На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Алиенора Аквитанская. Королева рыцарей, трубадуров и куртуазной любви (1)

Алиенора Аквитанская. Королева рыцарей, трубадуров и куртуазной любвиАлиенора Аквитанская. Королева рыцарей, трубадуров и куртуазной любви

Алиенора Аквитанская на французской марке
О времени и месте рождения Алиеноры Аквитанской, которая станет героиней сегодняшней статьи, историки спорят до сих пор. В общественной жизни средневековой Европы женщины даже самых знатных семей не играли большой роли, и потому о рождении дочерей не всегда упоминается в хрониках. Полагают, что Алиенора могла родиться между 1122-1124 гг. Некоторые историки считают, что на свет она появилась в Бордо, другие – в Пуатье, третьи местом её рождения называют замок Белин.

Происхождение и первые годы жизни героини статьи

Алиенора вела происхождение от Каролингов, самым известным представителем её рода был аквитанский герцог Гильом IX – не слишком удачливый крестоносец и посредственный правитель, дважды отлучавшийся от Церкви. Но именно его часто называют первым трубадуром Европы и родоначальником жанра миннезанга («песен любви»). Наша героиня была его внучкой. Отец Алиеноры герцог Гильом X также был и воином, и трубадуром, но оказался причислен католической Церковью к лику блаженных. Его первой женой и матерью Алиеноры стала дочь любовницы отца – Аэнор де Шательро, вошедшая в историю под многообещающим прозвищем Данжероза («Опасная»). Жоффруа де Видуа утверждает, что своё имя Алиенора получила в честь матери, и означало оно «Другая Аэнора».

Гильом X умер в 1137 году во время паломничества в Сантьяго-де-Компостелла. В знаменитом соборе святого Иакова этого города он и был похоронен. Свою дочь Алиенору, которой в это время было то ли 13, то ли 15 лет, он поручил заботам французского короля Людовика VI. Девочка была хорошо образована и уже в то время считалась признанной красавицей. К тому же единственный сын Гильома X к тому времени умер, и его старшая дочь Алиенора являлась наследницей всех владений. А это была не только Аквитания, но также Гасконь и Пуату.

На карте ярко-зелёным цветом выделены собственные владения французских королей по состоянию на 1154 год. Сравните их с территорией Аквитании, Пуату и Гаскони, принадлежавших Алиеноре

Алиенора – королева Франции

Таким образом, Алиенора, являясь вассалом Людовика, владела землями, значительно превышающими по площади королевский домен, и была богаче Людовика. И потому король, недолго думая, выдал её замуж за своего 17-летнего сына, который в то время уже был коронован и считался его соправителем (Людовик VII Молодой, правнук Анны Киевской).

Свадьба Алиеноры Аквитанской и Людовика Молодого

Алиенора и Людовик VII молят Бога даровать им сына
Муж Алиеноры был вторым сыном в королевской семье и наследником престола стал лишь после смерти старшего брата. До 11 лет он воспитывался в монастыре аббатства Сен-Дени. Алиенора же, как мы помним, была дочерью и внучкой герцогов-трубадуров. Неудивительно, что характер у супругов оказался очень разным. Вначале король попал под очарование более умной, развитой и образованной красавицы-жены, которой восхищались все вокруг, и которую он ревновал по любому поводу. Вильгельм Ньюбургский писал:
«С самого начала Алиенора властно покорила сердце молодого человека своим обаянием и красотой... любил он свою юную супругу ревнивой любовью.»
Вряд ли можно считать, что Алиеноре повезло с замужеством. Представьте ситуацию: в роскошном дворце в обстановке всеобщего преклонения живёт стремительно взрослеющая красивая и умная девочка с сильным характером, которая скоро станет признанной королевой всех куртуазных рыцарей и трубадуров. А потом вдруг умирает отец, и её немедленно выдают замуж за какого-то скучного набожного ханжу, да ещё и ревнивца. Из прекрасной и культурной, залитой солнцем Аквитании надо ехать в полуварварский холодный Париж, где придворных дворян ещё учить и учить читать рыцарские романы и сочинять куртуазные зонги во славу прекрасных дам. Чтобы хоть немного окультурить этих дикарей, пришлось при французском королевском дворе (а потом – и при английском) вводить «Книгу цивилизованного человека» – список правил поведения, который лёг в основу этикета. В общем, тут не от радости прыгать захочется, а в потолок выть. В дальнейшем противоречия между супругами только нарастали, отношения становились всё более натянутыми и холодными. Закончилось всё разводом.

Противоречия между севером и югом современной Франции были разрешены лишь силовым путём, когда в первой половине XIII века богатые и культурные земли Окситании были разгромлены и разорены в ходе 20-летних Альбигойских (Катарских) войн.
Но не будем забегать вперёд.

Брак Людовика и Алиеноры был заключён в Бордо 25 июля 1137 года. А 1 августа скончался Людовик VI. Таким образом, в Париж супруги прибыли в ранге полновластных правителей Франции.

Коронация Алиеноры Аквитанской, витраж ратуши, Пуатье
Молодая королева многое изменила при Дворе, и эти перемены многим пожилым аристократам не понравились. Во-первых, они осуждали окситанские наряды королевы, которые казались парижанам слишком «смелыми» и даже вызывающими. Во-вторых, хоть королева и знала принятый в Иль-де-Франс диалект ланг д'ойль, родным языком для неё всё же было лангедокское наречие (ланг д'ок). Наконец, благодаря Алиеноре среди молодых дворян Парижа стала быстро распространяться мода на рыцарские романы и куртуазные песни трубадуров, что не слишком нравилось их, воспитанным в старых традициях родителям.

Алиенора сразу же попыталась «прибрать к рукам» мягкого и нерешительного Людовика и в первые три года совместной жизни оказывала на него весьма сильное влияние. Это очень возмущало его мать, Аделаиду Савойскую, которая, зная характер сына, намеревалась сама править королевством. Кончилось всё победой советника Людовика – аббата Сен-Дени Сугерия (Сюжера), благодаря интригам которого влияние Алиеноры постепенно сошло на нет, а королева-мать вынуждена была покинуть дворец и поселиться отдельно.

Людовик VII, Алиенора и аббат Сугерий, витраж XIX века, Сен-Дени
Под влиянием Алиеноры, в 1141 году Людовик VII осаждал Тулузу, на которую претендовал её дед, и добился вассальной присяги от местного графа Альфонса Иордана.

В следующем году Людовик, также под явным влиянием Алиеноры, поддержал развод графа Рауля де Вермандуа с целью его женитьбы на младшей сестре королевы – Петронилле. Рауль был женат на племяннице влиятельного графа Тибо Шампанского, который добился от папы римского аннулирования нового брака, а заодно и отлучения от Церкви Рауля и Петрониллы трёх французских епископов, санкционировавших развод, а также – наложения интердикта на всю Францию. Обозлённый Людовик в 1143 году отправился в поход на земли Тибо Шампанского. Во время штурма города Витри-ан-Пертуа в местной церкви сгорели около 1300 местных жителей, что произвело на короля очень мрачное впечатление. Он прекратил военные действия и помирился с графом Тибо.

Полагают, что именно желание искупить этот грех подвигло Людовика принять участие во II крестовом походе. Вначале он собирался просто совершить паломничество в Святую землю, но после известия о захвате мусульманами Эдессы решил стать первым монархом-крестоносцем.

Дамы-крестоносцы

В крестовом походе изъявила желание принять и его супруга Алиенора, у которой в 1145 году, наконец, родился ребёнок – дочь Мария. Король вынужден был согласиться, потому что рыцари Аквитании согласны были идти в Палестину только вместе со своей герцогиней.

Алиенора и Людовик VII. Миниатюра «Хроники Сен-Дени»
Надо сказать, что Алиенора была не первой женой, сопровождавшей мужа в крестовом походе – её предшественницами стали супруги Балдуина Булонского и Раймунда Сен-Жильского. Примеру Алиеноры тогда последовали также жёны графов Блуа, Фландрии, Тулузы и Бургундии. А её сына Ричарда Львиное Сердце в крестовом походе сопровождали сестра Джоанна и жена Беренгария. Но вернёмся к прекрасной Алиеноре и её спутницам. Никита Хониат писал потом об армии французских крестоносцев:
«В их войсках были и женщины, ездящие верхом, подобно воинам, носившие мужское платье, вооруженные, как мужчины, копьями и облаченные в доспехи; у них был воинственный вид, они казались еще более мужественными, чем амазонки.»
И, если верить рассказам хронистов, сама королева Алиенора лично часто воодушевляла солдат, являясь перед ними в костюме амазонки – с открытой грудью.

С другой стороны, некоторые именно женщин считали виновными в неудаче II крестового похода. Но объясняли они это не излишними требованиями привыкших к комфорту дам, а божьим наказанием за падение в крестоносном воинстве морали и нравственности. Уже знакомый нам Вильгельм Ньюбургский сообщает:
«Многие знатные люди последовали его (короля) примеру и тоже взяли с собой своих жен. А поскольку те не могли отправиться без своих прислужниц, в христианском лагере, который должен был оставаться целомудренным, оказалось множество женщин. И это стало причиной греха для нашей армии.»
Подготовка к походу продолжалась со второй половины 1146 года до конца мая 1147-го. Наконец, в начале июня 1147 года папа римский Евгений III в аббатстве Сен-Дени благословил Людовика и Алиенору и вручил супругам посохи и сумы паломников. Управление страной на время своего отсутствия король поручил аббату Сугерию. Через три дня супруги отправились в дорогу. Из двух вариантов пути – по суше через Константинополь или по морю от Сицилии, они выбрали первый.

В Константинополь, где в то время правил Мануил Комнин, они прибыли в октябре – через 5 месяцев. Европейцы и греки плохо понимали друг друга, и не слишком доверяли союзникам. Византийцы традиционно считали «франков» грубыми и неотёсанными мужланами, практически варварами. Французы не уважали византийцев, обвиняя в лицемерии и двуличии, осуждали их образ жизни. Жителей Константинополя они считали изнеженными и буквально «вырождавшимися в женщин». Западноевропейские крестоносцы и византийцы были представителями суперэтносов, находившихся на разных стадиях развития. У первого всё ещё было впереди, второй уже находился в обскурации – финальной стадии своего развития.

Даже наиболее образованным крестоносцам не нравились напыщенные манеры греков Константинополя и витиеватость их речей. Дошло до того, что епископ Лангра, выступивший в роли переводчика Людовика, попросил
«не повторять столь часто слова «славный, мудрый и набожный», которые вы обращаете к королю: он себя прекрасно знает, и мы его хорошо знаем. Говорите короче и проще, что вам нужно.»
Людовик и Алиенора Аквитанская отдыхали Константинополе три недели, а затем начались ссоры и столкновения между крестоносцами и жителями города. Какой-то пехотинец из Фландрии даже был повешен по приказу короля – за открытый грабёж рыночного менялы. Чтобы выпроводить столь наглых «гостей», греки распустили слух о победе шедших впереди немецких крестоносцев императора Конрада III. Испугавшись, что немцам достанется вся добыча, французы потребовали вести их в Палестину. Однако германские войска были разбиты у Дорилеи и отступили к Никее. Здесь они встретились с французами и вместе двинулись на юг. В пути армия крестоносцев подвергалась постоянным нападениям легкой конницы мусульман. В одной из хроник можно прочитать:
«Двигаясь впереди войска, Алиенора не раз встречала атаки врага, а однажды попала в окружение вместе с королем и была спасена только отчаянной атакой земляков-аквитанцев.»

Г. Доре. Армия Второго крестового похода находит останки солдат Первого крестового похода
В начале 1148 года крестоносцы подошли Эфесу, откуда Конрад отправился в Константинополь, а Людовик – к Анталии. На византийских кораблях его армия добралась до Антиохии, где правил князь Раймунд, граф де Пуату – младший брат отца Алиеноры.

Jean Colombe и Sebastien Marmerot. «Встреча в Антиохии Раймонда де Пуатье и Людовика VII», картина XIV века
Разумеется, Раймунд получил типичное аквитанское воспитание. Современники описывают его, как обаятельного, очень приятного в общении, красивого, сильного мужчину, куртуазного рыцаря и трубадура. Имеются две версии даты рождения Раймунда – 1099 и 1115 годы. Однако в 1099 году родился как раз отец Алиеноры, поэтому достоверной датой следует признать 1115 год. Таким образом, разница в возрасте между Раймундом и Алиенорой была не слишком велика. Утверждают, что при дворе аквитанского герцога он часто общался со своей племянницей и даже играл с ней. Учитывая дальнейший ход событий, можно предположить, что у взрослеющей Алиеноры имелись даже некоторые элементы первой детской влюблённости в старшего родственника. Так ли это было на самом деле, сказать сейчас невозможно, это остаётся тайной.

Так или иначе, в Антиохии Алиенора проводила много времени в обществе Раймунда, что, в общем-то, вполне объяснимо – им было что вспомнить и о чём поговорить. И между Алиенорой и Людовиком произошла серьёзная ссора, так как ревнивый король стал подозревать супругу в связи с Раймундом. В результате, отклонив план антиохийского князя о походе на Алеппо, Людовик, объединив свои войска с армиями Конрада и Балдуина III Иерусалимского, отправился к Дамаску. Взять город не удалось. Посетив напоследок Иерусалим, Людовик и Алиенора отправились на родину. Отношения между супругами окончательно разладились, и домой они возвращались на разных кораблях. По свидетельствам некоторых хронистов, Алиенора даже сама подняла вопрос о разводе – на том основании, что она и Людовик являются родственниками «в четвёртом или пятом колене». При посещении Рима папа Евгений III сумел помирить их, и в 1150 году Алиенора даже родила от Людовика вторую дочь – Алису. Сторонником сохранения их брака выступил и аббат Сугерий, имевший большое влияние на короля. Дело в том, что этот развод был чрезвычайно невыгоден Франции, которая теряла все владения Алиеноры. Но отношения между супругами уже были фактически разрушены. Сугерий умер в январе 1151 года, и уже в марте того же года, после 15 лет совместной жизни, брак Людовика VII и Алиеноры был аннулирован архиепископом Бордоским Жоффруа де Лару (который, кстати, венчал эту пару). Причиной развода было объявлено близкое родство супругов (напомним, родственниками они являлись то ли в четвёртом, то ли в пятом колене, то есть совершенно не близкими). К тому же Людовик и его окружение обвиняли Алиенору в неспособности родить наследника.

Алиенора Аквитанская и Генрих Плантагенет

Теперь Алиенора, уже не девочка, а взрослая и умудрённая опытом женщина примерно 30 лет, стала единовластной правительницей Аквитании, Гаскони и Пуату. Но до герцогства ещё нужно было добраться. Писали, что по дороге её подстерегали два знатных аристократа, которые, будучи вторыми сыновьями в семье, не имели за душой ничего, кроме громкого имени. Тибо Блуаский и Жоффруа Анжуйский надеялись фактически похитить Алиенору и насильно взять её замуж. Однако верные рыцари сумели благополучно довезти свою госпожу до её владений.

Впрочем, молодая женщина вовсе не собиралась коротать жизнь разведёнкой. Уже 18 мая 1152 года в Пуатье состоялась её свадьба с Генрихом Плантагенетом, герцогом Нормандским. Познакомилась она с ним в Париже в августе 1151 года. Вильгельм Ньюбургский утверждает:
«Поговаривали также, что, будучи еще супругой короля Франции, она (Алиенора) желала стать супругой герцога Нормандского, считая, что он более подходит ее собственному нраву; вот почему она решила расторгнуть брак и добилась своего.»

Алиенора Аквитанская на фреске в часовне Святой Радегонды, Шинон, XII в. Исследователи спорят по поводу её спутника: им может быть муж Алиеноры Генрих II, либо старший сын, также Генрих (Младший или Молодой)
С родом Плантагенетов была связана легенда о фее Мелюзине, и эта история, безусловно, должна была привлечь внимание аквитанской герцогини. Предание утверждает, что женой графа Фулька Анжуйского, родоначальника всех Плантагенетов, стала Мелюзина – дочь иерусалимского короля Балдуина II и племянница знаменитой феи Морганы, которая якобы умела превращаться в змею. Оставив детей, она улетела от мужа после того, как была раскрыта её тайна.

Julius Hubner. Melusine
Фульк Анжуйский действительно был женат на родственнице Балдуина II, но не на дочери, а на племяннице этого короля. Разумеется, никакого змеиного хвоста у неё не было. Настоящее имя этой девушки – Мелисанда или Мелисента. Помните принцессу с таким именем из советского фильма «31 июня»?

Балерина Наталья Трубникова в роли принцессы Мелисенты
Венчание Алиеноры с Генрихом, безусловно, являлось вызовом бывшему мужу – Людовику: нормандский герцог был вассалом французского короля, и ему следовало испросить разрешения у своего сюзерена. Людовик, конечно, выступил бы против этого брака. И дело даже не в ревности, а в опасности объединения Нормандии и Аквитании. Посмотрите на карту:
Владения короля Людовика II здесь обозначены синим цветом, а в голубой цвет окрашены земли его вассалов. А все оттенки красного и розового цвета – это объединённые владения Генриха Плантагенета и Алиеноры Аквитанской. Тут поневоле, ощущая себя бедным родственником, закомплексуешь.

Генриху было всего 19 лет (Алиеноре, как мы помним, за 30), он был богат и в меркантильных побуждениях упрекнуть его невозможно. И рождение Алиенорой восьми детей ясно говорит о влечении, которое он испытывал к этой женщине. А ведь от Людовика она за 15 лет родила лишь двух девочек. Самыми известными детьми Алиеноры и Генриха стали Ричард Львиное Сердце и Джон (Иоанн) Безземельный. Джона она родила в возрасте то ли 42-х, то ли 44-х лет.

Первый муж Алиеноры французский король Людовик VII также вступил в новый брак, но и вторая жена не смогла родить наследника престола. И лишь третья жена Людовика всё же родила сына, который станет королём Филиппом II Августом – злейшим врагом Ричарда Львиное Сердце.

Но пока в Англии сражались за трон мать Генриха Плантагенета Матильда и его дядя Стефан Блуасский. Наконец, стороны пришли к соглашению: королём остался Стефан, но трон он завещал сыну Матильды – Генриху. Долго ждать ему не пришлось – корону Англии супруг Алиеноры получил уже через полтора года. В историю он вошёл как Генрих II Плантагенет.

Henry II, sculpture on Canterbury Cathedral

Алиенора – королева Англии

Так героиня нашей статьи снова стала королевой, что её не слишком обрадовало: себя она теперь называла «Алиенора, гневом Божьим (в другом варианте – «Божьей немилостью») королева Англии». То есть считала, что наказал её Бог престолом варварской и ещё более дикой, чем Франция, Англии. Позже своего любимого сына Ричарда она увезёт в Аквитанию. Здесь этот золотоволосый принц, потомок феи Мелюзины, пришедший в наш мир из легенд Бретонского цикла и самых потаённых девичьих снов, стал образцовым куртуазным рыцарем. Он влюблялся сам и разбивал сердца прекрасных дам, научился писать неплохие стихи, предавать и плести заговоры, но больше всего на свете он любил воевать. А сама Алиенора в это время была уже не только королевой и герцогиней, но и почти богиней – новой, куртуазной любви. В Древней Греции её бы сравнивали с Афродитой Уранией, что была ответственна за «небесную любовь», доступную лишь избранным (в отличие от Афродиты Пандемос – покровительницы любви «всенародной»).

Таким образом, королевское звание было тогда Алиеноре не слишком и нужно, но когда мужа не было рядом, ей всё же приходилось заниматься административными делами.

А Генрих оказался очень неплохим королём. Он был весьма образованным человеком и говорил на 6 языках. Правда, он не знал английского – за ненадобностью: знатные лица этой страны изъяснялись на французском языке (считается, что первым английским королём, заговорившим по-английски, стал Ричард Львиное Сердце – сын Генриха и Алиеноры).

Новый король вникал во все дела, был непритязателен к одежде и пище, без предубеждения относился к людям незнатного происхождения. Канцлером, а потом и архиепископом он сделал Томаса Бэкета, отец которого, будучи рыцарем, так обеднел, что вынужден был заниматься мелкой торговлей. А мэром Лондона при Генрихе II на протяжении 24-х лет был англосакс (а не нормандец) Фитц-Алвин из семьи потомственных суконщиков.

О рационализме и здравомыслии Генриха можно судить по следующему эпизоду завоевания Ирландии, относящемуся к 1172 году. Существовало пророчество Мерлина, о котором хорошо знали и в Англии, и в Ирландии: английский король, который попытается завоевать соседний остров, при переправе через реку погибнет на камне, что находится посередине её русла. Такой камень на одной из рек действительно имелся. Когда англичане подошли к реке, приближённые советовали Генриху не искушать судьбу. Однако король, на глазах солдат ирландской армии, стоявших на противоположном берегу, вошёл в воду, забрался на камень и крикнул, обращаясь и к своим, и к неприятельским воинам:
«Ну, кто еще верит басням этого Мерлина?»
Разочарованные и подавленные ирландцы отступили без боя.

Петр Блуаский, секретарь Генриха II, оставил такое описание его внешности:
«Это человек с рыжеватыми волосами, среднего роста; у него львиный лик, квадратная челюсть и глаза навыкате – наивные и добрые, когда он в хорошем настроении, но темнеющие от гнева, когда он приходит в ярость. Его ноги наездника, руки атлета и широкая грудь обличают в нем человека сильного, проворного и отважного. Он совершенно не заботится о руках и надевает перчатки лишь тогда, когда охотится с соколом. Его одежда и головной убор просты и удобны. Он борется с чрезмерной полнотой, угрожающей ему, воздержанием и упражнениями и остается молодым благодаря пешим переходам и верховой езде.»
Правление Генриха Плантагенета омрачило убийство его приближёнными архиепископа Томаса Бэкета с последовавшим отлучением короля от церкви.

Охлаждение между Алиенорой и Генрихом наступило в 1169 году. Причины их размолвки точно не известны. Полагают, что таковыми могли быть многочисленные измены Генриха – он ведь был значительно моложе своей жены, которой было уже под 50. Дело дошло до того, что Ричард обвинил отца в соблазнении своей невесты – Алисы, дочери Людовика VII и Алиеноры. А саму Алиенору особенно раздражала связь короля с Розамундой Клиффорд, которую придворные льстецы называли Rose du monde («Роза мира»). На самом же деле первоначально это имя происходило от слов hros – «лошадь» и mund – «защита», получается что-то вроде «Покровительницы лошадей» (или – их защитницы). Вероятно, это одно из имён (либо – эпитет, кенинг) какой-то языческой богини, возможно – кельтской Эпоны.

Эдвард Коли Берн-Джонс. «Прекрасная Розамунда и королева Элеонора»
Именно в это время Алиенора завела собственный двор в городе Пуатье, где проходили знаменитые «суды любви». По утверждению Андре Капеллана, иногда вместе с Алиенорой на них председательствовала её старшая дочь от Людовика – французская принцесса Мария Шампанская.

Однако вторая половина жизни этой незаурядной женщины оказалась гораздо печальнее первой. В следующей статье мы поговорим о проблемах в новой семье Алиеноры, трагической судьбе её детей и смерти королевы. Автор: Рыжов В. А.  https://topwar.ru/193132-alienora-akvitanskaja-koroleva-rycarej-trubadurov-i-kurtuaznoj-ljubvi.html

Картина дня

наверх