На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Александр Лисовский: гроза Смуты

Александр Лисовский: гроза Смуты

Александр Лисовский: гроза Смуты
Лисовчик, Ю. Коссак

Смутное время вывело на историческую арену множество авантюристов. Однако, чтобы рассчитывать на успех, одного авантюризма было мало, нужны были еще и полководческие способности, предприимчивость, смелость и невероятная везучесть. Всем этим в достатке обладал литовский шляхтич Александр Лисовский, о котором и пойдет речь.

Соратник Лжедмитрия II

Александр Лисовский происходил из шляхетской семьи и родился в Вильне. Датой рождения считается 1580 год, но в некоторых источниках упоминается и 1575. Получив образование, с юных лет он начал военную службу. Несколько лет прослужил в армии валашского господаря, потом вернулся в Польшу, где в 1606–1607 гг. примкнул к рокошу (то есть шляхетскому восстанию против короля) Николая Зебжидовского. За участие в рокоше король Сигизмунд III объявил Лисовского вне закона. Когда восставшие потерпели поражение, Лисовский бежал в Московское царство, где присоединился со своим отрядом в 600 человек к войску самозванца Лжедмитрия II.

Лжедмитрий дал Лисовскому чин полковника, однако жалованье у него и всего его отряда отсутствовало, все вопросы снабжения они должны были решать сами. Естественно, за счет местного населения.

Отряд Лисовского вскоре пополнился русскими и насчитывал уже несколько тысяч человек. Впоследствии национальный состав лисовчиков, как их вскоре станут называть, стал необычайно пестрым. Помимо поляков, литовцев и русских в нем были также татары, донские и запорожские казаки, шведские, английские и немецкие наемники.

Первым крупным успехом Лисовского стал разгром царских войск воеводы Захария Ляпунова в Зарайской битве в марте 1608 года. Затем он совершил крупный рейд по рязанским землям, но в июне того же года был разбит в битве у Медвежьего брода и отступил в Тушино к войскам самозванца.

После битвы у Медвежьего брода Лисовский окончательно выработал тактику, которая позволила ему быть неуловимым в течение долгого времени. Первым делом он установил в своем отряде строгую дисциплину. Все его солдаты были конными, действовали без обозов и пушек, а все необходимые припасы везли на лошадях. Благодаря этому его отряд отличался большой скоростью, появлялся перед противником из ниоткуда и после боя исчезал в никуда.

Следующий немаловажный момент – скрытность. Чтобы обеспечить незаметность передвижения своих войск, Лисовский приказал убивать каждого, кто встретится им на пути. Лишь мертвый, полагал он, не сообщит противнику, в какую сторону пошел его отряд. При нападениях на села часто вырезались все, оставалась лишь выжженная пустыня.

При нападении на царские войска успех обуславливался прежде всего внезапностью. Однако в случае, если противник оказывал решительное сопротивление и не бежал при первой атаке, Лисовский отступал так же внезапно, как и появлялся.


Лисовчики. Ю. Коссак

В конце 1608 года вместе с гетманом Сапегой Лисовский принял участие в осаде Троицкого монастыря. Весной следующего года совершил новый рейд, взял Суздаль и сделал его своей резиденцией. Осаждал Ярославль, но безуспешно. Из-под Ярославля Лисовский совершил поход к Костроме, восставшей против Лжедмитрия. Штурм Костромы тоже завершился для Лисовского безуспешно, и он вновь отступил.

Между тем вскоре произошли важные политические изменения. Король Сигизмунд официально объявил войну России и осадил Смоленск, а войско Лжедмитрия в Тушино в начале 1610 года окончательно распалось: поляки ушли к королю под Смоленск, русские – в Калугу к самозванцу.

Для Лисовского эти перемены значили много. Король его простил, и теперь из статуса разбойника он вновь стал королевским подданным.


Лисовчики, упражняющиеся в стрельбе из лука. Картина Юзефа Брандта

На службе королю. 1610–1616

Весной 1610 года Лисовский начал новый поход, целью которого был выход к королевским войскам под Смоленск. В апреле он взял и разграбил Ростов, после чего разбил гарнизон Калязинского монастыря и через Тверь, Торопец и Великие Луки вышел к Пскову. Немецкий наемник и автор ценных воспоминаний о Смутном времени Конрад Буссов так описывает дальнейшие события:

«Там псковичи не только очень хорошо приняли его, но даже просили и убеждали остаться у них на некоторое время и оказать им помощь против немцев, которые из Нарвы… ежедневно нападали и налетали на них. Он охотно так и поступил, и не только очистил псковский рубеж от нарвского войска, но тайными хитростями и переговорами добился того, что 500 англичан и 300 ирландцев откололись от них и примкнули к нему, после чего нарвское войско оставило псковичей в полном покое.
Оказав псковичам эту услугу, Лисовский перешел на сторону польского короля и эту зиму (с 1610 на 1611 гг.) провел в Воронечье».

После этого Лисовский наконец присоединился к королю под Смоленском и в последующие месяцы сыграл немаловажную роль в боевых действиях за город, нападая на русские отряды.

В 1612 году во главе отряда из 2–3 тысяч человек он совершил новый большой поход в северные районы. Известно, что он смог взять и разграбить Вологду, после чего ушел в сторону Архангельска, и долгое время от него вообще не было никаких вестей. Действуя в глубоком тылу, он легко уходил от преследования медлительных царских войск, после чего в 1614 году вновь вернулся под Смоленск.


Походы Лисовского в 1612–1614 гг.

Однако более известным стал следующий рейд Лисовского, совершенный в 1615 году. Его главной целью было отвлечь Русские войска, осаждавшие в это время захваченный поляками Смоленск. В марте Лисовский подошел к Брянску и осаждал его 11 недель, однако из-за отсутствия артиллерии взять его так и не смог. Против 2 000 лисовчиков был выслан 7-тысячный отряд князя Шаховского. Однако Лисовский, не дожидаясь его подхода, напал на него первым и разбил.

Обеспокоенный успехами Лисовского, царь выслал против него своего лучшего полководца, героя Второго ополчения князя Дмитрия Пожарского. Бой между ними произошел в конце августа в окрестностях города Орел. Разбив авангард Пожарского, Лисовский тем не менее не смог одолеть основные силы князя. Отказавшись от продолжения битвы, Лисовский штурмом взял Орел, разграбил его и сжег.

Далее Лисовский отправился на север. Внезапной атакой он разбил царские войска воеводы Федора Шереметева, взял Ржев, затем сжег Торжок. Обогнув большую петлю вокруг Москвы, Лисовский разорил и разграбил еще ряд небольших городов и сел. У него оставалось около 800 человек, поэтому крупные города он взять уже не мог, а от столкновений с многочисленными русскими отрядами старался уклоняться. Несмотря на то, что любое подобное столкновение могло теперь стать для него последним, Лисовский все же сохранил свой отряд и увел его в январе 1616 года под Смоленск – туда, откуда и начинался поход.


Великий рейд 1615 года

За этот рейд король щедро наградил Лисовского. Несколько месяцев лисовчики простояли на Смоленщине, готовясь к новому подобному походу. Однако осуществился он уже без Лисовского: сам он в октябре 1616 года упал с лошади и от полученных травм скончался.

Лисовчики же после смерти командира сохранились как отдельный отряд. Они приняли участие в походах 1617–1618 гг., а после заключения Деулинского мирного договора король Сигизмунд отправил их воевать в качестве наемников императора Фердинанда в Священную Римскую империю, где недавно началась Тридцатилетняя война. Там они так же, как ранее и в России, отличились жестокостями по отношению к мирному населению, в результате чего уже спустя два года император отказался от их услуг.

Расформировали лисовчиков лишь в 1636 году.


Лисовчики перед постоялым двором. Ю. Брандт

Посмертная слава

Обретя в России славу грабителей и убийц, Лисовский и лисовчики были романтизированы многими поколениями польских писателей, поэтов и художников. Портрет самого Лисовского до нашего времени не дошел, а вот картин, изображающих лисовчиков – более чем достаточно. Еще в XVII столетии появилось множество стихотворений и поэм, главным героем которых был Лисовский. Что интересно, его жестокость авторы не пытались скрывать, но, несмотря на это, он выглядит у них героической личностью. Так, поэт Самуил Твардовский в 1649 году писал:

«Лисовский воюет
И как пожар ничего после себя не оставляет,
Дорога ровная и везде перед ним прямой путь,
Не садясь ни на какие лодки и не ступая на мосты,
Через озера и реки и все разливы,
Дошли до мест, где не ступала нога поляка…
Дошел до Оби, там, где далекая Золотая Баба…
Он принимается сначала за Бабу, а потом за приношения,
Разбив истукана, он золота взял так много,
Сколько смог унести…»


Спустя 250 лет личность Лисовского заинтересовала другого польского поэта Стефана Жеромского. У него на первый план выступает уже мрачная картина войны:

«Пан Лисовский мчится до самой Астрахани,
До берега широкого Каспийского моря,
И заливает кровью Медвежьи броды,
И обрызгивает кровью Троицкую скалу,
В ростовской церкви убивает народ,
Через Кострому, Ярославль, Углич, Вологду
Добрался до ледяных морских берегов,
Где мороз мерится силами с пенными волнами,
Где ледяные горы со скрежетом, с треском,
Воюют друг с другом на глубине.
Польские хоругви громят Василия-царя,
Жгут дубовые крепости, рубят людей под корень,
Там, где стояли города, ветер несет перья,
Во рвах кровавые кости оплакивает дождь…»


Картина дня

наверх