На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Украинские националисты превращаются в дезертиров.Украинские ВВС: фениксы из пепла или нечто иное? (2 статьи)

«Выдали пулеметы Дегтярева и Максима»: украинские националисты превращаются в дезертиров

Без видеообращения ВСУ к Зеленскому на Украине теперь никак.

Возвращаться на убой больше не хотим

Два события заставили украинцев, вставших на защиту националистического режима в Киеве, усомниться в правильности происходящего. Первое – это «эвакуация» в тылы союзных сил бандитов с «Азовстали». Большая часть бывшей элиты украинской армии выходила из катакомб вполне опрятными, сытыми и румяными. Никто стоять насмерть не собирался. Подвиг, на который можно равняться остальным «защитникам», не случился.
Киевское руководство не отдавало приказ о сдаче в плен, используя сидельцев «Азовстали» в качестве пушечного мяса в информационной войне. Второе событие – это наконец начавшийся штурм Донбасса, о котором говорили последние два месяца. Союзные армии медленно, но верно выдавливают укронацистов из городов и сел, перемалывая самые сложные участки из артиллерии и авиации. Фронт зашатался, а с ним и моральный дух его обитателей с украинской стороны. Доходит до того, что на отдельных участках фронта армия России и ЛДНР не встречает сопротивления – подразделения дезертируют в полном составе. И это не пропагандистские заявления.

Украинские ресурсы открыто признают позорную практику самовольного оставления позиций. Совершенно неспроста народный депутат Марьяна Безуглая внесла в Раду законопроект № 7351 о применении в военном положении высшей меры наказания к военнослужащим. Точнее – речь не идет о наказании, скорее, о расстреле на месте без суда и следствия за неповиновение, сопротивление или угрозу начальнику, применение насилия и дезертирство.

Примечательно, что Безуглая не просто депутат, а глава подкомитета по внедрению ценностей и стандартов НАТО. Что ж, украинцы, привыкайте с новым, исключительно для вас придуманным стандартам Североатлантического альянса. Законопроект был внесен 5 мая и в нем, в частности, предлагалось вычеркнуть из Устава внутренней службы ВСУ следующие слова: «при этом не причиняя смерти военнослужащему». Пока закон отложили на полку, но не окончательно, словно посылая сигнал всем сомневающимся – рычаги влияния все еще остались. И без принятия этого закона наступающие части союзных войск находили расстрелянных в затылок бойцов ВСУ. Несчастных казнили свои же офицеры за попытку сдаться, предварительно связав руки.
Нехитрый арсенал территориальной обороны Украины. Воевать можно, но осторожно.
Судьбу типичного украинского дезертира можно описать несколькими предложениями. Обычно это активист из самостийной территориальной обороны, который в глубине Украины умеет только хвастаться оружием, да стрелять пленным по ногам. Они думали, что ситуация сама по себе рассосется за пару месяцев, а там и на лаврах победителя можно почивать, дескать, «захисником» был, пусть и в глубине обороны. Но вот Генштаб ВСУ бросает тероборону на линию фронта, под артобстрелы, без тяжелого вооружения.

Такие части украинским руководством используются в качестве пушечного мяса, чтобы только задержать российское наступление, успеть перегруппировать боеспособные части ВСУ. Территориальной обороне выдают на руки совсем уж «элитное» по современным меркам оружие – пулеметы системы Дегтярева и максимы. Причем, знаменитые максимы идут еще с дореволюционных запасов – это легко определяется по отсутствию широкой горловины на водяном кожухе ствола.

Как известно, эта опция появилась только в 1941 году для быстрой заправки оружия водой и при необходимости – снегом. И вот теробороновец, возможно, из откровенного нацистского «Кракена» осознает, что здесь все по-настоящему – и противник небезоружный, и снаряды разрываются гораздо ближе. Что делать? Некоторые снимают видео, предупреждая, что не пойдут в бой с легким оружием против танков, другие просто дезертируют на запад страны. У одного из таких украинские СМИ успели взять интервью. Живописует он ситуацию следующим образом:
«Над нами все время русские дроны летали, передвигаться по окопам, даже в туалет отойти – смертельно опасно. А в один из дней нас начали гасить русские вертушки, а потом обстреляли «Градами». И танки на нас пошли. Никаких «джавелинов» или «стингеров» в нашем подразделении отродясь не было – на все подразделение всего пару «фаготов» советского производства и несколько ручных пулеметов. Поддержки артиллерийской почти не было с нашей стороны. Выдержать это было невозможно. Через пару недель я все-таки отпросился в санчасть в тыл – сильно кашлял и температура под 38. Назад уже не вернулся – переоделся в гражданское и под видом беженца поездом уехал домой. Знаю, что объявили в розыск. Но возвращаться на убой больше не хочу».

Навоевались уже

Еще одним веянием новой украинской действительности стали видеообращения вооруженных людей к руководству с требование оснастить подразделения тяжелым вооружением. Всем хочется стрелять издалека, да так, чтобы противник неизбежно либо погибал, либо бежал. Встречаться с неприятелем тет-а-тет с автоматом в руках никто из мобилизованных националистов не готов.

Одними из первых стали жаловаться на невыносимые для них условия службы бандиты из 1-го батальона 115-й бригады территориальной обороны. Позже к ним присоединились соратники из 3-го батальона, попавшие в настоящую мясорубку под Северодонецком. По словам активистов, командование не присутствует на передовой, подкрепления уже не ждут, а о тяжелой технике даже речи нет. Говорят, от не прекращающихся артобстрелов голову из окопа неделями высунуть не могут.

В итоге территориальная оборона на данном участке фронта отказывается выполнять приказы. Они не просто не выполнили задание, но бросили в окружении 56 своих же братьев по оружию. Позже всех, кто оказался в кадре на видео, отправили в СИЗО в Бахмуте, объявив дезертирами. Хлопцы из запрещенного в РФ экстремистского «Айдара» оперативно провели инспекцию горемычного подразделения, но ничего предосудительного не нашли. Примечательно, что все описанные жалобщики из Житомирской области – по новому распоряжению Киев теперь может перебрасывать подразделения теробороны из региона формирования в любую часть Украины.

А западные украинцы не готовы сражаться на востоке страны – гораздо спокойнее мнить из себя героев за несколько сотен километров от фронта. Это подтверждают добровольцы из 101-й закарпатской бригады теробороны. В своем видеообращении к Зеленскому они докладывают, что готовились защищать страну исключительно на блокпостах в глубине Украины. А здесь совсем не как в фильмах, здесь мины и снаряды с неба падают настоящие, а у них только пулеметы, автоматы и лопаты. Окапываться не успевают, товарищ Зеленский, как их артиллерия накрывает.
Требования обычно одни – хороших командиров, прикрытие с воздуха, ПВО, артиллерийская поддержка и тяжелое вооружение. В общем, все по стандартам НАТО.
Но с территориальной обороной, набранной из нацистского отребья, все понятно – они никогда и не годились для полноценных боевых действий. Удивляют выпады бойцов, которые должны считаться элитой армии. Кадровые военные, прошедшие АТО, жалуются на камеру, что больше не могут воевать. Банда из 2-го и 3-го батальона 79-й ДШБ, попавшая под Северодонецк, обвиняет командиров, что даже лопат не выдали, а окапываться в лесу заставили. Воевать десантники готовы только под прикрытием ПВО, при поддержке артиллерии, в общем, только по стандартам НАТО. Похоже, не зря инструкторы альянса восемь лет учили украинскую армию.

79-я десантно-штурмовая бригада не одинока в своем дискомфорте. Вторят им в 75-й егерской бригаде, 2-й роте 58-й бригады, 2-й роте 46-го отдельного батальона и в 95-й отдельной ДШБ. Даже отдельные лидеры мнений среди украинской шайки стали проявлять панику. Пропагандист по ту сторону фронта Бутусов открыто обвиняет киевский режим в предательстве, дескать, не выводят войска из окружения в Северодонецке. С фронта его выгнали, но он пообещал разоблачить преступника Зеленского. Дело приобретает политический окрас.

Появление подобных видеообращений – это очень хороший признак.

Во-первых, моральный дух противника подкашивается. До тотального слома еще далеко, но признаки его приближения уже есть.

Во-вторых, украинское руководство действительно по-скотски относится к своим бойцам, затыкая сложные участки фронта небоеспособными подразделениями. Если раздавать повестки на улице, а потом без обучения бросать на танки, по-другому не получится.

В-третьих, боевая ценность такой легкой пехоты стремится к нулю, и это уже просматривается на некоторых направлениях.

Именно поэтому скорейшее уничтожение группировки хорошо обученных профессиональных военных под Северодонецком и на Донбассе станет лучшей профилактикой для противника. Позже просто некому будет воевать по-настоящему, и вопросы спецоперации будут решаться совсем на другом уровне.  Автор: Евгений Федоров  https://topwar.ru/197030-vydali-pulemety-degtjareva-i-maksima-ukrainskie-nacionalisty-prevraschajutsja-v-dezertirov.html

Украинские ВВС: фениксы из пепла или нечто иное?Украинские ВВС: фениксы из пепла или нечто иное?

Помните, как в самом начале СВО генерал Конашенков отчитался в уничтожении украинской авиации?

«Практически вся боеспособная авиация киевского режима уничтожена. Вместе с тем нам достоверно известно об украинских боевых самолетах, ранее перелетевших в Румынию и другие приграничные страны» (ТАСС).

Прошло почти три месяца, и украинские самолеты и вертолеты продолжают фигурировать в отчетах Минобороны.

Возникает справедливый вопрос: на чем летают украинское военные летчики, если вся техника была уничтожена?
Здесь на рассмотрении есть несколько вариантов.

1. Некачественные подсчеты Минобороны России

Ну, в этом нет ничего из ряда вон выходящего. Война, охота и рыбалка – можно, конечно, подумать над тем, где врут еще так, как на войне, но смысл? Ведь еще Александр Васильевич Суворов говаривал: «Пиши, сто тыщ побили. Чего их, басурманов, жалеть?».

Опубликованные данные российского Генштаба говорят, что по нашим данным, на момент начала СВО авиация Украины насчитывали в строю 152 самолета. Не уточнялось, речь шла исключительно о боевых самолетах или обо всех.

Источники на украинской стороне говорят о том, что на момент начала событий авиация Украины насчитывала 115 боевых самолетов. Опять же, не уточняя, сколько из них было в работоспособном состоянии.

27 мая на брифинге в Минобороны РФ назвали последние цифры потерь украинской авиации – 180 самолетов и 127 вертолетов.

Цифры очень странные.

В свое время заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор Владимир Попов иначе оценил возможности украинской авиации. По подсчетам Попова, ВВС ВСУ перед началом операции обладали 600 самолетами и вертолетами, а на момент дня сегодняшнего их осталось не менее 200.

Проверить эти цифры не представляется возможным, но они, с одной стороны, объясняют, почему с украинской стороны продолжают летать самолеты и вертолеты, с другой – вызывают откровенное недоверие. Вдвое большее количество боевых летательных аппаратов, чем свидетельствую даже украинские источники – это несколько фантастически смотрится.

Так что мы не станем вдаваться в полуфантастические гипотезы относительно пары сотен украинских самолетов, которые хранились на секретных аэродромах. Мы попробуем продумать вопрос того, откуда могли взяться самолеты в тех количествах, которые фигурируют в сводках Минобороны.

Речь пойдет не о нарисованных самолетах, а реальных. Которым нужны летчики, техники, инженеры и аэродромы. В версию о 600 летательных аппаратах не верится совсем, если серьезно. Впрочем, вопросы веры у нас поставлены так, что кто хочет – тот поверит. Остальные могут подумать.

Мы же начнем с того момента, как пресс-служба МО объявила о том, что практически вся авиация ВСУ уничтожена.
То, что наше Минобороны может… немного преувеличить, мы знаем. Из заявлений о полном уничтожении террористов в Сирии, которых было не одно. А террористы, тем не менее, продолжают там воевать и сегодня. Хотя и полностью уничтоженные.

То же самое и с авиацией. Конечно, сказать, что «все уничтожено», можно, но вот в Интернете куча свидетельств того, что за некоторое время до начала СВО с аэродрома в Чугуеве, что под Харьковом, взлетело и улетело на запад все, что могло летать. Конечно, какое-то количество неработоспособных машин на аэродроме было, и оно однозначно попало в сводки. Но все, что было в рабочем состоянии, улетело. И вполне возможно, что эти самолеты потом угодили в списки уничтоженных еще раз.

Это как пример. Пример, которых могло быть и больше на самом деле. Но мы рассмотрим второй вопрос, оставив все по первому вопросу на совести ведомства генерала Конашенкова.

2. Поставки самолетов от других стран

Здесь намного больше информации к размышлению. Возьмем, например, МиГ-29, один из самых распространенных советских самолетов. Только сегодня официально этим самолетом владеют 29 стран, в том числе Россия и США. Поэтому вполне очевидно, что МиГ-29 мог попасть в Украину из других стран.

Однако, здесь куча нюансов.

Сразу отметем такие страны, как Индия, Иран, Беларусь, Сирия и прочие, кто находится далеко от Украины и кому самолеты самим нужны. Кстати, в этот же список попадают и США, у которых имеется 21 МиГ-29, купленные у Молдовы. США далеко, и перевозить самолеты довольно геморройное занятие. Хотя сбрасывать эти самолеты со счетов не стоит.

И здесь у нас «внезапно» возникает Польша. Страна, отличающаяся особой нежной любовью к Украине и противоположными чувствами в отношении России. И стоит помнить, что в Польше имеется предприятие по обслуживанию советской авиатехники еще со времен ОВД.

Речь идет об авиаремонтном завод Wojskowe Zakłady Lotnicze №2 (WZL-2), что в городе Быдгощ. Данное предприятие является основной базой обслуживания самолетов Су и Миг и вертолетов Миля в бывшей Восточной Европе. Это государственное предприятие, входящее в холдинг PGZ (Polska Grupa Zbrojeniowa), и МиГ-29 стоит в номенклатуре самолетов, которые может ремонтировать и обслуживать данное предприятие.

И теперь смотрим, как у нас с МиГ-29 в странах бывшего соцлагеря.

ГДР. На момент своей ликвидации, страна имела 24 самолета МиГ-29. 1 самолет был потерян, один в музее. А 22 были проданы… Польше! За 1 евро за самолет. Запоминаем.

Румыния. Имела 24 самолета МиГ-29. Куда они делись и кому были проданы, достоверной информации нет.

Чехия. Потеряв в пожаре единственный учебно-тренировочный МиГ-29, оставшиеся 9 самолетов продала Польше.

Венгрия. 28 МиГ-29 официально были сняты с вооружения в 2003 году и их судьба неизвестна.

Болгария. 12 МиГ-29 в безобразном состоянии.
Словакия. Из имеющихся 12 МиГ-29 работоспособны 4. Остальные представляют интерес как доноры.

Польша. 26 МиГ-29 по состоянию на 2018 год.

Итого, поляки имеют в своем распоряжении 26+9+22=57 самолетов. Плюс «в уме» держим словацкие и болгарские самолеты. То есть, 24 самолета, которым требуется дорогой капитальный ремонт. Но как раз это поляки умеют!

Конечно, из всего перечисленного 80 самолетов не выбить никак. 40 – вполне. Можно собрать, отремонтировать и да, передать Украине. Плюс вполне реально ремонтировать и поврежденные украинские машины.

Это была бы вполне нормальная практика. Самолетам нужен ремонт и обслуживание, самолетам нужны нормальные базы и аэродромы.

3. Европомощь в небесах и на земле

Помимо ремонта самолетов на польском авиапредприятии, что, естественно, делается не втихую, а при полной поддержке и одобрении польского правительства (завод, напомню, государственный), явно есть и предоставление другими странам своих аэродромов.

Отчеты Минобороны о сбитых самолетах в Одесской области свидетельствуют о том, что такое вполне возможно. Действительно, бывший румынский самолет, отремонтированный на польском заводе, стоит на нейтральной румынской территории и оттуда совершает вылеты.

Весьма логично. В те же Яссы не прилетят «Калибры».

А доставить самолеты можно куда угодно, лишь бы там был нормальный технический персонал. Крылья отстыковывают, и любой самолет начинает представлять собой торпеду, которую можно везти не только на железнодорожной платформе, но и тралом.
То же самое и для вертолетов. Там достаточно вообще отстыковать лопасти, и все, машина готова к перевозке чем угодно и куда угодно, если это не Ми-26.

Вертолетами, конечно, тоже поделятся, но с вертолетами все еще более непросто, нежели с самолетами. Да, чехи обещали отдать Украине семь Ми-24, США обещали 17 штук Ми-17 из партии, что предназначалась Афганистану, но все это не подтвердилось.

Ми-24 это отдельная тема, вертолет очень популярен в мире и много у кого есть эти машины. Другой вопрос, кто с ними захочет расстаться в пользу Украины – это вопрос.

4. Украинская авиация своими силами

Естественно, в Украине есть и свои места, где можно привести в порядок боевую авиатехнику. Причем, не все заводы оказались доведены до состояния разрухи. В Одессе, Запорожье, Львове, Николаеве, Конотопе вполне себе функционировали предприятия по ремонту и обслуживанию самолетов и вертолетов.

За «Мотор Сич» в Запорожье уже не уверен, туда прилетало наше.
В чем суть этих предприятий? На каждом их них наверняка присутствовало какое-то количество техники, которая ждала либо запчастей и механизмов, либо денег. Это вполне нормальная практика, у нас так многие заводы в России набиты техникой. В основном ждут денег.
Так вот, эти машины в условиях начавшихся военных действий можно было очень быстро привести в рабочее состояние. Необходимые узлы и запчасти можно было получить с донорских машин. В общем, «наколхозить» украинцев учить не надо, они реальные мастера в этом деле.

Это было бы небольшое количество, но до десятка самолетов и вертолетов таким образом вернуть в строй можно было бы довольно в сжатые сроки. Тем более, это срочное восстановление в заводских условиях, а не полевой ремонт молотком и монтировкой.


Учитывая, что на Украине вообще осталось около двух десятков различных предприятий авиационной отрасли, как военной, так и гражданской, есть где наладить ремонт и восстановление летающей техники.

Худо-бедно, но Украина все еще могла производить вертолеты. Те же Ми-2, а это кое о чем да свидетельствует. Так что вполне возможно, что на своих предприятиях украинцы могли наладить ремонт и восстановление авиационной техники.

5. А не спеши ты нас хоронить…

Кстати, стоит вспомнить и о списанной технике. Она есть в любом государстве. Самолеты, у которых закончился срок эксплуатации, либо налетано предельное количество часов.

В критическое время, к которому относится и военный конфликт, такие машины в принципе способны выполнять боевые задачи. Какое-то время, по крайней мере.

Однако, эксплуатация подобных машин (не дадут соврать специалисты из числа читателей) связана с весьма большими рисками, и за штурвалы таких машин могут сесть либо весьма опытные пилоты, либо законченные отморозки, пилоты-камикадзе. Здесь вопрос в наличии тех и других.

Но эксплуатация авиахлама – это очень рискованное дело, которое однозначно не даст необходимого эффекта. Учитывая, какая напряженность с летными кадрами и без того существует в украинских ВВС, такой способ избавления от летного состава с одной стороны, эффективен, с другой весьма и весьма глуп.


Подведем итоги. Так какие самолеты, сбитые российскими ВСК и ПВО фигурируют в сводках Минобороны?

Вообще очень сложно сказать, потому что фото и видеоподтверждениями уничтожения нас не балуют. Поэтому сделать какие-то выводы о том, откуда взялся сбитый самолет, хотя бы исходя из его бортового номера, не представляется возможным.

Российское Минобороны взяло практику просто озвучивать цифры уничтоженной техники, так что при всем богатстве воображения, другого выбора просто нет. Принять на веру, даже если цифры, мягко говоря, не складываются или не принять.

В принципе, да, какое-то количество авиационной техники европейские союзники могли передать в распоряжение ВСУ. Какое-то количество самолетов и вертолетов украинцы могли отремонтировать самостоятельно. И какое-то количество просто можно было бросить в бой из числа списанных самолетов.

Сколько? Это очень сложный вопрос, потому что очень непросто отследить иной раз дороги, которыми перемещаются старые самолеты и вертолеты.

Если применить калькулятор, то к 115 боевым самолетам, которые имелись у ВСУ, очень легко и непринужденно можно было бы добавить около сотни самолетов, как полученных от союзников, так и реанимированных своими силами.
Да, Су-27 не часто встречается на мировых помойках типа Румынии, а вот Су-24 и Су-25 можно найти. Например, какая судьба у болгарских, чешских, словацких и македонских Су-25 – вопрос высокого уровня сложности. Может быть, эти самолеты списаны, разобраны и утилизированы, а может, стоят на задворках польского ремзавода. Все может быть.

Поэтому цифра в 180 сбитых российскими войсками украинских самолетов вполне может быть весьма правдивой, хотя методы подачи информации не выдерживают никакой критики.

Что касается ВВС ВСУ, то у них непростой выбор. Старые самолеты и вертолеты советской постройки в самое ближайшее время закончатся у всех стран, которые смогут предоставить их Украине. И с этим что-то придется делать, поскольку летать на европейских самолетах украинцы просто не умеют. До этого времени, конечно, украинцы смогут тренировать расчеты российских ПВО на старых восстановленных самолетах, но это будет продолжаться еще не очень большое количество времени.

Да, рассказы о том, что авиация ВСУ была вся уничтожена, конечно, не соответствуют действительности. На западных территориях, за границей Украины, могут подготавливать и самолеты, и экипажи. И действовать с аэродромов той же Румынии. И в целом до окончательного и бесповоротного уничтожения авиации ВСУ еще много времени и уничтоженных предприятий по ремонту авиатехники на территории Западной Украины.

До этого момента, боюсь, мы еще долго в сводках будем встречать отчеты об уничтоженных украинских самолетах и вертолетах. И стоит даже отдать должное украинским пилотам, которые садятся за штурвалы этих более чем сомнительных самолетов и вертолетов. Но весьма маловероятно, что они смогут изменить ход действий.

Так что фениксов, скорее всего, не получится. Автор: Роман Скоморохов  https://topwar.ru/197086-ukrainskie-vvs-feniksy-iz-pepla-ili-nechto-inoe.html

Картина дня

наверх