Свежие комментарии

  • Александр Козьменко
    Кстати Ант-25 конструкции П. О. Сухого«Мы рождены, чтоб...
  • Игорь Василевский
    В деяниях своих был буйным Петр 1. Психиатры находят в его поступках много причин для неординарных выводов...Царевич Алексей. ...
  • Давид Смолянский
    Такие "иксперды", как вышеупомянутый субъект, у меня сразу идут на.... Хотел сказать в бан.. :)Бои на Донбассе п...

Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)

«Фанатизм греческий и рабский борется огнём и мечом против фанатизма католического и шляхетского». Как паны погубили ПольшуКак паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)

Столкновение конфедератов с русскими войсками. Польский художник В. Павлишак
Польские паны своими руками убили Речь Посполитую. Начали бойню на Правобережье, выступили против короля и России, устроили смуту, которая добила польскую государственность, что и так находилась в стадии полного разложения.

Сейм Репнина

Одним из острых вопросов в отношениях России и Речи Посполитой были диссиденты – так тогда называли религиозные меньшинства. В Польше это были православные и протестанты. Протестантами были в основном немцы, православными – русские (будущие малороссы и белорусы).

После смерти Кейзерлинга в 1764 году русским послом в Польше стал Николай Васильевич Репнин. Он потребовал от польского правительства, чтобы православные люди имели одинаковые права с католиками. Получил отказ, что в итоге привело к первому разделу Речи Посполитой.

Началось всё с того, что русский посол решил действовать в диссидентском вопросе польскими методами – создать диссидентскую конфедерацию. Правда, вскоре выяснилось, что православной шляхты в Речи Посполитой очень мало, она была давно окатоличена и ополячена.
Поэтому православную конфедерацию, созданную в марте 1767 года в Слуцке, возглавил протестант генерал Я. Грабовский. Одновременно в Торне была учреждена протестантская конфедерация маршала Генриха фон Гольца.

В октябре 1767 года в Варшаве начал работу внеочередной сейм, который должен был уравнять в правах католиков и диссидентов. Репину удалось склонить на свою сторону «ручного короля Екатерины» Станислава (Как Екатерина сделала польского короля Станислава). Для давления на делегатов к Варшаве были стянуты русские войска, которые оставались в стране после избрания короля Станислава Августа Понятовского. Пруссия в целом поддерживала позицию России. Вена и Париж соблюдали нейтралитет. Против выступил Ватикан.

Предложение Репнина о диссидентах натолкнулось на сейме на сильное сопротивление. Лидерами оппозиции выступили краковский епископ К. Солтык, шведский епископ Ю. Залусский и краковский воевода В. Ржевусский. Представитель папы римского Климента XIII потребовал не уступать требованиям России. Репнин действовал решительно: арестовал лидеров оппозиции и сослал в Калугу. В имения других оппозиционеров направили русские гарнизоны.

В итоге в феврале 1768 года сейм утвердил предоставление диссидентам равных прав с католиками (свобода совести и богослужения, избавление от юрисдикции католических судов, частичное уравнение в гражданских правах представителей всех конфессий). О полном равенстве речи не было. Католицизм оставался государственной религией. Переход из католичества в другую религию был запрещён и считался уголовным преступлением. Также сейм утвердил государственный строй Речи Посполитой с выборностью короля, привилегиями шляхты и правом вето. В это же время был подписан трактат о «вечной дружбе» Речи Посполитой и России.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Князь Николай Репнин (1734–1801), добившийся уравнения прав диссидентов в Речи Посполитой

Польский произвол

Указы короля Станислава Августа остановить изуверства, которые происходили на Правобережье Малороссии, наказать виновных были направлены униатскому духовенству и польским панам, которые владели польской «украйной» (окраиной). Однако королевские указы вызвали обратную реакцию панов. Стоит помнить, что королевская власть в Речи Посполитой была слабой, многие магнаты были богаче и могущественнее короля, имели целые армии из бедной шляхты, которая полностью зависела от милости вельможи.

Когда в храмах Малой Руси начали читать королевский привилей (от лат. privilegium – привилегия, особый закон, законодательный акт в Королевстве Польском), который защищал свободу православия, это вызвало массовый переход простых людей из униатства в православие и ярость противников православия, которые только усилили свои гонения на русских.

Напомню, что Речь Посполитая в этот период находилась в стадии полного разложения (Как пала «Великая Польша»). Это было время полного бессилия королевской власти и закона. Распущенная, разложившаяся шляхта открыто глумилась над королевским привилеем, предлагая использовать его во время исправления естественных нужд. Кричала, что королю следует отрубить голову, раз он стоит за схизматиков. Вельможи поощряли подобное поведение, не желая подчиняться королю, которого считали ставленником России. В целом паны снова хотели войны, чтобы вдоволь погулять и пограбить.

Возвращение в православие только что приневоленных к унии «боем нещадным» крестьян сочли бунтом. Главу Русской Православной Церкви на Правобережье игумена Мелхиседека, который смог дойти со своими жалобами до русской императрицы Екатерины II и польского короля Станислава Понятовского, объявили бунтовщиком. Такой декрет выдала на него и всех противников унии радомысльская униатская консистория. Все отпавшие от унии священники объявлялись лишёнными мест, подлежащими строгому телесному наказанию и изгнанию, на непокорные громады (крестьянские общины) накладывались огромные штрафы, которые предполагалось использовать для постройки миссионерских домов и содержания миссионеров унии. Самого Мелхиседека схватили и после всевозможных насилий и издевательств привезли в кандалах на Волынь, где замуровали в каменной тюрьме. Его освободили только по личному требованию русской императрицы.

На Правобережье вступило польское войско Воронича (т. н. украинская партия). Польские войска по давней польской традиции начали террор. Начались грабежи, огромные поборы в пользу войска, людей массами сгоняли на работы в обоз. Летучие отряды рассылались по округе для усмирения бунтовщиков, то есть тех, кто не желал подчиниться унии. Униатский митрополит Мокрицкий, утвердив резиденцию в Корсуне, с толпой инструкторов и миссионеров, военными отрядами разъезжал по «украйне», брал с боем православные церкви, ловил монахов и священников, их избивали, заковывали в железо и в кандалах отправляли в Радомысль, где снова избивали (давали по 600–800 ударов), бросали в выгребные ямы, морили тяжелыми работами.

Не лучше было положение и простых мирян: их грабили, производили неисчислимые насилия, иных забивали насмерть, другим рты разрывали, выворачивали руки и ноги. Происходили так называемые «похвалки», то есть угрозы безумных панов. Они приговаривали к смерти целые общины, назначая день и час казни, либо грозили перебить всех без обозначения срока, вызывая панику и ужас селян. Люди готовились к смерти, исповедовались, прощались, надевали чистые рубахи, в других селениях поголовно бежали в глухие места, горы, леса и болота. Польская шляхта и униатское духовенство соревновалось друг перед другом в изобретении мук и пыток. Буйство, своеволие и распущенность шляхты соперничали с фанатизмом и злобой униатов.

Таким образом, ужас, который наблюдается в нынешней «украйне», не нов. Схожие события там происходили уже не раз. Украинствующие переняли основные повадки прежних своих господ – польских панов. А всех, кто пытается стоять на своём, сохранить своё русское имя и веру, подвергают самому жестокому давлению, вплоть до пыток, насилия и жестоких убийств.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Артур Гротгер. Молитва барских конфедератов перед битвой под Лянцкороной

Начало гражданской войны

Вскоре волна насилия над православным населением на местном уровне переросла в полноценную гражданскую войну. Магнаты сами привели Польшу, которая и так едва существовала как государство, к разделу, начав полномасштабную гражданскую войну (большой рокош). В конце февраля 1768 года недовольные политикой короля и решением Варшавского сейма паны собрали конфедерацию на Подолии в городе Бар. Целью этой конфедерации было сохранение всех древних прав и привилегий, которыми обладала католическая шляхта, и ликвидация равноправия для диссидентов. Барская конфедерация выступила против решения сейма и самого короля Станислава Августа, который пытался укрепить польскую государственность, что вело к наведению порядка и соответственно к ущемлению прав шляхты. Конфедерацию возглавили староста варецкий Юзеф Пулавский, его сын Казимир Пулавский, епископ каменецкий Адам Красинский подкоморий ружанский Михаил Красинский.

Конфедераты начали боевые действия против русской армии и частных отрядов магнатов, которые поддерживали короля. Сначала Станислав Понятовский пытался договориться с мятежниками, но когда те объявили «бескоролевье», обратился за помощью к России. На подавление восстания были выдвинуты русские войска.

«Золотая грамота»

Одновременно против поляков вспыхнуло восстание на Правобережье. В ходе одного из своих рейдов конфедераты посадили на кол несколько казаков в местечке Смилянщизна. Среди убитых был племянник игумена Мелхиседека. Разгневанный произволом шляхты игумен решил отомстить. Человек с прекрасным образованием (окончил Киевскую академию, свободно владел латинским, греческим, немецким, польским и еврейским языками), он подделал указ Екатерины. «Золотая грамота» (полный титул императрицы был написан золотыми буквами) призывала к защите православия и бить нещадно польских панов.

Этот «указ» Мелхиседек показал нескольким запорожским казакам, которые прибыли на богомолье в Переяслав. Начал восстание небольшой отряд Максима Железняка. Он быстро рос. Отчаявшиеся, обездоленные люди массами включались в восстание. Основной силой были крестьяне, к ним присоединялись горожане, запорожские казаки, белые крестьяне и солдаты из России. Восстание быстро охватило Киевщину и стало расширяться на запад.

Поддельный указ Екатерины II очень походил на настоящий, а главное – полностью соответствовал национальным интересам России (необходимость воссоединения всего Русского мира и русского народа) и русской армии, которая воевала с конфедератами. Поэтому, когда генерал-губернатору Малороссии Петру Румянцеву доложили о «Золотой грамоте», то он обиделся, что этот указ направили казакам в обход него, главы Малороссийской коллегии, и сделал соответствующий запрос в столицу.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Архимандрит Мелхиседек (Значко-Яворский)

Колиивщина

Колиивщина – название восстания, видимо, происходит от слова «колий» или «колей» (от старорусского слова «колоть», «закалывать»), как и прежние смуты, отличалась крайним ожесточением. Отчаявшиеся крестьяне и другие русские, которых польская знать считала «скотом» (быдлом) и вела себя соответствующе, отвечали ненавистью на ненависть, жестокостью на жестокость, кровью за кровь. Отряды Железняка и прочих атаманов резали ляхов и евреев (их в этот исторический период называли жидами). На деревьях вешали поляков, евреев и собак с надписью: «Лях, жид и собака – вера одна». Ранее поляки также вешали православного священника, еврея и собаку на одном дереве и помещали подобную же надпись.

Железняк действовал вполне умело. Рассылал отряды по районам, во главе которых ставил сотников и полковников, которые становились центрами объединения местных повстанцев. Поляки и евреи бежали под защиту крепостей – Белой Церкви, Умани и других. Восстание охватило Киевщину, Полесье, Брацлавщину, Черкасскую область, Подолье, Волынь и докатилось до Галиции. Крупным центром конфедератов был город Умань, в котором укрылось свыше 10 тысяч поляков, униатов и евреев, а также стоял значительный гарнизон. Губернатор Умани Младанович выслал против приближавшихся гайдамаков Железняка находившийся в городе казачий отряд надворных казаков под командованием Гонты, но тот перешёл на сторону повстанцев.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Портрет предводителя гайдамаков Максима Железняка (ок. 1740 – после 1769), кон. XVIII в. Сумской художественный музей
18 июня 1768 года силы гайдамаков, соединившись с отрядом Гонты, подошли к Умани и осадили её. Поляки, что было для них частым явлением, не смогли организоваться и оказать сильное сопротивление, хотя ресурсы были (люди, оружие и городские укрепления).

По другой версии, паны Младанович и Рогашевский договорились с казаками, что те не будут резать шляхту, поляков и католиков вообще, грабить их имения, а евреев бить можно и брать их имущество. В результате поляки сдали оборону и укрылись в главном костёле. 21 июня гайдамаки практически с ходу ворвались в город и началась резня. К ним присоединились местные крестьяне, которые ворвались в Умань. Повстанцы сначала перебили евреев, которые пытались укрыться в главной синагоге, где собралось около 3 тыс. человек. Но двери выбили с помощью пушки, и людей перебили. Затем опьянённые кровью принялись за поляков и униатов. По разным оценкам было перебито от нескольких тысяч до 20 тыс. человек. В это же время гайдамаки убивали поляков и евреев в Подолии и на Волыни.

Как отмечал один из классиков и создателей истории еврейского народа историк Семён Дубнов:
«Покончив с евреями, гайдамаки принялись за поляков; многих они перерезали в костёле; губернатор и все прочие паны были убиты. Улицы города были усеяны трупами или изувеченными, недобитыми людьми. Около двадцати тысяч поляков и евреев погибло во время этой «уманской резни».
После занятия Умани 1 июля 1768 года на состоявшейся раде Железняк был выбран воеводой киевским, гетманом провозглашённой гайдамаками Правобережной Гетманщины в составе России. Гонта стал уманским полковником. Это был наивысший успех повстанцев.

Польский король Станислав Август в письме к Марии Жофрэн отмечал:
«Восстание этих людей не шутка. Их много, они вооружены и свирепы, когда возмутятся. Они теперь побивают своих господ с женами и детьми, католических священников и жидов. Уже тысячи человек побито. Бунт распространяется быстро, потому что фанатизм религиозный соединяется у них с жаждою воли. Фанатизм греческий и рабский борется огнём и мечом против фанатизма католического и шляхетского. Верно одно, что без Барской конфедерации этого нового несчастия не было бы».
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Иллюстрации к поэме Тараса Шевченко «Гайдамаки», действие которой происходит во времена Колиивщины

Продолжение следует…  Автор:  Самсонов Александр Использованы фотографии:  https://ru.wikipedia.org/

https://topwar.ru/195905-fanatizm-grecheskij-i-rabskij-boretsja-ognem-i-mechom-protiv-fanatizma-katolicheskogo-i-shljahetskogo-kak-pany-pogubili-polshu.html

«Лучших не послали против поляков, которых презирают». Как Россия разгромила конфедератовКак паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)

Сдача Краковского замка. Французские офицеры отдают А. В. Суворову шпаги. Гравюра Р. В. Кюфнера с рисунка И. Д. Шуберта.1796 

Подавление Колиивщины

Одновременно с гайдамаками («Фанатизм греческий и рабский борется огнём и мечом против фанатизма католического и шляхетского») войну с польскими конфедератами вели и русские войска. Формально они действовали по просьбе польского короля Станислава Августа и сената, которые в марте 1768 года просили Екатерину II «укротить мятежников».

Подполковник Ливен занял Люблин, конфедераты сдали его без боя. Полковник Бурман взял Гнезно. Генерал Кречетников взял Бердичев, генерал Подгоричани разбил сильный отряд конфедератов, который шёл на выручку Бердичеву. Генерал Апраксин штурмом взял Бар, генерал Прозоровский разгромил поляков у Брод.

Правда, некоторые русские командиры воспользовались смутой в Польше, чтобы пополнить свои карманы. Русский посол в Варшаве Репнин доносил в Петербург о «мерзком поведении» генерала Кречетникова:
«Корыстолюбие и нажиток его так явны, что несколько обозов с награбленным в Россию, сказывают, отправил и ещё готовыми имеет к отправлению. Все поляки и русские даже в его передней незатворённым ртом его вором называют».
Его отозвали в Россию.

Но перед этим Кречетников успел подавить Колиивщину, так как поляки не могли справиться с восстанием на Правобережье Малороссии. В начале июля 1768 года присланный генералом Кречетниковым отряд под командованием полковника Каргопольского карабинерного полка Гурьева захватил атаманов повстанцев Железняка и Гонту в плен. Очевидно, что гайдамаки не ждали нападения со стороны «своих», и не смогли оказать сопротивления. После захвата вожаков, полковников и сотников оставшиеся повстанцы разошлись по домам. Рядовых гайдамаков русские власти не преследовали.

Гонта и другие польские подданные были выданы польскому правительству, Гонта подвергся страшной казни, которая длилась несколько дней. Как подданный России, Максим Железняк не был выдан полякам, а остался в руках русских властей. Его вместе с 73 товарищами заключили в Киево-Печерскую крепость. Суд осудил Железняка и его соратников к избиению батогами, клеймению, вырыванию ноздрей и пожизненному заключению в шахтах Нерчинска. Железняк с частью заключенных смог бежать, но их поймали.

Стоит отметить, что Петербург явно поспешил с подавлением Колиивщины, видимо, под влиянием страха перед крестьянской войной. Восстание на Правобережье Малороссии было очень полезно России, так как полностью подрывало влияние Польши в этом западнорусском регионе. Русское правительство могло по его итогам сразу воссоединить все западнорусские области с Россией, без трёх разделов Речи Посполитой и ликвидации польской государственности. Петербург оставил бы польский буфер, полностью зависимый от нас, между Россией и Пруссией, Австрией.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
«Уманский сотник Иван Гонта». Картина С. И. Васильковского

Происшествие в Балте и война с Турцией

Восстание было подавлено, но стало поводом для очередной Русско-турецкой войны (1768–1774). Отряд гайдамаков под началом сотника Шило разгромил конфедератов в Юзефграде (ныне Одесская область). Поляки бежали в соседнюю Балту, которая была уже на турецкой территории. Гайдамаки взяли Балту, вырезали поляков и евреев. Погибло и несколько турецких солдат. Затем гайдамаки смогли договориться с местными турецкими властями и даже возместили материальный ущерб. Однако в это время Порта под влиянием Франции решила, что пора вмешаться в польские дела. Турецкое правительство объявило гайдамаков регулярными русскими войсками и потребовало очистить от русских Подолию, где шла борьба с конфедератами.

С началом войны с Турцией для защиты от вторжения османов со стороны Молдавии русское командование решило занять две южные польские крепости – Замостье и Каменец-Подольский. Это вызвало сопротивление Варшавы. Многие польские паны, которые не вошли в антирусскую Барскую конфедерацию, в этот период заняли выжидательную позицию. Они надеялись на Францию и Турцию. Антирусская партия в Польше усиливает свои позиции. Попытки посла Репнина договориться со Станиславом Августом и Фамилией (политическая группа, в основе которой были магнаты из родов Чарторыйских и Понятовских) не привели к успеху. В июне 1769 года Екатерина отозвала Репнина из Варшавы. На его место был назначен Михаил Волконский, он уже был послом в Польше при короле Августе III. По мнению многих историков, смена посла была ошибкой Петербурга. Репнин хорошо изучил Польшу и местных вельмож, многие паны его ненавидели, но и уважали.

Тем временем гражданская война в Польше запылала с новой силой. Русские войска контролировали только крупные города и военные лагеря. Польская шляхта откровенно грабила народ. Единого командования, по сути, у конфедератов не было. Маршалок Юзеф Пулавский вместе с другими организаторами конфедерации бежал в Молдавию, там был оклеветан Иоахимом Потоцким, брошен в тюрьму и там якобы умер «от удара» (инсульт). Сыновья Пулавского Казимир и Франтишек пытались воевать в Литве, но не получили поддержки местных магнатов, были разбиты и бежали. В сентябре 1769 года Франтишек под Ореховым погиб в бою с отрядом Суворова. Казимир бежал в Австрию, которая давала приют конфедератам. Поляки базировались в Силезии и Венгрии. Генеральным маршалом конфедерации был провозглашён староста зёловский Михаил Пац. Из-за границы с большими деньгами вернулся старый противник Станислава Августа, литовский магнат Кароль Радзивилл.

Вмешательство Франции

Если Австрия довольствовалась тем, что давала убежище конфедератам, то Франция решилась на более активную помощь. Сначала в 1768 году Париж направил к конфедератам на границу Молдавского княжества капитана Толеса. Тот прибыл со значительной суммой денег, но, поближе познакомившись с нравами конфедератов, которые ничем не отличались от разбойников, и оценив обстановку, решил сберечь финансы Франции.

В 1770 году Париж направил в Польшу полковника Шарля Дюмурье. Но и на Дюмурье конфедераты произвели отвратительное впечатление. В его записках в пересказе историка С. М. Соловьёва читаем:
«Нравы вождей конфедератов азиатские. Изумительная роскошь, безумные издержки, длительные обеды, игра и пляска – вот их занятия».
Отрядами конфедератов командовали независимые паны, которые не взаимодействовали, переманили друг у друга солдат и иногда и дрались между собой. Имелась только кавалерия из шляхтичей, плохо вооруженных, на худых лошадях, без дисциплины и порядка. Шляхта не могла противостоять не только русским линейным войскам, но и иррегулярным казакам. Не было ни одной первоклассной крепости, артиллерии и пехоты.

Конфедераты действовали как разбойники и мародёры, сами грабили своих граждан, громили и жгли имения противников, превращали в рабов крестьян, набранных в войско. Во время боевых действий они даже сторожей выставить не могли: паны-офицеры пировали в замках и усадьбах, а простые шляхтичи пьянствовали в крестьянских домах. Вожди конфедерации были честолюбивы, красноречивы, лично храбры, но ничего не смыслили в военном деле и всё время тратили на удовольствия. Все законы только в интересах аристократии и шляхты, простые люди (в массе своей крестьяне) – рабы без прав, которых можно продать и обменять.

О русских Дюмурье писал:
«Это превосходные солдаты, но у них мало хороших офицеров, исключая вождей. Лучших не послали против поляков, которых презирают».
Тем временем в Польше приобрёл первую свою славу бригадир Александр Суворов. В мае 1769 года он возглавил бригаду в составе Суздальского, Смоленского и Нижегородских пехотных полков. В июле войска Суворова вошли в Речь Посполитую и в середине августа были в предместье Варшавы Праге. Суворов получил приказ выступить на поиски крупного отряда конфедератов во главе с братьями Пулавскими. 2 (13) сентября 1769 года в сражении под Ореховым русский отряд под командованием бригадира Суворова разгромил отряд конфедератов под командованием Казимира Пулавского. За бой под Ореховом Суворов был награждён чином генерал-майора и орденом Св. Анны.

Суворов был направлен для зачистки района Люблина, через который шла дорога, соединяющая Варшаву с нашей армией, что действовала на Дунайском фронте. Стоит отметить, что Суворов запрещал грабежи местного населения, принимал строгие меры в отношении нарушителей. Также он гуманно относился к пленным конфедератам, которые отказывались от дальнейшей войны. Их разоружали, брали подписки, что впредь не будут воевать против русских, заниматься разбоем, и отпускали по домам.

Партизанская война в Речи Посполитой шла с переменным успехом. Польская шляхта не могла противостоять русским в открытом бою. А русские войска, не имея достаточных сил (шла война с Турцией), не могли проводить масштабные операции по зачистке больших районов от конфедератов. Польские отряды ускользали от наших войск и продолжали действовать. В сущности, все боевые действия заключались в череде небольших стычек.
Как паны погубили Польшу. Как Россия разгромила конфедератов (2 статьи)
Казимир Пулавский под Ченстоховой. Худ. Юлиуш Коссак

Разгром конфедератов

В ноябре 1770 года конфедераты Миончинского пытались взять Сандомир, но были отражены небольшим гарнизоном капитана Дитмарна. В январе 1771 года поляки под началом Минчинского попытались взять Краков, но были отбиты.

Пока русские гонялись за польскими отрядами, австрийские войска перешли польско-венгерскую границу и заняли два староства (административно-территориальная единица в Речи Посполитой), захватили богатые соляные копи. Австрийское правительство не собиралось замирять конфедератов, это была аннексия в пользу Австрийской империи. Там была установлена новая администрация. Земли были объявлены «возвращёнными» на том основании, что некогда они принадлежали Венгрии.

Прусский король Фридрих II ещё в 1769 году предложил Петербургу план раздела Речи Посполитой. Но тогда Екатерина и слышать не хотела о разделе Польши. Тогда пруссаки стали действовать самостоятельно и под предлогом защиты своих земель от чумы, которая свирепствовала в Южной Польше, заняли приграничные польские земли в т. н. Королевской Пруссии (Восточное Поморье, Кульмская земля и др. земли).

Таким образом Австрия и Пруссия первыми начали захват польских территорий. Это к вопросу об ответственности за раздел Польши. Сначала польская верхушка, магнаты и паны ввергли страну в смуту, сделали её добычей для соседей, затем западные же страны и начали захват польских земель. Русское правительство в это время таких планов не имело.

Тем временем французский посланник Дюмурье смог собрать значительный корпус. Также он проявил талант стратега и разработал план по поджогу Польши с нескольких концов. Маршалок великопольский Заремба и маршалок вышеградский Цалинский должны были наступать на Варшаву; Казимир Пулавский – угрожать русским магазинам (складам) в Подолии; корпус гетмана литовского Огинского – идти к Смоленску. Сам Дюмурье сбирался взять Краков, а оттуда идти на Сандомир, развивая наступление на Варшаву или в Подолию, в зависимости от ситуации. Дюмурье мог бы добиться серьёзных успехов, в условиях незначительности русских сил в Польше, если бы под его началом была не польская шляхта, а французские или прусские солдаты и если бы против него был не Суворов.

Внезапной ночной атакой в апреле 1771 года Дюмурье взял Краков и занял Краковский округ. Тогда против неугомонного француза направили Суворова. В мае 1771 года Суворов в битве под Лянцкороной (Ландскроной) разгромил конфедератов под командованием французского эмиссара Дюмурье. Поражение под Лянцкороной нанесло тяжёлый удар конфедерации, командиры повстанцев Сапега и Оржевский были убиты, Миончинский взят в плен. Дюмурье, возмущённый бездарностью польских панов, вернулся во Францию. Пулавский попытался взять крепость Замостье, но смог занять только предместье и передовые укрепления. К Замостью подошёл Суворов и выбил конфедератов. Пока Суворов громил войска Дюмурье, поднял восстание великий гетман литовский Огинский. В сентябре Суворов разгромил Огинского в битве при Столовичах. Восстание в Литве было подавлено. Русский полководец был награждён за эту победу орденом Св. Александра Невского.

Франция взамен Дюмурье прислала генерала Виомениля с десятками военных специалистов. В отличие от предшественника, генерал не стал составлять масштабные военные планы. Он решил ограничиться рядом громких акций. Так, Казимир Пулавский должен был выкрасть короля Станислава Августа, но заговор вскрыли. Тогда французы решили захватить хорошо укрепленный Краковский замок. В самом городе стоял русский гарнизон полковника Штакельберга. В январе 1772 года конфедераты и французы бригадира Шуази смогли пробраться в замок и занять его. Русские пытались отбить крепость, но были отражены. Прибывшие в Краков Суворов и коронный гетман Браницкий заставили капитулировать противника после 3 месяцев осады. 15 апреля Краковский замок сдался.

Раздел

Осенью 1770 – в начале 1771 года переговоры с русской императрицей вёл брат прусского короля принц Генрих. В декабре 1770 года Екатерина впервые согласилась обсудить раздел Речи Посполитой. К этому времени пруссаки и австрийцы уже фактически захватили часть Польши. Россия была связана тяжелой войной с Османской империей, борьбой с конфедератами и не могла воевать за Польшу с передовыми европейскими державами – Австрийской империей и Пруссией.

Весной 1771 года прусский король предложил Венскому двору «порыться в своих архивах», чтобы получить права на другие части Польши. Фридрих сообщил австрийскому послу, что Пруссия возьмёт свою долю, а Россию – свою. Также это будет способствовать общему умиротворению Польши и поддержанию в ней спокойствия. Осенью, когда Россия отказалась от независимости Молдавского и Валашского княжеств от Порты, против чего возражала Австрия, Венский двор дал согласие на раздел Польши.

После долгих согласований вопроса о территориях, которые отходили Пруссии, России и Австрии, 6 (17) февраля 1772 года в Петербурге была подписана секретная конвенция с Пруссией, 25 июля (8 августа) 1772 года – с Австрией. Со стороны России документ подписали глава Коллегии иностранных дел граф Н. И. Панин, вице-канцлер А. М. Голицын. 28 августа в Вене конвенцию утвердил император Иосиф II Габсбург.

Пруссия получила Вармию и Королевскую Пруссию (позже ставшую новой провинцией под названием Западная Пруссия), земли Померании без города Гданьск (Данциг), округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без города Торн, а также некоторые районы в Великой Польше (части Гнезненского и Познанского воеводств). Прусские приобретения составили 36 тыс. км² и 580 тыс. жителей.

К Австрии отошла часть Малой Польши – Затор и Освенцим, южная часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и вся Червонная Русь (Галиция) без города Кракова. Приобретения Австрийской империи составили 83 тыс. км² и 2 млн 600 тыс. человек. Столицей новой австрийской провинции, названной Королевством Галиции и Лодомерии, стал город Львов.

Россия получила польскую часть Ливонии, часть Белой Руси – до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тыс. км² с населением 1 млн 300 тыс. человек. То есть Петербург не стал возвращать земли Правобережной Малой России, хотя имел все права и возможности.

На оставшейся части польско-литовских земель сохранилось Польское королевство во главе с королем Станиславом Августом Понятовским. Чрезвычайный польский сейм был созван в апреле 1773 года и заседал до сентября 1773 года, когда под давлением союзных держав были подписаны три отдельных договора с Пруссией, Австрией и Россией, которые закрепили отчуждение земель. Король Станислав Август ратифицировал эти договоры.

Картина дня

наверх