На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

50 лет назад палестинские террористы захватили в заложники советских евреев

50 лет назад палестинские террористы захватили в заложники советских евреев

50 лет назад палестинские террористы захватили в заложники советских евреев

Нателла Болтянская

28 сентября 1973 года пассажирский поезд, следовавший из Братиславы в Вену, атаковали два вооруженных автоматами Калашникова палестинских террориста. Они представились «Орлами палестинской революции», захватили на австрийской стороне границы со Словакией поезд, взяли в заложники пятерых евреев, ехавших из СССР, а также австрийского таможенника, и отправились в международный аэропорт Вены.

Бандиты угрожали убить заложников, если Австрия не закроет транзитный лагерь Еврейского агентства «Сохнут» в замке Шенау недалеко от Вены. По окончании переговоров премьер-министр Австрии Бруно Крайский объявил, что лагерь будет закрыт. Террористы улетели в Ливию. Арабский мир праздновал победу.

Однако Шенау был важной точкой на пути советских евреев в Израиль. Из воспоминаний Голды Меир:

  • «Первая остановка поезда, увозящего (советских евреев) на свободу, – маленькая станция на границе Чехословакии и Австрии. Австрийские власти тут же на месте ставили транзитные визы, дающие возможность эмигрантам въехать в свободный мир, а представителям Еврейского агентства – узнать имена и число евреев в данном поезде. В Вене уже ждали автобусы в транзитный лагерь. Шенау, маленький белый замок, нанятый Еврейским агентством у австрийской графини, был не просто местом, где эмигранты могли отдохнуть и понять, что они наконец на пути в еврейское государство. Это было место, где эмигранты, измученные и растерянные, получали первую информацию об Израиле; там выясняли их профессии, там они получали самую первичную подготовку к новой жизни в новой стране. Никто не задерживался в Шенау надолго. Обычные средние эмигрантские семьи проводили там два-три дня перед тем, как автобус доставлял их в аэропорт, откуда на самолетах «Эль Аль» они прибывали к нам».

Выступая в Совете Европы в Страсбурге через несколько дней после этого террористического нападения, Голда Меир напомнила об 11 израильских спортсменах, похищенных и убитых в 1972 году на Олимпийских играх в Мюнхене. В ноябре 1972-го правительство Германии освободило арестованных убийц в обмен на возвращение захваченного самолета Lufthansa и его пассажиров:

  • Я прекрасно понимаю чувства европейского премьер-министра: «Не впутывайте нас в это! Ведите свои войны на своей территории. Мы тут при чем? Оставьте нас в покое!» И понимаю, почему некоторые правительства сочтут единственным способом избавиться от этой угрозы – закрыть свои страны если не для евреев вообще, то для израильских евреев или тех, что направляются в Израиль. Это нравственный выбор, который в наши дни приходится делать каждому европейскому правительству. Каждому, кто отстаивает верховенство закона, я предлагаю только один ответ: никаких сделок с террористами. Любое правительство, заключая сделку с этими убийцами, делает это на свой страх и риск. В Вене демократическое европейское правительство пошло на соглашение с террористами, опозорив себя, нарушив основной принцип верховенства закона, свободы передвижения народов – или, лучше сказать, свободы передвижения евреев, бегущих из России. О, какая это победа терроризма!»

После этой горькой речи Голда Меир отправилась в Вену на встречу с человеком, который имел с ней немало общего: оба главы правительств своих стран, оба евреи и, наконец, оба – социалисты.

Бруно Крайский сразу обозначил свою позицию: «Я никогда не скрывал, что сионизм не решение всех проблем еврейского народа».

«Спасибо австрийскому правительству за все, сделанное вами, чтобы тысячи евреев смогли попасть из Советского Союза в Израиль транзитом через Шенау», – дипломатично заметила Голда.

«Но транзитный лагерь Шенау уже давно проблема для нас, – жестко сказал Крайски. – Во-первых, он всегда был очевидной целью террористов…»

Действительно, только в январе 1973-го были предприняты две попытки нападения на Шенау. И специальное подразделение «Кобра» было создано в годовщину Шестидневной войны специально для защиты советских евреев на территории Австрии. А в июне 1973 года на южном автобане возле Вены взорвалась бомба, убив одного человека. По мнению австрийской полиции, она предназначалась для автобуса с еврейскими иммигрантами из Советского Союза.

Крайский спрашивал, почему только Австрия должна беспокоиться о советских евреях. Голландия, например, тоже может стать транзитным пунктом для эмигрантов. Меир ответила: русские согласились выпускать евреев только через Австрию.

«Я не хочу отвечать за кровопролитие на австрийском вокзале», – повторял Крайский.

«Но, – возражала Меир, – закрыв Шенау, вы дадите русским прекрасный повод не отпускать евреев. Они скажут: раз нет транзитных возможностей, мы не будем отпускать эмигрантов».

«С этим, – сказал Крайский, – я ничего поделать не могу…»

Голда Меир понимала: австрийский руководитель прежде всего не желал неприятностей с арабами. Она обвинила Крайского в поощрении террора, на что он ответил: «Меня называли предателем еврейского дела и своего народа. Я никогда не был сионистом, не был религиозным, но я никогда не отрывался от своего еврейского происхождения. Есть люди, подобные мне, которые не считают Израиль своей родиной».

Впрочем, именно благодаря помощи Крайского в Израиль приехали 164 тысячи евреев из Восточной Европы. Австрийский премьер обиженно отмечал: «Израильская пресса говорит, что мы нацисты, и вспоминает события 30- и 40-летней давности, в которых половина австрийцев вообще не виноваты».

Арабские страны жаловались Крайскому на каждого еврея, поселившегося в Израиле, но особенно их беспокоила репатриация из России. В известной степени такая реакция понятна: приезжавшие из Союза технари немало способствовали укреплению обороноспособности Израиля. По некоторым данным, введению образовательного налога для желающих уехать из СССР предшествовали результативные переговоры представителей арабских государств с советским правительством, на которых обсуждали утечку мозгов в Израиль.

Однако Голда Меир не сдавалась: что это за мир, в котором жизнь евреев не важна? Крайский с этим согласился: «Я получаю гневные телеграммы от евреев и особенно от еврейских организаций за рубежом. Но гораздо важнее телеграммы, которые я получаю с заводов в Австрии, от рабочих, которые радуются, что жизнь евреев была спасена». Все, что он хотел сделать, – спасти жизнь заложников, настаивал он.

Крайский заявил, что в будущем разрешит советским евреям проезд через Австрию в Израиль. Проблема носит исключительно технический характер. Он также хотел, чтобы и другие страны предоставляли евреям из России проезд или чтобы верховный комиссар ООН по делам беженцев дал свое поручительство Шенау и, главное, чтобы выезд евреев осуществлялся без огласки.

Согласно другому документу, Израиль обязался сократить срок пребывания иммигрантов в Австрии и проводить операцию без огласки. Было и третье обязательство: не использовать термин «нацисты» по отношению к австрийцам.

В ноябре замок закрыли. Это вызвало негативную реакцию во всем мире. По мнению дипломата Иегуды Авнера, спичрайтера Голды Меир, именно мировой протест вынудил Крайского предложить альтернативу, после обнародования которой представитель австрийской полиции заявил, что террористы угрожали также взорвать нефтеперерабатывающие заводы, нефтяные резервуары и автозаправочные станции в Австрии.

Зато уже был назван другой перевалочный пункт помощи для советских евреев – Вёллерсдорф в Нижней Австрии, что вызвало отчаянное недовольство жителей округа. Местные власти сельского совета отправили шесть телеграмм с протестом против этого решения, утверждая, что «пункт помощи будет представлять угрозу безопасности для нашего населения».

Голда Меир так прокомментировала итоги переговоров с Крайским: «Мне даже стакана воды не предложили».

Через несколько дней после нападения на поезд в Вену приехал специальный посланник президента Египта Садата Исмаил Фахми (впоследствии ставший министром иностранных дел). Он прибыл поблагодарить Крайского за решение закрыть Шенау. И заодно сообщил ему о грядущей Войне Судного дня, о чем Крайский не посчитал нужным предупредить Израиль. Потом бывший австрийский канцлер в мемуарах уверял, что узнал слишком поздно – за день. Но его помощник Ганс Тальберг в своих воспоминаниях утверждает, что времени предупредить Израиль было достаточно – целых три дня.

6 октября 1973 года началась Война Судного дня.

Нателла Болтянская, «Детали». √
На фото: Голда Меир, Бруно Крайски. Фото: Яаков Саар, GPO, Wikipedia  

https://detaly.co.il/50-let-nazad-palestinskie-terroristy-zahvatili-v-zalozhniki-sovetskih-evreev/

 

Картина дня

наверх