубин интернета, если бы над интеллектуальным наполнением движения не трудились такие титаны правой мысли, как Ричард Спенсер, покойный Эндрю Брайтбарт, основавший рупор движения — Breitbart News, который стал правой альтернативой Huffington Post, а затем и его новый редактор Стивен Бэннон. Как раз фигура последнего стала определяющей для всех альт-райтов.

В августе 2016-го руководитель избирательной кампании Дональда Трампа Пол Манафорт всё-таки поплатился за свою любовь к деньгам от нечистых на руку политиков, среди которых был беглый Янукович, и вынужден был уйти в отставку. К удивлению многих, выбор Трампа в этот раз пал на Стивена Бэннона, который не имел опыта ведения подобных кампаний. Бэннон уже был известен своими радикальными взглядами, и имел довольно неоднозначную репутацию в медиа-среде.

Тем не менее, именно Бэннон стал одним из кузнецов победы Трампа на выборах, чем заслужил себе пост главного стратега и старшего советника 45-го президента Америки. Это вызвало не просто интерес к его фигуре, а породило целую волну конспирологических теорий. Если же раньше в сторону Стива Бэннона бросали лишь обвинения в расизме и исламофобии, то сегодня в его отношении используют более почтительные эпитеты. Бывший государственный секретарь Мадлен Олбрайт, имеющая репутацию ястреба-демократа, прямо сказала, что Бэннон «дёргает за нитки» в администрации нового президента, а газета Time и вовсе назвала его вторым самым влиятельным человеком в мире.

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ Alt-Right, США, Правые, White Lives Matter, Политика, Движение, Длиннопост

Не обязательно верить в то, что Бэннон — «американский Распутин» и «кукловод Трампа», но как минимум на роль серого кардинала он подходит. Бэннон сумел привлечь на сторону Трампа белый рабочий класс, отобрав у Демократической партии электорат, который они держали десятилетиями. А это значит, что для Трампа, который очень хорошо разбирается в бизнесе, но является новичком в политике, Бэннон может стать тем, кому будут доверять наиболее значимые политические вопросы. Многие считают, что именно Бэннон стоит за указом Трампа об ужесточении миграционной политики, который касается граждан семи мусульманских государств.

Альтернативные правые не просто смогли воспользоваться выборами в США. Логично будет сказать, что они их выиграли, так как никто ещё не приближался так стремительно к Белому дому, как это сделали альт-райты за эти два года. Для них наступает по праву переломный этап, которым они собираются воспользоваться в полной мере.

«Серый кардинал» Бэннон считает: «У нас была революция, у нас была гражданская война, Великая депрессия и Вторая мировая война. Сейчас наступил четвертый великий поворот в американской истории». Сам же Бэннон сделает всё, дабы этот поворот был в правую сторону. Радикально правую сторону.

Источник: https://petrimazepa.com      https://pikabu.ru/story/altright_pravaya_alternativa_dlya_ameriki_5269343                                                                           

АЛЬТ-РАЙТ - МУТАНТЫ ПОСТМОДЕРНА


ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ.АЛЬТ-РАЙТ - МУТАНТЫ ПОСТМОДЕРНА (2 статьи)
03.05.2017

Попытки описать такое идеологическое течение как альт-райт как строгую политическую идеологию неизбежно терпят крах. Особенно это заметно в связи с усилиями левых и либералов по дискредитации новоявленного противника. Ничего умнее старого доброго обвинения в «фашизме», они не придумали. При чем здесь фашизм и насколько адекватно описывать этим термином все что не вписывается в уютные леволиберальные рамки, хотя и является необычным и в высшей мере провокативным, не понятно. Но именно медийная шумиха по поводу «фашизма» и позволила альт-райт стать из относительно маргинального и малоизвестного явления широко обсуждаемым фактом политической жизни в США. Попытки диффамации, как выяснилось, не только не вредят сетевым троллям, но и умножают их популяцию. В чем причина, задумались критики альтернативных правых. И только сейчас до некоторых начало доходить, что они имеют дело с абсолютно посмодернистским явлением для которого троллинг, ирония, провокация – не эксцессы, а modus vivendi.

Наиболее интересный и глубокий анализ по этой теме предложил юзер под ником Hanzi Freinacht, который как сообщается, проводит большую часть своего времени в горах Швейцарии. Видимо чистый швейцарский воздух и отсутствие институтов ЕС в ближайшей округе способствуют интеллектуальной активности. Оттолкнувшись от некоторых его положений рассмотрим, почему «альт-райт» - это действительно типично постмодернистское явление и каковы перспективы его развития.

Смерть идеологий и антитетичность

«Alt-Right – дитя нашего времени, меметический мутант, рожденный из разочарования, злобы и ресантимана по отношению к правящей элите, которой нет дела до мнения народа, не в последнюю очередь в том, что касается культуры», отмечает автор. Правда тут же он поправляется, что мол и фашизм возник в схожих условиях, забывая, что схожая атмосфера предшествовала взлету и радикально-левых и любых антисистемных движений, движимых все тем же неприятием правящего истеблишмента, оторванного от трудящихся масс.

Но оставим это на совести нашего «левого» исследователя. К его чести он отмечает и другое, что обычно «антифа»-общественность в принципе не замечает: идейно-политическое течение alt-right «появилось в то время в истории, когда все старые идеологии вымерли. Мы живем во времена, когда все представления о больших нарративах потеряли свою легитимность и когда единственный заслуживающий доверия ответ любому великому пророку – это короткий и по возможности отстраненный отказ, который c высоколобой иронией непринужденно отвергает столь высокопарные претензии и демонстрирует, что они ни что иное как предельно неадекватные басни, которые основываются на наивных предположениях». В этом первая, типично постмодернистская черта alt-right – антитетичность, направленность на опровержение, критику, не согласие, ниспровержение аргументов других, без нацеленности на то, чтобы заменить их нарратив своим. «Альт-райт» - это нон-идеология постмодерна, утверждает Фрайнахт.

Alt-right активисты действует совершенно по-постмодернистски. Они не учат жить сетевые массы постмодерна, вместо этого 99% всего времени тратится на доказательство неадекватности противников, их высмеивание, демонстрацию несостоятельности их тезисов. В первую очередь это касается левых и либералов, которые стали идеологическим мейнстримом западного общества и потому воспринимаются как носители доминантного идеологического нарратива, претендующего на абсолютную правоту.

Левые – целиком постмодернисты, когда дело касается критики тех вещей, которые им не нравятся. Однако и в их критике и методах деконструкции они не смогли бы построить сколь-нибудь значимые школы мысли без определенных идейных и ценностных аксиом. Например, «все расы равны», «или гендер-всего лишь социальный конструкт» или установка на освобождение, эмансипацию индивидуума, или призыв к освобождению женщины из-под патриархального угнетения, или обращение к конструкту «прав человека». Все это ценностные установки, которые точно так же могут быть подвергнуты критике и деконструкции, оценены как властные дискурсы, закрепляющие неравноправные отношения и угнетающие категории населения от имени которых говорят alt-right.

Любая установка, любой термин и тезис может быть подвергнут деконструкции разоблачен как обман, как часть стратегии по закреплению новых властных отношений, в том числе сам постмодернистский дискурс и сама форма постмодернистского знания, посмодерниская социология, гендерные исследования, пост-колониалистская теория, что угодно. Раз постмодернизм делает ставку на разрушение аксиом и обнажает условность любой аксиоматики как слишком идеалистичной и «традиционной», как наследие религиозного в своих корнях, премодернисткого общества, то в условиях отсутствия абсолютных истин, истины самого посмодерна не абсолютны, а значит могут и для последовательного постмодерниста должны быть подвергнуты критике и деструкции. Честное следование постмодернистской стратегии означает абсолютный нигилизм, на что готово редкое человеческое существо. Но там, где из инстинкта самосохранения индивиды и социальные группы отказываются идти до конца, их принципиальные противники всегда найдут уязвимое место. И это именно случай alt-right.

Alt-right имеет полное право на критику всех существующих идеологических конструктов и с успехом это делает, демонстрируя востребованность таких нарративов в ситуации постмодерна. При этом как и левые альтернативные правые, конечно, не абсолютные нигилисты и пытаются найти выход из этой ситуации, предложить что-то положительное, они в своем постмодернизме все же идут на один шаг дальше левых. Левые закрепились в истеблишменте, в кампусах и на научных кафедрах. Им есть что терять, и они часть властной системы, жрецы ответственные за создание и поддержание властного дискурса, обеспечивающего повиновение масс.  Господствующая идеология много восприняла из их идейных установок. Поэтому по определению они больше связаны, сильнее включены в систему, а главное испытывают чуть ли не религиозное чувство трепета по отношению к фундаментальным установкам своего мышления, к Просвещению к базовым установкам Модерна. Они боятся сделать всего один шаг, чтобы разрушить это фундамент под своими ногами, нивелировать, осмеять и доказать ничтожность всего своего эманисипаторного пафоса и относительность установок программы по разрушению и отказу от традиционного общества.

Правым терять нечего, потому они потенциально более свободны, а сами они, критикуя и развенчивая то, на что у остальных не хватает смелости являются необходимым и заключительным звеном нигилистической программы постмодерна.

Внимание к идентичности

Еще одна типичная постмодернистская черта, которая роднит альт-райт-движение с их левыми оппонентами – политика идентичности. Альт-райт в современном виде со всеми его плюсами и минусами не мог возникнуть без повышенного внимания в современном западном обществе к вопросам расы, этнической и религиозной идентичности, без проблемы мультикультурализма и идеологии политкорректности, и без широкого обсуждения такой темы как white privilege, термина, адекватного перевода которому в русском в принципе нет, так как все эти расовые вопросы не имеют для России особого значения. Другое дело – Запад, где в рамках критики европоцентризма модерна пышным цветом расцвела политика оправдания меньшинств, стратегии позитивной дискриминации стали общим местом, а попытки утвердить позитивную идентичность самих белых людей европейского происхождения заклеймены как фашизм.

Хотя декларативно, часть альтернативных правых выступает против любых «проектов идентичности», которые только раскалывают и без того фрагментарные общества, ослабляя чувство принадлежности к нации и общенациональную солидарность (то есть идентичность модернистского типа), по факту это именно идентитаристский проект пока еще большинства в США и Европе. Сам концепт идентичности имеет принципиальное значение именно для постмодернистской среды. Человек начинает задаваться вопросом кто он и что это для него и его судьбы, значит только в тот момент, когда прежние структуры идентичности, то есть отнесение себя к определенной социальной группе, начинают подвергаться эрозии, когда старые идентичности либо не работают, либо ставятся под сомнение, а прежние структуры социальности распадаются на глазах.

Поскольку для либеральной идеологии свойственная имплицитная борьба с любой коллективной идентичностью, как тем, что ограничивает коллективную свободу индивида и устанавливает для него те или иные стандарты, то размывание идентичностей белого большинства Запада – неизбежное следствие реализации либерального проекта. Временное усиление идентичности меньшинств – лишь следствие их «отставания в развитии», и заинтересованности глобалистов в уничтожении сильных национальных идентичностей для выстраивания постнационального мира. Поэтому обращение к концепту идентичности является ключевым в противостоянии либеральному порядку. И этот момент прекрасно уловили именно альтернативные правые.

В условиях двойного давления – с одной стороны либерального проекта, настроенного в принципе на размывании идентичностей, а с другой идентичностей меньшинств, которым мейнстрим не отказывает в развитии и самоутверждении, белый идентитаризм неизбежно принимает и некоторые маргинальные черты. Это и обращение к националистическим мифам, и неумный расизм, и разнообразные попытки оправдания колониализма и тех исторических проектов (США, Британская Империя), что сделали более всего для становления либерального миропорядка. Но ощущение маргинальности свойственно всем постмодернистским проектам идентичности, и белый идентитаристский проект – не исключение.

Использование постмодернистких методов

Базовое отличие альтернативных правых от старых консерваторов – то, что они понимают постмодерн, порождены им и воспринимают базовые гносеологические установки постмодерна как само собой разумеющееся. Новые правые интеллектуалы, как уже отмечалось выше, с успехом усвоили интеллектуальные стратегии и стили постмодерна – иронию, антитетичность, деконструкцию, дискурсивный анализ. Они осознают, насколько зыбка и условна социальная реальность и что так или иначе они имеют дело с социальными конструктами.

Речь идет именно об интеллектуальных стратегиях, а не о ценностях, ассоциирующихся с постмодерном.  Толерантность, инклюзивность, гендерное и расовое равенство, то есть доминирующие ценности эпохи постмодерна являются для них объектами применения постмодерниских же методов критики. В этом их преимущество перед левыми и леволиберальными оппонентами, правый посмодернист всегда может продемонстрировать безосновательность и относительность их базовых тезисов и левые окажутся в тупике, ведь им не свойственно ставить свои ценностные аксиомы под сомнение.

Старые правые интеллектуалы часто терпели поражение в сворах со своими более интеллектуальными оппонентами слева. Теперь ситуация изменилась. Новые правые могут не только победить в диспуте с точки зрения риторики, но и продемонстрировать логическую несостоятельность точки зрения оппонента, дедуктивно возвести его аргументы к универсальным принципам, опровергнуть их, да еще и показать где и каким образом противник противоречит сам себе или тем принципам, которые берется защищать.

The Great Meme Army

И конечно, наиболее заметная постмодернистская составляющая альтернативных правых – то, что это феномен интернет-эпохи. Речь идет не только об

эффективном использовании социальных сетей, координации on-line или развитии альтернативных медиа.  Альтернативные правые хорошо усвоили некоторые особенности современной информационной среды: в-первых, как учил Маршал Маклюэн «medium is the message», в ситуации постмодерна факт не имел места, если не был освещен в медиа, отсюда провокативность и нарочитая грубость многих акций представителей движения оффлайн. Мейнстримные медиа нападают на них как на «фашистов», обескуражены и шокированы поведением, но в отсутствии доверия к журналистскому истеблишменту, критика с его стороны только добавляет очков антисистемщикам. 

Широкое использование инструментов социальных сетей позволяет создать свои средства коммуникации и агрессивный провокативный стиль поведения ключевых alt-right персоналий нужен только для одного – привлечь внимание пользователя в гипернасыщенном информацией мире, шокировать его, зацепить внимание, выделиться на общем фоне. Здесь не важно, являешься ты убедительным или нет, обладаешь моральным превосходством или нет. Главное демонстрировать силу и уверенность.  Лучше всего ломать шаблоны, экспериментируя со своей собственной идентичность. Поэтому  нет ничего странного в феномене Майло Яннопулоса – британского гея, греко-еврейского происхождения, ставшего одним из самых популярных персонажей в альт-райт среде.

Идеологический посыл подается зачастую в максимально простой, сжатой и понятной постмодернистской аудитории форме интернет-мемов, где эксплуатируется как правило образный ряд современных же произведений массовой культуры, уже устоявшиеся образы, связанные с теми или иными меметическими рядами, так или иначе понятными аудитории. При этом будучи формально «плоским», лишенным любого нарративного измерения, рассчитанным на спонтанную реакцию, мем на деле выступает триггером нужной его автору реакции и несет довольно мощный идейный заряд. Добавим к этому что любой мем - это наиболее наглядная иллюстрация постмодернистских идей интертекстуальности и интерконтекстуальности.

Вот один из характерных мемов Майло Яннопулоса. В нем высмеивается утрата маскулинности в современной западной цивилизации (в частности в Швеции), этому противопоставляется образ утраченного героического прошлого (на деле – симулякр, кадр из современного псевдоисторического сериала «Викинги», где на прошлое экстраполируются ценностные установки современной западной цивилизации).

ALT-RIGHT: ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ АМЕРИКИ.АЛЬТ-РАЙТ - МУТАНТЫ ПОСТМОДЕРНА (2 статьи)

Троллинг, намеренное провоцирование – и стратегия поведения в информационном пространстве и образ жизни альтернативно-правого активиста. Это предельно постмодернистский стиль, предусматривающий отсутствие любых авторитетов и легкое, ироничное скольжение в информационном пространстве поверх всех барьеров. В этой среде уже не понятно, является ли ультраправая риторика элементом троллинга или эти люди серьезно верят во все это. Скорее первое, чем второе, как минимум для тех, кто не просто потребляет и рециклирует созданные другими знаки и образы, но пытается мыслить. В этих условиях рано или поздно должен исчезнуть последний аргумент против альтернативных правых со стороны левых постмодернистов – то, что они недостаточно антитетичны, что они не анти-националисты, не анти-расисты, не анти-сексисты и т.д.

Как будто отрицание модернистских и буржуазных концептов «нации», «расы», модернистских же представлений о гендере возможно только с левых позиций. Скорее наоборот, правые и здесь смогут пойти дальше, просто если примут однозначно традиционалистское негативное отношение к современному миру во всех его формах. Сделать шаг в этом направлении – означает сделать шаг в сторону Четвертой политической теории, что вопрос только времени, но не логики развития движения.

Материалы по этой теме

https://www.geopolitica.ru/article/alt-rayt-mutanty-postmoderna

Картина дня

наверх