Софья Рон Мория: Миф об антисемитизме в Израиле

Софья Рон Мория: Миф об антисемитизме в Израиле

Настойчивые попытки классифицировать ВСЕ позиции в этом споре, кроме полного и безоговорочного согласия с требованиями руководства ультраортодоксальных общин и с критериями наиболее радикального фланга, как антисемитизм, — это потрясающая по наглости манипуляция. В Израиле нет и не может быть антисемитизма.

Миф об антисемитизме в Израиле

Софья Рон-Мория

Софья Рон-МорияДва года назад, в допандемические времена, в городе Петербурге, куда мы отправились на неделю, дама, приятная во всех отношениях, с уверенностью заявила мне, что в Израиле живут по большей части русские. Она имела в виду этнических русских. Не русскоязычных евреев.

Оказалось — все просто. Дама в Израиле бывала пару раз, навещала свекровь. А у дамы муж хоть и хабадник, а вот свекровь совсем светская и живет в «русском» районе, где по улицам ходят женщины славянской внешности и «одна вообще была с крестом на груди».

А вы говорите — евреи, друзы, арабы…

Статьи Елены Римон «Русский антисемитизм в Израиле» и опубликованная на прошлой неделе статья «Дер Штюрмер в Израиле» впечатление оставляют сходное. Живут в Израиле и ведут дискурс русскоязычные репатрианты, которые яростно ненавидят харедим.

Ну, еще живут в стране сами харедим — аборигены. Недавно явившиеся колонизаторы аборигенов презирают, и мечтают истребить. Эти колониальные настроения активно поддерживают и культивируют русскоязычные масс-медиа в Израиле. А так как аборигены — евреи с пейсами и в лапсердаках, враждебное к ним отношение есть не что иное, как антисемитизм.

Только вот…

Даже учитывая наличие не маленькой по размерам популяции не освоивших иврит «русских» пенсионеров и репатриантов предпенсионного возраста, нельзя не отметить: русскоязычные репатрианты в Израиле не существуют в герметически изолированном вакууме. И социально-политические настроения в их среде отражают смену социально-политических настроений и тенденций в «большом» общеизраильском мире, скажем так, на ивритской улице.

Это не «русские», к примеру, привели в 1992–м к власти Аводу, в 1996–м выбрали Нетаниягу, а три года спустя сменили его на Барака. Да, большая часть русскоязычных репатриантов в ходе всех трех перечисленных выше избирательных кампаний способствовала смене власти, но не «русская» улица играла во всех трех случаях решающую роль: она шла в фарватере ивритской. Отражала общую тенденцию.

И сейчас, в последние полтора года, в период продолжительного политического кризиса, «русская» улица тоже реагирует на общеизраильский дискурс. Уровень информированности может при этом отличаться. Но повестка дня — она общеизраильская.

К общности посылов «русских» и израильтян мы еще вернемся. Но сначала — о дискурсе на «русской» улице, которому и посвящена статья доктора литературы Елены Римон.

РУССКОЯЗЫЧНЫЙ ХАРЕДОФИЛ VERSUS РУССКОЯЗЫЧНЫЙ ХАРЕДОФОБ

Русскоязычные «дособорцы» или, назовем их для простоты «харедофобы», в соцсетях, конечно, присутствуют. И комменты их очень часто отмечены крайней агрессивностью и столь же крайним невежеством. Русскоязычный Харедофоб знает об ультраортодоксах не в пример меньше, нежели его единомышленник-сабра. К тому же, он смешивает ультраортодоксов и ортодоксов, полагая всех кошек одинаково черными. Все так.

Только русскоязычный Харедофоб дискуссии в ФБ ведет не сам с собой и не с «аборигенами — харедим», которые по-русски не пишут. А ведет он эти дискуссии с русскоязычным Харедофилом.

Анализировать комменты в русскоязычном ФБ, полностью игнорируя одну из сторон спора и ссылаясь лишь на вторую, скажем так, несколько странно. А так как Русскоязычного Харедофоба, он же «дособорец», публике представили, ознакомимся здесь с противоположной стороной — Русскоязычным Харедофилом. В академических статьях, уже опубликованных на эту тему в нескольких академических изданиях на английском языке, данная группа называется Светские Харедофилы. В последнее время эта группа очень активна в соцсетях — см. https://club.berkovich-zametki.com/?p=63834

Светский Харедофил убежден, что харедим существуют три тысячи лет (ну, по крайней мере, две) и что — всегда так было. Попробуйте ему объяснить, что речь идет о движении, насчитывающем примерно полтораста лет. Закончится такая попытка плохо.

Г-жа Римон второй год собирает комменты? Ну, что же — приглашаю ознакомиться с комментариями второй стороны конфликта на «русской» израильской улице. Вот несколько примеров.

«Кстати, это педофилка, это даже не педофил. И что же она такое сделала, что следует выдавать ее гойскому суду?»

— участник дискуссии высказывается о Малке Ляйфер, директрисе еврейской школы для девочек в Австралии. Матери учениц пожаловались на директрису-педофилку, ту отдали под суд, но ей удалось бежать в Израиль, где она оказалась под покровительством занимавшего тогда пост министра здравоохранения Яакова Лицмана.

Про Лицмана, они же: диалог. Орфография сохранена.

«Участник дискуссии: наш голос за наших земляков, за ашкИназов. Лицман наш прИмьер-министр.

Оппонентка, в ответ: наш ПМ — Биньямин Натаниягу. А Лицман — был министром в Ликуде и Будет!

Участник дискуссии: надеюсь, министром Обсорбции».

А вот еще. О русскоязычных репатриантах:

«Хочешь израильский даркон — сделай обрезание, чтобы не стыдно было представлять Израиль за границей.»

Или: диалог в группе Выборы в Кнессет:

Оппонентка: «Кампания, в ходе которой говорят, что страна должна быть не просто еврейской, но и демократической, не называется антисемитской. Так ее могут называть люди необъективные и заинтересованные в доказательстве того, что не существует.»

Можно соглашаться с этим утверждением, можно с ним спорить. Активист группы, регулярно комментирующий помещенные в ней посты (его имя, как и имена авторов других приведенных в статье комментов, хранится в редакции), выбирает третий вариант. Привожу его ответ полностью:

«Мало вас, выкрестов и ассимилянтов, били в галуте. Нужно было бить так, чтобы шрамы оставались, тогда вы, может, и поняли бы что-то. Галут нужно было в галуте оставить, а не сюда его тащить».

Данный коммент — не исключение, а правило. Крайняя агрессия — норма среди авторов комментов, активно поддерживающих тезис об антисемитизме в Израиле. Вот еще один характерный коммент активиста, лоббирующего тезис об антисемитизме:

«Блять, мерзотнейшая ложь, совкоправдовый язык и абсолютно гнуснейшие инсинуации яйцеголового N и не менее гадкого, как оказалось, M, сцуки подлые, аж задохнулся от вони этой помойки».

И снова: это не исключение, а норма. Авторов вышеприведенных комментов активисты и администраторы групп, лоббирующих тезис об антисемитизме в Израиле, не одергивают, а поощряют. Е. Римон скрупулезно перечисляет набранные ею из ФБ комменты, содержащие агрессию в адрес ультраортодоксальных общин в Израиле. Но в глазу противоположной стороны не видит и бревна.

А вот они же — о религиозных сионистах.

«… мои друзья — харедим пока сидят с Биби в коалиции, в то время, как многие поселенцы, ожирев на просторах Иудеи и Самарии, превратились в реформистов и голосовали за левых».

Есть даже поэты. Как не быть?

“Отобедав стейком из свинины
В ресторане, где введен кашрут,
Бравые левые раввины
Не евреям под хупу введут маршрут…”

Это, если кто не понял, о кашруте ортодоксальной организации — объединения раввинов Цоар. Сам поэт кашрута не соблюдает от слова «совсем».

Не все религиозные, как выясняется, хорошие. Есть и плохие. Но об этом — дальше.

АНТИСИОНИЗМ КАК ЛЕГИТИМНАЯ ПОЗИЦИЯ, или
КОГО ЛОВЯТ ЛОВЦЫ АНТИСЕМИТОВ

Светский Харедофил себя позиционирует в качестве израильского патриота. Но при этом активно поддерживает противников службы в ЦАХАЛе, в частности, и декларирующих антисионизм — вообще. Объясняется этот когнитивный диссонанс довольно просто: идеологи данной группы, по большей части — русскоязычные харедим — хозрим бэтшува, занимают позиции от мягкого асионизма до антисионизма воинствующего. Отсюда — вынужденная апологетика, временами доходящая до абсурда, когда один из администраторов уже упоминавшейся группы Выборы в Кнессет пишет:

«Яхадут ХаТора — самая сионистская партия».

Экран, он многое стерпит, а что сами представители Яхадут ХаТора утверждают обратное, так они по-русски не читают.

За последний год в русскоязычном израильском виртуальном пространстве организовались несколько групп, активно продвигающих тезис, я бы сказала — миф, об антисемитизме в Израиле. Одна из этих групп занимается политическим лоббированием и так и называется «Принять закон против антисемитизма».

Круг администраторов и активистов этих групп довольно узок и отличает их — антисионистская позиция. Иногда, как уже говорилось выше, позиция это — асионистская, иногда — воинствующая.

Так, одна из основателей этих групп свидетельствует на своей странице:

«Я — светская антисионистка. Может, не была, но стала».

И она же удивляется:

«А что, быть антисионистом — это преступление?»

Впрочем, эту точку зрения — что быть антисионистом легитимно — видимо, разделяют не все и автор поста некоторое время спустя поясняет:

«… на фоне предложений Плосковой и Смотрича я неуклонно становлюсь сионисткой».

Оставим в стороне вопрос о том, насколько это логично — ставить свое отношение к вопросу возрождения еврейского национального государства в зависимость от деклараций политиков, ни один из которых даже не министр. Но если некто «становится сионистом», эти слова означают только одно: что прежде он таковым не был.

Но это, скажем так, мягкий антисионизм. А вот — хардкор.

Администратор группы «Принять закон против антисемитизма» свои антисионистские позиции декларировал неоднократно и не отказался от них до сих пор. Он отказывается признавать израильскую судебную систему, открыто заявляет, что государственные праздники и траурные дни, которые отмечаются в стране, для него не существуют, активно выступает против службы в ЦАХАЛе и называет солдат — харедим «ссучившимися». Подчеркиваю — солдат-ультраортодоксов. Солдат в черной кипе. С точки зрения активного борца с «антисемитизмом в Израиле», хареди, который признает сионистское государство и идет служить в его армии, — предатель. Сука, на российском блатном жаргоне. Борцы с антисемитизмом любят такую терминологию — «сцуки подлые» уже фигурировали в предыдущем абзаце.

А вот еще цитаты из комментов и постов в группах борцов с антисемитизмом:

«ненависть с кипой на голове и ядовитыми стрелами сионистской кфиры в сердце»

«Я даже не знаю, что лучше в смысле религии, мамлахти дати или хилонимные»

«Считаю, что нужно принять закон об информации в СМИ. В каждом сообщении, репортаже о совершенном преступлении, должно быть четко указано, кто совершил преступление — светский или еврей.»

Конечно, в семье не без урода. В любой группе/партии/общине есть маргиналы или, как любят это формулировать на иврите, сорняки. Проблема в том, что в группах ловцов антисемитов они-то и задают тон.

И итог оказывается закономерным.

Русскоязычные идеологи «антисемитизма в Израиле» и активисты упомянутых групп свой гнев и пафос обращают отнюдь не на Васю из Ашдода, который, будучи евреем по кошке, воспользовался лазейкой в Законе о Возвращении, а теперь расхаживает по району с золоченым крестом на волосатой груди, кроет матом еврейских соседей, а по ночам малюет свастики на стенах синагог. Потому что — сколько их, таких Вась? Да еще попробуй их найди. Этим ведь заниматься надо.

Куда проще уже второй год муссировать все те же комменты из русскоязычного ФБ — да, возмутительные по содержанию. Но только те, кто в курсе кампании борьбы с антисемитами, эти комменты уже выучили наизусть. Автор одного из этих комментов, кстати, написавший мерзость в запале, коммент свой почти сразу стер и от своих слов отказался. Но борцы с антисемитами таскают этот скрин (про печи Аушвица) из поста в пост, из группы в группу, из дискуссии в дискуссию, хотя помещать скрины стертого автором текста запрещает закон.

Причина проста: в реальности никакого антисемитизма в Израиле нет и априори быть не может: ведь евреи в этой стране являются титульной нацией. Об антисемитизме в Израиле еще хоть как-то можно было бы говорить, если бы число ненавидящих евреев Вась достигло критической массы. Но этого не происходит. И в антисемиты лоббисты мифа записывают — кого? Своих противников во внутриизраильском и, что особо существенно, ВНУТРИЕВРЕЙСКОМ дискурсе.

Сперва — русскоязычных. Но это только начало.

Помимо всех поголовно политиков и избирателей НДИ (а семь мандатов антисемитов — это вам не кот начхал), врагами народа, то бишь антисемитами, объявляют всех, кто не согласен с кампанией. А также всех, кто критикует ультраортодоксальные партии или руководство. Написал пост против Лицмана? Противник поездок браславских хасидов в Уман в разгар пандемии? Тебе не нравятся раздельные автобусы? Все ясно. Антисемит.

Русскоязычные религиозные сионисты — опять-таки антисемиты. Не все. А только те, что не признают «старшинства» ультраортодоксальных течений.

Так распалась одна из групп борцов с антисемитизмом: «Опасность в Нашем Доме». Ее активисты и один из администраторов начали активную кампанию против русскоязычного религиозного гида за то, что тот… в своих постах позволил себе критику Нетурей Карта. Активисты группы и до этого честили обладателей вязаных кип «еретиками», «выкрестами» и «антиссимитами» (почему-то это слово многие любят писать именно так), но тут они перешли границу, требуя лишить гида лицензии — и это в период пандемии. Гид подал иск в суд и группа закрылась.

А как с антисемитами надлежит поступать? Чемодан, вокзал, Бен-Гурион.

Активист группы «Опасность в Нашем Доме» описывает свой идеологический конфликт с лектором — поселенцем в вязаной кипе, нелояльно относившемся к харедим. И делает вывод:

«Проблема вовсе не в том, что Сохнут завозит сюда гоев».

А в чем? Да, вы правильно поняли: завезли не тех евреев.

Из группы «Принять закон против антисемитизма»:

«Участница дискуссии: к сожалению, антисемитов в Израиле полно, постоянно читаю и слышу антисемитские выпады. Жаль, что нельзя таких выслать из Израиля.

Вторая участница: правда, очень жаль, что нет на них управы»

Тут в беседу вступает уже знакомый персонаж, любитель делить население Израиля на светских и евреев, и утешает обеспокоенных женщин:

«Дождутся … всех вышлем отсюда, обратно на родину… недолго осталось… баш».

Но русскоязычными оппонентами ловцы антисемитов не ограничиваются. В антисемиты попал бывший координатор по коронавирусу профессор Гамзу. И, разумеется, позволивший себе критику в адрес тех, кого критиковать нельзя, 82-летний профессор медицины Моти Равид. Вот еще один коммент:

«… устами его (Равида) глаголет примитивный материализм. Просто противно. Он проработал среди харедим много лет и совершенно их не понимает. И пишет антисемитскую чушь».

Я было задалась вопросом, куда активисты группы предлагают высылать антисемитов-сабр. Но говорят, что 82-летний антисемит в белом халате родился в Литве.

Ну и заключительный коммент, из группы «Принять закон против антисемитизма». Вишенка на торте.

«В последнее время в группе появилось очень много антисемитов».

Это явление известное. Если уж начал искать врагов, они обнаруживаются даже у тебя под кроватью.

Антисионисты выходят искать антисемитов. Сюрреализм «русской» улицы.

СТАРЫЙ НОВЫЙ МИФ

«Русская» улица — часть общеизраильского дискурса. И кампания, которую ведут на этой улице ловцы антисемитов, — столь же интегральная его часть.

И в ней нет никакого новаторства. Она вторична. Она — продукт кампании руководства харедим в Израиле. Очень удачной кампании, кстати.

Ни Наталье Ротенбенг и Мордехаю Томашпольскому, инициаторам кампании «русский антисемитизм в Израиле», ни составившей для них манифест д-ру Елене Римон не принадлежит идея поставить знак равенства между критикой харедим и антисемитизмом. Не они изобрели велосипед. Идея это старая и принадлежит она руководству харедим.

Израильские харедим с успехом внедрили в сознание израильского общества два мифа. Первый — наш, еврейский. Второй — результат глобализации.

МИФ ПЕРВЫЙ

Настоящие евреи — это только харедим.

Не только русскоязычный Светский Харедофил, но и светский израильтянин-сабра не отдает себе отчета в том, что речь идет не о традиции тысячелетий, а о новом движении, возникшем как следствие Хаскалы. Более того. Он не знает, что европейские харедим двадцатых-тридцатых годов прошлого века по своему образу жизни и манере одеваться были куда ближе к нынешним дати леуми — вязаным кипам, нежели к обитателям Модиин Иллита. Достаточно посмотреть фотографии, только кто ж их будет смотреть?

Значит, что? Настоящий еврей — это хареди, причем не всякий, а именно из крайних: который облачен в полную амуницию, а не так, чтобы белая рубашка, чёрные брюки и черная кипа, который не пойдет служить ни в какой Нахаль Хареди (специально приспособленные для харедим части в ЦАХАЛе), у него «кашерный», то есть не позволяющий посылать и получать СМСки телефон, а если ему надо решить в разгар эпидемии, надевать ли маску, сколько гостей приглашать на семейное торжество или открывать ли школы, он спросит не минздрав, а раввина, потому что именно так поступает настоящий еврей.

А тот еврей, которому не нравится перечисленное выше или хоть что-нибудь из приведенного выше списка, или еще что-то из установок или требований руководства ультраортодоксальных общин, — он антисемит.

Не имеет значения, кто он — русскоязычный репатриант, только с трапа самолёта или, напротив, с 30ти — 40летним стажем жизни с стране. Светский еврей-сабра. Религиозный еврей, которому все вот это не нравится. Все они — антисемиты.

Лапид и его избиратели. Теперь — Беннет и его избиратели. Бывший координатор по коронавирусу Рони Гамзу. 82-летний директор больницы. Все.

Ну, а что при таком раскладе экзальтированный русскоязычный неофит делит окружающих на СВЕТСКИХ и ЕВРЕЕВ — стоит ли удивляться?

МИФ ВТОРОЙ

А вот это уже — как у больших.

Руководство харедим в Израиле в точности усвоило и с успехом воспроизводит нарратив мусульман в Европе и афроамериканцев в Штатах. Нарратив угнетенного меньшинства, которое имеет право на неприкосновенность, экстерриториальность и госфинансирование, потому что — жертвам дискриминации положено.

А всякий, высказывающийся против требований этого меньшинства или каких-либо его организованных действий — ксенофоб, хейтер и колониалист.

Сделайте очень простой эксперимент.

Замените терминологию в тексте, описывающем дискриминацию харедим в Израиле. Подставьте вместо светских «белые», вместо харедим «черные». Или «европейцы» и «мусульманские беженцы». Вы получите знакомый американцам и европейцам нарратив.

Во всех трех случаях, кстати, нарратив служит не меньшинству как таковому, а крайнему радикальному флангу (во всех перечисленных случаях) и авторитарному руководству, которому крайне важно держать общины под контролем (у мусульман и у харедим). Но это уже о другом.

А мы — об антисемитизме в Израиле.

Точнее — о мифе.

В израильском обществе идет спор. В данном случае — спор внутриеврейский.

На «русской» улице участники спора значительно меньше информированы, чем уроженцы страны. Но спор это — тот же. Спор о месте ультраортодоксальных общин в израильском обществе. О степени предоставляемой им экстерриториальности. Об обязанности государства защищать интересы самих членов общин — например, их права на получение школьного образования или права обеспечить свою безопасность во время пандемии. О службе в армии. Об экономических приоритетах и дотациях.

А еще — о том, как в 21-м веке должен выглядеть иудаизм.

И настойчивые попытки классифицировать ВСЕ позиции в этом споре, кроме полного и безоговорочного согласия с требованиями руководства ультраортодоксальных общин и с критериями наиболее радикального фланга, как антисемитизм, — это просто потрясающая по своей наглости манипуляция.

В Израиле нет и не может быть антисемитизма.

И антисемитов у нас под кроватью тоже нет.

* * *

Статья была написана год назад и печатается с несколькими поправками. За это время в стране сменилось правительство и описанные в статье тенденции усилились: ловцы антисемитов в черный список записали всю новую коалицию и в первую очередь, премьер-министра в неправильной кипе. То ли еще будет…

Опубликовано в Израиль - Помечено Софья Рон-Мория

Картина дня

наверх