На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

«Второй фронт» для Украины.. Визит Путина в Минск — страхи Киева не оправдались? (2 статьи)

«Второй фронт» для Украины: о перспективах нападения на Беларусь

Источник: armystandard.ru

Беларуский балкон

На Западе не утихает риторика вокруг возможного использования территории Беларуси для повторного наступления российских сил на Киев. Пока для этого нет прямых предпосылок, однако украинская сторона и Европа тщательно готовятся. Наиболее опасные участки границы усиливаются территориальной обороной, а также подразделениями, прошедшими подготовку в тыловых районах Украины..
Немало на границе и иностранных наёмников, прежде всего из США и Великобритании. Украинские националисты открыто опасаются удара с севера. Генерал Андрей Ковальчук, командующий Оперативного командования Юг, заявил:
«Мы рассматриваем возможное наступление со стороны Беларуси в конце февраля, возможно – позже. Мы готовимся к этому. Мы смотрим, где они накапливают силы и средства.»
С одной стороны, такое напряжение на украино-белорусской границе выгодно России – немалые массы войск удерживаются вдали от восточного фронта. С другой стороны, постепенно наращивание сил около Белоруссии может привести к открытию «второго фронта», о котором бредит Киев. Когда армии очень долго концентрируют силы, это до добра не доводит. НАТО, в свою очередь, стягивает у белорусских границ настоящую группировку вторжения. В начале декабря в польский порт Гдыня прибыло не менее семисот единиц боевой техники, в том числе танки и БТР. В начале следующего года ожидают прибытие ещё одного транспорта уже с 2 тыс. бронемашин. Вся эта армада приписана к 1-й пехотной дивизии армии США, получившей прозвище «Большая красная единица» (Big Red One).

Американцы планомерно наращивают численность боевых подразделений на территории Польши с 2014 года. Это так называемая «Атлантическая решимость», ставшая своеобразным ответом на крымские и донбасские события. Первым из состава Big Red One прибыл пять лет назад личный состав 2-й бронетанковой бригады. О назначении новой партии бронетехники аналитики высказываются по-разному. К примеру, Михаил Ходаренок считает, что танки М1А2 Abrams и БМП М2 Bradley вполне могут передать украинской армии. Киев давно и упорно просит именно эту технику. Под соусом усиления воинского контингента НАТО в Польше американцы маскируют очередной этап ленд-лиза. Но есть и альтернативное мнение. Не исключено, что это признаки медленной, но верной подготовки к вторжению в Белоруссию. Вашингтон направляет вновь прибывшую бронетехнику к восточным границам Польши для совместных учений и боевого слаживания с частями Войска Польского. В этой связи вполне справедливо звучат слова Александра Лукашенко, президента Белоруссии:
«Мы не можем исключать, что против нашей страны может быть развернута агрессия. По крайней мере, такую готовность со стороны наших соседей мы видим. Знаем, кто подталкивает в спину (не то в другую точку тела) этих самых соседей для того, чтобы они создавали напряженность на наших границах.»

Источник: novoeurasia.com
Насколько осмелели страны НАТО, чтобы позволить себе напасть на Белоруссию, и главное – зачем им это надо? Для части пацифистки и либерально настроенных наблюдателей это кажется невозможным, но это не так. Брюссель и Вашингтон отлично понимают, что Кремль максимально остро воспримет прямую агрессию против российской армии. Понимают военные боссы НАТО и обязанности Москвы перед Минском в рамках ОДКБ и Союзного государства.

Но они видят и невнятную политику России в отношении аналогичных обязательств перед Арменией. Ереван негодует – по его мнению, российские миротворцы должны незамедлительно очистить Лачинский коридор от азербайджанцев. Турция на пару с Азербайджаном вполне могут выступать в качестве провокаторов, оценивающих реакцию Москвы на притеснение её партнёров. Конечно, сложно сравнивать уровень интеграции России и Армении с Белоруссией, но и он позволяет Западу выстраивать определённую модель. Именно поэтому перспективу вторжения в Белоруссию с запада нельзя называть нулевой.

Не в пользу России играет и ограниченный характер боевых действий на Украине. В условиях, когда противник ведёт практически тотальную войну против нас, а мы лишь ограничиваемся специальной военной операцией, для горячих голов это может быть знаком. Для кого-то это сдержанность, а для кого-то мягкотелость. Сразу стоит отметить, что новая война европейцам вряд ли нужна – молниеносной атака на союзника России вряд ли будет, а ещё один затяжной конфликт резко усугубит дела в Старом Свете. Здесь всё зависит от позиции Соединенных Штатов. Пока Белый дом устраивает интенсивность украинского кризиса, об открытии «второго фронта» против России можно даже не рассуждать. Но как только появится необходимость быстрого завершения, по Белоруссии могут и ударить. Например, когда цены на продовольствие и энергоресурсы достигнут неудобных высот.

Цепная реакция

Главный вопрос – какие события повлечёт за собой вторжение «ограниченного контингента» НАТО в Белоруссию, которое наверняка назовут превентивным ударом? Прежде всего, исключим самый силовой сценарий развития событий, когда Россия ответит тактическим ядерным зарядом по натовским базам в Польше. Эта история однозначно ведёт к Третьей мировой, которая закончится предсказуемой ничьей в течение пары-тройки недель, не несущей ничего хорошего ни одной из сторон. Для того чтобы создать ситуацию неопределённости, в Белоруссию с запада могут зайти нерегулярные формирования, типа «полка имени Кастуся Калиновского».



Источник: mostmedia.io
Формально эти добровольцы не имеют отношения к войскам НАТО, поэтому позволят дистанцироваться Брюсселю. Бандитские формирования постараются захватить районные центры в приграничных Брестской и Гродненской областях, подавая всё это под соусом народного восстания. Естественно, бандформирования зайдут в Белоруссию под бело-красно-белыми флагами и с необходимым пропагандистским минимумом, который уже обкатали в Сирии. Здесь будут и пресловутые «белые каски», и химическое оружие от Лукашенко, и пыточные для политических оппонентов, и прочая механика манипуляции западным сознанием. За неделю «освободители» сумеют создать необходимое общественное мнение для оправдания вторжения. Неизбежная силовая реакция Минска на провокацию, в свою очередь, вызовет «демократическое» возмущение Польши с Прибалтикой, за чем последует ввод уже регулярных сил НАТО. Но даже без вмешательства сил альянса дестабилизация обстановки на западе страны серьёзно и надолго отвлечёт внимание как белорусской армии, так и 10-тысячного российского контингента. Для Украины это, конечно, не «второй фронт» в полном смысле этого выражения, но ослабить хватку на белорусской границе Киев в итоге сможет. А значит, и перебросить свежие силы на Донбасс и южный фас фронта. До конца не известен протестный потенциал внутри самой Белоруссии, и насколько спецслужбы смогут купировать угрозы при интервенции стран Запада.

Сценарий с введением сил НАТО в Белоруссию (либо их прокси) под миротворческими флагами – это своеобразная компенсация недопоставленных западных танков и дальнобойных ракет, о которых грезит Киев. Россия вынуждена будет отвечать, перебрасывая резервы в приграничные с Польшей регионы союзного государства. Не исключено, что для этого придётся снимать подразделения из новых областей Российской Федерации. В этой ситуации прямое столкновение армии РФ с 1-й пехотной дивизией американцев становится только вопросом времени.

Можно ли считать описанный выше сценарий фантазией или хотя бы маловероятным вариантом? Судить сложно, но ситуация на украинском фронте порой меняется стремительно, а относительно мирный «белорусский балкон» совершенно не в интересах ни Украины, ни кукловодов из НАТО. Для России это отличный плацдарм для наступления на жизненно важные центры противника, для отвода войск на отдых и переформирование, что со стратегической точки зрения совершенно не выгодно киевским военачальникам. Остудить горячие головы может только решимость России применить крайние меры в случае эскалации событий в Белоруссии. Брюссель и Вашингтон должны понять, что интервенция, пусть формально третьими силами, приведёт к Третьей мировой. Украину мы в своё время уже потеряли. Сохранить Белоруссию необходимо любой ценой. Автор: Евгений Федоров  https://topwar.ru/207342-vtoroj-front-dlja-ukrainy-o-perspektivah-napadenija-na-belorussiju.html

Визит Путина в Минск — страхи Киева не оправдались?

Александр Лукашенко и Владимир Путин. Иллюстрация: kremlin.ru

События последнего года создали предпосылки для выхода белорусско-российских отношений на совершенно новый уровень. Минск и Москва в условиях жесткого давления со стороны Запада усилили интеграционные процессы в рамках Союзного государства (СГ) и подтвердили свои союзнические отношения, что вызвало серьезное недовольство не только ЕС и США, но и Украины.

Особый резонанс за пределами Белоруссии и России создала недавняя поездка Владимира Путина в белорусскую столицу, где он провел очередные переговоры с Александром Лукашенко. Как накануне встречи, так и в последующие после нее дни в Киеве и ряде западных стран попытались придать данному событию сугубо негативную оценку с целью в очередной раз создать агрессивный образ союза Минска и Москвы.

Стоит заметить, что Путин и Лукашенко проводят различные переговоры на постоянной основе и каждый раз они вызывают неподдельный интерес не только в России и Белоруссии, но и за их пределами. Особую значимость контакты двух лидеров приобрели сначала после событий 2020 года в Белоруссии, когда в республике была осуществлена попытка государственного переворота, а затем в связи с проводимой на Украине российской специальной военной операцией (СВО). Эти два события стали главными причинами того, что Минск и Москва забыли о своих прежних проблемах, направив все свои усилия на противостояние внешнему давлению во всех его проявлениях. Именно поэтому в конце 2021 года удалось утвердить 28 союзных программ по интеграции, а Белоруссия приняла решение заморозить прежнюю внешнеполитическую стратегию многовекторности, сделав упор на развитии отношений с Россией и дружественными странами.

Геополитические и военные потрясения последнего времени в конечном счете привели к наращиванию сотрудничества России и Белоруссии абсолютно по всем направлениям, начиная от гуманитарного пространства и заканчивая вопросами обороны и внешней политики. В этой связи совершенно не случайно, что за последний год контакты Владимира Путина и Александра Лукашенко стали носить крайне интенсивный характер, а каждая встреча двух лидеров тем или иным способом становилась началом нового этапа развития СГ. К декабрю текущего года президенты двух стран, помимо многочисленных телефонных разговоров, встречались 10 раз, что стало определенным рекордом последних лет: 6 личных бесед и 4 встречи на различных международных площадках (в мае — на саммите ОДКБ, в сентябре — в рамках мероприятия ШОС и дважды в октябре — на площадке СНГ). Для примера: за весь 2021 год Лукашенко и Путин встретились только 6 раз. При этом президент России до декабря нынешнего года не прилетал в Белоруссию с середины 2019 года. Это, а также весь ход событий последних месяцев и заставили внешних наблюдателей сделать вывод о крайней важности нынешнего визита российского лидера в Минск, который состоялся 19 декабря.

Накануне поездки Путина в Белоруссию вокруг нее возникло множество домыслов и слухов, которые распространялись во многом благодаря странам Запада и Украине. Масла в огонь подливал и тот факт, что информации о темах предстоящей встречи на официальном уровне было немного. В частности, белорусская сторона сообщала, что речь пойдет о «вопросах торгово-экономического взаимодействия, совместных кооперационных проектах с акцентом на импортозамещение». Предполагалось обсуждение сотрудничества в энергетической сфере, вопросов безопасности, ситуации в регионе и мире, а также «совместных мер реагирования на возникающие вызовы». В Москве же отмечали, что в Минске будут обсуждаться «ключевые вопросы дальнейшего развития российско-белорусских отношений стратегического партнерства и союзничества с акцентом на интеграционное взаимодействие в рамках Союзного государства, а также актуальные темы международной и региональной повестки дня». Заявление пресс-секретаря российского лидера Дмитрия Пескова перед самой встречей о том, что на переговорах «будет возможность поговорить по военным вопросам, учитывая турбулентность», не принесло особой ясности, так как за общей тематикой могло скрываться все что угодно.

Единственным, что хоть как-то проливало свет на предстоящие переговоры, стали заявления Александра Лукашенко на очередном совещании по вопросам белорусско-российских отношений. Как отмечал белорусский лидер, его встреча с Путиным планировалась для обсуждения «вопросов стратегического характера» не только в сфере ВПК, обороноспособности и безопасности, но и, самое главное, в экономике. Лукашенко тогда напомнил, что в рамках СГ все еще есть множество проблем, главной из которых является отсутствие «равных условий для работы субъектов хозяйствования». О необходимости обсуждения геополитических вопросов и тем более ситуации на Украине Лукашенко накануне встречи не говорил, что вызвало определенное недоумение, в первую очередь на Западе, где привыкли видеть в любых шагах Минска и Москвы украинский след. Пикантности ситуации придали и некоторые события накануне визита Путина. Например, за несколько дней до этого в белорусскую столицу прилетал глава российского Минобороны Сергей Шойгу, а накануне встречи автор программы «Москва. Кремль. Путин» Павел Зарубин сообщил, что президент России после поездки в Минск примет участие в коллегии Минобороны и сделает там «важное заявление». Именно поэтому западные страны, а с ними и Киев выдвигали множество самых различных теорий относительно того, зачем в действительности Путин едет в Минск.

В частности, еще 16 декабря американский Институт изучения войны (ISW) в своей сводке заявил, что Россия стремится использовать СГ для установления российского контроля над Белоруссией, а визит российского лидера указывает на то, что «Путин пытается создать условия для возобновления наступления на Украину — возможно, на север страны или на Киев — зимой 2023 года». Также было отмечено, что президент РФ хочет «подкрепить российскую информационную операцию, направленную на то, чтобы убедить украинцев и жителей Запада в том, что Россия может атаковать Украину из Белоруссии». Практически аналогичное заявление в ISW сделали и после визита российского лидера в Минск. 20 декабря было отмечено, что «долгая игра президента России Владимира Путина по восстановлению сюзеренитета над Белоруссией продвигается независимо от усилий Путина по более активному вовлечению Белоруссии в его вторжение на Украину». При этом отмечалось, что «Лукашенко, вероятно, откладывает выполнение более крупных требований Путина, таких как привлечение белорусских войск для участия во вторжении на Украину, делая небольшие уступки, которые он годами блокировал». Подобные «экспертные оценки» уже давно не являются новостью и делаются лишь с одной целью — поддерживать необходимый США уровень напряженности в Восточно-Европейском регионе вне зависимости от реального положения дел.

Не отставал от своих западных хозяев и официальный Киев. Например, советник руководителя офиса президента Украины Михаил Подоляк заявил, что поездка Путина в Белоруссию нужна российскому лидеру для того, чтобы потребовать от Лукшенко «выполнять союзнические договоренности», в первую очередь якобы в связи с подготовкой нового наступления на Киев. Командующий Объединенными силами ВСУ Сергей Наев 18 декабря также отметил, что во время визита президента РФ в Минск будет идти речь о привлечении белорусской армии к операциям против Украины на суше. В аналогичном ключе высказался и внештатный советник Владимира Зеленского Алексей Арестович, по словам которого президенты двух стран должны были обязательно обсудить вопрос о «нападении» с территории Белоруссии. Ничего иного со стороны Киева и его западных кураторов ожидать не приходилось, так как в своей русофобской истерии там уже давно перестали видеть реальную картину мира и считают, что у Минска и Москвы нет больше никаких иных вопросов, кроме как совместное участие в СВО. Как показали итоги визита Путина и последующие события, все предсказания киевского режима оказались пустым звуком, хотя лидеры Белоруссии и России сделали ряд заявлений, которые должны заставить некоторых политиков на Западе задуматься о перспективах дальнейшей эскалации напряженности в Европе.

Сама по себе встреча Путина и Лукашенко носила явно дружеский характер и была довольно непродолжительной по меркам предыдущих переговоров. Несмотря на весьма серьезную российскую делегацию, куда вошли министры и руководители различных ведомств РФ, мероприятие в расширенном формате шло около 2,5 часа, а предшествовавшая этому открытая часть для СМИ показала, что никаких критических решений для ситуации в регионе в Минске принимать не планируется. Путин и Лукашенко много говорили о развитии двусторонних отношений, торговом обороте двух стран, отмечали судьбоносность решений по интеграции, подчеркивали совместное стремление противостоять санкциям, призывали Запад обратиться к голосу разума и пр. При этом, в отличие от белорусского лидера, который хоть и вскользь, но все же упомянул проблемы международного характера, Путин в своем выступлении сделал главный упор на сферу экономики и напомнил, что Москва продолжает помогать Минску даже в ущерб собственным интересам.

После переговоров в широком и узком составах президенты вышли к прессе, однако и в этот раз общение было довольно недолгим — чуть более получаса. На пресс-конференции, как и перед началом встречи, лидеры не сделали никаких неожиданных заявлений, уделив основное внимание экономическому сотрудничеству. Единственным моментом, связанным с международной обстановкой, стало заявление о том, что между странами усилится текущее военное сотрудничество, в том числе продолжатся совместные учения, кооперация в военной промышленности, создание новой военной техники, развертывание единой системы ПВО и пр. Лукашенко и Путин напомнили и о том, о чем говорили еще несколько месяцев назад, — о переоснащении имеющихся в Белоруссии самолетов для установки на них ракет «со специальной боевой частью» и обучении управлению боевыми машинами белорусских летчиков. Даже заявление Лукашенко о том, что в Белоруссии стали на боевое дежурство комплексы С-400 и «Искандер», неожиданным назвать было сложно. Как и то, что президенты снова подчеркнули, что ни о каком «поглощении» Белоруссии Россией речи не идет, а все проблемы исходят именно от Запада.

Пожалуй, самым важным, что было официально объявлено по итогам переговоров и позже еще раз озвучено рядом белорусских чиновников, стало решение энергетического вопроса. Лукашенко сообщил, что уже даны поручения правительствам РФ и Белоруссии доработать программу по созданию единого рынка газа. Он также отметил, что в 2023 году цена для республики будет «фиксированная и выгодная», а Минск в целом удовлетворен условиями ценообразования на ближайшие три года. Позже это подтвердил и премьер-министр Белоруссии Роман Головченко, который отметил, что «у нас не осталось ни одной сферы по итогам переговоров президентов, по которым не были найдены решения», и «это кардинально отличает вчерашнюю встречу от проходящих три-пять лет назад».

В целом же для многих наблюдателей на Украине и в странах Запада нынешняя встреча Путина и Лукашенко осталась загадкой. Особенно в свете их заявлений, которые практически не касались ни украинского кризиса, ни проблем на международной арене. Президенты демонстрировали определенную легкость и даже позволили себе отвлечься от государственных вопросов на тему футбола. Все это указывало на то, что Владимир Путин прилетал в Минск не решать какие-либо глобальные вопросы, а продемонстрировать свое уважение к Александру Лукашенко и дать понять всем, что никаких проблем между странами на сегодня нет. Практически все вопросы, которые обсуждали два лидера в белорусской столице, были полностью проработаны заранее, а президентам оставалось лишь дать старт их практическому исполнению. Никакого чрезвычайного характера поездка президента РФ в Минск не носила, и даже на прошедшей 21 декабря коллегии Минобороны российский лидер не говорил о Белоруссии и ее роли в достижении целей СВО.

Проще говоря, Лукашенко и Путин в очередной раз «обманули» своих оппонентов, заставив их гадать на кофейной гуще и придумывать самые различные варианты дальнейшего развития событий.

Наталья Григорьева


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2022/12/24/vizit-putina-v-minsk-strahi-kieva-ne-opravdalis          

Картина дня

наверх