На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

До и после Азенкура

До и после Азенкура

Во все времена в рядах простых воинов или линейных командиров выделялись герои, настоящие или мнимые подвиги которых приобретали большую известность. В период Столетней войны одним из самых прославленных французских рыцарей был Жан II Ле Менгр по прозвищу Бусико.

Пройдёмся по основным вехам его биографии и посмотрим, где и как окончил свои дни знаменитый маршал.

Оруженосец

Прозвище Бусико (Boucicaut), возможно, происходит от слова, обозначавшего рыболовецкую корзину. Его носили три представителя семьи Ле Менгр. Первый из них вскоре после битвы при Пуатье получил звание маршала Франции. Его младший отпрыск известен как Бусико-младший. Родившийся в Туре старший сын маршала, носивший его имя, также перенял прозвище отца и стал самым известным его носителем. Уже в юном возрасте Жан II Ле Менгр (1366–1421 годы) заслужил признание своих современников за тягу к приключениям, успехи в военных кампаниях и победы на турнирах.

 Герб Жана II Ле Менгра.
commons.wikimedia.org

Несмотря на свои заслуги, старый маршал Бусико был небогатым рыцарем и принципиально не стремился к преумножению своих владений. Главное, что он оставил в наследство сыновьям, — это прославленное имя. И оно сыграло свою роль: в первые годы юному Ле Менгру покровительствовали старые соратники его отца, приближённые короля Карла V.

Наш герой приобщился к военной профессии очень рано. Уже в возрасте 12 лет он в качестве оруженосца участвовал в кампании в Нормандии и наблюдал в действии прославленного военачальника Бертрана Дюгеклена. Двумя годами позднее под командованием нового коннетабля Оливье де Клиссона Бусико внёс свою лепту в отражение шевоше (рейда) графа Бакингема. Вскоре после триумфального возвращения войска в Париж на французский трон взошёл товарищ Ле Менгра Карл VI, правивший в 1380–1422 годах.

В последующих кампаниях репутация Бусико укрепилась после того, как он показал способность забираться на осадные лестницы при помощи одних только рук. Свою силу он развивал разного рода упражнениями: например, учился запрыгивать на спину лошади в полном латном вооружении или же делать в доспехах сальто. Биограф Бусико писал:

«Все эти вещи — истинная правда, и в самом деле он настолько упорно тренировал своё тело столь разнообразными упражнениями, что трудно найти что-либо подобное. А когда он находился дома, то никогда не прекращал соревноваться с другими оруженосцами в метании копья и других воинских упражнениях».

Впрочем, Бусико предпочитал сражаться пешим — как, например, делал это в сражении при Азенкуре в 1415 году. Ещё чаще ему приходилось участвовать в осадах, а позднее и руководить ими. Известно, что он хорошо разбирался в осадных машинах. Ещё одной особенностью Бусико была нелюбовь к наёмникам-рутьерам, грабившим различные области Франции. В зрелые годы он, став командиром и маршалом, расправлялся с этими разбойниками и без жалости велел топить их в Сене или вешать.

Заслуги Бусико и проявленная им храбрость получили признание осенью 1382 года, когда накануне сражения при Роозбеке герцог Луи де Бурбон посвятил 16-летнего оруженосца в рыцари.

Битва при Роозбеке, 3 мая 1382 года. Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара.
commons.wikimedia.org

Рыцарь

Заключённый вскоре мир с Англией побудил молодого рыцаря отправиться во владения Тевтонского ордена, великий магистр которого объявил очередной поход против язычников-литовцев. Подробности пребывания Бусико в Пруссии неизвестны. В написанной около 1409 года биографии маршала сказано только, что осенью 1384 года он «принял участие в особенно удачном рейзе» — набеге на язычников. Предпринятый в 1391 году другой рейз с участием Бусико оказался «одним из самых великих и славных за много лет».

В общей сложности за свою жизнь Бусико посещал владения Тевтонского ордена четырежды. В последний раз он со своими друзьями участвовал в войне ордена против Литвы и Польши, уже объединившихся в это время под властью Ягайло-Владислава. В литовских кампаниях Бусико впервые выступил под собственным знаменем, приобретя статус рыцаря-баннерета.

Жан II Ле Менгр, маршал Бусико. Миниатюра из «Часослова Бусико», начало XV века.
commons.wikimedia.org

Турнирный боец

По возвращении из первой поездки в Пруссию и Литву Бусико участвовал в нескольких кампаниях во Франции и всё чаще выступал в качестве командира рыцарских отрядов. Наконец, в 1391 году французский король наделил его званием маршала — в 25 лет.

Уже в начале 1380-х годов имя Бусико стало достаточно широко известно в придворных и военных кругах Западной Европы, что имело свои последствия. В какой-то момент он стал излюбленным объектом для вызова на поединок, в чём никому не отказывал.

Первая знаменитая джостра (конный поединок рыцарей) Жана Ле Менгра состоялась в 1385 году под стенами замка Шолюсе в Оверни. Бусико вызвал на поединок насмехавшегося над ним прославленного гасконского рыцаря Сикара де ла Барда. Условия джостры предполагали сближение противников на конях для обмена ударами копий. Всего предполагалось сделать 20 сближений, но в итоге джостра оказалась значительно короче.

Первым же ударом Сикар поразил щит Бусико и едва не выбил туренца из седла. При втором сближении уже копьё Бусико разбило застёжку забрала гасконца и почти сорвало бацинет с его головы. Наконец, при третьем сближении Сикар ударил копьём настолько сильно, что оно разлетелось на части, а Бусико отклонился назад. В то же время копьё француза поразило гасконца с такой силой, что тот упал с лошади и скончался.

Слава Бусико как сильного и практически непобедимого противника разошлась столь широко, что весной следующего года англичанин Томас Клиффорд специально пересёк Ла Манш, чтобы сразиться с французом, который в это время находился в дислоцированной в Пикардии армии. Схватка закончилась тем, что Бусико опрокинул Клиффорда и его лошадь, после чего противники продолжили сражаться спешенными — на мечах, кинжалах и топорах. Как писал анонимный биограф,

«если кратко, то Бусико выступил так хорошо, что все согласились с тем, что он является самым доблестным».

Выдающимся событием на страницах неформальной рыцарской летописи должен был стать поединок двадцати против двадцати, организованный во время пребывания Бусико при блестящем дворе графа Гастона Феба де Фуа. Противники — англичане и их сторонники и французы — договорились о состязании, но оно так и не состоялось по причине отказа судей.

Турнир в Сент-Энглевере. Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара.
sciencephoto.com

Самым зрелищным мероприятием в биографии Бусико стал турнир в Сент-Энглевере. Маршал и два его товарища, Рено де Ла Руае и Жан де Семпе, объявили открытый 30-дневный вызов любым рыцарям: из Англии, Кастилии, Арагона, Германии, Италии либо других христианских стран. Одобренный королём турнир состоялся весной 1390 года в деревеньке неподалёку от английского города Кале, но на французской территории. Считается, что на протяжении условленного срока от 60 до 100 рыцарей, преимущественно англичан, испытывали стойкость трёх французов. Фруассар сохранил имена 39 из них.

Сведения об итогах этого грандиозного состязания противоречивы. В биографии Бусико сказано, что никто из троих не пострадал, тогда как согласно «монаху из Сен-Дени» Бусико девять дней провёл в постели, страдая от ран. Доподлинно известно, что каждый из трёх героев получил в дар от короля 2500 золотых франков.

Пилигрим и крестоносец

Важным направлением активности Бусико был Восток, где он пытался проявить себя в качестве пилигрима и крестоносца. Ещё в юные годы Бусико и его друзья, как писал Жан Фруассар, «возымели сильное желание посмотреть на Священную Гробницу». В ходе длительного путешествия в Святую землю рыцари побывали в Константинополе, встретились с османским султаном и даже провели несколько месяцев в сарацинском плену.

Тяга на Восток, как и прежде, объединяла многих французских рыцарей, так что неудивительно, что они приняли предложение венгерского короля Сигизмунда поучаствовать в крестовом походе против турок. Командующим в этом несчастливом предприятии был наследник герцога Бургундского, граф Жан де Невер, которого сопровождал цвет французского рыцарства. Нарушив первоначальные планы, в 1396 году многотысячное войско крестоносцев вторглось на земли Османской державы. Крестоносцы одержали ряд побед и приблизились к укреплённому Никополю, замыкавшему дальнейший путь вдоль Дуная.

Отступление венгерского короля Сигизмунда во время битвы при Никополе. Иллюстрация Г. Кнакфусса, 1896 год.
commons.wikimedia.org

Новый турецкий султан Баязид привёл к осаждённому городу армию освобождения. Роковой ошибкой крестоносцев стала казнь турецких пленных накануне сражения. В битве 25 сентября мусульмане наголову разбили своих противников-христиан. Биограф маршала писал:

«Бусико сражался с такой энергией и с такой стойкостью и продемонстрировал столь разнообразные рыцарские подвиги, что те, кто оказался свидетелем его поступков, клялись, что за много лет они не видели столько проявлений рыцарственности в один день».

Тем не менее войско крестоносцев потерпело поражение. Множество французских рыцарей и воинов погибло. Воинам Сигизмунда пришлось отступить с поля боя.

Среди пленных оказался Бусико. Обнаружив случившуюся накануне резню, султан решил казнить пленных христиан. Только некоторых представителей знати отделили от прочих, и по воле Баязида они наблюдали убийство остальных. По данным современников, Бусико удалось спастись благодаря мольбе графа Невера, который соединил вместе два пальца, показав султану, что они с маршалом друг другу как братья. Только год спустя граф Невер, Бусико и ещё восемь французов освободились из турецкого плена и вернулись на родину.

Казнь пленных христиан после битвы при Никополе. Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара.
commons.wikimedia.org

Несмотря на эту неудачу, Бусико с энтузиазмом откликнулся на призыв византийского императора Мануила II, который предпринял вояж по европейским столицам, ища поддержки против турок. В 1399 году Бусико во главе 400 рыцарей и 400 оруженосцев прибыл во Второй Рим и с успехом сражался против османского флота и воинов, блокировавших город. После этого маршал отправился за подкреплением и в Константинополь более не вернулся. В новом столетии полем деятельности стал для него Апеннинский полуостров.

Политик

В XIV веке главной чертой политической жизни Генуи, как и других итальянских городских республик, являлась борьба между партиями гвельфов и гибеллинов. Гвельфов поддерживала Франция, однако верх держали гибеллины. Чтобы не утратить контроль над важным средиземноморским портом, французское правительство направило в Геную армию, командование которой было поручено прославленному Бусико.

Нельзя сказать, что маршал не имел никакого управленческого опыта. Во время войн с герцогом Бретонским Бусико занимал пост наместника нескольких провинций. Однако новое назначение предполагало глубокое погружение в мутные воды итальянской политики, что оказалось гораздо более сложной задачей. Будучи в первую очередь воином, Бусико поступал по-воински прямолинейно. Вступив в город в День всех святых в 1401 году, он немедленно казнил Баттисту Бакканегру, одного из лидеров гибеллинов.

Генуя в конце XV века. Гравюра из хроники Гартмана Шеделя.
commons.wikimedia.org

Другие реформы французского губернатора преследовали цель прекратить внутренние раздоры. Он упразднил множество органов самоуправления, ввёл запрет на ношение в городе оружия и возвёл в Генуе новые укрепления. Внешняя политика маршала на первых порах была достаточно успешной. Бусико удалось отстоять контроль Генуи над кипрскими портами, нанести удар туркам в Бейруте и подчинить своей власти Пизу. Однако эти авантюры болезненно сказывались на финансах республики, что вызывало недовольство городского патрициата.

Воспользовавшись неудачами Бусико, флот которого венецианцы разбили при Модоне, гибеллины планировали изгнать французов при помощи кондотьера Фачино Кане. Посыпались жалобы на губернатора, которого генуэзские представители в письме королю Карлу VI называли «худшим из тиранов».

Биографический жанр не позволяет подробно рассмотреть все хитросплетения итальянской политики того времени. Отметим только, что успешная экспедиция на Милан весной-летом 1409 года обернулась для Бусико изгнанием из Генуи. Приобретя для своего суверена один город, он утратил другой. В отсутствие маршала командир французского гарнизона был убит на улице, а солдатам пришлось покинуть город. Для Бусико это означало не только крах политических надежд, но и полное разорение: тратя средства на солдат, маршал был вынужден заложить итальянским банкирам драгоценности своей супруги.

Что касается генуэзцев, то после изгнания французского гарнизона они вернулись к взаимной вражде и истреблению.

Азенкур

Последним значимым событием в жизни Бусико стала битва при Азенкуре 25 октября 1415 года. Французская армия под командованием коннетабля Шарля д’Альбре и маршала фактически вынудила возвращавшееся из похода войско английского короля Генриха V к сражению.

Битва при Азенкуре. Миниатюра из «Хроники Ангеррана де Монстреле».
commons.wikimedia.org

Точная роль Бусико в роковой для французов схватке остаётся неясной. По словам историка Дени Лаланда, данный маршалом совет поступить осмотрительно гордые аристократы, герцоги Бурбон и Алансон, отвергли. Возможно, именно маршалу принадлежит авторство диспозиции французского войска перед сражением, являющейся частью «Часослова Бусико». Диспозиция начинается словами:

«Это то, что представляется (лучшим) маршалу и тем, кто находятся вместе с ним…».

Предполагается, что Бусико если не собственноручно писал этот документ, то по меньшей мере диктовал его.

Таким образом, по словам Дэвида Хоорнстра, «ответственность Бусико за по крайней мере начальную стадию сражения очевидна». Именно маршалу принадлежал план расстановки отдельных отрядов и их командиров перед решающим столкновением с королём из дома Ланкастеров. Согласно плану, Бусико должен был командовать одной из двух пехотных баталий авангарда, тогда как вторую возглавил коннетабль. Задача маршала заключалась в атаке на основные силы англичан после того, как лучники последних будут нейтрализованы действием французских кавалеристов.

Именно неудачная атака кавалерии предопределила поражение французов. Рыцарей рассеяли стрелы английских лучников, которые сохранили свои позиции. Альбре и Бусико были вынуждены вступить в бой буквально под градом стрел. Хаоса добавляло отступление кавалеристов, смешавших ряды собственной латной пехоты. Вскоре Бусико был ранен и оказался в плену. Вместе с герцогами Бурбоном и Орлеаном, а также более чем тысячей других французских пленных его перевезли в Англию. Поскольку у маршала практически не было ни состояния, ни земель, надежды на выкуп не оставалось. Бусико провёл последние несколько лет жизни на острове.

Справа — изображение могилы Бусико и его супруги, разрушенной во время религиозных войн или Великой Французской революции. Слева — современная надгробная плита с надписью: «Здесь покоится благородный рыцарь Жан Ле Менгр, известный как Бусико-сын, маршал Франции, коннетабль Византии, губернатор Генуи, граф Бофор, Клу, Алей и виконт Тюренн, прибывший в Англию в качестве пленника и умерший там…». Базилика святого Мартина в Туре.
facebook.com

Так закончил свои дни один из славных представителей рыцарской эпохи. Он прожил всего 56 лет, которые были как ни у кого другого из его современников наполнены сражениями и турнирами. Многие исторические анекдоты говорят о том, что в памяти современников Бусико остался идеалом благочестия и скромности.

«И то, что подлинный маршал Бусико далеко не всегда ему соответствовал, — удивит ли это кого-нибудь?», —

писал Йохан Хёйзинга. Образ благородного рыцаря отражал идеалы уходящей эпохи, на смену которой приходило время денежной экономики и огнестрельного оружия.


Литература и источники:

  1. Chivalric Biography of Boucicaut, Jean II Le Meingre / Ed. by C. Taylor, J. H. M. Taylor. — Woodbridge, 2016.
  2. Hoornstra, D.S. Boucicaut fils and the Great Hiatus: Insights from the Career of Jean II Le Meingre, Called Boucicaut // Hundred Years War (Part III): Further Considerations / Ed. by L. J. A. Villalon, D. J. Kagay. — Leiden–Boston, 2013.
  3. Housley N. One Man and His Wars: The Depiction of Warfare by Marshal Boucicaut’s Biographer // Journal of Medieval History. — 2003. — Vol. 29.
  4. Taylor, C. A Virtuous Knight. Defending Marshal Boucicaut (Jean II Le Meingre, 1366–1421). — Woodbridge, 2019.
  5. Гуковский, М.А. Итальянское Возрождение. — 2-е изд. — Л., 1990.
  6. Фруассар, Ж. Хроники. 1340–1350. — СПб., 2012.
  7. Хёйзинга, Й. Осень Средневековья. — СПб., 2011.  https://warspot.ru/21579-do-i-posle-azenkura

Картина дня

наверх